home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

После завтрака началась суета. Собрать в дорогу одну девушку, оказывается проблема из проблем. Куча служанок носятся по всему дому, переносят ту или иную вещь, что-то вытряхивают, проветривают, пересматривают и так далее. Не удержался, заглянул в апартаменты Софии. Огромных размеров сундук стоял посредине комнаты, а рядом гора «тряпок», это я так разные прибамбасы женские окрестил. Любимая, с серьёзным видом пересматривала каждую вещь, и сортировала, что в сундук, а что на кучку. Из кучки снова брала вещь, вертела на все лады, и после некоторого колебания, отправляла в сундук.

— Милая София Яковлевна, вы решили весь свой гардероб забрать в Санкт-Петербург? — поинтересовался у девушки. — Мне кажется, летние платья, осенью не очень смотрятся на заснеженных улицах столицы. Ограничьтесь одеждой по сезону, остальную оставьте дома, она вас дождётся Нам же с вами нужно будет заказать платье для похода в церковь, и на свадебное торжество.

— А бал, по случаю бракосочетания Великой княжны давать будут? — поинтересовалась София.

— На свадьбе отплясывать все будут.

— Чудесно. Значит, мы с вами танцуем вдвоём? Как прошлый раз?

— Если вам понравилось, и я не оттоптал вам ноги, тогда согласен.

— Ну, вот. А мне нужно будет дважды сменить платье, чтобы не выглядеть неряхой.

— Вы само очарование София, в любом платье вы выглядите замечательно, вам не о чем беспокоиться.

— Мне, вместе с генералом, мало выглядеть очаровательной, я хочу, чтобы мы выглядели неотразимо! Чтобы все эти сиятельные гусыни и павлины лопались от зависти, глядя на нас с вами!

— Вы хотите испортить праздник моему командиру? — строго спросил Софию.

— Нет, что вы? — испуганно ответила девушка. — Я это так, к слову.

Дальше сохранять серьёзное выражение лица я не смог, начал откровенно смеяться.

— У, так вы шутите? — надула губы София. — А я думала, вы на меня серьёзно обиделись, за высказывания.

Сделав два шага, сгрёб Софию в объятия, и чувством поцеловал. В начале, девушка забилась в моих руках, словно птичка, попавшая в силки охотника, а затем отмякла, и с готовностью ответила на мой поцелуй.

— Вы совершенно не даёте мне возможности собраться, — тяжело дыша, сказала София. — Из-за ваших приятных поцелуев, я уже забыла, какое платье лежит на дне сундука, мне придётся все выгрузить, и переложить вновь. Ещё раз поцелуете, опять буду перекладывать. Лучше уйдите Степан Иванович, не искушайте девушку.

Улыбаясь на все тридцать два зуба, я выскочил из комнаты Софии, в самом деле, мешаю. Пошёл проверить подготовку к отъезду казаков и Силантия. Этих можно было и не проверять, все в порядке. Провиант для людей и фураж для лошадей запасён Я старался планировать дневной перегон таким образом, чтобы ночёвку проводить на постоялом дворе. Люди и лошади должны полноценно отдыхать, не война чай на дворе, в этой местности.

Дорога выдалась нелёгкой, зарядили дожди. Передвигаться по раскисшим дорогам стало очень трудно. Нам-то нормально под крышей кареты, а вот казаки мокли. На постоялых дворах, разрешал им принять по лишней чарке вина, в целях профилактики простудных заболеваний, и отогреваться в бане.

Большую часть путешествия проводил в беседах с Софией. Выяснял, так сказать, уровень её интеллектуального развития. Несмотря на полученное домашнее образование, девушка неплохо разбиралась в географии, арифметике, свободно говорила и писала на французском, немецком и английском языке. Химия и физика, ей известны, как предметы, но вникать в их содержание, София посчитала лишним. А вот литературных произведений разных стран перечитала много. Предпочтение отдавалось романам. Одним словом, София не выглядела провинциальной глупышкой, вполне образованная девушка для этого времени.

