home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 21 Новый уровень

Чуда не случилось, освоить новое заклинание не смог никто. Я старался как можно более доходчиво объяснять принципы построения отталкивающего диска, разжевывал каждое свое действие, описывал ощущения, мысли, движения — все напрасно. Некоторые вообще не поняли, что я им пытался донести, некоторые делали вид, что уловили суть, но дальше слов дело не пошло.

Два часа потраченных впустую. Пацанам банально не хватало концентрации и силы, к тому же, способ создания щита нужно было пропустить через себя, адаптировать под свое восприятие магии. Разочарованные и погрустневшие, курсанты уходили с полигона. А на следующий день, к моему удивлению, после занятий они вновь столпились на огороженной площадке, пусть и несколько поредевшим составом. Невольно мне вспомнился Лев Бонифаций на каникулах. Пришлось учить. А неподалеку за всеми нами, неусыпно наблюдал Леонид. Последнее время он усилил бдительность и старался группу из виду не выпускать.

Само собой, занятия с одногруппниками являлись для меня не приоритетной целью. Каждый день я изматывал себя на тренировках, а к ночи погружался в транс. Мне нужен был способ усилить свои способности, и если с занятиями по боевой магии и рукопашному бою, которому нас начал учить Леонид, все шло относительно неплохо, то, как поднять уровень слияния, я не мог разобраться, а без этого дальнейший рост был невозможен.

Неприятно было осознавать, но мои возможности упирались в потолок, из-за того, что тело банально не выдерживало интенсивных магических манипуляций. Длительная работа с даром мне была недоступна и приходилось ограничиваться довольно слабыми воздействиями на реальность, однако остальные курсанты не могли похвастать и этим. А обучение ориентировалось именно на них. И с каждым днем я все отчетливее понимал, что групповые занятия для меня более чем бесполезны.

Наверное, именно так должен себя чувствовать старшеклассник, внезапно переведенный в младшую школу. То, что для одногруппников было пределом их сил, я уже перерос. Хорошо хоть книга Илоны позволяла несколько углубить процесс обучения, однако реальную работу с наставником она заменить не могла. Приходилось придумывать себе упражнения самостоятельно.

На уроках по боевой магии я пытался экспериментировать с формами и вариантами уже известной мне атаки. Рассекающий удар при желании можно было трансформировать, например, в колющий, но что-то совершенно новое из него сделать не получалось, а тратить время, вслепую, нащупывая новые заклинания, я себе позволить не мог.

Леонид на своих занятиях, как и две недели назад все еще учил группу правильно расходовать магическую энергию во время бега, а мне уже хотелось идти дальше. Я жаждал понять, как можно укреплять магией кости, как заключить кулак в силовую броню, позволяющей крушить камни, как сделать землю мягкой словно кисель в конце концов и многое чего другого, но опять же, учитель ради меня бросать остальных не собирался.

В итоге, подумал я, потом еще раз подумал и пошел за спрятанными купюрами. Хочешь не хочешь, но без долбанного репетитора даже в этом мире не обойтись. Что там Михаил говорил? “Будут деньги — приходи” ну значит пора воспользоваться его предложением.

Вопрос, откуда у меня взялась наличность, учителя не особо волновал. Узнав, что я готов заплатить за дополнительные занятия, мужчина поскреб короткую щетину на щеках, задумчиво поцокал языком и выкатил мне ценник в семьдесят орлов за месяц ежедневных двухчасовых занятий.

Нельзя сказать, что данная сумма являлась чем-то заоблачным, однако я рассчитывал на меньшее, и после небольшого торга мне все же удалось скинуть цену, правда всего на десятку.

С этого дня мой график опять несколько изменился. С утра я как и все остальные курсанты отправлялся на занятия, а вечером, после ужина шел в тренировочный зал, где проводил от часа до двух. Следующим пунктом назначения становился полигон, на котором к моему прибытию скапливалось человек пять-шесть, и теперь роли менялись — учителем становился уже я, в меру своих сил стараясь донести до пацанов то, что знал и мог показать. Не сказать, что получалось у меня хорошо, но после нескольких напряженных дней первые успехи все же появились, что тут же подстегнуло энтузиазм обучающихся и их количество.

