home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцатая

– Я иду на бал.

Короткая фраза, сказанная за завтраком, мигом сотворила на лицах родителей некое умиление. Я же ковыряла ложкой кашу с фруктами – легкая и полезная еда для начала нового дня, как говорит мама. Мне же хотелось чего-то не слишком полезного. Например, бутерброда вон с той рыбкой.

– Отлично, – сообщил отец. – Семья Гловеров заедет к нам сегодня ближе к пяти вечера.

– У меня одна просьба, – продолжала я. – Не надо пихать меня к Леонару, хорошо? Я иду на бал, но это не означает, что согласна весь вечер показывать, как счастлива вашим выбором.

Отец мигом потемнел лицом, но мама положила руку ему на локоть и чуть сжала. Хм, обычно мне влетало от нее, а тут родители точно поменялись ролями.

– Никто не собирается, как ты выразилась, пихать тебя к Леонару, – примирительно произнесла она. – Но правила бала таковы, что все обрученные должны появиться вместе. Традиция, Бет.

Куда мне против традиций!

Но желание устроить Адриану сюрприз оказалось сильнее отвращения к Гловеру. В конце концов, перед родителями он явно будет разыгрывать паиньку, так что пусть побудет рядом.

В итоге день пролетел как одна минута. После завтрака началась суета, на которую отец посмотрел и просто ушел в кабинет. А вот мне удрать не удалось. Мама вызвала из модного салона «Блеск и шик» кучу стилистов, массажистов и еще кого-то. Сама она явно наслаждалась тем, как они порхали вокруг нее. Я же лишь ойкала от того, как меня массировали. Правда, после массажа бодрость оказалась такой, что хотелось прыгать до потолка.

– А теперь бассейн, – скомандовала одна из массажисток. – Водным магам необходимо перед балом побыть в своей стихии.

Ну да, особенно таким, как я.

В бассейне мне пришлось провести почти час. Вода оказалась теплой, с ароматными маслами и душистой пеной. Я попыталась воззвать к стихии, но не добилась даже легкого отклика. Хотя, возможно, дело в том, что сознание не желало концентрироваться на магии.

Все мысли занимал Адриан.

Я до сих пор ощущала его поцелуи на губах. Ночью долго ворочалась в постели, не в силах уснуть – все казалось, что наша прогулка продолжается. Вскакивала, искала его взглядом и тут же понимала, что нахожусь в спальне, а за окном – глухая ночь.

Видимо, оттого с утра под глазами и появились легкие синяки. И сейчас стилисты ворчали и думали, как их убрать.

В итоге ближе к пяти, когда за окнами начали сгущаться легкие зимние сумерки, я стояла в своей комнате и внимательно разглядывала отражение в огромном зеркале.

Да, надо мной поработали на славу. Нежно-сиреневое платье открывало руки, но прикрывало плечи и грудь. На корсаже переливались мельчайшие жемчужины – украшение юной девушки. Такие же мелькали в многослойной прозрачной ткани юбки. А на шее виднелась нитка из того же жемчуга. Вот и все украшения.

Волосы мне завили и уложили волнистыми прядями, закрепив мелкими заколками в виде бабочек, с блестящими крыльями. А с лицом делать ничего не стали, сообщив, что молодость – это уже украшение. Разве что посоветовали спать получше, чтобы румянец стал ярче.

– Ты красавица.

Мама, шурша темно-синим платьем, вошла в спальню, коснулась моего плеча. Сама она выглядела в этот вечер просто блестяще. Настоящий водный маг в оттенках синего и бирюзового. Темные, как и у меня, волосы, она собрала в высокую прическу, отчего черты ее лица казались тоньше.

– Ты тоже, – сообщила я.

А сама все косилась на себя в зеркало. О да, Адриан, держись! Я иду! А от Гловера там как-нибудь избавлюсь.

Кстати, о нем. То есть о Гловере. Он и его родители прибыли минута в минуту, чем заслужили мамин восторженный шепот о пунктуальности.

– Говорят, Зарекк тоже отличался этим, – прошипела я себе под нос. Так тихо, чтобы никто не услышал.

Родителей Леонара я видела впервые. Несмотря на мое отношение к их сыну, они мне неожиданно понравились. Такие спокойные, чем-то похожие друг на друга, статные и красивые. Оба – маги воздуха. Их волшаны – эйро – также казались родственниками. Одинаковое серо-голубое оперение, прищур оранжевых глаз и особый наклон головы со смешным хохолком. Правда, эйро-мальчик оказался покрупнее, головой доставал почти до бедра хозяина.

– Элизабет? – Мать Леонара, Эмилия Гловер, смерила меня внимательным взглядом и широко улыбнулась. – Рада познакомиться с тобой. Лео много о тебе рассказывает! Мой мальчик очень впечатлительный.

– Взаимно, – присела я в заученном книксене.

Сам «мальчик» стоял рядом с родителями и с удовольствием меня разглядывал. Ладно, Леонар все же удался и внешностью, и умением носить наряды. Но эта ухмылочка…

Пока наши родители обменивались приветствиями, мы с Лео обменялись взглядами. Честно? Я не увидела, что он от меня без ума. Да, оценил наряд, но и только. Его эйро так и вовсе спал, повиснув в воздухе и раскинув крылья. Ленивый и сонный. Я даже уже забыла, как его зовут.

Из дома пришлось выходить под руку с Лео. Я мысленно проскрежетала зубами и порадовалась, что на мне тонкие перчатки. Так хоть можно не касаться его кожей.

– Бет, ты великолепно выглядишь! – сообщил мне Лео не слишком тихо, за что получил умильные улыбки с обеих родительских сторон.

Я заскрежетала зубами еще сильнее. Ненавижу этикет!

