home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава восемнадцатая

Выходя за ворота школы, я чувствовала себя преступницей, отбывшей срок и покидающей место своего заключения. Чуть замедлила шаг, вдыхая сладкий воздух свободы.

– Бет, ты чего застыла? – окликнула меня мама.

Открылась дверь нашей кареты, и на подножку выскочила Йор, мамин волшан, и повела носом. Дальше не пошла, переминаясь лапками и подергивая хвостом. Почему-то Йор не любила снег. А еще волшан воды, называется! Зимой по улице она передвигалась исключительно на руках у мамы или на ее шее, изображая воротник.

Я думала, что за мной просто карету прислали, и удивилась, что мама встречает. Как я все же соскучилась по родным!

Сорвалась с места и бегом достигла кареты. Подхватила на руки Йор и с ней забралась внутрь. Пушистая вредина меня даже языком лизнула, что было невероятно само по себе. Обычно она меня только терпит, признавая лишь маму, и таких нежностей я никогда не удостаивалась. Точно, мамины эмоции улавливает. Потому что стоило мне оказаться в карете, как попала в крепкие родительские объятия.

– Как же я соскучилась! – выдохнула она. – Вы с отцом два упрямца, а обо мне хоть кто-то подумал?

Ну да. После моего отказа ехать с отцом на выходные домой он больше не приезжал. А я в город так и не вышла. И домой не писала, обидевшись. Как приятно все же чувствовать, что тебя любят!

– Ты так похудела! И бледная совсем, – с беспокойством стала разглядывать меня мама. – Я не понимаю, вас там совсем не кормят?!

– Экзамены сложные были, – призналась я. – Приходилось столько заниматься, что не всегда попадала на ужин.

– Понимаю. – Мама отвела глаза.

Родителям уже доложили, что с управлением и контролем силы у меня совсем плохо. Я едва-едва сдала экзамены, и многие оценки мне просто подарили за старательность, давая доучиться этот год и получить волшана. Но лорд Лоу прямо сказал, что если и после этого ничего не изменится, снисхождения ко мне не будет.

Обидно до слез. Я же ночей не досыпала, тренируясь, из кожи лезла, но в ответ лишь пшик. Вода отказывалась мне подчиняться.

Тряхнула кудрями, отгоняя невеселые мысли. Все потом! А сейчас я еду домой, на днях долгожданный бал во дворце, где соберутся ученики Мимамо и Аркано, и долгожданные каникулы!

– Едем домой! Ты бы знала, сколько всего повариха наготовила сегодня по случаю твоего приезда.

– А папа дома? – не удержалась я от вопроса.

– Он занят по работе. Но вечером у нас праздничный ужин.

– Хорошо, – улыбнулась я, чувствуя, как ледяной ком в груди понемногу тает. Меня все же ждали!

Я жадно прильнула к окну кареты, рассматривая город, преобразившийся к празднику. Помимо выпавшего снега, укрывшего дома и улицы белым покрывалом, лавки и дома были украшены переливающимися всеми цветами радуги кристаллами. Вечером их свет бросал разноцветные брызги на снег, придавая городу красочный и немного игрушечный вид.

Деловая часть столицы преобразилась. На большой площади возле управы вырос ледяной город с башнями, арками, горками, ледяными скульптурами. Но центральное место занимала символическая башня с часами. Все знают, что нужно подняться на нее и загадать желание, которое хочешь, чтобы сбылось в новом году.

В нашем городе на площади тоже строили башню, горки, но они были из снега, а не как в столице из прозрачного голубого льда. Людей в ледяном городе было полно, особенно молодежи. В школах экзамены практически закончены, все ждут бала, чтобы после него разъехаться на каникулы по домам.

Для младших классов бал проходит в школе, а старшие, к которым в этом году уже относились мы, были приглашены во дворец. В школе сейчас только и обсуждают наряды, прически и кто с кем пойдет.

Мы уже проезжали площадь, и я бросила тоскливый взгляд на ледяной город. На башне с часами возник парень, мотнул головой, вытряхивая из волос снег. Его огненный волшан распушил крылья, защищая хозяина от летящего снежка. Было принято поднимающихся на башню обстреливать. Чтобы не задерживались наверху, освобождая место другим.

В движении парня мне почудилось что-то знакомое, и сердце екнуло – Адриан! Я прилипла к окну, но мы уже были далеко, и рассмотреть его хорошо я не могла. Но тут он наклонился, протягивая руку вниз, и помог взобраться девушке. Я завистливо посмотрела на парочку. Не Адриан. Глупая, забыла – он же говорил, что сегодня у него сдача последнего экзамена. Но я бы все отдала, чтобы так же подняться на башню с ним и загадать желание.

