home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четырнадцатая

– Гад! Мерзавец! Напыщенная скотина!

– Не стоит обижать травоядных, – заметила Хелен.

В школьном саду золото листьев смешивалось с солнечными лучами, слабый ветер с шуршанием носился над пожелтевшей травой. На синем небе ни облачка. Красота, да и только.

А мы сидели на каменной скамейке, чьи ножки напоминали массивные лапы неведомого зверя. Сидели вдвоем, подальше от остальных учеников.

– Я прямо как изгой какой-то, – проворчала я, чуть успокоившись. – Нет, ты видела? Они все смеялись!

На самом деле не все, а в основном Абигайл и свита. Но легче от этого не становилось.

– На самом деле многие тебя поддерживают, но не решаются сказать. Лиз, ты в школе недавно, а Гловер самый популярный и красивый парень в Мимамо. У него куча поклонников, учителя его обожают. Ты в курсе, что он идет на Золотой диплом Мимамо?

Я застонала и обхватила голову руками.

– Чувствуешь себя дурой, да? – хихикнула Хелен.

Я лишь вздохнула, а подруга наклонилась, подняла с земли разлапистый желтый лист. Он чуть похрустывал и пах осенью.

– Лиз, как ты можешь? – она заговорила писклявым голосом. – Ах, этот Гловер просто нереально крутой маг! Ах, у него волшан накапливает маны в одну двадцать пятую раза больше, чем у остальных учеников на потоке! А вы видели его глаза?! А ресницы?! А мускулы! А какая у него за…

– Хелен!

– Я просто копирую шепотки тех, кто облизывается на Гловера. И знаешь, хорошо, что ты не среди них.

Я сделала вид, что хочу стукнуть Хелен сумкой. Она лишь расхохоталась и вскочила со скамейки.

– Идем, а то Эдуард с Ленорой нас потеряют. Думаю, они бы сейчас тут сидели, если бы не приехали его родители.

Я хмыкнула, даже на мгновение забыв о своих проблемах. Родители Эдуарда жили в Аргениуме, но на деле появлялись здесь крайне редко, так как часто ездили в соседние города, договаривались насчет поставок обуви. И скучали по сыну, как я догадалась.

– А Ленора… – начала я нерешительно, на что Хелен уже открыто рассмеялась.

– Лиз, ты иногда как маленькая. Со своим Адрианом даже не заметила ничего.

– М-м-м?

– Наши голубки сегодня весь день держатся за руки. Лиз, волшановы шерсть и перья, да они друг другу объяснялись!

Леонар Гловер окончательно отошел на второй план. Думать про него сейчас значило бы оскорбить моих друзей.

– Мамочки-волшаночки! И что, будет помолвка?

– Ну смотря о чем сейчас договорятся. Сама знаешь, помолвка – это одно, а свадьба только после восемнадцати.

Я даже о наказании забыла. Надо же! Почему-то думала, что Эдуард с Ленорой будут до конца школы притворяться лишь друзьями. Интересно, кто был инициатором? И почему решились?

– Там родители Леноры не решили ей жениха подыскать?

– А… нет, не у нее. Это Эдуарду в письмах стали намекать на дочку давних друзей, вот он и не выдержал.

– А у тебя? – осторожно спросила я.

По мне, так Хелен очень симпатичная плюс умная и талантливая. О своих родителях она говорила мало, но с искренней любовью. И мне почему-то казалось, что они с ней не поступят так, как поступили мои со мной.

Вот за что?!

– Ну-у-у, – протянула подруга.

Она бросила лист и теперь наматывала на палец прядь волос, выбившуюся из прически. Серые глаза смотрели куда-то вдаль, на синее небо.

– Мои родители живут в Йеростоуне.

Я присвистнула: да, не ближний свет. Даже на воздушном транспорте лететь почти двое суток. Понятное дело, каждые выходные Хелен не могла себе позволить такое. Но при чем тут теоретические женихи?

– И там они работают… мама горничной в одном доме, а папа трудится в порту… грузы подает. Он маг воздуха, но средний, а мама совсем слабый водный маг. И к тому же по линии папы моя бабушка – маг огня.

– У меня дедушка был магом земли.

– Ну, допустим, Лиз, твой отец – один из председателей городской администрации. Тем более вы официально, при Короле, отреклись от деда, тем самым обелив свое имя. Видишь ли, ваше состояние для Гловеров явно примиряет их с тем, что в твой род затесались неугодные.

А вот теперь между нами повисло неловкое молчание. Эх, я ведь даже не расспрашивала Хелен о ее ситуации в доме.

Мысли мелькали в голове со скоростью игривого волшана. Учеба в Мимамо стоит немало, но есть и субсидированные места. Правда, с определенными условиями. Например, после окончания школы не идти в университет, а отработать пять лет на службе королевства. Звучит неплохо, но проблема в том, что ты не волен при этом выбирать место. Куда пошлют, туда и отправишься.

– Извини.

– За что? – изумилась Хелен. – Лиз, да мне эти выгодные женихи даром не нужны. Я свою бабушку обожаю. Она самый сильный маг в нашей семье, до сих пор работает и не собирается сидеть дома. Думаешь, я променяю ее на какого-то парня?!

Мы посмотрели друг на друга и расхохотались. И хохотали еще минуты три, выплескивая вместе со смехом те проблемы, что пытались прятать от всех вокруг.

Сейчас Хелен стала мне еще ближе.

– Пошли, – все еще посмеиваясь проговорила она, – пошли, Лиз, а то опоздаем на последний урок, и тогда к разгребанию архивов добавится еще что-нибудь.

