home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать четыре. Последний спокойный день


Неделя пролетела практически незаметно. Оказалось, что в Аркамской рунической системе играют роль не только руны, но и всевозможные дополнительные элементы. Даже та самая руна «Рикай», находясь внутри одной из геометрических фигур, меняла свое описание. Равносторонний треугольник менял направленность воздействия, равномерно распределяя эффект по углам треугольника, в то время как равнобедренный концентрировал весь эффект на острой вершине, вытягивая пространство в равных пропорциях с двух других углов. Думаю, туда можно было бы поместить еще две руны как основы на вершинах этих углов, но до этих экспериментов так и не дошел. И это я еще не вспоминаю о квадрате, пяти-шести и других многоугольниах, овалах, эллипсах и прочего, хотя некоторые фигуры и меняли эффект на ряде рун практически на противоположный.

Самым простым, но при этом, наверное, самым эффективным оказался круг. Он стабилизировал руну, не давая проявиться эффекту до момента пока круг не будет нарушен, либо не появится переизбыток энергии. Вот только любые попытки добавить хоть какую-то руну в этот круг создавали дестабилизацию всей схемы. Первая мысль проскочила о том, что нужно просто разделить руны в разные геометрические фигуры, посаженные в один общий круг, практически сразу показала свою несостоятельность. На наручах были места, где в одной фигуре присутствовало несколько рун ничем не разделенных между собой.

Все попытки вынести такие комплекты отдельным изображением постоянно выдавали мне одну и ту же информацию о том, что любое наполнение изображения энергией приведет к дестабилизации. Даже когда я пытался на различных материалах полностью повторить рисунок рунического круга со всеми элементами и закорючками, ни одного раза не добился никакого положительного эффекта — только дестабилизация. А тип металла, который использовался в наручах, требовал минимум пятнадцатого уровня ранга «ученик» одного из большого списка навыков, связанных с работой над таким материалом.

Единственное, чего я смог добиться за эту неделю: составить список из девяти рун и полностью исследовать их воздействие на разных материалах из тех, что были мне доступны, и моих навыков хватило, чтобы их сделать. Для меня удивительным открытием стало, когда после нанесения на низкокачественной металлической пластине одной из рун, рисунок за доли секунд как будто осыпался, полностью восстанавливая металл в первоначальном виде. Даже несмотря на то, что я работал в тот момент гравером по металлу, вырезая неглубокую борозду. Углубление как будто набрало объем и осыпалось, а пластина стала такой же гладкой, как была до того, как я начал работу над ней.


Из-за низких навыков Вам не удалось нанести изображение Аркамской руны «Сиур».


Из упорства я долго пытался повторить эту руну на той же пластине, пока при одной из попыток, вроде тридцатой или даже сороковой, вся пластина не осыпалась мелким черным песком, который буквально за секунду истаял. Так что пришлось оставить попытки изучить еще почти десяток рун, которые использовались на наручах. Даже их изображение не удалось сохранить в Системной энциклопедии. Так что моя особенность хоть и давала мне массу преимуществ, но оказалась не безграничной. Чтобы получить информацию, мне нужно было отделить руну от общего рисунка и наложить на нее «идентификацию», но из-за отсутствия навыков для работы с рунами, не говоря уже про необходимый ранг и уровень, я просто физически не мог успеть сделать руну и открыть о ней информацию. А при идентификации в общем рисунке, мне выдавало информацию по всему руническому кругу, а не по его элементам.

Вот сижу теперь, пытаюсь, уже бог его знает, в какой раз начертить на бумаге одну из рун, которая все не хотела получаться, каждый раз исчезая с бумаги как по мановению волшебной палочки, а листочка хватало всего на три, иногда четыре раза. От упорства даже закусил нижнюю губу. Я эту гребанную руну уже скоро даже спросонья смогу нарисовать до мельчайших деталей. Но, несмотря на то, что в руническом круге на наручах она повторяется двенадцать раз в разных местах, на бумаге она упорно не хотела получаться. А это ведь самый простой материал, с самым банальным инструментом «Карандаш обыкновенный — ученический». И снова рисунок руны исчез буквально за мгновение.


— Опять ты засиделся над своими каракулями! — донесся голос Кати у меня из-за спины — Я тебе ужин принесла.