Возился с пацанами я не просто так. Для того, чтобы обезопасить себя в будущем, мне требовалось как минимум две вещи — развить собственные навыки и обзавестись соратниками, готовыми в случае чего прикрыть спину, и если с первым я надеялся решить вопрос за счет дополнительных занятий с Михаилом, то собирать вокруг себя народ надо было начинать прямо сейчас и бумажными самолетиками тут уже не обойтись. К тому же, я надеялся, что новые знания, полученные пацанами, помогут им выжить в дальнейшем. Испытание было уже не за горами, и оно принесет первые смерти, так что мне хотелось как можно сильнее минимизировать его последствия.

Ну и последняя причина, по которой я решил возиться с пацанами — мне требовалось сгладить негативный эффект от индивидуальных тренировок с Михаилом. Наличие у меня личного тренера опять несколько повысило градус напряженности в отношениях с одногруппниками. Зависть штука такая — может возникнуть и на пустом месте, а уж если тебя выделяют учителя — концентрация косых взглядов увеличивается многократно.

Даже Витек, куда уж лояльный ко мне человек, и то недовольно хмурился, когда я уходил в тренировочный зал. Так что, выступая в роли учителя, я делал доброе дело, а заодно и зарабатывал себе очки популярности.

Занятия с однокурсниками длились почти до самого отбоя, не жалея себя и других, я вновь и вновь заставлял тело работать на максимум, выжимая из него все соки, час тренируем защиту, час нападение. Единственное, что я принципиально запрещал делать пацанам, которых учил — спарринговать, используя магию. Не хватало еще, чтобы они покалечили друг друга. Да и не ясно, как отреагируют на подобное наставники. Леонид и Алексей очень часто оказывались неподалеку от полигона, наблюдая за нашими потугами.

Неделя индивидуальных тренировок с Михаилом, дала мне больше чем месяц самостоятельных изысканий и групповых занятий. Каждая копейка, что была потрачена на обучение, оправдывалась. Знания, почерпнутые из книги Илоны, начали преобразовываться во что-то более приближенное к практическому применению. Я наконец освоил простейшие кинетические атаки, отбрасывающие предметы в сторону, понял, как усиливать удар рукой, защищая кулак слабым энергетическим полем. И все бы ничего, но мои успехи ограничивались низким уровнем слияния. Несколько магических практик и перед глазами начинали плавать звезды — тело перегревалось и отказывалось нормально работать, приходилось делать перерыв.

Михаил мою проблему тоже осознавал и после очередной потери сознания от перегрева, из-за которого занятие пришлось даже прервать, посоветовал мне либо меньше напрягаться, иначе можно в какой-то момент схватить сердечный приступ, либо на пару дней прекратить любые тренировки вне обычных занятий, расслабиться и попробовать просто получить удовольствие от пребывания во внутреннем мире. По словам учителя, именно такой способ в свое время помог ему подняться на одну из ступеней развития.

Не знаю, может Михаил просто хотел отделаться на пару дней от настойчивого ученика, все равно оплата за его услуги уже была произведена, но я все же решил последовать совету. Как знать, может быть постоянное напряжение, преследовавшее меня последние недели, и было тем камнем преткновения, не позволяющим мне перескочить на второй уровень слияния?

По прошествии недели после начала занятий с Михаилом, я взял себе день передышки, заранее объявил пацанам, что наши совместные тренировки также отменяются, и завалился на кровать, попросив Витька проконтролировать, чтобы меня никто не отвлекал, в трансе я планировал провести очень долго.

Вообще, если говорить про слияние, то буквально несколько дней назад Илона подняла эту тему и даже начала практические занятия в месте силы. Пацаны кружком садились вокруг пламени и уходили в транс. И во время первой же попытки трое из группы перешли с нулевого на первый уровень.