Я передернулась и быстро вскочила. Последний урок сегодня был у лорда Астона. Он преподавал изящные манеры. Другими словами – как вести себя в обществе. Скучнее не придумаешь, если честно. На его уроках я сидела, подперев подбородок кулаком, и старалась не зевать слишком откровенно. Небольшой, плюгавенький маг воздуха, лорд Астон зачесывал светлые волосы так, точно их волшан прилизал языком. В узких штанах и синем сюртуке, он еще имел привычку натягивать на руки тонкие белые перчатки. По школе гуляли слухи, что у него на пальцах последствия песчаной лихорадки, которую перенес еще ребенком.

– Эй, Килей! – донеслось до меня, когда мы проходили по главной дорожке парка. Тут и там куда-то спешили ученики, слышались разговоры, то и дело в воздух вспархивали волшаны воздуха, а водные фьюрри скользили между ногами, точно жидкость.

Мимо прошла окликнувшая меня Абигайл в сопровождении двух самых преданных подружек. Наморщив нос, она помахала перед лицом ладонью и громко проговорила:

– Ох, от кого так несет плесенью! Фу-у-у-у! Неужели нельзя помыться?

Ее подружки захихикали. Причем я заметила, что в нашу сторону стали многие оборачиваться.

– Ох, Килей, это от тебя несет? – продолжила Абигайл.

– Заткнись, – посоветовала я.

– Без проблем, – мило откликнулась Абигайл. – Тем более стоять рядом с тобой просто фу-у-у! Ты хоть пыль и плесень с ушей отряхни, Килей. Если уж не можешь водой управлять.

– Лучше не управлять водой, чем мозгами, – заметила я громко, а Хелен добавила:

– Просто у некоторых управлять нечем, пустой череп с эхом.

– Рот закрой, Хелен Тейт. Притерлась к Килей, думаешь, подкинет на бедность?

– Лиз!

– Мамочки!

– У нее кровь!

– Вот это да!

Я очнулась, поняв, что пытаюсь вырваться из железной хватки. Над головой гудел знакомый голос:

– … леди Килей! Стойте!

Лорд Фокс подкрался незаметно.

Хелен с Ленорой и Эдуардом смотрели на меня квадратными глазами. Впрочем, как и остальные.

– Дура истеричная! – А вот Абигайл рыдала, пытаясь поправить волосы. Они растрепались, а на правой щеке алели три длинные царапины. А я, оказывается, стояла насквозь промокшая, волосы висели как пакля, неприятно липли к щекам и шее.

Мотнула головой, прогоняя оставшуюся дымку ярости. Не сразу вспомнила, как кинулась на Абигайл, впиваясь ногтями ей в щеку, как она швырнула на меня, судя по ощущениям, ведро воды и начала орать.

«Исключат», – подумала я как-то вяло, обмякнув в хватке лорда Фокса.

– Что здесь происходит?

К нам уже спешила леди Грин, как всегда элегантная и строгая, синие глаза оглядели учеников, остановились на мне.

– Лорд Фокс? – ледяным тоном обратилась она к коллеге. – Потрудитесь объяснить.

– Девчоночья драка, – «потрудился» он. – Только вот кто зачинщик, я пока не понял. Все орут, галдят. Тихо!

От его крика я на миг оглохла, а вокруг тут же воцарилась тишина. И в этой тишине голос леди Грин звучал как-то по-особенному внушительно. Она не орала, не повышала тон. Но даже птицы вслушивались в ее слова.

– Леди Килей и Бетелл за мной. И только попробуйте сделать лишнее движение.

Она кивнула своему фьюрри, и тот мигом пристроился за нами.

Я не смотрела на Абигайл. Дернула плечом, скидывая неприятное ощущение после железной хватки лорда Фокса, и направилась за леди Грин. В ботинках хлюпало, ткань платья прилипла к коже, отчего меня начало потряхивать. Все же на улице далеко не лето. И на границах страны, говорят, уже два дня утром замерзают лужи. Да, Терраллия – это не Остангская империя, где даже зимой выпадение снега – явление исключительное. А у нас он, скорее всего, ляжет через месяц, а то и раньше.

– Вы не в состоянии высушить одежду, Килей? – поинтересовалась леди Грин, не оборачиваясь. От ее голоса, казалось, начали похрустывать льдинки.

Я красноречиво простучала зубами. Мол, рада бы, но да, не могу.

И ведь самое обидное, что сила была! Я чувствовала ее. Это как пульсация крови в висках. Особо сильно она ощущалась, когда мне удавалось вытащить подземный ручей наружу или заставить цветы вырасти. Вещи, больше доступные тем, кто получил волшана, а не младшим классам.

Так что магия у меня была, пусть и странная, непостоянная.

– Бетелл, вы маг воды?

– Да, – скромно откликнулась Абигайл, посылая мне злобный взгляд.

– Но вы могли бы высушить то, что устроили?

– Д-д-да.

Голос у Абигайл – сама кротость, но я не обольщалась. Это для преподавателей она милая и способная ученица, а для меня – кор-зонская змея. Такая с виду красивая, но дико ядовитая.

– Килей, слышали? – продолжала леди Грин тем же тоном. – Ваши одноклассники могут делать элементарные вещи. Вы же напоминаете мне слона, Килей. Слышали о таком?

– Водятся на архипелаге Арканелл, – тихо сказала я.

По истории мира у меня всегда стояли высшие баллы. Как и по всему, что не касалось практических занятий магией.

Леди Грин промолчала, продолжая идти вперед. А я смотрела на ее идеально прямую спину, золотистые волосы и понимала, что влипла. Так сильно, как еще никогда не влипала. Одно дело – наорать на Гловера, а другое – поднять на кого-то руку. За такое обычно исключают.

Но я не могла просто стоять и слушать, как эта дрянь оскорбляет Хелен!


* * * | Пробуждение Земли | * * *