home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

— Не выспался генерал, зеваешь? — усмехался Багратион, — али сны плохие видел?

— Можно подумать вы, помыв ноги, поужинали и легли сразу спать, и почивали беспробудно до самого утра.

— Но-но, я тоже нормальный живой человек. Понимаю тебя молодого и горячего, и жену твою понять могу. Просто хочу тебя расшевелить, а то ты ещё окончательно не проснулся, а нам пред ясные очи Александра І предстать надобно во всей красе.

— Так мы и так при полном параде и при орденах. А перед императором, обязательно будем иметь бравый и слегка придурковатый вид.

— Ну, ты и сказал, — продолжал хохотать Петр Иванович. — И откуда ты такие шутки берёшь? На рифмоплета вроде бы не похож совсем.

— Жизнь подсказывает.

— Кстати, я в отличие от тебя, сегодня поработал над своим рапортом государю о результатах командования Дунайской армией. Отметил хорошие качества орудий и минометов, думаю, это подтолкнёт императора к принятию правильных решений. Интересно, что он придумал в очередной раз?

— Скоро узнаем, вон уже на горизонте Гатчину видать.

Дальше ехали молча, каждый думал о своему.

Знакомая приёмная императора, знакомая процедура досмотра и сопровождения. Стоим перед Александром І по стойке «смирно». Багратион докладывает, а я сосредоточено изучаю лицо императора, пытаюсь увидеть на нем реакцию на слова Петра Ивановича. Оно, в смысле лицо, совершенно неподвижно. Император, что маску одел? Ни один мускул не вздрогнул, и глаза не вспыхнули гневом. Значит, разноса не будет. Уже отрадно.

— Прошу садиться генералы, разговор предстоит долгий и серьёзный, — предложил император, после доклада Багратиона. — Потрудились на Дунае вы славно. Вчера поступил доклад от Комитета общей безопасности. Знатно турок пожгли. А зачем британского полковника жизни лишили?

— Британец вызвал генерала Головко на дуэль, — высказался Багратион, вскочив со стула. — Вот Степан Иванович, доступным способом объяснил британцу, его неправоту. Дуэль проходила в соответствии с международным дуэльным кодексом — Code Duello (или «двадцать шесть заповедей»), мы ничего не нарушали.

— Не вскакивай ты Петр Иванович по каждому разу, — махнул рукой император, — мы здесь одни. — Ну, и поделом этому островитянину. Что скажешь о турках Головко?

— Ваше императорское величество, турки сильный противник. Они отважны, дерутся рьяно, но слабая их сторона, отсутствие строгой дисциплины, и хорошо обученных офицеров. Британцы, направив своих представителей, преследовали цели совершенствования системы управления османским войском. Из-за малого времени сотрудничества, достичь существенных результатов не удалось. На мой взгляд, если это сотрудничество будет продолжено, то мы можем в скорости получить хорошо обученного, организованного и отменно вооружённого противника.

— Нам проблемы на юге не нужны, — задумчиво произнёс Александр І, — разрешить их мирным путём пока не представляется возможным. — Слишком много османских войск в Валахии и Сербии, они, подобно гирями висят у нас на ногах. Способ, которым вы взяли Журжи и Силистрию жесток, но действенен. Может и дальше так поступать? Жечь турок вместе с городами. Но мы можем получить недопонимание со стороны стран Европы, обвинят нас в жестокости. Ладно, турок оставим Кутузову, он муж многоопытный знает, как с ними воевать. У него к ним серьёзный личный счёт имеется. Поговорим о Бонапарте. Я ничего не забыл из того, что вы мне оба говорили ранее.

— Мы от своих слов отказываться не собираемся, — спокойно проговорил Багратион. — С Наполеоном бьёмся давно и в разных местах.

— И я о том же говорю. И просмотрев множество рапортом за весь этот период, сделал для себя открытие. Ты, Петр Иванович и Головко, вместе десять лет воюете с французами. Прошли множество жестоких и кровавых сражений, и до сир пор живы, и слава Богу здоровы. Это свидетельство того, что воевать вы умеете, и очень хорошо это получается, когда вы в одной упряжке. Последние события, подтверждают мои слова. Почитал на досуге твое творение Головко, «Наставление по партизанской борьбе с противником». И много полезного в нем нашёл для себя. Петр Иванович, а ты ознакомился с содержанием «Наставления»?