Забавно было наблюдать, как пацан, инициированный лесом, потом с горящими от восторга глазами сообщал всем, что он сменил ипостась зайца на волка. Илона на это заявление напомнила всем, что раскрытие внешности своего эфирного тела — не самая лучшая затея и стоит держать это в тайне, однако Капитон, так звали болтливого парнишку, до самого отбоя продолжал хвастать, придумывая все новые подробности своего преображения. Ждан и Берт, что также подняли уровни, на вопросы, какое тело получили, лишь улыбались или отшучивались.

Все эти воспоминания всплывали, пока мое сознание медленно переходило из одного мира в другой.

Мое путешествие началось как обычно — я осознал себя в теле аватара, дрейфующим в безбрежном океане. Острая пасть, гибкое туловище, снабженное плавниками, мощный хвост, позволяющий развивать впечатляющую скорость. Быстрый и опасный хищник был готов к схватке в любой момент, но сегодня у меня была другая задача.

Следуя совету Михаила, я попытался выбросить из головы все проблемы, обрушившиеся на мою голову и расслабиться, полностью отдавшись на милость стихии.

Бездумное и бесцельное времяпрепровождение полностью противоречило моей натуре. Я чувствовал себя тюленем, греющимся на теплом пляже мексиканского побережья. Бестолковым, толстым, но, как ни странно довольным тюленем.

Время шло, постепенно напряжение, державшее меня, начало отступать, мое тело медленно опускалось вниз, пока не замерло на глубине нескольких метров. Покой, тишина. В какой-то момент мне даже начало казаться, что я засыпаю, если такое вообще возможно. Вспомнилось самое первое появление в этом мире, тогда меня накрыли почти такие же эмоции.

Иногда, когда ты долго лежишь в кровати, возникает ощущение, что твоего тела не существует. Будто ты — это только сознание, лишенное материальной оболочки. Чистый разум без физического воплощения. Именно такое состояние посетило меня.

Исчезло понимание, кто я сейчас: человек или странное водное существо. Все тело будто накрыли теплым одеялом, заглушающим внутренние ощущения, зато я начал более тонко воспринимать окружающее меня пространство. Вода, что окружала тело, была неоднородна. Температура и плотность на расстоянии пары метров немного отличалась, где-то снизу чувствовалось течение, несущее холод и нечто неприятное моему “Я”. Какие-то завихрения появлялись и тут же исчезали.

Водный мир не был статичен, теперь я знал это. Вокруг постоянно что-то двигалось, менялось, возникало и исчезало и речь даже не о воде, мне вообще начало казаться, что этот мир, состоял из нескольких слоев реальности до одного из которых дотянулось мое сознание. Именно в этот момент я встрепенулся, стряхивая марево, окутывающее разум, но очнувшись, понял, что изменились не только внутренние ощущения — тело также постигли метаморфозы. У меня получилось. Я вышел на второй уровень слияния.

Будто со стороны я наблюдал, как туловище акулообразного существа, являющегося моим аватаром, начинает увеличиваться в размерах. Острая вытянутая челюсть расширяется и обзаводится набором внушительных зубов. По линии позвоночника костяным гребнем вырастают шипы, образуя возле головы нечто вроде зонтика, переходящего на лбу в два острых рога. Плавники уступают место перепончатым когтистым лапам, а хвост удлиняется, умножая длину тела чуть ли не вдвое.

Монстр, сменивший вполне себе симпатичную акулу, вызывал одновременно и уважение, и недоумение от его несуразности, казалось, что он получился от смешения крокодила и касатки, однако подробно рассмотреть мою новую форму не удалось — меня будто втянуло внутрь этого существа, и очнувшись, я уже смотрел на мир его глазами.

Одновременно с обретением нового тела пришло ощущение, будто вода в океане вибрирует от, расходящихся во все стороны волн, и нетрудно было догадаться, кто являлся источником возмущений.

Не дожидаясь, к чему может привести эта внезапная буря, я попытался выйти из транса, но не тут-то было. Меня будто держал кто-то, каменными кандалами сковывая внутри массивного и неповоротливого тела.

