home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать третья

Утро моего дня рождения началось со стука в дверь. Точнее – с ударов. От которых я подпрыгнула на кровати, как и Хелен. Пару секунд мы ошалело-сонными взглядами смотрели друг на друга, а затем так же дружно уставились в сторону двери.

– Кто там? – выдохнула я, но нас не услышали и продолжали барабанить.

Хелен на всякий случай создала на кончиках пальцев подрагивающие капли воды. Чтобы в случае попытки над нами подшутить запустить их в глаза шутнику. Сейчас, когда весна уже была в самом разгаре, а инициация должна состояться через неделю, многие старшеклассники любили поиздеваться над теми, кто готовился к ней. Иногда шутки становились слишком жестокими и карались учителями. Но чаще они оставались на уровне приколов. Например, постучаться в комнату и облить открывших водой. И все в таком духе. Я их называла «идиотами» и старалась особо не обращать внимания. Впрочем, меня и Хелен не трогали. Подозреваю потому, что рядом с нами частенько находился Леонар.

– Кто там? – рявкнула я уже громче, отогнав мысли про Гловера и Адриана. Эти двое в них всегда появлялись не вовремя.

– Мы! – услышала голоса и узнала Эдуарда и Ленору.

– Я открою, – зевнула Хелен.

Она натянула халат поверх пижамы и побрела через гостиную к двери. Сегодня мы с ней не вскакивали как укушенные за хвост волшаны. Сегодня был выходной, все отсыпались.

Ну да, все, кроме наших друзей.

Я как раз тоже надевала халат, когда в гостиной послышался топот и взвизги. Влекомая любопытством и желая сказать друзьям пару ласковых, вышла из спальни.

– С днем рождения!

Они закричали все трое, с широкими улыбками и какими-то блестящими свертками в руках. Причем Хелен – хитрюга – больше сонной не выглядела. Она встретилась со мной взглядом и подмигнула.

– Лиз, отомри! – проговорила Ленора.

А Эдуард, у которого порозовели скулы от смущения, шагнул вперед и протянул мне букет из розовых рилий. Мелкие цветы пахли нежно и по-весеннему. Их, да еще белые аквалеи, принято дарить молодым девушкам. На свадьбу же обычно преподносили остангские розы нежных оттенков и терралийские эрантесы. А после женщины уже могли получать букеты из любых цветов.

– Вы ненормальные… – пролепетала, беря букет. Тот ощутимо оттянул руки. – Вы психи! – взвизгнула я и кинулась обнимать друзей.

Несколько минут в комнате царили вопли и поздравления. Ленора, Эдуард и Хелен, перебивая друг друга, выкрикивали свои пожелания. Я же просто слушала и понимала, что улыбаюсь до ушей.

Прежде мне таких сюрпризов не устраивали. Дни рождения в Клейроне обычно проходили в кругу семьи и друзей с их родителями. Таковы традиции. А вот пятнадцать лет – это некий рубеж. Ты еще не взрослый маг, но уже не ребенок, который может веселиться лишь под присмотром родителей.

А значит, этот день рождения я могу провести совсем по-другому!

– Какое кафе в городе может дать нам все, что надо для праздника? – спросила я, когда друзья немного охрипли и притихли.

Эдуард сразу же откликнулся:

– «Хибара Фэй»! Там самые вкусные коктейли и горячие настойки. Алкоголь, правда, не подают до инициации, но…

– А нам алкоголь не нужен! – перебила его Ленора строгим тоном. – И вообще, в «Хибару» пускают магов с обеих школ. Лучше выбрать что-то другое.

– Фэй не разрешает стычек на своей территории, – возразил Эдуард, пока мы с Хелен по очереди смотрели то на него, то на Ленору.

– То-то из ее заведения то и дело выставляют магов!

– Именно выставляют, Ленора! У них в правилах четко сказано: один конфликт, и все, больше маг в заведение не войдет. А где ты еще попробуешь такой ягодный пунш с кусочками ананаса и свежей вишней? А пироги с мясным желе, а…

– Все, Эд, заткнись! – попросила я. – Идем в «Хибару», заметано. Тем более мы просто хотим отметить день рождения, а не встревать в переделки с аркановцами.

– И можем сесть за столик поближе к стойке, – тихо проговорила Хелен. – Фэй частенько сама контролирует порядок в заведении. Она очень сильный маг земли, но никому не отдает предпочтения. Я там пару раз была, когда родители приезжали в Аргениум.

– И что? – поинтересовалась Ленора мрачно. – Никаких драк не видела?

– Не-а, – мотнула головой Хелен. – Хотя там сидели ученики обеих школ. Фэй уважают и побаиваются, она же входит в Совет Магов, который образовали после войны Зарекка. Такие строго следят за конфликтами и стараются продвигать мысль, что нельзя больше притеснять огневиков и землевиков за то, что кто-то из них поддерживал Зарекка.