— Конечно, мне его фельдмаршал Салтыков, давно давал прочесть, а вдобавок, рядом со мной постоянно находится ходящее «Наставление», генералом Головко именуемое. В его голове очень много дельных мыслей, как лучше организовать наше войско и артиллерию. В некоторых вопросах я был не согласен, но со временем узрел в них несомненную пользу для дела.

— А вы заметили, что предложенные Головко «Уставы» мы начали внедрять в армии. Хочу заметить, польза есть и солидная, меньше стало неразберихи. Так вот, чтобы не ходить вокруг, да около, я предлагаю, нет, не предлагаю, а приказываю тебе князь, начать формирование новой армии. Ей предстоит стать грудью на западных рубежах империи. Начальником твоего штаба, как ты уже догадался, будет Головко.

— Стать грудью, и упасть истыканными французскими штыками, — не громко произнёс я.

— Что ты там бубнишь Головко? — возмутился император, — выскажись, если не согласен.

— Если позволите. Давайте посмотрим на сегодняшнюю ситуацию в окружении России. Мы на севере ведём войну со шведами, и держим там армию где-то в пятьдесят тысяч. Сколько продлится эта война, мы пока не знаем, шведы упорствуют. На юге турки не дают нам спокойной жизни, и там тоже около шестидесяти тысяч наших войск. На Кавказе вынуждены держать, порядка двадцати тысяч, чтобы турки через горы к нам не прорвались. Допустим, генерал-лейтенант Багратион сформирует, хорошо вооружит и обучит новую армию, численностью в пятьдесят тысяч и станет стеной на реке Неман, или в другом месте. А что противопоставит нам Бонапарт? Огромную армию покорённых народов Европы. Он силой штыков, загонит всяких австрийцев, саксонцев, пруссаков и многих других в дивизии и корпуса. Эта человеческая лавина, будет велика. Могу ошибаться, но около пятисот тысяч наберётся

— Ну, ты и сказал! — возмутился Александр І, — откуда, сколько у него войск наберётся?

— Я продолжу?

Император махнул рукой.

— Спасибо. Под Аустерлиц, у нас должна была быть шестисоттысячная союзная армия. Но по определённым причинам, она не смогла собраться воедино. Но, зная полководческие дарования Наполеона, смею предположить, что он сможет собрать озвученное мной количество войск. Ринувшись на нашу землю, эта французская армия, даже не заметит армию Багратиона, она её завалит трупами своих союзников, а сама устремится вглубь России.

— Почему ты так думаешь? — недовольно спросил император. — Неужели Багратион не сможет остановить врага на границе государства?

— Извините, ваше императорское величество, вы сами сказали, что в этом кабинете мы одни, и потому я говорю вам правду, а не пытаюсь успокоить подобно генералам из Генерального штаба. На границе у нас будет соотношение в силах десять к одному, в пользу французов. Каким образом можно остановить? Если завершим все войны, заключив мир, стянем все силы на запад, и то, численное преимущество будет на стороне противника. Но нам не надо впадать в отчаяние, мы должны научиться воевать не числом, а умением, как учил покойный Суворов.

Армию князя Багратиона обязательно нужно создать, и хорошо оснастить. Вы видели новые виды артиллерии и новые ружья, на их выделку нужны деньги, и они есть в государстве, их просто надо перераспределить по-иному. Но армия Багратиона не будет стоять на одном месте, она будет вести маневренную войну, постоянно находиться в движении. Будет действовать в соответствии с «Наставлением». Одновременно с формированием армии генерала Багратиона, уже завтра, необходимо начинать формирование нескольких армий в глубоком тылу, чтобы были силы для последующего разгрома Наполеона на нашей земле.

— Думаешь, партизанскими наскоками ты разобьёшь Бонапарта? — несколько успокоился император.