В Санкт-Петербурге, я определил Софию к её дядюшке Илье Андреевичу. Мы так решили. Пусть живёт у него. Негоже невесте проживать до свадьбы вместе с женихом, в обществе могут не понять, начнутся пересуды, которые нам совершенно не нужны.

О своём прибытии в столицу доложил Багратиону. Генерал просто с ума сходил от подготовки к свадьбе. По его словам, он спит по три-четыре часа в сутки, а все остальное время посвящает подготовке.

Я тоже окунулся в подобную круговерть. Причина этому шитье платьев для Софии. Все мастера были нарасхват. Мыслимо ли дело, выходит замуж сестра императора, дамы света обязаны появиться на торжестве только в новых платьях. Куда не обращались, везде готовы нам помочь, но только после свадьбы Багратиона. Пришлось обращаться к жене друга — графине Бельской. Оказалось, у неё живёт личная швея, очень искусная в шитье нарядов на любой вкус, и с учётом сегодняшней моды.

Три часа подбора материалов для платьев, стали для меня пыткой. Если бы не Костецкий с разговорами, то я бы точно сбежал. Пистолет, шпагу выбирать, это по мне, а разные там рюшечки, завиточки, кружева и нитки, для меня тёмный лес, и настоящая головоломка. Хорошо хоть моё присутствие на обмере фигуры Софии не требовалось.

Лидия Бельская, по признанию друга, действительно, носила под сердцем дитя, поэтому и удалилась из дворца на некоторое время. Часто ей становилось дурно, понятное дело, беременность, каждая женщина переносит по-своему. На свадьбу Багратиона Костецкий с супругой не собираются, хотя приглашение имеется.

Владимир, почему-то был уверен, что у них родится девочка, такая же симпатичная, как его жена. Разубеждать друга в ожиданиях не стал. Хочет девочку, пусть родится девочка. Посовещавшись с Лидией и Владимиром, приняли решение поселить на время пошива нарядов у них Софию, чтобы не мотаться их одного конца столицы в другой. Илью Андреевича я поставил в известность. Слава Богу, мне ничего шить не надо, парадный генеральский мундир у меня новый, один раз одевал.

За неделю до венчания Багратиона, в доме графини Бельской, София устроила мне показ платьев. Очень хотела, чтобы я высказал своё мнение. Во всех нарядах любимая смотрелась очень хорошо, особенно, по моему мнению, ей шло нежно зелёное платье, в тон её глаз с орнаментом из мелких зёрен жемчуга в районе декольте и на рукавах. Жемчужная заколка в волосах, подчёркивала, и как бы дополняла праздничность и великолепие наряда. Определённо, на венчании София будет в этом платье. Я решил добавить ещё один элемент к платью. Прикупил в тайне от Софии, роскошные жемчужные бусы, они полностью гармонировали с оформлением платья в целом. Это мой подарок любимой, ей завтра семнадцать. Из-за этих приготовлений, она даже о своём дне рождения забыла.

Утром, посетив городскую оранжерею, обзавёлся огромным букетом белых цветов, название такое труднопроизносимое, что не стал запоминать, главное они живые и красивые, чем-то похожи на крупные ромашки.

В дом графини Бельской прибыл к завтраку. На виду у хозяев, поздравил Софию с днём рождения, преподнёс букет и футляр с украшением. Я был просто сметён с паркета моей любимой, затискан и зацелован. И это, с вашего позволения, так проявляет эмоции воспитанная княгиня, в присутствии друзей. Ох, у вас и темперамент София Яковлевна!

Костецкий с Лидией, только понимающе ухмылялись. Я развёл руками, и ещё крепче обнял девушку.

Вся площадь перед Андреевским собором Санкт-Петербурга, была запружена народом. Несмотря на обильный снегопад, народ прибывал, как говорится, яблоку негде было упасть. Предполагая такую ситуацию, мы с Софией прибыли в храм на час раньше положенного времени.

В соборе собралось очень много высокопоставленного народу. Император со всеми своими родственниками, сановники и военачальники разных уровней. Я среди приглашённых гостей, рассмотрел хорошо знакомые лица, в том числе Кутузова и Салтыкова.