Почти минуту я потратил на попытки выбраться из западни, однако так ни к чему и не пришел, а в следующий миг мне уже стало не до того. Волны, обеспокоившие меня, утихли, но на смену им из глубин бездны начали подниматься существа будто сотканные из ночных кошмаров.

Как воздушные шарики, отпущенные детской рукой, они всплывали к поверхности, однако почуяв меня, тут же меняли вектор движения. Когтистые, шипастые, бледные или почти прозрачные, вся эта орава тянулась ко мне словно магнит к рельсам.

Вступать в схватку с этими порождениями больного разума мне совсем не хотелось. Тем более новое тело пока не слишком хорошо чувствовалось. Я будто из малолитражки пересел в грузовик и пытался на нем маневрировать. Все движения давались с трудом, да еще и без должной синхронизации — лапы и хвост работали вразнобой.

Несмотря на трудности с координацией я что есть мочи припустил из зоны, где прошло мое преобразование. Вокруг, куда не глянь, поднимались глубоководные обитатели, некоторые из них были во много раз меньше меня, но часть имела вполне сопоставимые размеры. И что-то добрых намерений от них ждать не приходилось.

Изгибаясь всем телом, как пьяная каракатица, я пытался уйти из этого ожившего котла, что получалось с переменным успехом. Пару раз меня обжигали щупальца медуз, один раз в хвост вцепилась чья-то клешня, благо вскоре отпала сама. Мне много раз приходилось менять направление, то ныряя в глубину, то подниматься к самой поверхности.

Уйти без последствий почти удалось. Я уже видел границу, очертившую условную зону пробуждения тварей, когда дорогу мне преградило существо, напоминающее кальмара. Его длинные щупальца оказались слишком липкими. Присоски намертво вцепились в тело и оторвать их удалось только откусив, однако на смену одной пришли еще десять. Закипела схватка.

Костяной гребень, которым наградил меня этот мир, очень помогал. Шипы протыкали толстые щупальца, заставляя кальмара одергивать их от боли. Плоские треугольные зубы рвали плоть противника, пока он пытался задушить меня, оплетая своими конечностями. Вода окрасилась черной кровью.

Тварь тянула вниз. Ее судорожные движения, душили, ломали, скручивали мое тело не давая выбраться из захвата. Стало страшно. Я не справлялся, а на подходе уже маячили другие существа.

Выгнав из головы, приближающуюся панику, я пытался найти выход из ситуации, и в голову пришла только одна идея. Перестав сопротивляться, я замер, изображая труп. Безмозглое существо, почуяв победу, потянуло меня к своему туловищу и в том момент, когда мешок, в котором вероятно находился мозг кальмара, оказался на приемлемом расстоянии, я, извиваясь всем телом, цепляясь когтистыми лапами за щупальца, устремился вперед и с максимально возможной силой врезался в тварь шипастой головой.

Брюхо кальмара лопнуло, как перезрелый арбуз, в воду хлынуло месиво из внутренностей и слизи. Щупальца, удерживающие тело, тут же ослабли, и мне наконец удалось от них избавиться, пусть и пришлось некоторые отрывать зубами.

Убитый противник медленно опускался на дно, если оно в этом мире вообще существовало, а я, еще не до конца веря в свое спасение, мчался в чистые от любой живности воды. Непослушное тело как подбитая подлодка кренилось на бок, но я все равно двигался в нужном направлении и в какой-то момент понял, что вырвался из западни. И, оказавшись в спокойных водах, тут же интуитивно понял, что теперь могу выйти из транса.

Открыв глаза, я со вздохом облегчения убедился, что нахожусь в казарме, а на соседней койке самозабвенно посапывает Витек. Так себе из него вышел охранник. Единственное, что меня несколько напрягло — отсутствие других курсантов. Ну еще, почему-то жутко хотелось в туалет.

Судя по тому, что на улице все еще было светло, времени прошло не так много, вряд ли больше пары часов, занятия закончились в семь, а темнело в районе девяти, но в таком случае, где все остальные? Редко когда казарма пустовала, кто-нибудь да обязательно тут находился в свободное время. У меня начали закрадываться нехорошие подозрения.