— Исходя из опыта столкновений с французами, я заметил, что они не обременяют себя огромными обозами с продовольствием и фуражом. Кормят солдат и скотину, за счёт завоёванных территорий. Мы на пути вражеской армии, все деревни и посёлки опустошим. Люди уйдут в леса вместе со своим скарбом, и продовольствием. Далеко от основного направления наступления фуражиры противника удаляться побоятся, и правильно сделают, потому что мы их будем выбивать поголовно. Пропустив на территории России Наполеона, армия генерала Багратиона, отрежет пути снабжения из других стран, а многочисленные отряды будут денно и нощно громить врага, не давая ему спокойно даже в нужник сходить. Мы сможем заставить армию Наполеона голодать и кушать свою кавалерию, каждодневными атаками сокращая его численность. Господин «голод» нам поможет в этом. Как говорят древние — самого сильного льва, стая отважных волков загрызёт Я думаю, что было бы разумным не выпустить из нашей земли ни одного вражеского солдата. Если захотят сдаваться в плен, то милости просим, работы много, тяжёлой и разной, а кто будет сопротивляться, тех на корм воронам.

— И ты вот этого стратега, Петр Иванович, держишь возле себя и терпишь? — обратился к Багратиону император, улыбаясь.

— Не просто терплю, я его слушаю, и поручаю разработку сложных диспозиций. Если бы не его въедливость и прозорливость, то под Фридландом, мой отряд французы разнесли на клочки в первой же атаке. А Головко, грамотно расставил войска, и умело управлял, чем дал возможность основной части войск переправиться. Он последним уходил из города, сжигая за собой мосты и обстреливая неприятеля из всех видов оружия. И знаете, ваше императорское величество, я Головко верю.

— Сговориться вы не могли, не знали, зачем я вас вызвал, — рассуждал Александр І, — значит, такой план ведения войны Головко давно предусмотрел. — И долго молчал стервец. Почему здесь высказанные мысли, не донёс императору ранее?

— У нас большинство генералов, сторонники грандиозных баталий, действовать предложенным мной способом, считают недостойными. Не хотелось становиться посмешищем, несмотря на очевидную правоту.

— А не боишься, что я, государь Отечества, подниму тебя на смех?

— Вы умный человек, ваше императорское величество, и вы меня внимательно выслушали. В моих словах вы нашли подтверждение тех мыслей, которые вас терзают уже не один месяц. Вы ищите возможность сохранить государство и нанести поражение врагу. Вам же со всех сторон советуют провести генеральное сражение, показать удаль и так далее. Я же рассказал вам, как не победить, а полностью уничтожить неприятельскую армию.

— Ты посмотри на него, он уже хочет в мою голову влезть, — улыбался император. — Может, ещё и в спальню залезешь?

— У него молодая и красивая жена, детишки двое только народились, — возразил императору Багратион, — Головко у нас примерный муж и отец.

— Что, сразу двоих жена подарила?

— Да, мальчика и девочку, — степенно ответил я Александру І.

— Молодец, везде поспеваешь! В общем беседой с вами я доволен. Ваше согласие я получил. Умные мысли выслушал. Тебя Головко прошу, все описать мне подробнейше в рапорте. Его подашь мне лично. По вооружению напишешь отдельный рапорт, изложишь, сколько надобно средств и где производить вооружение.

— Такие рапорта у меня с собой, могу вам их представить.

— А я говорил вам, ваше императорское величество, что Головко думающий генерал, — не удержался Багратион, — мне словом не обмолвился, что рапорта готовы.

— Еще огромная просьба к вам, ваше императорское величество. Прошу включить в состав вновь формируемой армии шестой егерский полк в полном составе.

— Почему именно этот полк? — поинтересовался Александр І.

— Этим полком начинал командовать генерал-лейтенант Багратион, и плечо к плечу с воинами этого полка, мне удалось помочь армии генералиссимуса Суворова, выбраться западни в Альпах. Мой батальон тогда погиб весь, до последнего солдата, но задачу выполнили. Потом, уже командуя этим полком, я опробовал различные способы обучения солдат и офицеров, он и сейчас наиболее боеспособный.

