home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава вторая

Получить волшана – мечта каждого будущего мага. Это как знак взросления, граница между «ты ребенок, слушай родителей» и «о, свеженький маг, очень приятно».

Они приходят из мира Стихий. Говорят, волшаны изначально чувствуют «своего» мага. И с того момента, как встречаются с ним, оказываются неразрывно связаны друг с другом. До смерти мага, так как после этого волшан просто истаивает от тоски и магического истощения. Всего четыре вида волшанов, как четыре стихии: сай – огненные, фьюрри – водные, эйро – воздушные и зан – земные.

– Папа, ну папа, серьезно, расскажи мне!

Я стараюсь не зевать и не закрывать глаза, иначе засну. Мы встали в семь утра, чтобы успеть собраться и позавтракать. И теперь я трясусь в экипаже вместе с отцом. Тот, как всегда, свеж, его волшан тоже. А я напоминаю морское чудовище: такая же бледная, и рот постоянно открыт от зевков. Почти всю ночь не спала, волнуясь и представляя, какой будет моя новая школа.

– Бет, ты уже сама можешь рассказывать эту историю.

– Но мне нравится, как это делаешь ты!

Мы едем сейчас в Мимамо, и я готова на все, чтобы отвлечься.

В Клейроне школы маленькие, учеников меньше сотни. И стоят они всего через два дома друг от друга. Да, мы и дрались классами, и ругались, но все равно как-то компании часто перемешивались.

«Огневики-дураки. Вас водой зальешь, головешки останутся».

«Смотри, чтобы землю есть не заставили».

«Водички хлебни, а то вон иссох весь, сморчок».

«Эй, водница, смотри не испарись в жару».

Я еще раз зевнула и посмотрела на еще пустынные улицы. У нас в городе в это время уже снуют торговцы и людей полно…

На окне одного из домов спал молодой фьюрри. Задняя лапа смешно свесилась с подоконника, большие кошачьи уши чуть подрагивали. Вот он зевнул, показав еще мелкие, но острые клыки, сморщил нос, чихнул.

– Элизабет, – голос отца ворвался в мои мысли, – описать единение с волшаном невозможно. У каждого оно происходит по-разному. Тем более наши фьюрри очень чувствительные, очень тонко ощущают своего мага. Потому просто развивай свой дар. Прошу тебя…

«Эй, Килей, водная малявка, тебе нужен хороший пинок под задницу, чтобы магия заработала».

Ну как-то так мы общались с Адрианом в те моменты, когда гуляли по улицам Клейрона.

А впервые встретились на чужом заборе, соблазненные спелыми яблоками…

Папин волшан Тьер что-то проворчал, гибкое серебристое тело вздрогнуло в коротком сне. Я осторожно почесала его лоб и вздохнула.

Адриан, чтоб ему в лужу по горло наступить, обогнал меня в получении волшана.

Вечерний непонятный страх к утру растворился, точно его и не было. Сны, правда, снились странные, мутные. Тем не менее, когда я при свете солнца осмотрела улицу, ничего подозрительного там не обнаружилось. А то ночью, стуча зубами под одеялом, напридумывала себе такого, что теперь стыдно. Вплоть до воскресшего Зарекка, который решил похитить всех молодых магов. Для чего? Сама не знаю, но такие мысли упорно лезли в голову, пока я не отключилась от усталости.

Мы проехали через площадь, мимо столичной управы. Администрация в Аргениуме не чета Клейрону. Огромное трехэтажное здание, над парадным входом сверкают все четыре стихии в виде шаров. Я уставилась на водный, он напомнил мне огромный глаз морского чудовища. Такие водятся в Великом Северном Море. Мы проехали центр, устремляясь к окраинам. Школы Мимамо и Аркано находятся на разных концах города.

Дороги еще были свободны, и мы быстро добрались до цели. Школа со стороны главных ворот напоминала огромный замок, окруженный высокой крепостной стеной. Но я знала, что она построена в виде подковы, внутри которой находился двор. Там проводились торжественные собрания и физическая подготовка. Раньше, еще до разделения, в одном крыле жили маги огня с магами воды, а в другом – маги земли и воздуха. Сейчас совместное обучение ушло в прошлое, и огневики с магами земли учатся в Аркано.

– Это лучшее учебное заведение, и тебе здесь помогут овладеть даром, – произнес отец, заметив, с каким интересом я прилипла к окну.