— Подъем боец! — потряс я Витька.

Пацан встрепенулся, непонимающе уставился на источник беспокойства, затем его лицо разгладилось, и он радостно произнес:

— Я уж думал, ты все… того.

— Чего, того?

— Ну, не проснешься. Ты до самого отбоя провалялся без движения, как покойник, но будить тебя я никому не давал, как ты и говорил, а затем на проверку Леонид пришел и давай меня пытать: “что с Дарреллом? Почему он такой бледный?” Пришлось рассказать ему, а то бы не отстал.

— Хочешь сказать, сейчас утро? Да не может быть, в трансе время быстрее идет.

— Нашел с кем советоваться, иди к Илоне, да спроси, как так вышло. Сейчас уже первое занятие идет. Леонид сказал, что тебя перетаскивать нельзя и будить тоже, оставил меня возле тут, чтобы я, если ты очнешься, с докладом бежал.

— Оптимист ты, “если очнешься”. - усмехнулся я.

— Видел бы ты лицо наставника. Мы знаешь, тоже все испугались. Уровень слияния-то хоть поднял?

— Вроде бы да, — кивнул я, обдумывая слова пацана. Да уж, видимо во время моего транса, что-то пошло не так.

— И как ты это сделал? — глаза Витька загорелись.

— Вот только давай без самодеятельности, без Илоны даже не пытайся повторить это.

— Леонид нам так же сказал, — нахмурился пацан. — Нечестно так, тебе значит можно, а мне — нельзя?

— У меня, Витек, выбора нет. Ладно, потом договорим, а то я лопну скоро.

— Надо куратору сообщить, что ты проснулся.

— Ну он же тебя об этом попросил, вот и займись.

Пацан, поскреб короткий ежик волос, который был единой прической для всех курсантов, и помчался, сверкая пятками, на выход. Я же после утренних процедур, направился в учебный корпус.

Не понимая, что со мной произошло, я собирался поговорить с Илоной о случившемся во время транса. Дождавшись, пока кончится первое занятие я, как мог отмахался от вопросов, выходящих из кабинета одногруппников, и направился с вопросами к учителю.

— Рада, что ты пришел в себя, — вместо приветствия сказала Илона. — Леонид уже ввел меня в курс дела. Куда ты так спешишь? Зачем пытаться обогнать самого себя? Всему свое время. Постоянно развиваясь, маг автоматически облегчает себе переход на новый уровень слияния. В какой-то момент он может подняться на следующий этап, даже не заметив этого. Ты разве не внимательно читал мою книгу?

— Мои возможности уперлись в потолок, тело уже не справлялось, так что я решил, что время пришло.

— Видимо нет. Ты слишком самонадеян, — назидательно произнесла женщина. — Расскажи, что ты чувствовал во время транса.

Вопроса, открывать все, что произошло в водном мире или нет, передо мной не стояло, мне нужны были ответы. Поэтому я начал описывать свои ощущения и все происходившее с телом, упуская лишь детали. Илона очень внимательно слушала, возможно даже слишком внимательно, а когда я вспомнил тварей, что поднялись с глубин, поднялась со стула и подошла ближе.

— Никому больше о случившемся не рассказывай, — понизив голос, произнесла Илона, если будут спрашивать, говори, что переоценил свои силы и не соображал, что делаешь.

— Почему? — искренне удивился я.

— Если я все правильно поняла, то переход на новый уровень слияния вызвал очень сильные возмущения магического поля, а это очень нетипично. Все, кого я знаю, легко преодолевали каждую ступень, когда приходило время, и ни разу маг не влиял на свой внутренний мир настолько сильно. Поэтому помалкивай о том, что произошло, если не хочешь привлечь к себе лишнего внимания. И больше не пытайся повторить ничего подобного — ты можешь погибнуть.

Смотря на обеспокоенное лицо Илоны, я почему-то был уверен, что женщина рассказывает мне далеко не все, что знает, однако ничего большего она так и не поведала.

— Я вас понял, — пришлось мне прекратить расспросы. — Спасибо.