Багратион в парадном мундире, при всех орденах, смотрелся эффектно, несмотря на то, что красавцем не являлся. Великая княжна Екатерина, была одета в белое подвенечное платье, расшитое какими-то блесками, в виде цветов. Длинная со шлейфом фата, тоже была украшена белым цветочным орнаментом. На шее невесты висело ожерелье, и я подозреваю, оно бриллиантовое. Выражения лиц Багратиона и Екатерины были серьёзными, похоже, они сильно волновались. В соответствии с церковными канонами, таинство венчания проводил лично председатель Священного Синода митрополит Иоанн.

Все это время мы с Софией находились за спинами венчаемых особ, удерживая над их головами короны. Если моё присутствие рядом с Багратионом ещё можно понять, ведь мы с ним служим вместе, то присутствие Софии, моего земного ангела, для придворных императора было неожиданностью. Я так полагаю, многие терялись в догадках. Кто она такая? Откуда появилась? Кто позволил приблизиться? Мне по большому счету было плевать на эти не произнесённые вопросы. Рядом со мной была моя любимая, и мне приятно находиться рядом с ней. Все остальное меня не интересовало, пусть от зависти хоть удавятся.

Церемония закончилась. Супруги вышли на порог собора к людям. Толпа, просто взорвалась ликующими возгласами. Что именно кричали люди, разобрать в многоголосии было невозможно. Думаю, поздравляли и желали долгих лет совместной жизни.

Молодые сели в карету и укатили. На площадь перед собором с большим трудом протиснулось с десяток огромных телег, с которых народу раздавали вкусности: конфеты, пряники и пироги. Все как обычно. Зрелище и хлеб, это наше все.

Торжественное застолье проходило в особняке князя Багратиона. Честно сказать, особняк больше походил на какой-то малый дворец царственных особ. Он был огромный, и отделан со вкусом. Ранее мне не приходилось здесь бывать, с командиром встречался в более скромном его жилище.

Гости размещались согласно званиям и рангам. На стульях висели бумажные листы с указанием фамилий гостей, неразберихи не было. Мы с любимой были удостоены чести находиться в непосредственной близости от императора и его близких родственников. С одной стороны это льстило, в общем-то, мы провинциалы, а сидим рядом с августейшими особами. С другой стороны напрягало, нужно было чётко соблюдать этикет, чтобы не попасть впросак. София мне на ухо шепнула, что близость к таким персонам, вызывает у неё дрожь в коленках.

Это моя милая София не знает, какую дрожь вызывает у меня перспектива произносить здравицу супругам от нас двоих, и преподносить подарки. Намаялись, пока выбрали, что подарить.

Генералу я решил подарить дорогую саблю. Её я заказал сразу после сватовства Багратиона. Ножны и эфес сабли, золочённые с самоцветными камнями, а клинок из отличной дамасской стали. Мастер-оружейник заверил меня, что с этой саблей не зазорно будет показаться на приёме у императора, и успешно применить в бою. Для сабли этот же мастер изготовил футляр из красного дерева. Я считал, что генералу-воину такой подарок должен понравиться.

Екатерине Павловне предназначался фарфоровый столовый сервиз на двенадцать персон из трёхсот двенадцати предметов, из неведомой Японии. София, увидев это великолепие у Голанских купцов, не могла отвести глаз от него. Все эти миски, тарелки, чашки и многое другое было очень красиво расписано цветами. Почти не торгуясь, купили. Пришлось заказать для сервиза оригинальный сундук, не в корзинах же нести его в дом Багратиона.

Мне предоставили слово во втором десятке тостующих.

— Уважаемые дамы и господа, — начал я свою речь. — Как вам всем известно, с генералом Багратионом я воюю плечом к плечу более восьми лет. Я думаю, что это достаточное время, чтобы узнать человека. Не буду останавливаться на смелости и отваге Петра Ивановича, ордена на его груди об этом свидетельствуют. Хочу рассказать притчу.

