home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23 Испытание. День первый

— Значит так, — без особых предисловий заявил куратор, — стартуете вы все вместе, но есть небольшой нюанс. Чтобы добраться до полосы препятствий, вам предстоит сперва до нее добежать. Выходите через ворота, оббегаете интернат по кругу и возвращаетесь сюда. Чтобы не было лишних вопросов, я покажу, что делать дальше.

Маршрут, по которому предстояло пройти испытуемым, был обозначен колышками с намотанными на них красными тряпками. Если честно, каждый из присутствующих на площадке уже бывал здесь, наблюдая за тем, как рабочие устанавливают все необходимое, и приблизительно знал, что нас ждет.

Ничего сверхординарного, чего можно было бы ожидать, тут не наблюдалось. Ни тебе железных шипов на качающихся бревнах, ни ямы, кишащей змеями. Тривиальные и обычные препятствия, но усложненные так, чтобы быстро их могли пройти только физически развитые юноши. Феноменально развитые. Та же стенка, через которую нам предстояло перебраться, имела в высоту почти четыре метра, и допрыгнуть до нее обычному человеку не представлялось возможным. Но, если усилить магией мышцы, что некоторые пацаны уже умели, то тогда такая высота бралась без проблем. Для тех же, кто так ничему и не научился, имелись вбитые в дерево крюки, существенно замедляющие прохождение, но делающие его хотя бы возможным.

Если присмотреться, всё было устроено таким образом, что преодолеть любое препятствие можно двумя способами — быстрым, но с использованием магии и обычным — без нее. Леонид, естественно, выбрал первый путь.

Взяв сумасшедший разгон, мужчина буквально перелетел через длинный ров, заполненный водой, домчался до стенки и, игнорируя лестницу, в одно движение добрался до вершины. Тут же, не останавливаясь, спрыгнул на землю, и, погасив инерцию перекатом, помчался дальше.

Прыжки, бег, балансировка на узкой доске, Леонид пролетел весь маршрут, на который обычному человеку потребовалось бы не меньше получаса, за пару минут и не сказать, что наставник хоть как-то устал. У него даже голос не изменился, когда он после таких чудес акробатики обращался к нам:

— Все видели? Жду от вас такого же результата. Кто попытается обмануть систему, начнет все заново. Если нет вопросов, то вперед.

Пацаны непонимающе посмотрели друг на друга, не ожидая такого резкого перехода от слов к делу, но окрик наставника быстро внес ясность:

— Бегом! — рявкнул он и курсанты дружной толпой рванули к воротам, широко распахнутым по такому случаю.

В отличии от одногруппников я к ним присоединиться не спешил и дождавшись, пока Леонид останется в одиночестве, подошел к нему.

— Тебе отдельное приглашение надо? — удивился наставник.

— Там может быть убийца. Не хочу получить болт в спину.

— Я все проверил, никого там нет.

— И все же. Если меня подстрелят, вряд ли это кому-то пойдет на пользу.

— Даррелл, я не собираюсь тебя уговаривать. Испытание одинаково для всех, но если тебя это успокоит, то есть информация: “слезы” отказались от заказа. Следователь недавно об этом сообщил. А теперь будь добр, догоняй группу, пока я не разозлился! Сломанный нос вряд ли тебя украсит.

Новость о том, что заказ на убийство отменен, меня откровенно порадовала, так что я не рискнул дальше злить наставника. Сломать нос — вполне реальная угроза и выполнит ее Леонид, не задумываясь. Так что я припустил следом за убежавшими одногруппниками, не особо, впрочем, усердствуя.

Пять километров, предназначенные для пробежки, являлись не такой уж и большой дистанцией, но уже здесь стало видно, кто на что способен. Скорее всего такую разминку специально сделали, чтобы пацаны растянулись по всей длине и не толпились возле каждого препятствия, мешая друг другу.

Догнать группу, с моим-то опытом бега до столицы и обратно, труда не составляло. Магическая энергия охотно отозвалась на зов, увеличивая силу и выносливость, даруя телу возможности, недоступные обычным людям. Впрочем, большинство пацанов бежали не сильно хуже. Какой там рекорд на Земле при беге на пять км? Уверен, некоторые курсанты сегодня побьют его на раз.

Наиболее тренированные парни, неплохо освоившие работу с магией, умчались далеко вперед, оставив позади аутсайдеров. Причем Берт, как мы и договаривались держался с отстающими, а вот Ждана я поблизости не видел.