— Даррелл, — окликнула меня женщина, когда я уже собирался выходить. — Через месяц, накануне праздника урожая, пройдет испытание, на котором самые слабые из двух групп погибнут. Ты помнишь, про наш уговор?

— Помню, однако доступа к месту силы меня лишили.

— И не зря, — нахмурилась Илона, — я не должна тебе об этом говорить, но несколько дней назад при попытке перебраться через стену, поймали “слезу”. Кто-то очень хочет твоей смерти.

… - выругался я одними губами, чтобы женщина не услышала. — Что стало с убийцей?

— Этого мне не известно.

— Мда, не видать мне места силы. Как хотя бы будет проходить испытание?

— Обычно оно проходит в два этапа. В первый день вам предстоит преодолеть полосу препятствий, сделана она таким образом, что добраться до финиша без использования дара очень сложно. На ней выявляются самые слабые из учеников. Те, чей дар так и не развился, приходят последними. Во второй день идут схватки с плененными врагами княжества. Преодолевшие полосу препятствий первыми, получают легких соперников… у слабых учеников почти нет шансов выжить, им достаются опытные войны, против которых выстоять почти невозможно. Ты, наверное, и сам представляешь на что способен, например, Бажен, или правильнее будет сказать — не способен. Его дар очень слаб.

— К чему такие сложности? — не понял я. — Полоса препятствий, схватки. Странное испытание и зачем оно вообще?

— Традиции. Интернаты создавались сотни лет назад, во время кровопролитных войн. В те года из каждого поступившего сюда старались сделать максимально сильного мага. Сложилась жесткая система отбора, но тогда, триста лет назад, человек прошедший обучение, практически гарантированно получал дворянство. Времена изменились, а традиции остались.

— Понятно, ну а я-то, что могу сделать?

— Если бы я знала, — тяжело вздохнула Илона. — Например, помоги самым слабым пройти полосу препятствий не последними.

— Угу, и подставь других. В группе не там много сильных пацанов. Ничего не обещаю, но я подумаю, что можно сделать.

— Надеюсь, — кивнула женщина, — я понимаю, что это сложно, но как еще уберечь ребят от смерти, не знаю. Из цыпленка не вырастет орел. Все, что в моих силах я делаю, но если человек от природы слабый маг, то этого уже не изменить.

От Илоны я выходил в смешанных чувствах. Каких-то внятных ответов она мне не дала, да еще и загрузила новыми проблемами. Так что радость от перехода на новый уровень слияния несколько омрачалась сведениями об испытании и пойманном недавно убийце.

На выходе из учебного корпуса меня отловил Леонид. Пришлось рассказывать куратору шитую белыми нитками версию переутомления во время транса. Наставник мне явно не поверил, однако я несколько раз ссылался на Илону, мол она подтвердила, что такое иногда бывает. Скептическая мина с лица Леонида так до конца и не сошла, но от меня он отстал.

Новый уровень слияния позволил мне существенно увеличить длительность действия и мощь, имеющихся в моем арсенале заклинаний. Это удалось выяснить на занятии с Михаилом. Мужчина, судя по всему, совсем не ожидал успеха своего ученика, и мои подозрения, что его совет был дан только для того, чтобы самому отдохнуть от внеурочных занятий, нашли свое подтверждение. Однако победителей не судят. Михаил направил меня в нужную сторону, пусть и ненамеренно.

— Серьезно? У тебя получилось? — удивился он, после моего заявления. — Ну ка, создай защиту, посмотрим, сколько ты сможешь ее удержать.

Как же чудесно было осознавать, что упасть от перегрева из-за пары энергоемких заклинаний, мне больше не грозит. Новый уровень повысил КПД чуть ли не в три раза, открыв дорогу к тем разделам магии, про которые я раньше и думать не мог. Тренировки с Михаилом заиграли новыми красками.

А через несколько дней начали возвращаться старшие курсы и жизнь в интернате очередной раз поменялась.



Глава 20 Откровение | Год страха | Глава 22 Новые лица







Loading...