home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать седьмая

Мне дали комнату, из которой буквально на днях выехали выпускники Аркано. Общежитие для учеников стояло отдельным корпусом и соединялось переходом с основным. Обычная комната со стандартным набором мебели, разве что растений вокруг гораздо больше. И еще везде огромные камины.

Как я радовалась, что аркановцы уже разъехались кто куда на каникулы. Оставалось не так много учеников, но и они собирались уезжать через пару недель. Никто не обращал на меня внимания, не мешал обживаться.

Первые несколько ночей я проревела в подушку. Эсси тихо сидела рядом и поскуливала. Только понимание, что от моего настроения зависит и ее, заставило меня сцепить зубы и прекратить слезы. Сама выбрала путь.

Я стану магом!

Помогать в оранжерее мне неожиданно понравилось. Она занимала внушительный участок позади корпусов. Огромные и длинные стеклянные теплицы, высотой в три человеческих роста! Работник оранжереи – Саймон Эйкс – вначале достаточно настороженно встретил меня. Но затем проникся моей историей и даже показал пару интересных заклинаний, которые придумал сам. Вот теперь я поняла, почему у нас изучение хольдо каждый день, а иногда и по два раза на дню. Без идеального произношения невозможно правильно выговорить заклинание.

– Нет, ты вслушайся в произношение, – говорил Саймон. – Нимонеус, а не неймонеус. Давай, Килей, заставляй мозги работать. Не только же руками цветочки пересаживать.

И я старалась. Это непередаваемое чувство, когда магия легко отзывается на каждое твое движение! Точно все силы, что копились во мне с детства, теперь яростно рвались наружу. Пару раз я просыпалась от дурманящего запаха цветов: это за ночь ухитрялись зацвести все растения в комнате. Так что срочно пришлось осваивать заклинание равновесия. Саймон, на некоторое время ставший для меня кем-то вроде учителя, пояснил, что моя ситуация пусть и редкая, но не слишком удивительная. И теперь главное – научиться контролировать магию.

– В этом и проблема разделения школ, – гудел он, пока мы пересаживали нежные ростки аришонов – цветов, семена которых использовались в многочисленных целебных настойках. Я осторожно рисовала руны, произносила заклинание и следила, как один за другим ростки взмывают в воздух и аккуратно устраиваются в заранее приготовленные ямки. Тут же направляла один из подземных ручейков, чтобы полить их.

– В том, что таких, как я, сразу не замечают?

Саймон кивнул. Его зан – крупный волшан по имени Крей – спал в тени кустов снаружи оранжереи. Только длинный гибкий хвост то и дело постукивал по разогретой земле.

– Мой дед работал садовником, когда школа еще не была разорвана на две части. Тогда ее просто называли Школа Магии. И никого не удивляло, если в семье водников рождались дети с даром огня и наоборот. Магия порой может передаться от самых дальних предков. Мои родители – воздух и вода, а я вот получил дар от деда.

– Это Зарекк виноват в том, что сейчас происходит такое, – тихо проговорила я.

Чуть потеряла концентрацию, и один из ростков упал на землю. Эсси, до этого мирно возившаяся во влажной земле, тут же подскочила к нему и ткнула носом. Росток точно сам по себе вонзился в землю, а Саймон погрозил моему волшану пальцем.

– Ты мне грядки не нарушай, мелочь пузатая. Куда его воткнула, а? Да тут тропинка, его ж затопчут!

– Она хотела помочь! – заступилась я за Эсси, которая поджала хвост и спряталась за меня.

– Они все помочь хотят, – проворчал Саймон. – Учи ее, Килей. Молодые волшаны дурные, энергии много, иногда понаделают такого, что за голову хватаешься. Эх, дай сюда! Нойхо!

Под воздействием заклинания росток вместе с куском тропинки взмыл вверх и плавно опустился в нужное место.

– Видела, как надо? – повернулась я к Эсси.

Та легла на землю и закрыла уши лапами. Я не выдержала и рассмеялась. В эти дни моя зан как никогда поддерживала во мне силу духа.

– Саймон, – вернулась я к разговору, при этом следя, чтобы больше ростки не падали. – А может, школы соединятся обратно? Ну ведь должен кто-то понимать, что это Зарекк когда-то произвел раскол!

– Зарекк? – усмехнулся Саймон. – Не знаю, Килей, не знаю. Может, он лишь подтолкнул к этому. После войны ведь могли понять, осознать, что раскол ничего хорошего не принесет. Но нет, у нас предпочитают помнить ошибки и ковыряться в старых ранах. А заодно наносить новые.

Его темно-карие глаза посмотрели на меня так, что я все поняла. Про новые раны. Ведь мое положение стало таким потому, что мира между магами не существовало. Лишь холодный нейтралитет. Не будь раскола между магами, я бы не пряталась сейчас в Аркано от собственных родителей. Не рассылала бы писем родственникам в надежде получить деньги на учебу. Возможно, даже с Адрианом все сложилось бы иначе.

Последняя мысль кольнула в сердце и растворилась. Зачем думать, что было бы. На деле все обстоит по-другому. Я в Аркано на птичьих правах. До конца лета остался месяц, а у меня ни денег, ни сочувствующих, ни… ничего. Зато родители пытаются вытащить меня отсюда. Леди Вейр периодически говорила мне, что школу завалили гневными письмами. И я сначала боялась, что ректор не выдержит и отдаст меня родителям. Но нет, леди Вейр сухо сообщила, что я сейчас временно под ее защитой. Вот если до начала учебного года у меня не получится оплатить учебу – тогда да, к сожалению, со мной придется расстаться. А сейчас мое положение она трактовала как «ученица Аркано, временно оказавшаяся в тяжелой финансовой ситуации».

– Задумалась, Килей?

Голос Саймона выдернул меня обратно в реальность, где я с изумлением увидела, что не уронила ни один росток. Хотя мыслями и витала где-то далеко. Все они заняли положенные места и сейчас на глазах расправляли нежные листочки.

– Бесит, что один маг разрушил столько всего! – зло ответила я.


* * * | Пробуждение Земли | * * *