Мои опасения о притаившихся возле стен интерната убийцах, к счастью, не оправдались, и мы всей группой благополучно вернулись к входным воротам. Всю дорогу я держался замыкающим, не обгоняя участников забега, и к тому моменту, когда последние курсанты добрались до главного участка испытаний, там уже во всю слышались крики и яростные ругательства — пацаны штурмовали полосу препятствий. Контролировали этот процесс преподаватели и наставники. Даже Михаила припрягли к работе, и он сейчас с кислой миной расселся возле одного из спортивных снарядов.

Витек, как я и предполагал, шел в середине группы то ли седьмым, то ли восьмым, застряв на преодолении длинного шеста, по которому требовалось перебраться, держась за него только руками. Пацан дважды не добрался до конца, после чего плюнул и пошел по альтернативному маршруту — ползком под досками, лежащими рядом.

А впереди всех, сильно опережая своих соперников, бежал Ждан. Он уже оставил за спиной треть маршрута и останавливаться не собирался. Все-таки ошибся я в нем. А самое хреновое было в том, что если Берт, стоящий рядом, от идеи прийти последними не откажется, то столкнется завтра с очень серьезным противником. Причем биться ему придется практически в одиночку. Вряд ли доставшийся Берту напарник хоть как-то сможет оказать реальную помощь.

Гробить пацана из-за одного гада было нельзя. Не виноват он, что Ждан соскочил.

— Берт, обгоняй всех, кого сможешь, — обратился я к одногруппнику. — Калинин, сука, слился.

— Да вижу, — мрачно кивнул парень и резко ускорился, в одно движения перелетев через ров, моментально обогнав таким образом двоих пацанов, что пытались взобраться по крутым, осыпающимся стенкам — сил перепрыгнуть трехметровое препятствие хватило не всем.

Сам же я отказываться от своих планов, естественно, не собирался и, перепрыгнув через ров, начал помогать более слабым одногруппникам подняться по практически отвесным склонам, чем ввел в ступор, стоящего рядом наставника. Леонид от меня явно не ожидал подобного.

Собственно, так я и делал все испытание — тут подсоблю, тут дождусь отстающих. В какой-то момент куратор второй группы даже начал кричать, чтобы я бросал заниматься ерундой и проходил испытание как положено, на что пришлось заметить, что ни одно правило нарушено не было.

Лестница, брусья, еще один ров, еще одна стенка, снова ров. Казалось, что это никогда не закончится. Под конец полосы пацаны, уже еле шевелили ногами и руками. Маршрут даже со стороны казался сложным, а чтобы его пройти даже мне пришлось попотеть, чего уж говорить про остальных.

Как я и предполагал, Бажен так и не смог никого обогнать, существенно отставая от ближайшего соперника. Невольно возникали мысли, а надо ли такого тюфяка спасать? Но я гнал подобное малодушие.

Наконец, первые из ребят добрались до финиша, грязные, мокрые, уставшие они обессиленно падали на траву. Мне же требовалось преодолеть еще несколько этапов испытания, и на одном из последних участков меня ждал сюрприз. Перепрыгнув через очередную стенку, я к своему удивлению столкнулся с замершими за ней Бертом и Жданов.

— Сам ты сука! Я свое слово держу! — выдал Калинин, после чего отправился к финишу. Он что, специально ждал меня тут, чтобы это сказать? Иногда я забывал, что моим одногруппникам всего по четырнадцать лет. Дети. Как есть дети, которым завтра предстоит убивать людей.

— План в силе. Мы перед вами будем идти. — сказал Берт. — Ждан, оказывается, хотел убедиться, что ты не обманываешь, поэтому и шел первым, на всякий случай.

— Перестраховщик, чтоб его.

— Да уж, — согласился парень, — но обиделся он знатно, когда я твои слова передал. Ладно, увидимся.

Берт побежал догонять Ждана, а я остался возле стенки, дожидаться пока через препятствие переберется Бажен, после чего медленно, подстраиваясь под скорость шатающегося от усталости пацана, двинулся к финалу.

Полоса испытаний многократно извивалась, занимая всю территорию тренировочной площадки и последней ее частью являлась стометровая дорожка, оканчивающаяся финишной чертой. Там уже собралась почти вся группа, а где-то на середине дистанции не спеша, практически вразвалочку брели Ждан и Берт, собирая недоуменные взгляды одногруппников и учителей.

Позади них, пытаясь изобразить бег, поддерживали друг друга Рома и Сеня. Пацаны даже здесь не разлучались. Не ожидал, кстати, что они окажутся среди аутсайдеров.