Взглянув на часы, я чуть было не чертыхнулся. Сдержался только потому, что сестренка была рядом, а она постоянно сердилась, если я при ней сквернословил, пусть даже и без матерных фраз. Моя комнатка для работы была без окон, вытяжку обеспечивала система вентиляции, так что окна тут по проекту даже не предусматривались. Поэтому иногда я совсем терялся во времени, и если бы не Катя и Картан, вообще бы забывал есть и спать.


— Прости Катенок, — отложив в сторону карандаш, я ладонями с силой потер лицо, приводя себя в чувство.

— Опять что-то не получается? — дойдя от двери к моему рабочему столу, она поставила небольшой разнос с тарелкой гречневой каши и котлетой. Рядом разместился стеклянный стакан с чаем.

— Да вот пытаюсь понять, насколько сложные руны используются в изображении. Ведь, даже не имея навыков, всегда есть небольшой шанс сделать вещь. Ну, в моем случае нанести руну. Чем больше разница между моим навыком и требуемыми, тем меньше шанс, но он все равно есть, так что рано или поздно она должна получиться. Вот тогда я смогу снять с нее информацию и узнать, что это за руна, и за что конкретно она отвечает. А так, только названия на Аркамском из системных сообщений удается выловить.

— Раньше ты с таким воодушевлением только на тренировках с Чертополохом и Кактусом, пропадал. Вообще о сестре забыл. А я, между прочим, скучаю.

— Иди сюда! — притянув сестренку, усадил к себе на колени и, прижав к груди, начал гладить ее по волосам. — Ну, ты чего, сестренка, не грусти. Пойми, мне же надо разобраться с этими рунами, это же откроет кучу возможностей в будущем.

— Я понимаю… — прикрыла она глаза, с удовольствием принимая такую простенькую ласку. — Но дядя Сережа уже дней пять даже ночевать не появляется, и ты неделю уже с самого утра убегаешь на тренировки, а потом сюда, а в нашей комнате появляешься чаще всего, когда я уже сплю. А вокруг куча военных, не с кем даже поиграть.

— Так вроде в подземном убежище куча детей и твоих одногодок хватает.

— Угу, вот только они почти не выходят оттуда, а я туда идти боюсь, вдруг они со мной даже разговаривать не будут? Меня ведь постоянно сопровождает несколько солдат, вдруг их испугаются?

— Так, я понял, что ничего не понял… Катенок, в любом случае осталось максимум пару дней, потом снова пойдешь в школу и на гимнастику. Так что потерпи немного.

— Эх… Поскорей бы, — нехотя она слезла с моих коленей. — Ты покушай! И постарайся не сильно задерживаться. Кстати, а куда это твой мохнатый надзиратель делся?

— Да он еще в обед смылся на склад амуниции. Сказал, что подберет, что-то нам двоим, а то крестный обещал, как все закончится, отправить нас двоих уровни поднимать. А дома у нас, если что и осталось, так все первоуровневое, несерьезное.

— Ясно… Ладно, пойду я, не буду тебе мешать.


Она очень быстро отвернулась, но я все же успел заметить, что Катя снова стала очень грустной. Увы, тут особо ничего не поделаешь. Если я хочу выполнить данное самому себе почти шесть лет назад обещание, то нужно постоянно развиваться и становиться сильнее. Прости сестренка, но это мой путь, с которого я не собираюсь сворачивать. Разговор с Катей натолкнул меня на другую мысль: до обозначенного срока осталось всего два-три дня! Руны — это, конечно, хорошо, но пора и готовиться к боям, которые мне в скором времени предстоят.

В этот день я все же решил не засиживаться, быстро поужинав, привел свою мастерскую в порядок и отправился в комнату, в которой мы жили. Надо же было и сестре приятное сделать, провести вечер вместе с ней, а то действительно заскучала бедная. Жаль, что когда отправлюсь в Академию, связи с ней почти не будет — по телефону не позвонишь, сеть смогли наладить только у нас в городе, да сеть вышек к эльфам провели, а Системной почты у Кати еще долго не будет.

Не знаю, во сколько вернулся Картан, но обнаружил я его только утром на своей койке, возле которой стояло несколько ящиков, а сверху была уложена всевозможная амуниция. Несколько моделей касок, бронежилеты, комплекты защиты рук и ног… Похоже, сегодня изучение рун отменяется.


— Картан, вставай! — коснулся я мохнатого плеча, отчего хомяк сразу же открыл глаза. — Ты что решил тут отдельный склад сделать?

— А? Что? — похоже, то, что он открыл глаза, не означало, что Картан проснулся.

— Говорю, на фига ты притащил столько всего в комнату? Решил норку обустроить и уже запасы делаешь?