Ленора фыркнула: она в этом плане была непреодолимо упряма. Считала, что раз огневики и землевики один раз предали, то легко предадут и в следующий раз. Я не раз слышала от нее рассуждения на тему, что зря им дали места в парламенте. Мол, среди них легко могли остаться поклонники Зарекка, которые сейчас лелеют мечту о продвижении его идей.

– Мы просто отметим мой день рождения, – подвела я итог. – Сразу после уроков, хорошо? Кстати, у нас через полчаса занятия у леди Грин.

Опять поднялась короткая суматоха, после которой Эдуард и Ленора умчались в столовую, а мы с Хелен попытались быстро умыться и одеться, чтобы тоже успеть перекусить.

А у кабинета истории магии меня ждала засада в лице Леонара. Точнее, огромного букета цветов, за которым Леонар прятался. Огромное нежно-розовое облако с упоительным ароматом надвинулось на меня. А я попятилась, понимая, что вот сейчас на мне скрестились взгляды всех, кто был в коридоре.

– Лиз, поздравляю с днем рождения!

– С-с-спасибо, – ответила я, продолжая пятиться, пока не наткнулась спиной на Хелен. В итоге пришлось принять букет, который слегка пригнул меня к земле. А аромат стал совершенно одуряющим. Я ощутила себя бабочкой, попавшей в розовый куст.

Леонар же легко раздвинул нежные стебли и поцеловал меня в уголок губ. Совсем целомудренно. А вокруг раздались перешептывания, я поймала завистливые девичьи взгляды. Ну вот, теперь точно не скажешь, что мы просто дружим. И куда мне букет девать?

– Что здесь происходит?

Голос леди Грин заставил всех собравшихся вокруг нас с Леонаром мигом разойтись. Я же разойтись не могла, так как проход в кабинет закрывали любопытные одноклассники, а сбежать не позволяла сама леди Грин. Как всегда элегантная, в темно-синем наряде, с безупречной прической, она разглядывала меня и Леонара. Ее фьюрри расчихался от цветочного запаха и прикрыл нос лапой.

– У меня… день рождения, – проговорила я негромко.

– Леди Грин, прошу прощения, – а вот голос Леонара звучал громче, – это моя вина, я отвлек Килей не совсем вовремя. Но согласитесь, что врываться к ней в комнату с утра было бы неразумным.

– Гловер, я рада, что вы не лишены голоса разума хотя бы эпизодически, – ответила леди Грин. – И раз уж вы о нем заговорили, то на вашем месте я бы забрала букет и подержала у себя до конца занятий. Не думаю, что учебе Килей поможет ваш подарок. У нее и так проблемы с оценками.

– Я их улучшила, – возразила я скромно, на что леди Грин сообщила, что улучшений недостаточно. И букет все равно будет отвлекающим фактором.

– Согласен! – ответил Леонар. – Прошу прощения за недальновидность, леди Грин. Элизабет, я исправлюсь вечером, хорошо?

С этими словами он аккуратно взял букет и отступил назад. А я шагнула в класс, под десятками взглядов и понимая, что вечер обещает быть веселым.

Кажется, Хелен и Ленора с Эдуардом это тоже поняли.

– Тема сегодняшнего урока: «Становление магических законов после войны Зарекка», – продиктовала леди Грин.

– Лиз, – послышался сзади шепот Эдуарда, – ты что, этого индюка тоже позвала?

Нет, но теперь явно придется.

– Не называй его индюком, – попросила едва слышно. – Он нормальный, если не выпендривается.

– Но у него своя компания, – шипел друг. – Ему почти восемнадцать. Он не согласится!

– Я ему еще не говорила, – процедила я сквозь зубы.

Хелен пихнула меня локтем и взглядом посоветовала записать тему. Но не успела я последовать ее примеру, как получила тычок в спину и возмущенный шепот Эдуарда:

– Лиз, он же тебя бесил!

– Симм, вы не хотите просветить меня и класс, о чем так рьяно шепчете Килей?

Голос леди Грин заставил Эдуарда замолчать на мгновение, а затем он ответил милым голосом:

– Я спрашиваю, что она думает о переделе магических законов.

– С таким вопросом лучше обращаться ко мне, Симм, а не к одноклассникам. У всех вас пока что крайне разрозненные сведения, почерпнутые в основном из разговоров родителей и из желтой прессы.

– Но разве слухи порой не подтверждают факты? – подала голос Ленора. Ну да, сразу на защиту Эдуарда. Я прикусила губу, сдерживая улыбку.

А я смогла бы так броситься защищать Адриана или Леонара?

«Адриана есть кому защищать», – укусила меня мысль. Ядовитая и мерзкая.

– Факты надо получать от членов парламента, – подала голос Франческа Хэйден.

– И много у тебя там знакомых? – послышался смешок от Дэна Сэймонса.

– При желании найти можно.

– Вам повезло, Хэйден, – отметила леди Грин сухо. – Но у многих подобных знакомств нет, так что, думаю, нам стоит обсудить все это на уроке. Итак, приступим. И первый вопрос: как думаете, насколько быстро парламент предложил редактирование законов? Попрошу обосновать ваши ответы. И вариант «мне так кажется» не подходит.