С трудом избегая падения, друзья догнали Ждана с Бертом, недоуменно оглянулись на них, но получив лишь ободряющие крики, бросились к заветному финишу. Затем испытание завершила, удивившая всех парочка, ну и последними пришли мы с Баженом. Пацан до сих пор не верил в происходящее, но кажется понимал, что у него появился шанс выжить.

Последние метры беговой дорожки мы прошли в тишине. Да уж, сомневаюсь, что за всю историю интерната здесь происходило что-то подобное. Где еще найдется идиот, способный намеренно усложнить себе жизнь? Наверное, только в другом мире.

— Ну и что это было? — подошел ко мне Леонид, после того, как я самым последним из группы пересек незримую черту.

— А что не так? Какие-то правила нарушены?

— Формально — нет, но мы все понимаем, кто должен был прийти первым.

— Наставник, вам плохо от этого? По мне, так радоваться надо — выше шанс, что завтра я избавлю вас от своего присутствия. Помнится мне, кто-то очень расстраивался о наличии в группе дворянина.

— Действительно, чего это я? — Делано удивился Леонид, после чего повернулся к остальным. — Так, группа, очередность все знают. Капитон, завтра тебе как сегодняшнему победителю, княжич Георгий лично вручит награду, и упаси пятый если ты будешь грязный или неопрятный — лично шкуру спущу. Все, до завтра все свободны, пока испытание проходит вторая группа из казармы не выходить. Грязную одежду сдать.

— Даррелл! — подлетел ко мне Витек, когда все участники испытания, кто веселый, а кто и не очень уходили с тренировочной площадки. — Ты почему пришел последним? Я думал, что не заметил, и ты вперед убежал, а ты вон оно как. Это план такой или что? Еще и Ждан с Бертом. Они такие слабые оказались? Что-то я совсем запутался.

— Не парься Витек, все идет по плану, — я едва удержался чтобы не пропеть последнюю фразу. — Ты-то какой по счету?

— Седьмой, меня на последних метрах Ильнур обогнал.

— Молодец, — похвалил я парнишку, хотя думал несколько иначе. Если бы все шло честно, то Витек пришел бы десятым, что прямо скажем, так себе результат. — И с кем ты теперь в паре?

— С Кисляком, — поморщился он.

— А вот это уже прямо скажем — хреново, — выругался я. — Ты с ним осторожнее — эта гнида и подставить может.

— Да знаю, он так-то быстрее бы прибежал, но зацепился в одном месте за бревно, и пока штаны себе не порвал не слез, тогда-то его и обошли.

— Ну надеюсь, что все будет в порядке, не хочет же он сдохнуть в конце концов.

Одежду, испачканную или порванную во время прохождения полосы препятствий, требовалось сдать Веронике. С девушкой мы кстати почти перестали общаться, и у нее работы прибавилось, и у меня почти не было свободного времени.

Путь к хозяйственному корпусу пролегал через жилые строения старших курсов из окон которых за нами наблюдали очень любопытные лица. Парням, судя по всему, запретили покидать помещения, но желание узнать новости никуда не делось, так что сквозь открытые створки вскоре посыпались вопросы: “Ну что?”, “Кто первый?”, “Каким пришел дворянчик?”. Причем мое присутствие среди одногруппников никого не смущало, а узнав, что я оказался последним, послышались презрительные смешки или издевательские комментарии, что меня даже немного развеселило — некоторые фразочки отличались интересным построением и неплохим юмором.

Одежду я сдавал после всех, нарочно задержавшись перед входом, и когда пацаны вышли из хоз корпуса, подошел к Веронике.

— А ты, я смотрю, меньше всех запачкался? — улыбнулась девушка. — Легко, наверное, было? Первый?

— Последний, — огорошил я Веронику.

— Это шутка такая?

— Нет, я серьезно. Пришел последним, хотя полоса препятствий оказалась действительно не самой сложной.

— Если это правда, то ты — идиот. Тебя же убьют завтра!

— Вероника, я — не самоубийца и свои шансы оцениваю реально. Сможет обычный человек убить мага готового к схватке?

— Ты еще не маг.

— Но и не тот неуч, что три месяца назад попал сюда. В любом случае, уже ничего не изменить.

— Какие же вы все самоуверенные, — вздохнула девушка. — Не вздумай умереть завтра!

— Очень постараюсь, а пока у меня появилась отличная идея и куча свободного времени.

— Раздевайся уже, — улыбнулась Вероника, — все равно вещи надо прачкам отдавать.

В казарме я оказался через полчаса в чистой одежде и с комплектом парадной формы, которую мы должны будем надеть завтра к приезду княжича. И по шуму, хорошо различимому даже с улицы, сразу стало понятно — идет бурное обсуждение результатов испытания.