– Спасибо, я старалась.

– Рад, что моя невеста так заботится о своей внешности.

Тут я не выдержала и ухитрилась пнуть Лео по лодыжке. Парень зашипел, но улыбку с лица не убрал. Правда, и про невесту больше разговаривать не рискнул. И в карете за руку не взял, так как я сверкнула глазами весьма красноречиво.

Бал проходил в королевском дворце. Огромное пятиэтажное здание с самым большим бальным залом, какой я когда-либо видела. Витражные окна, на которых изображались сцены из жизни знаменитых магов, роскошные люстры, белоснежные стены, украшенные росписью и картинами. Всплески воды и огня тут и там, под присмотром магов. На моих глазах под потолком расцвели огненные цветы и опали яркими искрами.

– Какая красота!

– Да, тут неплохо, – ответил Лео делано небрежным тоном. – В прошлом году тон задавали водники, но в этом году пока лидируют сай в выборе волшана года. Хотя, по мне, у огневиков весьма скучные развлечения: знай себе создавай огненные фигурки.

– Их еще создать надо, – огрызнулась я.

Верхнюю одежду с поклонами принимали перед входом в бальный зал. Запахи, десятки запахов обрушились на меня, так же как и музыка с ярким светом. И люди. Множество магов из высшего общества, с широкими улыбками, в роскошных нарядах…

Как мне здесь отыскать Адриана?!

– Элизабет! Леонар! Где же вы?!

Я заметила наших родителей. И оценила стоявших рядом с ними магов. Та-а-ак…

Следующий час прошел в каком-то блестящем хороводе. Меня знакомили с кучей высокопоставленных лиц, я пила невероятно вкусный безалкогольный пунш, я вела светские беседы под музыку, что играл настоящий оркестр. Он располагался на полукруглом балкончике, нависающем над залом.

– Да, – у меня, кажется, улыбка прилипла к ушам, – да, леди, весной у меня будет обряд инициации. Что? О, это очень интересно. Знаете, меня всегда интересовала историческая подоплека магии.

Какой кошмар!..

– Да, лорд Гриндейл, я изучаю хольдо. Согласна, язык сложный, но невероятно полезный. Куда мы без него?

Краем уха я слышала, как примерно таким же тоном Леонар воркует с другими гостями. Эх, это ведь идеальный шанс, чтобы удрать. Недожених занят, родители – тоже, в танцах перерыв.

Мне повезло, что любители задавать вопросы отвлеклись. Так что я сделала шаг, другой… и спряталась за какой-то дамой в необъятном белоснежном платье. Замерла на мгновение, а потом заскользила между гостями.

Не представляю, как отыскать здесь Адриана.

Но я напрасно боялась. Такого, как он, можно заметить в любой толпе. Я как раз оказалась рядом с лестницей, что вела на балкон к музыкантам, и встала на верхние три ступеньки, когда увидела его.

Адриан выглядел так, что сердце ухнуло куда-то вниз, а губы загорелись. Точно их согрело мягкое пламя огненного мага.

Темно-красный жакет, больше похожий на диковинный мундир, узкие черные штаны, заправленные в модные высокие сапоги с причудливой шнуровкой. Черные волосы картинно растрепаны, глаза сверкают, как и у его сая. Тот шел рядом с хозяином, то и дело поворачивая в сторону морду.

Я вскинула руку, надеясь, что он заметит…

Да так и замерла. Имя Адриана застыло на губах, не успев слететь с них.

К нему подбежала девушка в алом платье, кинулась на шею. С моего места отчетливо было видно, как она прижалась к его губам, а он…

Он ей ответил!

Я пока не понимала. Происходившее на моих глазах не доходило до сознания. Мозг только отмечал то, как руки Адриана лежат на талии у девушки, как она льнет к нему.

Это же не по-настоящему, да?

Такое не должно происходить в реальности!

Моя рука упала, точно все силы разом исчезли. Да я и сама едва не села на ступени. Кажется, только что произошло нечто ужасное.

У него девушка есть, вот что произошло.

Я не чувствовала ног, рук, в голове звенела пустота. Люди вокруг вдруг точно смазались, вместе с шикарным убранством зала. А потом в сердце вонзилась игла. Стало так больно, что захотелось взвыть.

Как там, на этот бал все, кто помолвлен или собирается, должны приходить парами?

Я не помню среди родственников Адриана такой девушки. Да и поцелуй ее далеко не сестринский.

«Что ты делаешь со мной, водница», – вспомнила я его шепот. А еще площадку на башне и поцелуй, от которого словно таял вокруг снег. Его пальцы в моих волосах, его дыхание, которое смешивалось с моим.

Это нечестно!

И подло!

Я заставила себя спуститься с лестницы. Нет! Адриан не должен меня увидеть сейчас! Я не смогу удержать себя в руках, и тогда обязательно произойдет что-то плохое!

Бежать! Бежать отсюда!

Хорошо, что под длинным платьем было незаметно, как дрожат ноги. Я буквально промчалась между гостями бала. И оказалась в дверях как раз в тот момент, когда заиграл терралийский вальс. Мой любимый танец! Традиционно его принято танцевать со своими возлюбленными.

Я не выдержала и обернулась…

Как раз чтобы увидеть, как Адриан предлагает руку девушке в алом.

Его взгляд скакнул со спутницы в толпу, а потом и на меня. Всего миг, один лишь миг я смотрела на мужественное лицо друга детства. А потом развернулась и стремглав бросилась прочь. Подальше от этой музыки, от этих разряженных магов, от родителей…

Прочь, прочь!

Плакал весь мир. Плакало мое разбитое сердце.


* * * | Пробуждение Земли | Глава двадцать первая