«Жил-был один праведник, и всегда рядом с ним шёл его ангел-хранитель. Праведник прожил долгую и счастливую жизнь, встретил свою половинку, прижил с ней детей. Вырастил их, дал образование. Затем пошли внуки, правнуки. Много воды с тех пор утекло. Устал Праведник, присел на горе задумался. — Чего пригорюнился? — спрашивает ангел-хранитель. — Да хотел бы посмотреть на свою жизнь как бы со стороны. Ангел-хранитель вознес Праведника высоко в небо и показал ему весь его земной путь. — Вот, скажи мне ангел-хранитель, почему в большинстве случаев я видел две дорожки следов, а иногда только одну? — Когда у тебя все было хорошо, — ответил ангел-хранитель, — мы шли рядом, и было две дорожки. — А когда тебе было очень трудно, то я нёс тебя на руках, оберегая от бед, и следовательно, ты видел мой след.»

— Так вот, мы с Софией Яковлевной поздравляем супругов со свадьбой, с прекрасным праздником создания новой и крепкой семьи. Два любящих сердца теперь бьются вместе. Желаем, чтобы дом наполняли радостные детские голоса, чтобы обходили его стороной невзгоды, а также, чтобы у новой семьи появился свой ангел-хранитель, который бы смог помочь в сложной ситуации. Желаем, чтобы нить, которая связала ваши судьбы вместе, всегда была крепкой и прочной.

Виват молодым, совет да любовь!

Мой возглас поддержали почти все присутствующие гости. Зазвенели бокалы и кубки. Благодарная улыбка не сходила с уст Багратиона.

Затем я взял футляр с саблей, пройдя через зал, вручил генералу. Петр Иванович, сразу же открыл его, и представил мой подарок на всеобщее обозрение. Глаза генерала светились радостью, похоже, угодили мы ему подарком. Пара гвардейцев занесла сундук с сервизом, и поставила за спинами молодых. Этот подарок они рассмотрят позже.

Около часа ещё продлились тосты и поздравления. Как по мне, так этот процесс уже затянулся, пора было утрамбовать съеденные угощения.

Наконец был объявлен бал.

Я помог Софии выйти из-за стола, и намеревался сопроводить в комнату для переодевания. Но был остановлен АлександромI.

— Представь Головко мне свою спутницу, — попросил император.

— Ваше императорское величество, разрешите представить вам мою невесту — княгиню Бакуринскую Софию Яковлевну.

София выполнила уместный в данном случае книксен.

— Бакуринская, Бакуринская. Это Якова Бакуринского, покойного Черниговского губернатора дочь?

— Совершенно верно. Самая младшая из дочерей.

— А ты, я смотрю, не только на поле брани геройствуешь, и в делах амурных преуспел. Какую красавицу-невесту заимел. Молодец, хвалю. Вот, скажи, где ты так ловко научился речи говорить? Багратиона сватал, как заправский сват. Сегодня речь произнёс, слушать приятно.

— От природы народа моего взял многое, ну, и книги разные читал. В каждом походе, находил библиотеки, изучал, то, что мне интересно, занимался самообразованием.

— Помню, ты нам своё орудие показывал. Забросил его?

— Не забросил. В последних двух походах проводил войсковые испытания. Сейчас проводим незначительные доработки, чтобы повысить надёжность

— Так это ты теми трубами ужас на французов наводил при Аустерлице?

— И при Аустерлице и при Фридланде минометы показали себя исключительно с положительной стороны. На наших позициях противнику всегда наносился большой ущерб в живой силе и пушках.

— Ты у Багратиона штабом руководишь?

— Так точно.

— А какое-то новое оружие придумал?

— Придумал казнозарядные нарезное ружье, из которого можно вести огонь в несколько раз чаще существующих ружей. Также в чертежах имеется казнозарядное полевое орудие, для стрельбы по противнику на три-четыре версты.

— Так почему не явил мне эти придумки?

— Они ещё не готовы к показу, способы выделки до конца не отработаны. Нужных станков не хватает.

— Повелеваю. Через неделю с ружьём и чертежами, прибыть ко мне в Гатчину с докладом. Поговорим. По трубным орудиям и припасам жду обстоятельной записки. Все о делах достаточно, идите, веселитесь.