— Быть по сему. Удовлетворю твою просьбу.

С момента посещения резиденции императора нам с Багратионом «дали зелёный свет» во всем.

Формировали армию на свой вкус, отбирали подразделения, какие хотели. Сразу же организовывали обучение. Преподавание пехотной науки и партизанского дела вели офицеры шестого егерского полка. Артиллеристами я занимался лично, очень сожалел, что нет в России специализированного артучилища.

А потом я помчался по всем городам и весям окончательно отлаживать производство мин снарядов, минометов и пушек.

Много времени потратил, пока удалось создать более менее нормальный зажигательный снаряд для С1. Пришлось «мульку» варить, чтобы получить «эрзац-напалм», иначе было невозможно вписаться в весовые характеристики готового корпуса снаряда. Взял за основу существующую зажигательную смесь для ядер, и немного поколдовал с полковником Селиным. Все получилось нормально. Зажигательные функции, снаряд выполнял, потушить его было очень сложно. Аналогичным образом разработал и испытал зажигательную мину. Результаты были отменными.

На заводике моей жены, недалеко от Коломны, было налажено производство стволов для орудий и минометов. Целый месяц там просидел с мастерами «ствольниками» из Москвы, пока не получили высококачественные изделия. Сборку орудий и минометов производили в пригороде Санкт-Петербурга, построив несколько огромных деревянных цехов. Трудились в этих цехах только солдаты, под руководством мастеровых из заводов. Потом из этих солдат, я набирал артиллерийские расчёты Офицеров готовил по отдельной программе. Пришлось из кадетского корпуса вытащить старенького преподавателя баллистики полковника Браверманна. Упирался старик, на здоровье жаловался, а когда узнал с какими орудиями предстоит познакомиться, о всех своих болячках забыл.

Чтобы увеличить выпуск казнозарядных ружей на Тульском оружейном заводе, размещали заказы на производство откидных затворов на маленьких, почти кустарных заводиках. Такой способ дал положительный эффект, количество производимых ружей возросло в два раза.

Все работы и вся готовая продукция оплачивалась из казны государства. Новое вооружение поступало пока только в армию Багратиона, её стали называть — первая особая.

Параллельно с формированием первой особой, комплектовали ещё три армии. Первая западная под командованием военного министра генерала Барклая де Толли численностью под сто тысяч, должна прикрывать направление на столицу. Вторая западная армия в пятьдесят тысяч, располагалась в районе от Гродно до Брест-Литовска. Ею командовал генерал Тормасов. Третья западная армия под командой генерала Чичагова, располагалась в районе от Луцка до Брест-Литовска. В её составе было около сорока пяти тысяч штыков. Все армии вооружались обычным оружием. Сразу всех оснастить новым оружием не представлялось возможным, мощностей производства не хватало. Я предполагал, что к 1812 году, мы сможем дать в эти армии по одному дивизиона минометов, хоть какое-то подспорье. Основной проблемой я видел нехватку обученных офицеров-артиллеристов. Конечно, такого количества войск явно было недостаточно, чтобы полноценно перекрыть и защитить западные рубежи страны, но большего выставить сейчас Россия не могла.

В Рождество Багратион вновь стал отцом, Екатерина Павловна, успешно разродилась девочкой, которую назвали Ольгой. Довольный генерал, по несколько раз в день рассказывал о том, как растёт ребёнок, как кушает, и многое другое. Было приятно видеть радостного отца. Мы с Софией тоже ожидали прибавление в семье к концу июня.

По рекомендации императора, мы с Багратионом обратились к Лопухину, с целью организации получения свежей информации о действиях французов в Европе. Надо сказать, что уважаемый руководитель Комитете общей безопасности отнёсся к нашей просьбе с пониманием, информация начала поступать регулярно.

В начале апреля отправились проводить предварительную рекогносцировку возможных путей наступления армии Наполеона, и составления подробной карты местности будущих боев. Я хоть и плохо, но помнил из моего времени, основные направления наступления армий Бонапарта.

