home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава семнадцать: Сопровождение домой


Четверо бойцов, двигавшихся впереди, шли по двое, прижимаясь к стенам с разной стороны прохода. Каждая пара шла в сцепке, когда второй боец пары рукой цепляется за плечо впереди идущего, готовый как поддержать огнем из автомата из-за плеча напарника, так и в любой момент выдернуть его назад, убирая из-под атаки.

Восемь бойцов, если считать вместе с Пауком, сформировали четыре таких сцепки. Две шли впереди нас, две прикрывали с тыла. Только сзади они двигались немного по-другому — впередиидущий боец двигался нормально, но держа одной рукой за ремень сзади идущего напарника, который двигался вперед спиной. Такое без практики не повторишь, малейший рывок напарника и двигающийся спиной боец упадет. То же самое произойдёт, если напарник не уследит, куда ведет бойца. Попадётся под ноги обломок кирпича или любой другой крупный мусор — опять же боец может упасть. Но эти ребята двигались настолько слаженно, что я только открыв рот, с уважением наблюдал за этими маневрами.

Этим ребятам было абсолютно фиолетово на мнение гражданских. Любое движение в окнах сразу бралось на прицел, подозреваю, что при необходимости они бы открыли огонь, даже не раздумывая. Но все, кто рискнул подойти к окнам на нашем пути, увидев нацеленное на них оружие, сразу же прятались.

Нам оставалось всего лишь выйти из-за здания и пересечь небольшой дворик, чтобы оказаться возле моего подъезда, когда вскинутая вверх рука с раскрытой ладонью остановила всю группу. Общеармейские жесты я знал прекрасно, так что остановился сразу, как только увидел сигнал. И как только сцепка бойцов, которым первым открылся вид на двор, подались на пару шагов назад, достал меч из инвентаря и потянул пистолет и кобуры, внимательно при этом следя за серией жестов.

Если правильно разобрал жесты, которые внутри группы могут отличаться от общих, то выходит что их насторожило несколько машин. Паук, которому угол дома пока еще закрывал обзор, отпустив напарника, достал из нагрудного кармана небольшое зеркальце на длинной телескопической ручке, и аккуратно подобравшись к углу дома, медленно высунул зеркальце, чтобы осмотреть двор. Несколько минут, которые он потратил на изучение территории, я смог выгадать на изучение своего меча, неожиданно вспомнив, что он-то тоже уже шестого уровня, а это значит, что на третьем или пятом уровне у него могло открыться что-то дополнительно.


Большой меч «Шингон»

Уровень: 6 (960/1080)

Минимальные требования:

Для использования в качестве двуручного:

Сила — 9

Выносливость — 7

Ловкость — 8

Для использования в качестве одноручного:

Сила — 19

Выносливость — 14

Ловкость — 15

Урон:

Колющий — 24–32

Режущий — 46–58

Рубящий — 55–78

Шанс Крита: +5 % при рубящем ударе

Критический множитель: х1.5–3.8

Кинетическое хранилище: 0/60

Дополнительное свойство:

Кинетический блок — при блокировании мечом, физический урон поглощается и накапливается в кинетическом хранилище меча. Набранная кинетическая энергия постепенно рассеивается

Прочность: 680/680

Вес: 8.1 кг


Черт побери, а неплохо прокачался меч. Все показатели урона выросли почти в два раза от тех, что были на первом уровне. Появилось увеличение шанса крита и какой-то кинетический блок. Теперь бы понять еще, как это работает. Это выходит плюс шестьдесят единиц брони при блокировании мечом? Хотя нет, написано, что поглощается… Осталось узнать, как работает это самое «поглощение урона».

Если бы просто давало броню, все было бы понятно — не пропускает определенное количество урона, и примерно одна десятая всего урона ложится на повреждение предмета, который попал под удар. Ну, кроме случаев критического урона по броне, когда она проламывается с одного удара. Это если все сильно упростить, в действительности там целая формула расчета. А вот о поглощении я ни разу не слышал. Хотя у меня же Картан есть! Можно его спросить. Только я собрался растормошить хомяка на предмет информации, как Паук круговым жестом дал сигнал собраться в паре метров от выхода во двор с нашего переулка.


— Нас ждут! — шепотом начал Паук. — Три микроавтобуса серебристого цвета, один в десятке метров справа от нужного нам подъезда. И еще два расположены по бокам двора…


Одновременно с тем, как Паук вводил остальных в курс дела, он в пыли собравшейся возле стены рисовал пальцем схематическое изображение двора и где расположены микроавтобусы.