Я любовался своей Софией, которая после переодевания, рассматривала себя в ростовом зеркале. Нежно голубое, почти воздушное платье, хорошо сидело на прелестной девичьей фигурке. Девушка расправляла на платье, только ей заметные складки.

— Пойдем, спляшем красавица, — услышал я пьяно-развязный голос, и в последний момент перехватил руку, пытающуюся коснуться Софии.

О-па, а эта личность мне знакома. Василий из рода князей Вяземских. Представьте себе шимпанзе в мундире лейб-гвардейца гусара, и больше говорить ничего не надо, можно просто начинать ржать до слез от увиденного.

— Никто не смеет прикасаться к моей невесте, — зло сказал я, продолжая крепко удерживать руку Василия, постепенно усиливая сжатие. — Вы, наверное, ошиблись, не рассмотрели, к кому обращаетесь. Ничего, бывает, не смею вас задерживать.

Отпуская руку, я слегка подтолкнул Василия дальше по коридору.

— Думаешь, я не знаю, кто ты? — зло ощерился Василий. — В генералы пролез, и считаешь, Бога за бороду взял? Ты как был никем, так никем и остался, хотя баба у тебя ничего.

— Рекомендую вам уйти, чтобы не было неприятности и ущерба вашему здоровью.

— Да ты как со мной разговариваешь? Пошёл вон отсюда, пока я добрый, — сопроводил свои слова лёгким толчком.

Василий попятился, несколько раз взмахнул руками, и присел, на удачно расположенный стул.

Я увёл свою любимую в зал. Мне не хотелось усугублять конфликт с пьяным Вяземским.

Уже пять танцев отплясали с Софией. Сейчас стояли, отдыхали в обществе молодых людей, вели с ними, в основном пустые разговоры.

Внезапно за нашими спинами раздались крики. Оборачиваюсь, и вижу Вяземского, несущегося в мою сторону и размахивающего, приличных размеров кинжалом. Все происходило на автомате. Гражданских лиц к себе за спину. Принимаю боксёрскую стойку. Пропускаю мимо взмах кинжала, и сразу же наношу, короткую серию мощных акцентированных ударов в челюсть Василия. Я чувствую, как под моими ударами, кости челюсти превращаются в месиво. А не надо было меня злить, размахивать кинжалом и угрожать моей невесте.

Вяземский несколько секунд постоял, а затем упал навзничь, не выпуская из руки кинжал.

Словно из-под земли появился Фрол Никодимов и трое его людей. Быстро оценив ситуацию, экспедиторы, уволокли Василия из зала, так быстро, что основная часть гостей, не успела ничего рассмотреть.

Как ни в чем не бывало, я повёл Софию на очередной танец. Но моя любимая чувствовала себя не лучшим образом. Сбивалась с такта, пропускала фигуры. Это мне, закалённому в боях, дать кому-то по лицу обычное дело, а воспитанной девушке видеть мордобитие, почти потрясение. Пришлось после танца, на короткое время, вывести невесту в крытую террасу, немного освежиться и прийти в себя. Там нас разыскал посыльный от Никодимова, и пригласил в кабинет.

— Мадемуазель, я прошу прощения, что мне пришлось вас и вашего спутника пригласить для беседы, — извиняющимся голосом произнёс Никодимов, после целования руки Софии, — но дело не терпит отлагательства. — Размахивание оружием в присутствии императора, это не рядовой случай. Вы, как юная особа, могли более точно запомнить все детали происшествия. Если вас не затруднит, то поведайте, что произошло.

— Я право не знаю, что вас интересует. Я смотрелась в зеркало, а этот страшный человек, хотел утащить меня. Степан Иванович, не дал ему этого сделать. Потом мы танцевали. Когда человек бросился с ножом, нас всех защитил мой жених. Вот все.

— Вы знаете того человека?

— Я в столице недавно, круг знакомств у меня небольшой.

— Спасибо.

— А вы Степан Иванович, точно знаете этого субъекта, — обратился ко мне Никодимов.