Пацаны отдохнули, пришли в себя и делились впечатлениями от прохождения полосы препятствий и конечно же все пытались выяснить мотивы трех самых сильных курсантов группы. Зачем им приходить последними? Почему? Поэтому, стоило мне только переступить порог, как поток вопросов тут же обрушился на мою голову.

— Так, стоп! — крикнул я, пытаясь заглушить любопытствующих пацанов. — Чтобы снять любые вопросы скажу сразу: Да, мы все продумали заранее, Ждан, Берт и я решили, что честнее будет, если завтра мы на себя возьмем самых сильных противников.

— Не вериться что-то, — из-за спин пацанов раздался хорошо знакомый противный голос.

— Кисляк, просто иди нахрен. Народ, дайте передохнуть, завтра у нас сложный день.

Курсанты нехотя расступались, но на любые вопросы я просто отмахивался или отправлял к Ждану, пацан любит быть в центре внимания, вот пусть и отдувается. Сложнее было отделаться от Бажена. Парень прекрасно понимал, что у него появились реальные шансы выжить и пытался неуклюже поблагодарить меня. Пришлось долго объяснять, что мне он ничего не должен. В конце концов Бажен тоже от меня отстал, позволив наконец расслабиться.

До самого вечера, мы были предоставлены сами себе, благо столовая работала как всегда без перерывов. Истощенные после испытания пацаны жадно вгрызались в вареную курицу с кашей, запивая все это яблочным компотом — урожай в этом году, по слухам, был очень обильным.

Вторая группа прошла полосу препятствий без сюрпризов, разве что один парнишка сломал ногу, неудачно приземлившись с высоты трех метров, но зная, как работает лекарь, завтра с больным все будет в порядке.

В конце учебного дня, перед отбоем к нам как обычно пришел на вечернюю проверку Леонид, внимательно осмотрел группу и посоветовал выспаться перед завтрашним днем. Хорошее наставление, жаль, трудновыполнимое. До глубокой ночи не утихали разговоры. Чувствовалось, что болтовней пацаны пытаются унять страх. Последний месяц Игнатов усиленно нас готовил к предстоящему испытанию, разжигая своей пропагандой ненависть к воинам Каспийского княжества, но помогало это мало — пацаны боялись. Да и я нервничал, чего тут скрывать, однако в бурном обсуждении не участвовал.

Насколько мне было известно, группы будут проходить испытание схваткой друг за другом и на этот раз мы идем вторыми. К сожалению, наблюдать бои нам не позволят. Курсантам предстоит ждать своей очереди, пока нас по двое не начнут вызывать наставники для поединков. А с полигона испытуемые пойдут либо в лазарет, либо останутся на трибунах — обратно уже никто не вернется.

Уснуть удалось ближе к трем или четырем часам, точнее сказать было невозможно. А когда утром гонг разбудил сонных курсантов, то солнце давно уже взошло на небосвод — над испытуемыми решили сжалиться, подарив нам несколько часов сна.

Еще через какое-то время мы, чистые и нарядные, стояли на полигоне в ожидании приезда княжича. По каким-то причинам нас не пустили в столовую, так что урчание голодных животов то и дело нарушало тишину.

За сутки полигон не сильно изменился — трибуны с навесом, огороженная площадка для боев, два стола с оружием, предназначенным судя по всему для нас. Ассортимент не баловал разнообразием. Копий, алебард или чего-то подобного я не заметил, только мечи, шпаги и сабли.

— Когда приедет княжич, — перед нами выступал Игнатов, — вы все должны молчать до тех пор, пока он не усядется на свое место и только после этого, по моей команде дружно его поприветствовать: “Здрав будь княжич”. Ясно? Вот и отлично, всё, ждем.

Георгий Орлов вместе со своей свитой появились только через час. Их сопровождал директор, словно великан, выделявшийся среди не самых рослых молодых дворян. Всего к нам пожаловало человек двадцать — сам княжич, пять гвардейцев в военной форме и штук десять отпрысков дворянских родов — их можно было отличить по пышным нарядам. Причем женская половина свиты одевалась ненамного ярче чем молодые люди. Ну и последними шли слуги, куда уж без них.

Княжич — болезненно бледный белобрысый пацан — ровесник Даррелла, выделялся среди сопровождающих белоснежным костюмом и толстой золотой цепью с кулоном, украшающим грудь. Также я заметил несколько наград, прицепленных на пиджак.

Как и учил Игнатов, мы дождались, пока высокие гости рассядутся по отведенным для них местам, и выдали дружное: “Здрав будь княжич”, на что получили благосклонный кивок.