Когда мы остановились у входа и слуга открыл дверцу кареты, папин волшан Тьер первым выскочил из нее, потягиваясь всем гибким телом. Надо же, а до этого делал вид, что спит. Сердце от волнения забилось быстро-быстро, но я, держа на лице невозмутимое выражение, приняла руку отца и степенно вышла из кареты.

Заметила, что ехавший за нами закрытый экипаж немного замедлил ход. Поежилась от чужого взгляда. Отец тоже посмотрел в его сторону, но возница объехал нашу карету и подстегнул лошадей. Я мысленно попеняла себе за мнительность. Вспомнила, как слышала, что знакомая какой-то маминой подруги – хороший маг воздуха – начала везде видеть заговоры, врагов, а затем сошла с ума. И теперь живет в Риахо – закрытой лечебнице для сошедших с ума магов.

– Пап, а я могу сойти с ума? – спросила осторожно.

– Скорее сведешь нас с мамой, – вздохнул отец, а я прикусила язык.

Вроде в нашем роду все были здоровые. Ну, не считая тетушки Эллис, которая любила разговаривать с посудой и красила своего волшана в разные цвета. С другой стороны, возможно, это просто ее хобби. Уф-ф-ф-ф, как же сложно.

Стоило отцу назвать свое имя, и привратник пропустил нас без вопросов. Учеников видно не было, но со стороны внутреннего двора доносились голоса преподавателей. Похоже, шла утренняя разминка.

Тенистая аллея привела к таким высоким ступеням, что пришлось приподнимать юбку. За дверями оказался большой холл. Я растерялась, увидев сразу несколько лестниц, а отец, оглядевшись, направился к одной из них.

Подниматься пришлось на третий этаж.

Убедившись у секретаря, что нас ждут, мы вошли. Кабинет ректора был просторным. Деревянные панели стен, книжные шкафы по периметру комнаты. У окна массивный стол, отделанный зеленым сукном, на котором стопкой лежали папки. Рядом со столом подставка, а на ней – волшан эйро, напоминающий филина, с серебристым окрасом и темными кисточками ушей. Он встретил нас строгим взглядом янтарных глаз. Сам ректор стоял у окна и при нашем появлении обернулся. Уже не молодой мужчина с седыми волосами, собранными в низкий хвост.

– Приветствую, дорогой друг! С возвращением. – Ректор протянул руку моему отцу, и я с удивлением поняла, что они знакомы. – Леди, – перевел он взгляд на меня, и я присела в книксене.

Эйро тяжело соскочил на пол, боком подобрался к столу. Я едва не фыркнула, когда он крылом с коготками ухитрился стащить несколько бумаг и начал их перекладывать с места на место. И все это с самым серьезным видом, не мигая. Ректор мельком глянул на него, но вмешиваться не стал. И правильно. Довольный волшан – хороший волшан.

После приветствий отец остался разговаривать с ректором, а меня сдали секретарю – оформлять бумаги на поступление. Секретарь ректора тоже был воздушным магом, но его волшан не производил столь сильного впечатления. Мельче ректорского, пестро-коричневый, он облюбовал низкий стеллаж для бумаг. Я стояла так близко, что могла пальцами коснуться его перьев. Чего, конечно, не сделала. Трогать чужого волшана – дурной тон.

Секретарь дал мне анкету для заполнения, а потом все вокруг завертелось бешеной каруселью, из тех, что воздушные маги демонстрируют на ярмарках. Вот я сижу в приемной с темно-зелеными блестящими стенами, а в следующую секунду мы с секретарем уже идем куда-то. Просторный кабинет, где множество столов, а за ними – люди.

Бумаги, снова бумаги, вопросы со всех сторон, на которые я отвечаю автоматически, смущенная таким количеством незнакомых людей, спрашивающих о личном. И не только о моем даре, но и, например, о болезнях, снах, перепадах настроения. Одна из женщин показала другой мои бумаги, чуть заметно покачала головой. Да, я знаю, оценки по практической магии у меня так себе. Я слабенькая, но все впереди.

Закончилось все так же внезапно. Мне всучили в руки листы бумаги и отпустили. Чувствовала я себя так, как будто всю жерновами перемололи. Со взмокшей спиной плелась за секретарем обратно, пока он на ходу изучал выданные мне бумаги.

– Что ж, приказ о вашем зачислении уже подписан. Вещи доставлены в комнату. Сейчас к коменданту за формой, и еще успеете на занятия. Только получите согласно рекомендациям дополнительную литературу в библиотеке. Вот список, – протянул он один из листов.