Лесистая местность от Ковно до Луцка, с множеством ручьёв и речушек давала возможность обустройства большого количества засад. Я все эти места тщательнейшим образом отмечал на картах, подробно описывал в тетради. Прикидывал объем инженерных работ, который предстоит выполнить, для строительства укреплений. Каждая деревня и хутор были взяты на учёт, пересчитаны все жители.

Работу закончили только в конце сентября, и возвратились в столицу.

Как вы понимаете, к моменту окончания срока беременности Софии я не поспел.

Она, счастье моё, опять меня порадовала и удивила. Снова родила близнецов, двух замечательных мальчиков, Тимофея и Дмитрия.

— Любимый, — обнимала меня, улыбающаяся София, — если каждый раз после нашей близости будут появляться на свет близнецы, то наш дом надо будет перестраивать, добавлять ещё один, а то и два этажа.

Я же в свою очередь только счастливо улыбался и радовался за нас с Софией.

Отдохнув пару дней в семьях, отправились с Багратионом докладывать императору о результатах нашей поездки.

Выслушав общий доклад Багратиона, Александр І, предоставил мне слово.

— Давай Головко, — с улыбкой сказал император, — удивляй меня своими мыслями. — Я так понял, накопали вы изрядно и что-то придумали.

— Совершенно верно, ваше императорское величество. Мыслей много, а работы ещё больше.

Как я уже говорил ранее, армия Багратиона будет вести боевые действия, постоянно находясь в движении. Мы наметили создать шестьдесят батальонно-тактических групп, являющихся основной тактической единицей пехоты на сегодняшний день. Вооружать эти группы планируем таким образом. Сотня казанских татар, вперемешку с башкирами, две сотни донских казаков, батарея пушек С1, дивизион минометов, шестьсот-семьсот пехотинцев, половина из которых вооружены новыми ружьями, остальные винтовальными штуцерами. Каждому солдату будет выдано по пять гранат для ближнего боя. Всем командирам таких батальонов будет определён район действия, в котором он должен будет уничтожать противника. Привлечение местного населения тоже входит в обязанности командиров батальонов. Для их успешных действий таких групп, предстоит создать и заложить систему складов провизии, фуража и боеприпасов. Построить надёжные укрытия от непогоды. В местах, удобных для организации засад, будут оборудованы укрепления. На редко используемых лесных дорогах сделаем непроходимые для конницы и обозов завалы из деревьев и кустарника. Все деревни на пути следования войск Наполеона, будут пусты, а колодцы с питьевой водой, отравлены.

Среди местных помещиков проведём работу, и нацелим их на создание крестьянских боевых дружин. Надо будет подкинуть им немного оружия, из старых запасов, для армии оно непригодно, а для крестьян в самый раз.

А теперь самое главное. Армия Багратиона должна исчезнуть как боевая единица из всех бумаг, которые проходят через военное ведомство. Мы все интендантские документы собирали у себя, не выпускали на сторону. Это все нужно делать, чтобы шпионы французов не проведали о подготовке. Нас с генералом Багратионом, вы своим указом отправите куда-то подальше, например на Кавказ.

Зона действия армии Багратиона от западных границ государства до города Смоленска по глубине, а фронт протянется от Ковно почти до Брест-Литовска, большую территорию охватить мы не сможем. Взаимодействие с другими армиями, предполагается осуществлять, путём посылки гонцов и порученцев. Мы не будем участвовать в боях этих армий, и мешать командованию, принимать решения. В депешах будем подписываться генералом Петровым и генералом Степановым. Наши батальоны будут разрушать пути снабжения, громить тылы, помогая армиям маневрировать.

Нам, совместными усилиями с другими военачальниками, на первоначальном этапе нужно заманить Бонапарта на нашу территорию, а потом уже начнём ему и его войску кровушку пускать.

— Ладно, бить противника из засады, это ещё, куда ни шло, но травить, это мне кажется не правильно, — задумчиво произнёс Александр І. - Это против всех правил.

— Извините, ваше императорское величество, а кем и где эти самые правила прописаны? Я специально перелопатил массу документов, и нигде не встретил запрета. Следовательно, что не запрещено, то разрешено.