— Тьфу на тебя, — сев и свесив лапы с койки, хомяк потер морду, пытаясь избавиться от остатков сна. — Для него же стараешься, а он ещё и подкалывает. Вчера допоздна склад перерывали, подобрал нам двоим вещи на третий-пятый уровень. Так что, дай еще вздремну часок, и пойдем подгонять снаряжение.


Завалившись обратно на койку, он натянул на голову одеяло и умиротворенно засопел, практически сразу же заснув. Потоптавшись на месте пару секунд, решая, стоит ли снова его будить, решил пока сбегать в душ. По дороге назад притормозил возле поста дежурного и, уточнив, когда вернулся Картан, решил дать ему время поспать до завтрака. Оказывается, этот мой мохнатый наставник вернулся только в четыре утра вместе с несколькими зевающими бойцами, которых, судя по всему, использовал в качестве грузчиков. Ну, никак не мог он физически сам притащить столько всего, слишком у него маленький инвентарь для этого.

В итоге я оказался прав, весь день пришлось примерять и подгонять снаряжение. Сразу после завтрака начались долгие споры с Картаном по поводу почти каждого элемента снаряжения. Мой питомец усиленно настаивал на комплекте с тяжелым бронежилетом пятого уровня, усиленной защите предплечий и голени и массивными наплечниками. Так же постоянно пытался всунуть закрытый кевларовый шлем, который закрывал голову полностью от затылка до подбородка, только по бокам был вырез, оставляющий открытыми уши, чтобы можно было интегрировать активные стрелковые наушники. Больше всего меня в этом шлеме отталкивало отсутствие нормальных очков, вместо которых было Т-образное забрало из прозрачного армированного полимера. Так и хотелось, одев такой шлем, начать кричать: «За Спарту!».

А вот мне больше нравился вариант с легким кевларовым комплектом, который был мягким и гибким. Да и на руках с ногами, по моему мнению, хватало обычных наколенников и налокотников, ну ладно, добавлю еще тактические перчатки с полимерными вставками по внешней стороне. А шлем мне больше понравился из нового облегченного образца, чем-то похожий на велосипедный, но намного прочнее, и имеющий три посадочных разъема под всякое разное оборудование.

Единственное, в чем мы практически полностью сошлись во мнении, что мне с собой нужно было брать дополнительно всякого разного, начиная от банальных гранат и заканчивая тем, сколько и какого провианта нужно с собой таскать. Хотя если честно, то я просто не стал спорить, полагаясь на опыт Картана в таких делах, поэтому без вопросов засунул в инвентарь даже пару наборов инструментов и комплект для чистки и ухода за оружием. При этом сделав морду кирпичом и уверено кивая, как будто я и так хотел это все взять.


— Так, мне надоело спорить с тобой. Бери весь этот хлам, — обвел он лапой предметы нашего спора, — и пойдем на открытом полигоне опробуем. Там сам поймешь, что я тебе предлагаю оптимальный вариант.

— Ну-ну, пошли.


Пожалел я о своем решении буквально минут через двадцать. Это мохнатое чудовище, успело запастись арбалетными болтами с тупыми прорезиненными наконечниками. У меня даже есть подозрение, что он наслаждался этой ситуацией, всаживая в легко защищенные части один за другим эти приспособления для издевательств. Да я мог уворачиваться и защищаться мечом, но если первые минут пять я делал это с легкостью, в своем облегченном комплекте, то чем дальше, тем чаще Картан попадал по мне.


— Вот видишь, твой вариант защиты никуда не годен.

— Если бы я пользовался револьвером, то давно бы тебя пристрелил и не мучился.

— Вот только не всегда у тебя будет возможность его применить. Твоя техника боя рассчитана на близкие дистанции либо бои с большим скоплением слабых противников, в этом случае от тебя будет максимум пользы. Но и получить ранения в таких условиях намного легче.

— Черт, вот хоть убей, не пойму, что вы из меня пытаетесь сделать?! Какой-то непонятный гибридный класс получается.

— Ну, во-первых, не пытаемся, а ты сам выбрал, а во-вторых, делаем мы из тебя бойца достаточно уникальной направленности, и скажу даже больше, у тебя это неплохо получается. Такой себе полутанк, задача которого оттягивать на себя противника, при этом нанося высокий урон. В ближнем бою твоему мечу равноуровневому противнику противопоставить практически нечего, а при попытке разорвать дистанцию, в ход идет револьвер. Ну, или наоборот — в момент сближения сначала обрабатываешь цель выстрелами из револьвера, одновременно подготавливая что-то мощное из умений для меча. Единственный минус в выбранной тобой направленности, что тебе надо максимально быстро добраться до противника, иначе стрелки тебя превратят в решето. Вот поэтому я настаиваю на более тяжелой броне.