– Кого-то увидела? – тут же спросила мама.

– Одноклассница, кажется. У нас уже все побывали здесь, – грустно произнесла я.

– Я поговорю с папой. Но ты же понимаешь, что одну он тебя вряд ли отпустит.

– А можно я пойду в город с Хелен? Моей соседкой по комнате?

– М-м-м… знаешь, если она придет к нам завтра домой и папа с ней познакомится, думаю, он не откажет.

– Ура-а! Мама, ты лучшая!!! – подпрыгнула от радости я.

– Подожди благодарить.

– Ты же его уговоришь, если что? – умоляюще посмотрела я на нее.

– Постараюсь, – сдалась она.

Я прижала к груди свою сумку, где лежал дневник. Там оставались чистыми всего лишь несколько неисписанных листов, и я берегла их. Но сегодня обязательно напишу Адриану о месте возможной встречи. Соскучилась по нему ужасно! И я ведь не обманываю родителей. Всего лишь немного недоговариваю, для их спокойствия.

– Только чтобы без глупостей! – как почувствовала мама.

– Я все поняла, мам, – смиренно ответила ей.

Вынужденное заключение в школе поневоле заставило быть благоразумнее. Не настолько, чтобы отказаться от встреч с Адрианом, но, по крайней мере, я понимала необходимость не выставлять их напоказ.

В моей комнате все осталось без изменения, но показалась она мне чужой. Взгляд остановился на манекене, на который было надето бальное платье. Поправка: шикарное бальное платье! Такое воздушное, как мечта, нежно-сиреневое.

– Мама…

– Тебе нравится? Я решила, что на балу ты должна быть самая красивая.

– Да-а-а! Оно прекрасно! – восхищенно выдохнула я. Впервые она угодила мне с выбором одежды.

– Померь.

Меня не надо было просить дважды.

День пролетел незаметно. Вначале мы были заняты, продумывая прическу и украшения к платью. Кружась в нем перед зеркалом, я мысленно представляла, как буду танцевать в бальном зале с Адрианом. Это единственный день в году, когда не принято демонстрировать вражду между школами. Я могу спокойно танцевать с учеником из Аркано, и на меня косо не посмотрят.

Потом мы долго разговаривали с мамой. Впервые за долгое время она слушала меня так внимательно. Ее интересовало все: как я живу в школе, какие предметы мне нравятся, кто мои друзья.

И я рассказывала взахлеб, видя ее искренний интерес. Только в разговоре старательно обходила Гловера, но и мама так ни разу и не спросила о нем.

С отцом я встретилась уже за ужином. Скромно проскользнула на свое место, сдержанно поздоровавшись. Не могла себя вести с ним, как прежде. В моем отношении к нему что-то безвозвратно изменилось.

На его вопросы отвечала кратко, мысленно задаваясь вопросом, чувствует ли он гнетущую атмосферу за столом или это мне только так кажется? По лицу отца ничего не прочитать, но вот его волшан Тьер нервно дергал хвостом и все крутился, не находя себе места.

Речь зашла о предстоящем бале.

– Ты готова к нему?

– Да. Мама все купила.

– Тебе понравилось платье?

– Да.

– Хорошо. За тобой заедет Леонар.

Мне показалось, что я ослышалась.

– Что, прости?

– Леонар Гловер будет сопровождать тебя на бал, – уведомили меня как о чем-то решенном.

– Я не поеду с ним!

Отец приподнял бровь, как бы удивляясь тому, что я осмелилась возражать. Но я не спасовала, вздернув подбородок и отвечая упрямым взглядом.

– Дорогой, Бет бы хотела завтра с подругой из школы сходить на площадь, полюбоваться на ледяной город, – в разговор вмешалась мама.

Отец посмотрел на нее, а потом на меня.

– Что ж, я не против. Надеюсь, ты оценишь, когда к твоим пожеланиям прислушиваются, – прозвучало с прозрачным намеком.

Будь это раньше, я бы вскочила с места, горячо доказывая, что никуда с Гловером не поеду. Но это было раньше. Сейчас я молча опустила глаза в тарелку и продолжила есть. Было горько, так как мечты о бале вот прямо сейчас рассыпались в прах. Я не собиралась никуда ехать с Леонаром. Но мне никто не мешает сообщить об этом родителям завтра. После моей прогулки с Адрианом.

