home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Финал

Урожай в этом году радовал своим изобилием. Некоторые скептики говорили, что не к добру это и грядут тяжелые времена, но большинство жителей на такие речи только смеялись и советовали меньше верить в приметы и не портить людям настроение — княжество готовилось отмечать свой главный праздник. И интернат в том числе.

Я выжил. Удар, который, как мне показалось, раздавил сердце, только сломал ребра. Мой противник благополучно сдох, так и не доведя дело до конца. Видимо силы его оставили, когда он увидел, что я потерял сознание. Мне повезло, а Бажену — нет. Как сказал лекарь, “ствольный мозг был необратимо поврежден”. Я хотел уберечь пацана от смерти, а по итогу это он меня спас. И от на душе, от осознания произошедшего, было так тоскливо, что хоть волком вой.

Судьбу Витька мне удалось узнать, сразу после того, как я очнулся в лазарете. Пацан, к моей огромной радости, на встречу с Милосердной матерью не собирался, хотя лечиться ему предстояло еще не один день. Мне не дали с ним увидеться, но Натаниэль заверил, что с пареньком все будет хорошо и отправил в казарму долечивать раны. Грудь и правда болела, так что я внял совету.

Княжич — та еще тварь, был не очень доволен результатами боев, но хоть добить меня не приказал, уже хорошо, а сразу после состязания уехал из интерната. Что забавно, те десять орлов, которые он пообещал пацанам, никто так и не выплатил. Мразь. Как есть.

Вообще, ходили слухи, что из-за приезда Орлова, для испытания привезли более сильных бойцов чем обычно. Интересно, кто-то конкретный выслужиться решил, обеспечив княжичу кровавое зрелище или это всеобщее решение? За день погибли восемь! Восемь пацанов!

Дав нам сутки, чтобы прийти в себя, курсантов начали готовить к поездке в столицу. Вероятно, требовалось как-то сгладить страшные воспоминания и негатив от смерти товарищей. Мы даже как их похоронили, не знали.

В город я как-то не особо рвался, но кто меня спрашивать будет? Леонид, на мои доводы о возможных проблемах и убийцах сказал, что исключения в интернате не делают и если лекарь сообщил, что ты здоров, то едешь вместе со всеми.

Вот и трясся я сейчас в рассохшейся телеге, которую кто-то по недоразумению назвал дилижансом, рядом с угрюмыми, молчаливыми пацанами. Из наших, долечивать раны в интернате, остался только Витек. Таким образом двенадцать человек во главе с наставником оказались в столице.

А город блистал красками, цветными лентами и яркими вывесками. Праздник был в самом разгаре. Всюду, куда ни глянь веселились толпы людей. Казалось, что сюда стеклись почти все жители окрестных селений и каждый старался выделиться нарядом, или необычным украшением.

Видя эти радостные лица и украшенные улицы, из глаз пацанов постепенно начала уходить тоска, а когда два дилижанса, в которых ехала наша группа, остановились недалеко от площади, откуда принесло запах жареного мяса, дыма и множества людей, то курсанты окончательно повеселели.

Инструктаж о правилах поведения мы получили несколько раз и в целом они сводились к необходимости держаться в поле зрения Леонида, от группы не отрываться, в конфликты не вступать и если, упаси четверо, кто-то потеряется, то сразу нужно идти к ближайшему полицейскому. Те проинструктированы, что делать в подобных случаях.

Выбравшись из повозок, пацаны скучковались возле Леонида, ожидая дальнейших указаний, и первое место, куда он нас повел — площадь, на которой сейчас шли выступления уличных артистов.

На меня окружающее веселье и развлечения впечатления не производили. Ну жонглеры, ну акробаты — ничего сверхъестественного по земным меркам они не показывали, зато пацаны были в восторге. Я специально встал в задних рядах, чтобы не загораживать остальным вид на выступление. Да и неуютно мне тут было. Прямо скажу.

Множество людей толпились вокруг, вызывая непроизвольное желание убраться отсюда. Интуиция, вопившая весь день о грядущих неприятностях не подвела, а вот я сплоховал — надо было любым способом оставаться в интернате, но все эти мысли пришли уже после того, как к моей спине прижали что-то острое, а на ухо шепнули:

— Не дергайся и иди со мной.

Плохо дело. Очень плохо. Магией я не успею воспользоваться, убежать тоже, ну и кричать не вариант, если сейчас неизвестный опасается, что его заметят, то стоит мне привлечь внимание, как заточка войдет в печень. Не зная, как выбраться из сложившейся ситуации, я пытался найти глазами наставника. Нашел…

Леонид знал о происходящем за моей спиной. Он посмотрел мне в глаза и кивнул головой мол: “Иди”. Дрянь дело. Ой дрянь. Пережить такую схватку и получить заточку в брюхо. А неизвестный меж тем, не дождавшись моей положительно реакции на свои слова, посильнее вдавил лезвие в тело, пришлось подчиниться.

Мое исчезновение группа не заметила, поглощенные зрелищем они сейчас вообще ничего не видели кроме артистов. Выбравшись из толпы, я заметил, что за спиной нарисовался еще один кекс, а неподалеку серьезные мужчины нет-нет, да бросали взгляды в нашу сторону.