— Василий Вяземский. Учился с ним в одном корпусе. Выпущен он был на год раньше меня. Благодаря заслугам родителя его аттестовали прапорщиком. С тех пор, слава Богу, наши дорожки не пересекались. Пытался Вяземский, словом и действием оскорбить мою невесту и меня. Я всеми силами старался избежать обострения отношений. Отчего он бросился с кинжалом, мне неизвестно.

— Вы Степан Иванович, говорите чётко, кратко и по-военному, словно рапорт пишите.

— Я защищал дорогую мне невесту от опасности, потому и чувствовал себя, как в бою.

— Вы будете вызывать Вяземского на дуэль?

— Убить дурака-калеку на дуэли, я считаю, не достойно чести офицера, тем более генерала.

— А почему вы решили, что Вяземский калека?

— Пусть его лекарь осмотрит. Вы убедитесь, что нижняя часть лица превращена в суповой набор, там нет ни одной целой косточки. На сегодняшний день, я не знаю в столице, ни одного искусного лекаря, который бы смог сложить все воедино. Василий, на всю оставшуюся жизнь, обречён кушать молочко и жиденькие кашки. Если будет говорить, то очень мало и невнятно, зубов-то целых не осталось.

- Вы все заранее предусмотрели? Почему тогда не убили противника? Могли ведь?

— Мог бы одним ударом, ну может двумя. А зачем? Не все поняли бы меня, осуждали. А так, противник жив, а все оставшееся время будет мучиться.

— А если Вяземский оклемается и вызовет вас на дуэль? Тогда что будете делать?

— Если до смерти — убью, а если до первой крови, подколю надёжно, проживёт неделю и преставится. Исход будет единый.

— Страшный вы человек Головко. Говорите о человеческой жизни так просто.

— У меня перед глазами прошло очень много человеческих жизней. Не единожды в боях смерть пыталась меня достать, и меня уже не пугают люди, подобные Вяземскому. Смею вас заверить, за оскорбление, нанесённое мне или моим близким, обидчика всегда настигнет возмездие. Если его родственники решат меня вызвать, то пусть становятся в очередь. Потом я их буду вызывать по одному, пока не закончатся в роду мужчины. Они этого хотят?

— Я этого пока не знаю. Будем разбираться. Вдруг Василий Вяземский что-то умышлял против нашего императора, — задумчиво произнёс Никодимов.

— Тайной экспедиции виднее, ой извините, теперь у вас Комитет общей безопасности.

— Спасибо за помощь София Яковлевна и вам Степан Иванович, я вас покину.

Значительно позже я узнал, что Василия, повелением государя, отправили на жилье в очень дальнее имение Вяземских, где он, злоупотребляя спиртным, допился до полного нервного расстройства. И как следствие, свёл счёты с жизнью, повесившись в лесу.

Бал ещё продолжался, а нам расхотелось веселиться, не тот психологический настрой. Подошли к молодым супругам, распрощались. Багратион пригласил нас на пикник, который планирует провести завтра в пригороде столицы. Есть у него небольшой охотничий домик для этого. Приглашённых будет не много, человек пятьдесят, в основном наши общие знакомые и сослуживцы. Все обязаны прибыть с жёнами и невестами. Приглашение нами было принято.

К дому Ильи Андреевича ехали молча. София пребывала в задумчивости. Да, оно и понятно, перенесённое потрясение, повлияло на общее настроение моей невесты.

— Степан Иванович, — заговорила девушка, когда мы пили чай в гостиной, — я сегодня увидела вас в другом свете. — Решительный, быстрый, собранный и бесстрашный генерал, подставил свою грудь под кинжал. Я успела заметить, что выражение ваших глаз почти не изменилось, вы знали, что и как нужно делать. Не успела глазом моргнуть, а противник ваш уже валится на землю. Вам не было страшно?

— За себя нет. Я за вас переживал, не дай Бог, этот человек причинит вам вред, такого нельзя было допустить.

— Не слишком ли жестоко вы обошлись с Вяземским? Этот род очень обширный и сильный, располагает значительными финансами и землями.