Я с мысленным стоном попыталась включить мозги, которые сейчас хотели думать не об учебе, а о дне рождения.

Но у леди Грин хотя бы не было практических занятий по магии. Так что с ее урока я хоть и вышла, ощущая себя выжатой тряпочкой, но зато с довольно высокой оценкой. А вот следующий урок оказался у лорда Рэнделла. А он преподавал именно отработку магической защиты. Мои оценки у него и у лорда Лоу стремились к такой печальной величине, что, по словам второго, хотелось рыдать.

– Килей, я думаю, даже зайца можно научить магии со временем. Но не вас.

Я посмотрела на лорда Рэнделла и еще раз повторила заклинание. Хольдо я за прошедшие месяцы основательно подтянула, и слова лились без ошибок. Тем не менее ничего не помогало. Более-менее у меня получалось, если мы работали с подземными водами или чем-то подобным. А вот та же попытка сконцентрировать воду из стакана в паровое облако раз за разом терпела неудачу.

К счастью, уроки наконец закончились. К тому времени я уже чувствовала себя так, точно по мне потопталась сотня волшанов. Но прохладный душ и осознание, что сегодня мне исполняется пятнадцать лет, придали сил. А там и родители приехали.

Я встретилась с ними в специальной гостиной, устроенной как раз для подобных приемов. Изящная дорогая мебель, стены с бежевым оттенком, тонкий фарфор и горячий чай, которые нам подали слуги из столовой.

– Дорогая, с днем рождения!

Мама первой подбежала ко мне, стоило войти в гостиную. Обняла, обдав запахом духов и шелестом платья. Я прижалась к ней. Пусть мы ругаемся, но помню, как она молча поддержала меня в тот вечер бала. Когда мне просто хотелось побыть одной.

Отец тоже обнял, поцеловал и пробормотал слова поздравления.

– Спасибо! – Я повисла у него на шее.

Ну пусть он со мной иногда слишком строг, все равно любит. Отцы – они не всегда показывают свою привязанность к детям. Точно стесняются.

– Дорогая, мы договорились, что ты сегодня можешь остаться на ночь дома, – продолжала мама.

Она ни минуты не могла усидеть спокойно, то поправляла мне волосы, то воротничок формы, а то подливала чай. Мне кажется, такая перемена в ее настроении еще объяснялась и тем, что мои отношения с Гловером стали гораздо теплее. Он пару раз притаскивал мне наборы пирожных, один раз принес ужасную просто игрушку в виде фьюрри. Причем, судя по огромным глазам и длинным лапам, тот, кто это шил, фьюрри видел один раз и то издалека. Но мне страшилище пришлось по вкусу, я усадила его на кровати. Хелен каждый раз притворно вздрагивала и ругалась.

– Мам, пап, – перебила я их, – мне сегодня пятнадцать исполнилось.

– Еще нет, – проворковала мама. – Ты родилась ближе к полуночи, Бет. А сейчас еще и трех нет.

– Неважно. В общем, я хочу отметить день рождения с друзьями, в кафе.

Мама резко замолчала на полуслове, а папа начал хмуриться. Торопливо, понимая, что я трусиха, пробормотала:

– Леонар тоже там будет. Он мне сегодня во-о-от такой букет принес!

Нахмурившиеся было брови отца чуть разгладились, а лицо мамы приобрело задумчивое выражение. Она явно сейчас разрывалась между желанием побыть с дочерью и пропихнуть ее поближе к предполагаемому жениху.

Второе победило.

– Ну… хорошо. Милый, ты что скажешь?

– Пятнадцать лет, – махнул отец рукой. – Хорошо. Но смотри, Бет, если ты наврала про Гловера…

– Не наврала, – буркнула я возмущенно. – Можете зайти и проверить. Только представляю, как надо мной потешаться будут.

– Никто никуда не зайдет, – перебила меня мама. – Все, успокойтесь. Милая, тогда после кафе приезжай домой, мы посидим по-семейному. А с утра папа перед работой отвезет тебя обратно в школу.

План мне понравился. По дому я успела соскучиться, как и по вкуснейшим булочкам с изюмом от нашей Алесы. Какао и булочки у камина, да с интересной книгой. М-м-м! Таких мелочей мне тут не хватало. Да и можно надеть любимую старую пижаму, которую мама не дала взять в школу. А если Йор придет, то можно будет привалиться к ее мягкому боку и немного так подремать. В детстве я порой засыпала в подобном положении, пока мама или папа не переносили меня в спальню.

– Тогда сначала кафе, а потом дом и подарки, – подвела я итог.

Родители еще немного поболтали со мной, но спустя полчаса уехали, сославшись на дела. Угу, а то я не понимаю, что они отправились готовить мне различные сюрпризы. Отец к подаркам подходил со всей ответственностью. Он год слушал мои разговоры, запоминал, чем я восхищаюсь, а затем все это искал. И ведь находил!


Глава двадцать вторая | Пробуждение Земли | * * *