— Тихий почувствовал чуть больше двух десятков разумных. Вооружение и снаряга неизвестны, как и уровень машин и их бронированность. Работаем по тяжелому варианту, Мешок с Серым берут на себя правую машину, Хвост с Птицей левую, Тихий прикроет груз. С машиной возле цели придется работать аккуратно, чтобы не зацепить дом, там сидит второй груз. — Тут он как будто что-то вспомнил, повернулся к одному из бойцов. — Тихий, она там одна?

— Да! Скорее всего, оставили в качестве приманки, с расчетом взять Севера или в идеальном варианте рассчитывая, что припрется комбат.

— Отлично! Значит, Шельма. Как только выходим на дистанцию, ставь стену между коробочкой и зданием. Потом вместе с Зеленым догоняйте, работаем в полном контакте. Всем все ясно?

— Гражданские? — продолжая наблюдать за нашим тылом, задал вопрос один из бойцов, даже не повернувшись.

— Задача важнее, так что работаем в полную силу.

— Принял.

— А нам что делать? — не удержался я от вопроса.

— Ждете здесь, слушаетесь Тихого. Все, работаем. Времени нет!


Бойцы как по команде резко перестроились, сформировав две пары по бокам, только уже без сцепки, держа дистанцию метра два друг от друга, а посередине выстроилась тройка клином, на острой части которого встал Паук. Тихий тем временем отошел к нам и, положив руки на плечо мне и Картану, прикрыл глаза. В следующую секунду у меня челюсть поползла вниз. И было отчего! Возле центральной тройки появились наши точные копии. Копия Тихого встала сзади бойцов, превращая треугольный клин в ромб, а вот моя и Картана копия заняли середину этого ромба.

Как только все было готово, вся группа выдвинулась практически вразвалочку, держа перед собой оружие, но опустив стволами вниз. Да и шагали они расслабленно в полный рост. Только сейчас до меня дошло — они же в одной группе, а у Паука явно тем или иным способом раскачано количество участников группы. Это значит, общаются они через групповой чат, и все это планирование было просто средством нас успокоить.

Что-то такое припоминаю, у меня таких специализированных курсов не было, но краем уха слышал, что есть целый ряд психологических приемов, которые успокаивают гражданское население. Это нужно для того, чтобы они не лезли под руку и были более управляемые. Вот один прием и применили на мне, успокаивая меня тем, что у командира есть план, и сейчас они быстренько решат все проблемы. Только если задуматься, противник превосходит числом, уровни противника неизвестны, как и их снаряжение. Да и они достаточно непростые ребята, но далеко не факт, что не улетят на возрождение.

Поэтому они сейчас и применяют второй психологический прием, делают вид, что рядовые солдаты, которые прощелкали ловушку и самостоятельно идут в лапы противника. Вот только противник, рассчитывающий на эффект неожиданности, скорее всего, сам попадет в небольшую ловушку. Черт, одно дело в теории все это знать после курса обучения, и совершенно другое, когда это применяется на практике. Паук реально монстр. Все просчитать и составить рабочий план буквально за минуту, да донести до своих бойцов… Мне до такого еще расти и расти. А точнее набираться практики, ибо знать это одно, а уметь применять совершенно другое.

Судя по тому, что полминуты было относительно тихо, моя охрана успела дойти до середины двора, и только после этого я услышал вдалеке характерный звук отъезжающей в сторону двери микроавтобуса. В следующий миг реальность взорвалась звуками выстрелов, через пару секунд в эти звуки начали вплетаться разрывы, и чуть позже добавился скрежет от столкновения металла с металлом.

Дернувшись вперед, чтобы выглянуть и посмотреть, что там творится, я был остановлен рукой Тихого, который молча покачал головой из стороны в сторону. Оставалось только тяжело вздохнуть и ждать, ориентируясь исключительно на звук идущего боя. Минуты три я вслушивался в эхо стрельбы и взрывов. Когда в конце прохода со стороны двора появилась фигура в футуристическом шлеме с шестью зелеными индикаторами расположенными двумя треугольниками на местах глаз, и в не менее футуристических перчатках, закрывающих руки до локтя. Вот только все остальное тело было заковано в рыцарскую броню, века этак пятнадцатого, если вспомнить историю старого мира, которую нам преподавали в школе.