— Давайте забудем о нем. У нас есть иные темы для беседы. Вам, кстати понравилась свадьба моего командира?

— В целом, да. Невеста была в очень красивом платье. Все так торжественно происходило, но долго. Эти длинные речи меня утомили. Вот вы говорили кратко и всем понятно. На нашей свадьбе, я надеюсь, говорунов будет меньше.

— Предлагаю пригласить на наше торжество близких родственников и хороших друзей, не будем затевать пир на всю столицу.

— Согласна с вами. А ещё бы провести свадьбу где-то вдали от городских стен, то вообще было бы отлично.

— У нас есть ещё время подумать. Милая София, пора уже идти отдыхать, завтра с утра отправляемся в охотничьи угодья Багратиона, надо выспаться, а то ещё с лошади свалитесь.

Гулянья на природе удались на славу. Мы решили поехать в крытом санном возке. Расхотелось мне морозить Софию в седле, ей ещё мне детей рожать, вдруг застудится.

Длинный стол ломился от разных холодных закусок, а на горячее подавали куски жареной лосятины, которую готовили здесь же на вертеле. Свежий воздух и лёгкий морозец, способствовали хорошему аппетиту. Затем женщины занялись излюбленным занятием, разговорами о моде, а мужчины решили поупражняться в стрельбе из пистолетов. Устроили настоящее соревнование. Предельным расстоянием выбрали тридцать шагов. Каждый стрелок мог сделать только один выстрел по мишени. Не зависимо от результата, огневой рубеж предоставлялся следующему участнику.

Я хотел проигнорировать соревнование, но Багратион, представил меня отменным стрелком, пришлось показывать мастерство. В общей сложности, из десяти выстрелов у меня десять попаданий. Четыре промаха имел корнет Пихтин, а остальная масса офицеров, сбивали снег на ветках сосен и елей. Победителю вручили корзину с десятью бутылками шампанского. Две я оставил себе, а остальные господа офицеры, от моих щедрот употребили по назначению.

Багратион поздравил меня с победой в соревновании.

— Молодец Степан Иванович, показал, как стрелять надобно, — молвил довольный генерал. — Я наблюдал за твоим способом стрельбы, впечатлился. Вскинул пистолет, чуть прикрыл глаз, прицелился и выстрел. Попадание точное. Остальные подолгу целились, и стреляли мимо. Почему так выходит?

— Долго целиться нельзя, рука устаёт, потому и выстрелы не точные.

— Видел, с тобой государь изволил иметь беседу. Поведаешь о чем?

— Об оружии. Велел прибыть к нему в Гатчину с докладом, и показать образец нового ружья и чертежи полевой пушки.

— Очень жаль, что он у меня тебя отберёт Где мне сыскать другого начальника штаба, да ещё с такой, как у тебя головой? Знаю, АлександруIсейчас нелегко, бывшие союзники нос воротят, войной грозят. С турками бьёмся уже порядком, а победы не видать. Хоть у нас и лучшая артиллерия в Европе, но применяем мы её бездарно. Вот ты в нашем отряде показал, что значит артиллерия на поле битвы, какая огромная от неё польза.

— Наполеон тоже показал. Он наши войска картечью выбивал полками и дивизиями, а мы гусиным шагом выполняли никому не нужные циркуляции. Спросит император о преобразованиях войск, расскажу о новых «Уставах» и форме для солдат расскажу.

— А чем тебе форма не угодила?

— Белый, красный и синий мундир, очень хорошо заметен на поле сражения, по нему легко целиться. А если одеть солдат в мундиры, окрашенные под цвет травы, то его не сразу обнаружить можно.

— Не переусердствуй в разговоре с самодержцем, а то не ровен час, накличешь на себя опалу.

— Опала не страшна. Главное, чтобы от беседы польза приключилась.

Во второй половине дня, мы покинули охотничьи угодья Багратиона. Софию я доставил к дядюшке, а сам вернулся домой, надо готовиться к встрече с императором.


Глава 15 | Да, были люди в то время! | Глава 17