— Вот только она сковывает движения. Ловкость у меня пускай и не основная характеристика, но и серьезного перекоса пока не наблюдается.

— Хм… А давай посмотрим! Одевай теперь тяжелый комплект.


После еще одного часа расстрела меня любимого тупыми арбалетными болтами, был вынужден признать, что предлагаемая Картаном защита намного лучше, несмотря на небольшую разницу в характеристиках. Но вот проблему подвижности заметил и Картан. Так что в итоге пришлось отказываться от части тяжелого снаряжения в пользу повышения мобильности. Теперь уже нам двоим, предстояло перебирать вещи и пытаться скомплектовать что-то среднее. Из предложенного Картаном остался только тяжелый бронежилет с полимерными накладками снаружи, формирующими некое подобие кирасы, полный шлем и массивные наручи с поножами.

Наплечник и горжет-воротник я безжалостно отмел в сторону, как и защиту для рук выше локтя, взял только легкие налокотники, чтобы при всяких перекатах и падениях не повредить локоть, даже не рассчитывая на хоть какую-то защиту от них, пускай наручи берут на себя основную нагрузку по защите рук. С ногами я поступил почти так же: легкие наколенники, и только внешняя кевларовая модульная накладка на бедро, на которую уже собирался подвесить свою систему с патронами. Гульфик и прочую защиту паха я тоже не взял, аргументируя тем, что она мешает сгибаться в поясе и уворачиваться. В итоге я смотрелся достаточно странно, но весьма практично. И бронированность моей тушки повысилась, и в мобильности почти не потерял, даже бонусами с вещей получил единичку к выносливости.

Несколько раз погоняв сборный комплект, даже в итоге спустившись в тир и отработав там стрельбу и перезарядку, мы вместе с наставником остались относительно довольны. Выбрались мы на поверхность уже к самому закату и не успели дойти до оружейки, чтобы получить еще патронов к моему револьверу, как вокруг забегали солдаты.


— Эй, боец, что происходит? — спросил я у ближайшего бойца.

— Колонна возвращается!

— Какая колонна?

— Наша! — бросил через плечо боец и умчался куда-то по своим делам.

— Ты что-нибудь понимаешь? — повернулся я к Картану. — Я думал, что должна быть какая-то оповещалка или что-то подобное о том, что кто-то взял город под контроль.

— Ну, по идее должна была быть, мы же находимся в той же локации. Хотя я и не уверен. Говорил же к тому моменту, что я осознано себя помню, уже давно свободных локаций не существовало… Ну или я, по крайней мере, про них не знал.

— Ясно, значит, поднажмем в сторону КПП, думаю, будет не лишним узнать, что происходит.


Изменив свой курс и направившись к воротам, я попутно написал крестному, интересуясь, что за колона, и все ли в порядке. В ответ получил указание подходить к КПП, мол, он едет вместе с колонной и уже вживую все расскажет. Ну, хоть не придется ожидать подвоха со стороны колонны и это точно свои. Хотя, мог бы и сам догадаться! Сомневаюсь что база, находясь в режиме повышенной боевой готовности, могла так просто подпустить колонну транспорта, не удостоверившись, что это свои.

Мы с Картаном подоспели в тот момент, когда начали открывать ворота для пропуска колоны. И представшая нашему взгляду картина заставила меня поежиться, представляя, что же им пришлось пережить, чтобы довести до такого. Впереди идущий танк был весь в подпалинах, противокумулятивные заряды процентов на восемьдесят были отработаны, и слоты их размещения зияли дырами, а правая сторона навесной брони, которая должна была прикрывать гусеницу, отсутствовала напрочь.

Мехвод вместо того, чтобы завести танк на территорию базы, немного довернул его тяжелую тушу и припарковался рядом с проездом, прижавшись правым, больше всего пострадавшим боком к стене, явно готовый в случае чего принять остатками брони очередную атаку. А вот танк, идущий вторым, сразу заехал на территорию, да и по сути больше ему ничего не оставалось, дуло пушки было до середины оплавлено, а башню, похоже, заклинило в одном положении.