И совесть меня ни капельки не мучила.

После ужина я сразу поднялась к себе, сославшись на головную боль. Упала на кровать, но даже заплакать сил не было. В душе все подернулось коркой льда. Наивная! Думала, что мама ради меня такое красивое платье к балу прикупила, а они дочь как куклу наряжают, чтобы продемонстрировать жениху.

Если бы не встреча с Адрианом, я бы сегодня же в школу вернулась. Кстати, о нем. Достала дневник и открыла. Сообщений не было, от чего настроение упало еще ниже.

«Привет! – написала я. – Я дома. Мы можем встретиться завтра днем на площади городской управы?»

– Бет? Ты как? – В комнату зашла мама, и я быстро закрыла переписку.

А ей что еще надо? Пришла уговаривать, чтобы не злила папу?

– Что ты пишешь? – спросила она, подходя к кровати и присаживаясь на край. Йор была более бесцеремонной и запрыгнула на кровать, растянувшись в ногах.

– Ничего. Хотела составить список, что завтра купить, когда буду в городе.

– Зачем? Мы после вместе проедем по магазинам и купим все необходимое.

Я молчала, не став говорить о том, что если откажусь идти на бал, меня папа в школу вернет. Поэтому планировала сама вернуться туда с гордо поднятой головой.

Мама пододвинула к себе дневник, провела рукой по обложке и рассеянно пролистала его.

– Не обижайся на папу, – осторожно подбирая слова, произнесла она. – Он тяжело отказывается от принятых решений. Ты же знаешь его, всегда привык доводить все до конца.

– Даже если это сделает меня несчастной?

– Мы не враги тебе и думаем о том, как лучше устроить твою судьбу. Иногда решения родителей кажутся неправильными, но мы судим с высоты своего опыта.

– Я не выйду за Гловера, – твердо произнесла я.

– Это не повод отказываться от бала.

Я вскинула на нее взгляд, а она улыбнулась:

– Ты даже сама не замечаешь, как похожа на отца. Когда он с чем-то не согласен, у него появляется такая же складка между бровей и он поджимает губы. Поэтому говорю – не горячись.

Мама встала, разглаживая складки на платье.

– Я соскучилась и не хочу еще раз так надолго с тобой расставаться. Надеюсь, ты уже достаточно взрослая, чтобы быть благоразумной. Отдыхай и подумай над моими словами.

Она пошла к двери, а Йор недоуменно подняла голову, говоря всем своим видом: «Что, и это все? Мы точно уходим?»

Мама кивнула ей, и Йор нехотя поднялась.

– Бет, помни о благоразумии, – попросила она, остановившись. – Я не спрашиваю тебя, почему в блокноте с чистыми страницами такие потрепанные края.

Ошарашив меня последней фразой, она вышла из комнаты.

Первой моей реакцией было прижать к себе самую дорогую на данный момент вещь, единственную ниточку с Адрианом, которая помогла мне пережить время заточения в школе. Затем постаралась унять бешеный стук сердца. Лишь через несколько минут осознала, что обложка потеплела.

Быстро заглянула внутрь, чтобы прочитать:

«Водница, а у тебя не будет из-за этого проблем?»

Мне стало обидно.

«Ты не рад?»

«Еще как рад! Только не хочу, чтобы из-за меня тебя опять заперли. Ты на бал собираешься?»

«Нет».

«Как же так? Тебя до сих пор не простили?»

«Это я их не простила».

«Тогда завтра мы обязательно потанцуем! Когда встречаемся?»

«Я напишу. Днем. Ты сможешь?»

«Даже если Заррек объявится, я все равно что-нибудь придумаю».

Последняя фраза заставила меня улыбнуться, и рука сама вывела признание:

«Я соскучилась!»

«Ты даже не представляешь, насколько сильно я соскучился», – тут же пришел ответ.

В эту ночь я засыпала с улыбкой, найдя мир сама с собой. Зачем мне бал? Погулять по городу вдвоем с Адрианом намного приятнее, чем официальная встреча во дворце. Раньше я мечтала об этом бале, но сейчас поняла, что намного важнее совсем другие вещи. Навязывание помолвки показало, что мне дороже личная свобода, возможность поступать так, как хочется самой. И я собиралась отстаивать это свое право. Оставалось совсем немного потерпеть до получения волшана, и тогда все наладится и с магией.


* * * | Пробуждение Земли | * * *