Под конвоем мы добрались до незаметного, узкого переулочка. В какой-то момент передо мной не оказалось людей, и я рискнул. Напитав мышцы ног силой, что есть дури рванул вперед, стремясь оторваться от неизвестных как можно дальше. Разорвав дистанцию, я на бегу начал кастовать защитную сферу, готовясь встретить преследователей, однако скорость не снижал.

Сбыться моим планам, было не суждено — на другом конце переулка замаячила знакомая фигура дяди.

Если бы не разговор с Дементьевым, то увидев Владимира, такой встрече я бы возможно даже обрадовался, но сейчас, едва стало понятно, кто оказался передо мной, моментально активировал защиту. Вовремя. Дядя явно не ожидал, что вместо конвоируемого племянника получит бегущую на него фигуру, однако атаковал почти сразу.

Я почувствовал, как невидимая сфера трещит от напряжения, грозя развалиться в любую секунду. Следующий удар я бы точно не пережил, но в этот момент громкий свист заметался среди стен. Раздался громкий крик:

— Княжий сыск. Всем стоять!!!

Откуда-то появились люди в штатском, вооруженные саблями. Дядя, увидев такую картину, полез за пазуху и вытащив оттуда какой-то продолговатый цилиндр, бросил его на брусчатку. Почувствовав неладное, я буквально рухнул вниз, и закрыл голову руками. Вовремя. Взрыв разметал людей, чувствительно приложив меня к стене. Хорошо хоть осколков не было, но даже так я видел, что одному из сыскарей просто размозжило голову. А рядом, человек держался за оторванную культю из которой хлестала кровь.

— Ушел! Как есть ушел! — услышал я сквозь звон в ушах знакомый голос. — Ты как, живой хоть?

Проморгавшись, я понял, что надо мной склонился Каменев, и не придумав ничего лучшего спросил:

— Какого хрена тут происходит?

— Спецоперация. Ладно, полежи тут, сейчас лекарь придет. Потом в участке поговорим.

Каменев ушел раздавать указания подчиненным. Мне же нужны были ответы. Взрыв кроме серьезной гематомы на руке, да порванной одежды больше никак на мне не сказался. Прихрамывая на левую ногу, я побрел к выходу из переулка, где лицом к лицу столкнулся с Леонидом. Тот в этот момент разговаривал с тем сыскарем, что приходил в интернат после покушения на меня.

— Кто-нибудь уже объяснит мне, что здесь происходит? — подошел я к ним.

Мужчины перестали общаться. Сыскарь какое-то время подумал, потом все же повернулся ко мне:

— Три дня назад ко мне пришел твой куратор и сообщил, что некий господин пообещал ему заплатить круглую сумму, если курсант Даррелл Фишер в нужное время окажется в нужном месте для приватного разговора. Мы решили, что это удачная возможность поймать с поличным заказчика твоего убийства.

— А меня нельзя было предупредить?

— Ты мог повести себя неадекватно, — выдал гениальную в своей тупости фразу сыскарь.

— Железная логика. А Каменев тут чего забыл?

— Твой дядя попал под подозрение о причастности к смерти твоих родителей почти сразу, но доказательств у нас не было, да теперь и не надо. За связь с иностранными агентами его ждет смертная казнь. Жаль, сбежал подлец. Ну ничего мы его быстро найдем.

— А, то есть главное было дядю поймать, а уж выживет Даррелл Фишер или нет — дело десятое.

— Не надо хамить молодой человек, — почти зашипел сыскарь.

— Скажите хоть, что за хрень мой дядя применил?

— Год страха. Артефакты тех времен. — все же снизошел до ответа мужчина, после чего откланялся, направившись на место, где взорвалась магическая граната.

— И чего ты меня спасти решил? — спросил я Леонида, когда мы остались наедине. — Упустил отличный повод избавиться от неприятного курсанта.

— Не подойди ты тогда с вопросом, как спасти твоих одногруппников, может все по-другому бы сложилось. Ты спас кого смог, спасибо.

— А как же: “Слабым не место на войне”. Что-то изменилось?

— Ну вот ты и поможешь сделать их сильными.

— Решил на меня свои обязанности сложить? — по-доброму усмехнулся я, на что получил одобрительный хлопок по руке. По больной руке!!!

— Сходил бы ты к лекарю, — покачал головой Леонид.

— Я лучше в участке посижу. Ты ведь не против, если я до вечера там пробуду?

— Как бы не дольше.

Найдя какую-то деревяшку, я уселся на нее, опершись на стену, и устало закрыл глаза. Слишком много событий за последние несколько дней.

Очень хотелось надеяться, что на ближайшее время у меня начнутся спокойные времена: испытания закончились, дядя сейчас подался в бега и вряд ли у него появится возможность строить мне козни, жрецов поблизости не наблюдалось, впереди еще полгода до полевой практики на границе. Наконец-то передышка, а дальше посмотрим, как повернется судьба.

Конец первой книги.


Глава 24. Испытание. День второй | Год страха |