Провожая взглядом все новую заезжающую технику, более низкого класса бронирования, я все больше отмечал свежих следов тяжелого боя, а может и не одного. Единственное, что осталось визуально целым, это тентованные грузовики, в которых обычно перевозят бойцов. Вот только когда один из грузовиков проехал мимо, и я смог разобрать, что же у него в кузове, сильно задумался, зачем вообще было так напрягаться и везти их сюда.

В каждом грузовике было несколько бойцов, постоянно держащих на прицеле основной груз, которым выступали связанные по рукам и ногам люди в остатках экипировки. Крестный, выбравшись из потрепанного бронетранспортера, сразу же начал раздавать приказы, и только когда грузовики оцепили вооруженные бойцы, наши ребята в кузове немного расслабились, позволив себе устало начать выгружать пленных по одному.


— Что происходит? — поймав момент, когда крестный перестал выдавать первичные задачи, подошел я к нему с вопросом.

— Через пару часов контроль над городом перейдет к нам не только физически, но и подтвердится Системой. Это будет последний шанс попытаться выбить наши силы хотя бы с одной контрольной точки.

— Так надо было, наверное, наоборот подкрепление запросить… — попробовал я начать умничать, но крестный меня оборвал.

— Нет, у нас слишком много пленных, большая часть бойцов отвлекалась на контроль за тем, чтобы они ничего не учудили. Пришлось грузить их на самую побитую технику и, взяв часть бойцов с собой, я развязал руки оставшимся на местах бойцам. Если бы запросил подкрепление, оголил бы оборону базы, а не вывезя пленных, я мог довести до ситуации с прорывом до них с попыткой освобождения и противника сразу стало бы намного больше.

— Эм… не подумал.

— Поэтому и объясняю тебе по пунктам. Ты пока еще только учишься, но в том новом мире, может быть и пригодится такая информация.

— А зачем вы их вообще в плен брали? — решил я подойти к вопросу с другой стороны, чтобы разъяснить для себя и этот вопрос.

— А что еще с ними делать? С возможностью возрождаться это теперь достаточно проблемно. Убивать до тех пор, пока у них не закончатся возрождения? Не вариант, это просто бессмысленный геноцид, лучше потом их в качестве меры наказания пристроить на тяжелые работы, пускай искупают свою вину и приносят пользу. Тем более Храмы — это территория, где боги не позволят устраивать разборки. Точнее технически можно, но не хочется с ними сориться, это может слишком сильно аукнутся нам потом. Так что максимум, что мы могли сделать, это выставить оцепление вокруг храмов, отлавливая возродившихся, как только они покидают территорию своего покровителя.

— А договориться с богом, чтобы отрекся?

— Теоретически можно, но не думаю, что в данном случае. По сути, они ничего сильно противозаконного не делали с точки зрения Системы.

— Почему это? Они же пытались захватить город! — возмутился я.

— Да потому что город для Системы был без официальной власти! Значит, они, пытаясь захватить город, ничего не нарушали. Сам посмотри — у него же статус нейтрального.

— Как же все запутанно, — помотал я головой. И тут же спохватился. — Тебе, наверное, отдохнуть надо, ты тоже вон весь потрепанный.

— Как закончится захват контроля над городом, отдохну! Лучше бери Картана и дуй на склад боеприпасов. Оружие и патроны берите под завязку, с утра идешь поднимать уровень.

— К чему спешка? Ты же вроде говорил про десять дней.

— Потому что в ближайшие пару недель мне точно будет не до этого, слишком много работы предстоит по приведению города в порядок.

— Хорошо, как скажешь. Пустишь в свободный поиск или кого-то выделишь?

— Группа Паука с тобой в прикрытии пойдет. Но особо на них не рассчитывай, не стоит пытаться Систему обмануть, так что прикрывать они тебя от монстров не будут, только если уж кто-то совсем мощный вылезет, ну или от людей.

— Думаешь, могут попытаться взять реванш?

— Не могут, а точно попытаются! — слегка поморщился крестный

— Хорошо, я понял. Катя будет с тобой?

— Да, второй раз я такой ошибки не допущу!


В ответ я только кивнул, сразу же развернувшись и направившись к складу боеприпасов. Завтра начинается марафон по прокачке. Жаль только, у меня группы нет. Ну, если не считать Картана. Уже перед самым отбоем пришло оповещение о том, что город перешел под контроль моего крестного, и все в городе должны поздравлять новоявленного барона.



Глава двадцать три: А надо ли оно мне? | Оцифровка миров | Глава двадцать пять: Прокачка