— Хорошо. А на какой срок рассчитаны ваши действия? Где и когда дадим генеральное сражение Наполеону?

— Вы знаете, что я противник крупных сражений, считаю, что таким образом губим людские жизни. Думаю предложенный нами план войны, имеет право на жизнь. Ситуация в стране вынуждает нас действовать именно так, уклоняясь от боев с превосходящими силами противника, максимально наносить ему урон партизанскими действиями. Если каждый отряд будет в сутки выводить из строя сотню-две вражеских солдат, то через два-три месяца, наступать уже будет некому. Каждый налёт наших батальонов, французам нужно отбить. А это отвлечение большого количества войск, остановка или замедление продвижения вглубь страны. Боевые действия на путях снабжения, исключат поступления к Бонапарту свежих подкреплений, продовольствия и боеприпасов. Армии генералов Барклая де Толли, Тормасова, Чичагова, ведя арьергардные бои, тоже будут наносить существенный ущерб противнику, изматывать его. Естественно отступая, эти армии будут оставлять за собой «пустыню». Что можно будет вывозиться, а если вывезти невозможно, то будет уничтожаться.

Поскольку, война со шведами окончена, можно значительную часть войск перебросить на предполагаемые пути наступления противника. Думаю, скоро с турками тоже сладим, и сможет укрепить центральные армии дополнительными силами. На мой взгляд, целесообразно, в районе Смоленска начать возводить фортификационные сооружения, чтобы убедить возможных соглядатаев Наполеона в наших намерениях дать ему в этом месте генеральное сражение. Будет оно или нет, зависит от того, насколько мы сможем ослабить армию Бонапарта.

— А может направить к Наполеону делегацию, и погрозить ему карами?

— Испугать французского полководца не получится, у него сегодня самая мощная в Европе армия. Если верить данным Комитета общей безопасности, то в Пруссии, Польше и в Австрии собраны крупные группировки войск. Сейчас идёт их дооснащение. Да и помощников у Бонапарта, из числа наших бывших союзников в достатке, они знают, на что способны русские солдаты, поэтому поспешат отправить в его армию своих солдат. Зря потратим время, и можем насторожить его.

— Петр Иванович, а ты почему отмалчиваешься? — удивился император. — Твой начальник штаба мне тут такую диспозицию выложил, а ты даже словом не обмолвился.

— Мы с генералом Головко, все не единожды обсуждали и спорили, — отозвался Багратион. — Если заглянуть в его бумаги, то там чуть ли не по дням расписаны действия всех наших сил. Задумки Головко считаю правильными, и с ним согласен, потому и молчу. Просил бы вас, ваше императорское величество, поручить разработку диспозиции предполагаемой войны с Наполеоном Генеральному штабу, учесть все выкладки Головко, и привлечь Кутузова.

— Союзника себе подбираешь, Кутузов тоже старался уклоняться от прямых столкновений с Бонапартом в Австрии, все заманивал его. Если бы союзники нас не подвели, могли насыпать французам на хвост соли. Что ещё хотите?

— Просил бы вас, ваше императорское величество, отдать распоряжение по созданию специального училища артиллеристов, — внёс я предложение. — Сейчас подготовка таких специалистов ведётся в основном в пехотных кадетских корпусах. А как мы уже убедились, те же французы готовят своих артиллеристов отдельно от пехоты. Артиллерия становиться самостоятельным родом войск, предназначенным для нанесения максимального урона противнику, чтобы облегчить пехоте действия. У нас пока все перемешано. В новых батальонах, разделение родов войск мы делаем изначально, в ходе формирования.

— Скажи Головко, зачем тебе понадобились татары и башкиры? — несколько озадачено поинтересовался император. — Вооружение у них слабое. Многие с луками до сих пор не расстаются. Войска будут действовать в лесистой местности, там конницу не сильно применишь.

— Вот этих лучников я и хочу использовать для уничтожения разведывательных разъездов, чтобы шума было меньше.