И опять перед началом состязания полились речи Корнилова о величии государства, милости правящей династии и стандартная чушь, которую так любят лить в уши политики и руководители государственных учреждений. Однако, Орлову такие слова явно пришлись по душе и директора он не перебивал.

Корнилов ввел княжича в курс дела, объяснили правила состязаний, и уступил место оратора Игнатову, но Орлов жестом остановил открывшего было рот учителя, и поднялся со своего места:

— Подданные моего отца. Вчера, некоторые из вас показали, что достигли большего чем остальные, и по традиции вас должны наградить. Подойдите ко мне.

Пацаны начали нервно оглядываться, не решаясь выйти из строя, но наставники быстро толкнули вперед нужных ребят. Занявшее первое место на полосе препятствий неуверенно шагнули вперед, остановившись перед трибунами, но гвардейцы жестом показали им, чтобы они шли дальше, и курсанты на негнущихся ногах потопали вверх, где княжич, пытаясь выглядеть солидным, повесил им на грудь маленькие блестящие значки в виде орла, парящего в небе.

— Носите с гордостью этот знак! — напутствовал их княжич, после чего жестом отправил обратно. — Денежный приз получите после окончания состязаний и от себя лично я добавлю вам по десять монет — заслужили.

Ошалевшие от оказанной чести ребята спешно спустились вниз и заняли свои места в шеренге.

— Наставники, — вновь взял слово Игнатов, — уведите испытуемых.

— Кто из них Фишер? — внезапно спросил княжич. — Пусть подойдет, а остальных уводите.

Мне показалось, что я слышу тихий мат Леонида, стоявшего неподалеку, однако спорить с сыном князя он естественно не решился и толкнул меня вперед.

— Иди сюда, — обратился ко мне Орлов. — Хочу посмотреть на дворянина, живущего в интернате.

Повышенное внимание власть имущих — это всегда плохо. Никогда не знаешь, что у них на уме. Сейчас они тебя наградят, а завтра повесить прикажут, но вариантов у меня не было — пришлось идти.

— Знаешь, — осмотрел меня с головы до ног княжич, — а ты одна из причин почему я приехал сюда. Дворянин, живущий в интернате, да еще и сын предателя — интересная диковинка.

— Я еще и память потерял — вообще цирк, — ляпнул я зачем-то. Язык мой — враг мой. Благо Орлову подобные слова пришлись по душе.

— А ты храбрый — молодец. Только грани не переходи. Знаешь, я так решил, нечего дворянину вместе с простонародьем в духоте своей очереди ждать, садись рядом.

Сразу после этих слов, на ухо к Орлову начал нашептывать какой-то долговязый господин в темно-синем камзоле. Княжич какое-то время его слушал, потом недовольно кивнул и продолжил:

— Освободите ему место вон там с краю.

Суетливые придворные бросились выполнять распоряжение господина, и на верхнем ряду моментально образовалось пустое пространство куда я благополучно приземлился. Интересно, кто тот мужик, оказывающий такое влияния на Орлова?

После того, как все формальности были соблюдены, начались последние приготовления к схваткам. Во-первых, возле княжича быстро организовали столик с фруктами и какими-то напитками, во-вторых, откуда-то со стороны административного корпуса гвардейцы привели двух зашуганных мужичков, которые, судя по всему, являлись пленными воинами Каспийского княжества, по крайней мере одеты они были именно в их форму.

Следом на полигоне показалась первая пара испытуемых. Два пацана из второй группы выглядели несколько растерянными, но вида старались не показывать. Их подвели к столам с оружием, дали время на выбор амуниции, после чего пустили в огороженный досками квадрат.

Испуганному мужичку, так же позволили подобрать себе меч, и буквально впихнули внутрь арены.

— Что будет с пленниками, если они победят? — спросил я у молодого дворянина, сидящего рядом. Тот смерил меня недовольным взглядом, но потом все же снизошел до ответа.

— Их отпустят на родину. По крайней мере они так думают, — хохотнул юноша.

Ну что, логично, отличная мотивация.

Тем временем на площадке, где сошлись три человека, события начали стремительно развиваться. Пленник, подобравший для себя длинный прямой меч, подняв его над головой как оглоблю и побежал на замерших пацанов. Честно говоря, я уже начал за них переживать, но месяцы, проведенные в тренировках, даром не прошли — атакующий был встречен боевыми заклинаниями. Арену окрасила первая кровь, трибуны радостно зашумели.


Глава 22 Новые лица | Год страха | Глава 24. Испытание. День второй