Я даже не успел спросить кто это, как неизвестный «рывком» оказался возле меня и ударил саблей, по лезвию которой пробегали всполохи молнии. Я не успевал среагировать, для моих характеристик у противника была просто запредельная скорость. Но вот Тихий в отличие от меня не только успел среагировать. Он еще и, выхватив небольшой клинок, наподобие римского гладиуса, успел буквально в паре сантиметрах от меня заблокировать удар.

Сзади противника мелькнула шерсть Картана, который попытался своими ножиками ударить в подколенные впадины, где была незащищенная часть на стыке брони. Вот только нападающий как будто размазался в пространстве. Меня дернуло рывком вперед так, что я, перелетев хомяка, покатился кувырком по асфальту, а за спиной заскрежетал столкнувшийся металл вперемешку с треском молний.

Да что, блин, тут творится — то?! Они же по идее должны были брать меня живым, чтобы иметь возможность давления на крестного, а этот хрен меня конкретно так пытается прибить. Перекатившись на бок и поднявшись на ноги, я с глубоким офигиванием наблюдал, как Тихий и напавший на нас неизвестный на огромных скоростях перемещаются внутри небольшого прохода, попутно отталкиваясь от стен, асфальта и пару раз вроде просто от воздуха.

Стены уже были местами оплавленные, а кое-где зияли крупными трещинами, но обоих это не волновало, как с одной, так и с другой стороны одно за другим в ход шли всевозможные умения. Если противник использовал в основном атакующие умения, завязанные на усиление удара и быстрое сближение с противником, то Тихий в основном пытался отвлекать внимание нападающего, и только благодаря невообразимой ловкости он умудрялся как-то держаться.

Сконцентрировавшись на Тихом, поймал момент, когда его полоска здоровья выскочила, и он еще не успел пропасть с моего поля зрения. Странно, я не ожидал увидеть имени над ним, ведь он так и не представился настоящим именем, а идентификацию я на нем не использовал. Но почему-то для меня он все равно отображался как «Тихий».


Тихий, 62 уровень


У него уже не хватало почти четверти здоровья. Значит, даже несмотря на его постоянные увороты, его успели минимум пару раз достать. А вот у его противника не хватало процентов десять жизни, хоть он и был немного ниже уровнем, а точнее пятьдесят седьмым. Да и я прекрасно видел, что раз пять, как минимум, Тихий точно его достал прямым ударом.

Картан замер в паре метров от меня возле стены, немного согнувшись и сжимая в каждой лапе по ножу. Не сводя взгляда со сражающихся, он явно был готов в любой момент броситься в бой. С его уровнем, я сомневаюсь, что он сможет хотя бы поцарапать нападающего, но если даже на секунду отвлечет противника, это может стать причиной победы Тихого. На таких скоростях секунда — это слишком много времени.

Внезапно фигура Тихого рассыпалась черными хлопьями и в следующий миг снова собралась, только уже не в одну фигуру, а в пять, которые начали по двое-трое атаковать противника. Напавший на пару мгновений растерялся, пытаясь определить, где иллюзия, а где настоящий Тихий, благодаря чему сначала одна из фигур смогла пробиться и вогнать клинок в стык между шлемом и гаржетом, сразу на треть просадив здоровье цели, а потом другая фигура умудрилась низким выпадом всунуть гранату под нижний край кирасы.

Все пять фигур одновременно исчезли, Тихий появился возле меня с Картаном и, схватив нас, прыгнул в ближайшее окно, развернувшись в воздухе так, чтобы своей спиной пробить остатки стекла. Перекат через плечо и рывок в соседнюю комнату, где кроме нас оказалась еще и молодая женщина, забившаяся в углу и прижимавшая к себе маленького мальчика лет трех.


— СУКАаааа…. — Донеслось с улицы, и крик оборвал прогремевший взрыв.

— Вот падла! — и заметив, как я хлопаю глазами, добавил. — Бронированный оказался, все никак дырку не получалось проколупать. Вы не возражаете, если мы посидим тут минут пять-десять?


Последняя фраза была обращена уже к девушке, которая успела задвинуть ребенка к себе за спину в угол и закрыть собой. Она шокировано помотала головой, как бы говоря «нет», но совершенно непонятно: это было «нет, возражаю» или «нет, не возражаю». Однако Тихого устроил такой ответ. Подойдя к окну и встав чуть сбоку, так чтобы было видно двор, но не было видно его, он достал запаянную стеклянную ампулу сдлинным носиком и наполненную красноватой жидкостью.