Я с растерянным видом взяла, и только тогда стало доходить, что в кабинет ректора я уже не вернусь. А как же отец? Я даже не попрощалась…

Оценив мое состояние, секретарь махнул рукой долговязому парню, на предплечье которого была белая повязка.

– Дежурный, проводи новенькую к коменданту.

На этом посчитал свой долг в отношении меня исполненным и удалился.

– Чего застыла? Идем, а то я на завтрак опоздаю, – недружелюбно поторопил парень.

Старше пятнадцати лет, судя по его волшану – маленькому пузатому эйро с закрытыми глазами, сидящему прямо на голове парня. Вид он имел сонный, а головка с загнутым клювом покачивалась, как болванчик, при каждом шаге моего провожатого. Волшан всеми силами старался урвать мгновения сна. Его лапы-крылья крепко держались за волосы, и я была не уверена, что это не больно.

Волшанов мы получаем маленькими, и они взрослеют вместе с нами. У каждой стихии свой. Всегда любила слушать воспоминания отца о том, как проказничал в детстве его волшан. Это сейчас Тьер полон достоинства, даже не скажешь, что был способен на такое.

– Так-так-так. С кем это ты, Грино?

Дорогу нам заступил старшеклассник. Его уже оперившийся эйро стоял рядом с ним и с интересом рассматривал меня. Я отметила, что перья волшана имеют такой же легкий медный отлив, что и волосы парня. Весьма симпатичного, кстати. Такой же высокий, как мой провожатый, но сложен гораздо лучше. Синие глаза, в свою очередь, смерили меня непонятным взглядом.

– Новенькая. Попросили отвести к коменданту.

– Иди, я сам отведу.

Дежурный бросил на него удивленный взгляд, потом с неким недоумением посмотрел на меня и без пререканий оставил нас.

– Леонар, можешь обращаться просто Лео, – улыбнулся мне парень.

«Хорошие зубы», – отметила я как-то машинально. Улыбка у него и правда оказалась яркая, под стать внешности.

– Элизабет, – назвалась в ответ, не понимая, как себя вести. Свой род он не назвал, ограничившись именем, и я раздумывала, правильно ли поступаю, тоже сказав лишь имя.

– Не обращай внимания на Грино, этот доходяга с утра может думать лишь о еде, и пока не поест, не очень-то и любезен. Пойдем, я тебе здесь все покажу. Ты откуда к нам?

– Из Клейрона.

Лео окинул меня быстрым взглядом с головы до ног, но, видимо, остался доволен моим внешним видом. Внутренне порадовалась, что надела сегодня новое платье и не выгляжу деревенщиной.

– Водница? – ошарашил он меня.

– Откуда ты…

– У тебя красивая плавная походка и движения грациозные. Мы, воздушники, более порывисты.

От неожиданного комплимента я зарделась.

Лео оказался хорошим гидом. Пока шли, показал, что где, помог донести вещи, полученные у коменданта, до женского крыла. Узнав, какой у меня номер комнаты, сказал, что это на четвертом этаже. Мы распрощались у лестницы.

– Осваивайся, Элизабет. Извини, что не провожаю до комнаты, мне Рене пора кормить. – Он взъерошил перья нетерпеливо переминающемуся волшану. – Мой тебе совет: сходи тоже позавтракай, а книги после получишь.

– Спасибо, что потратил на меня время! – поблагодарила я и посторонилась, пропуская спускающихся девушек, которые окинули нашу пару любопытными взглядами. Мои ровесницы, еще без волшанов.

– Увидимся, – с улыбкой кивнул Леонар и ушел.

А мне предстоял подъем наверх. Хорошо еще, сумки уже там. Не привыкла я так высоко взбираться. В Клейроне я вообще дома жила. Школа у нас небольшая, двухэтажная, на первом – классы, а на втором – школьная библиотека, кабинет директора и несколько магически защищенных классов для практических занятий.

В этой огромной столичной школе я терялась. Порадовалась, что утром успела плотно позавтракать перед поездкой. Советом Лео пользоваться не буду. Лучше сейчас переодеться в форму – и за книгами. Пока еще библиотеку найду. И пусть он показывал, куда идти, но тут столько коридоров, почти уверена, что заплутаю.

Вздохнув, я поплелась наверх.

А Лео приятный. По манере поведения видно, что воспитанный, из хорошей семьи. И красивый. Не зря девушки в его сторону глазками стреляли. Пусть все мои мысли и были об Адриане, но льстило, что Лео сам вызвался стать моим провожатым. Ведь ничего плохого, если мы с ним подружимся. Поможет быстрее освоиться.


* * * | Пробуждение Земли | Глава третья