— В общем, соглашусь с вашим планом. Предоставишь Головко, мне лично очень подробную диспозицию по армии, через месяц. Генеральный штаб озадачу разработкой диспозиции по уклонению от сражений с врагом. А пока делайте все, что наметили, у вас есть на руках все необходимые документы. Встретите с какой-либо стороны сопротивление, немедленно докладывать мне. Кстати, в пригородах Москвы, мы начали формирование ещё двух армий, но они будут небольшие, до двадцати тысяч. Также по всем губерниям я отправил циркуляр с требованием сбора народного ополчения. Сколько его наберём пока, не знаю, главное, что народ отнёсся к моей воле с пониманием.

Аудиенция была окончена, и мы с Багратионом возвращались в Санкт-Петербург в карете.

— Степан Иванович, ты все красиво рассказал императору, — смотрел мне в глаза Багратион, — но слова не сказал о нашем с тобой месте в этой войне. — Неужели мы будем прятаться по лесам за спинами солдат?

— Прятаться не получится. Мы, каждый на своём участке будем изображать арьергардное прикрытие бегущих войск, наводить французов на засады, ну и так далее.

— Эх, мне бы лучше с саблей наголо, да на резвом коне впереди конного строя! Но ты не позволишь мне так отличиться.

— Проедитесь на горячем скакуне, не волнуйтесь, нам ещё через всю Европу, до города Парижа прошествовать надобно, врезать французам с союзниками так, чтобы охоту воевать с нами, отбить на несколько десятилетий.

— Дай-то Бог, — сказал Багратион. — А вот скажи, почему Наполеону не сидится на месте? Мы на него не нападаем, а он готовится вторгнуться в наши пределы.

— Здесь Петр Иванович, замешана большая политика. Я всего естественно не знаю, и Тильзитский мирный договор в оригинале не читал. Но я умею слушать, и находить в словах собеседников, нужную информацию.

Я не случайно вам сказал о договоре с Наполеоном от 1807 года, он тогда нас после Фридланда гнал до Тильзита. Так вот по этому договору, мы должны присоединиться к Франции в борьбе за рынки сбыта продукции, против Англии. Вам известно, что Россия аграрная страна, промышленность у нас ещё слабовата. Вот мы и поставляем на рынки Европы в основном продукцию земледелия, ту же пшеницу. Основным покупателем пшеницы и других продуктов является Англия. Решились бы мы прекратить поставки в Англию, то большая часть нашего дворянства разорится, а за ней рухнет вся государственная система. Французы нам замены рынкам Англии ничего не предложили, им выгодно нас ослабить, снизить наше влияние в Европе.

Англичане, далеко не дураки. Они, на случай прекращения торговых отношений с Россией, и срыва поставок продовольственных товаров, нашли себе поставщиков зерна в странах Азии и Африки. Приостановить или разрушить торговлю по морю, Наполеон не в состоянии. Французы не могут похвастаться победами на море, англичане их крепко и неоднократно били. А посему, по мнению французов, Россия не выполняет условия Тильзитского договора в полном объёме Чем не повод, принудить нашего императора к соблюдению договора силой оружия? Я, правда, думаю, что договор лишь часть претензий Бонапарта к нам, я бы сказал договор, это предлог для начала войны. Ему хочется поставить Россию на колени, уничтожив промышленность в Европейской части, и выбросить нас из Европы надолго, а самим в это время занять ключевые позиции.

Все что я вам, Петр Иванович рассказал, важно для понимания общей обстановки в Европе. Вот аудиенция у императора меня очень порадовала. Наш государь, начал постепенно набираться опыта, и прислушиваться к мнению не только своих придворных.

— Я тебе скажу по секрету, император мою жену часто навещает, советуется с ней. Екатерина Павловна, хоть и женщина, но мыслит здраво. Все, что происходит при дворе у нас, что происходит в Европе в целом, ей известно. Она чётко проводит анализ газет. Я с Екатериной, конечно же, не обсуждаю нашу с тобой работу. Могу сказать, в разговорах жены, иногда проскакивают мысли, сродни твоим. Из этой встречи с Александром І, я понял, что моя Екатерина, успела поделиться умными мыслями с братцем. Была бы польза.


Глава 18 | Да, были люди в то время! | Глава 20