— Ну и отлично, что не возражаете. — И сломав носик, приподнял маску и влил в себя эликсир.

— Вы… Вы нас не тронете? — донесся испуганный голос девушки из угла.

— Солдат ребенка не обидит! — не поворачиваясь, ответил Тихий. — Я из вооруженных сил города Миорск, старшина Тихий. Не волнуйтесь, все с вами будет в порядке. Просто идет крупномасштабная операция по ликвидации и захвату опасных террористов…


Пока он это говорил, успел осмотреться и, поправив автомат, который так и болтался за спиной все это время и ни разу не был применен по прямому назначению, достал из инвентаря снайперскую винтовку с массивным дульным тормозом и толщиной ствола такой, что я не удивлюсь, если там калибр двенадцать и семь.


— … вот сейчас выпишем терорюгам талон о штрафе под номером двести и сразу же уйдем, — продолжал говорить Тихий. А вот девушка от его голоса на глазах успокаивалась. — Вот у меня даже посыльный для доставки талона есть.


При этом Тихий погладил ложе винтовки и, отойдя на пару шагов в глубь комнаты, вскинул винтовку и прицелился. Спустя секунду он опустил ствол и немного сменил позицию, снова вскинув винтовку к плечу. Несмотря на то, что у винтовки были сошки, он держал ее на весу и не испытывал затруднений.


— Север, по моему сигналу разбей стекло!

— Хорошо.


Пригнувшись, я подскочил к окну, укрываясь за подоконником, и перехватил пистолет за ствол, чтобы рукоятью как молотком разбить стекло. Можно было выстрелить, но очень часто получается просто дырочка с сетью трещин, так что рукояткой будет надежней, иначе стекло может изменить траекторию полета пули. Не сильно, но и этого хватит, чтобы промазать.


— Давай! — скомандовал Тихий.


Я, даже не высовываясь, с размаха засандалил рукояткой по стеклу, которое сразу же осыпалось множеством осколков. Перекрывая звон стекла, рявкнул крупный калибр в закрытом помещении, оглушив абсолютно всех, ну кроме, может быть, Тихого. Девушка в углу дернулась, как будто приходя в себя от гипнотического сна. А у меня в ушах поселился звон, сквозь который, как сквозь вату, пробивались все остальные звуки.


– *****, да какой ты нафиг «тихий» с такой-то бандурой! — В сердцах высказался Картан.

— Ну, так мою ласточку зовут «шепот», — погладил он приклад винтовки. — Все, дальше парни и сами справятся.


Действительно в течение минуты на улице бой закончился, и уже повинуясь командам Тихого, которые он снова начал подавать жестами, мы выбрались через окно на улицу. От открывшейся картины я присвистнул. Привычный мне двор был неузнаваем. Если две горящие ярким пламенем машины еще кое-как влезли бы в привычный антураж, то монолитная каменная стена перед моим домом, при этом скрывая за собой два этажа, ну никак не вписывалась.

И это без учета множества воронок, как будто тут прошла авиационная бомбардировка. Сюрреализма добавляли раскиданные трупы, оплавленные качели вместе с небольшой горкой. Дома вокруг, которые и формировали этот двор, выглядели как в фильмах про вторую мировую: все в дырках от пуль, стекла остались, дай бог в четверти окон, угол дальнего здания вообще обвален. Такое чувство, что тут не пятнадцатиминутный бой прошел, а воевали минимум неделю с применением танков, авиации и крупных калибров.

Если на пятидесятых-шестидесятых уровнях такие монстры, что происходит при боях сотых-двухсотых? Найдя глазами бойцов моего сопровождения, обнаружил, что один из них сильно ранен, а второй эликсирами заливал его рану, чтобы остановить кровотечение и снять часть негативных эффектов вызванных раной. Похоже, эликсир ему уже влили и сейчас ждут отката для второго применения, попутно пытаясь убрать рану на груди, из которой натекло много крови. Увидев нас, Паук только кивнул и снова начал раздавать команды голосом, а не через чат группы.


— Мешок, на тебе трофеи, времени три минуты, хлам не бери, только шмотки и энергоны, а то даже в твой баул не влезет. Времени три минуты! Зеленый, что там с Шельмой?

— Я не Антибиотик, но думаю, минут за пять откачаю, а там уже на ходу элики по откату будет глотать.

— Принял! Хвост, руби тогда проход в дом, раз Шельма в ауте. Серый и Птица, берите Севера под ручки и забирайте второй груз, пускай с собой берет только сменную одежду. Потом уходим на резервную точку.

— Плюс! — отозвался один из бойцов и направился ко мне.

— Тихий, ты чего шептать начал? — тем временем продолжил Паук. — Я тебя, мать твою, где оставлял?

— Сами виноваты, что пропустили ближника, он мне и так чуть двести не прописал, пришлось даже множитель на откат запустить. Ушли в одну из квартир, смотрю, вас прижали, ну и решил шепотом поддержать.

— Млять, это, похоже, тот, который Шельму приложил, — разочарованно протянул Паук. — Ладно, работаем! Потом разбор полетов устроим.

— А что за двести? — шепотом спросил меня Картан.

— Это наше, армейское. Вроде как связано, то ли с приказом номер двести, то ли с грузовым талоном на двести килограмм. Я не вдавался в подробности, но двухсотыми называют погибших, а трехсотыми раненых. Ну и дальше по склонениям, груз двести, прописать двести, выписать билет на двухсотый рейс и так далее, — так же шепотом пояснил я Картану. — Мне больше интересно, почему Тихий автомат не использовал, да и вон часть ребят тоже с холодняком, а огнестрел за спиной или вообще в инвентаре.

— А ну это и я тебе могу объяснить, — махнул лапой Картан. — Если брать стрелковое и холодное оружие одинакового ранга и уровня, то у холодного характеристики урона будут намного выше, в два-три раза. Плюс умения, завязанные на холодняк, дают прирост урона намного больше, ну и навыки аналогично. Так что если противник ближе метров десяти, большинство опытных бойцов переходит на холодное оружие. Также не стоит забывать про всякие «рывки», «шаг за спину», микротелепорты и другие умения на сближение дистанции. У большинства умений это дистанция в пределах десяти-пятнадцати метров.

— Это у всего так?

— Ну, есть, конечно, исключения, как и стрелковое с бешеным уроном, так и аналоги «рывка» метров по сто-сто пятьдесят. Но это не более десяти-пятнадцати процентов. Так что, правильно ребята воюют, пока сближаются огонь из огнестрела, а потом в рукопашку. Да и стрелковое оружие перезаряжать надо, а меч или кинжал нет.


Пока мы с Картаном перешептывались, один из бойцов Паука уже успел двуручным топором прорубить каменную стену возле моего дома, освободив проход к подъездной двери, так что пришлось прекращать расспросы и под конвоем идти открывать двери в квартиру. Три поворота ключа, и, не открывая двери, я сначала крикнул.


— Катенок, это я, Сева! — только после этого открыл двери и зашел.


У меня за спиной раздался уважительный свист, коридор от прихожей был перегорожен сваленным шкафом, стульями и другой мелкой мебелью. А за всей этой баррикадой сидела моя сестра, сжимая в дрожащих руках короткоствольный помповик. Вот только приклад был для неё длинный, и она вместо того чтобы упереть его в плечо, зажала его подмышкой сверху.

Увидев меня, она бросила на пол оружие и начал перелазить через свою же баррикаду, попутно цепляясь за все что можно. Как только смог дотянуться до сестры, подхватил ее на руки, и она сразу прижалась ко мне, заливаясь слезами.


— Ты где пропал? Я так волновалась! Ни тебя, ни дяди Сережи. А тут вдруг за окнами выросла стена, и во дворе началась стрельба. Я так испугалась! Но вспомнила, что на антресоли ружжо… Вуаааа…


В итоге она расплакалась так сильно, что даже не смогла дальше продолжать говорить. Я, гладя ее по голове, пытался успокоить, а один из бойцов перелез через импровизированную баррикаду и, подобрав помповик, попытался его разрядить. Вот только от движения цевья патроны на пол почему-то не вылетали. Перевернув помповик лотком подачи вверх и прижав лапку, боец заглянул в трубчатый магазин и, хмыкнув, прокомментировал.


— Север, ты в следующий раз научи ее ещё и заряжать оружие, тогда вообще боевая девка вырастет!



Глава шестнадцать: Последствия нашей выходки | Оцифровка миров | Глава восемнадцать: Эвакуация