home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

— Степан, я, увидев тебя и твоего денщика в гражданском платье, чуть дара речи не лишился, — откровенно смеялся Костецкий. — Два огромных гренадера, и вдруг в обывателей превратились. Смех, да и только! Садись, докладывай, с какой целью пожаловал. Если, скажешь, что соскучился по мне, не поверю. Не тот ты человек, чтобы бесцельно мотаться по городу.

— Совершенно ты прав, друг Владимир, цель у меня имеется. Но, прости, я с визитом не к тебе, а к твоей дражайшей супруге. Заранее прошу, не впадай в ярость и ревность. У меня к ней дело исключительной важности, которое никоим образом, не отразится на наших с тобой дружеских отношениях.

— Вот те раз! А я думал, ты хочешь рассказать о боях в Пруссии.

— О них я тоже поведаю, если есть интерес.

— Конечно, есть. Ты же, я так понимаю, в самой гуще событий пребывал. Видел и испытал многое. Кому, как ни тебе, рассказывать. Разных врунов и пустословов, я наслушался в Генеральном штабе. Ладно, сейчас приглашу супругу, посекретничайте с ней, а потом изволь уделить мне время.

Графиня Лидия Бельская, безукоризненно одетая в пышное платье, прошествовала в комнату, и уселась в кресло, напротив меня.

— Вся в вашем распоряжении Степан Иванович, — промолвила Лидия, после моего приветствия.

— Графиня, я буду вам очень признателен, если тема нашей беседы останется в тайне, поскольку в ней будут фигурировать уважаемые в государстве люди.

— Ой, генерал, если вы хотите поговорить о своём благодетеле — Багратионе, можете сказать мне все без утайки. Весь дворец, просто гудит, о его романе с Екатериной.

— В самом деле? — хлопал я глазами. — А я думал, что никто ни о чем не знает.

— Посудите сами. Женщины не воюют, в отличие от вас мужчин, они разговаривают. Темы бесед, самые разнообразные. О нежных чувствах Екатерины к Петру Ивановичу, знают все, в том числе АлександрI. Не понимаю, что она в нем нашла? Чёрный, как арап, страшный с огромным горбатым носом, быстрый и резкий. Правда, военачальник отменный, герой многих сражений. Извините, Степан Иванович, за откровенность. От меня чего вы хотите?

— Так прямо, сейчас уже и сказать не могу. Я хотел просить вас передать известному вам лицу, послание от генерала, если вас не затруднит.

— Нисколечко не затруднит, мне даже лестно, помочь хорошим людям наладить отношения. Насколько я осведомлена, Великая княжна Екатерина, уже имела беседу с братом, по поводу заключения морганатического брака с Багратионом. Разговаривали он долго, и наедине. Когда расходились по своим апартаментам, у обоих были довольные лица. Скорей всего, пришли к какому-то согласию. И что-то мне подсказывает, что Екатерина убедила брата, добилась своего. Поговаривают, император с ней частенько совещается по разным вопросам. Она хоть и молода годами, зато разум у Екатерины светлый и здравый. Вы знаете содержание послания Багратиона к Екатерине?

— Сказать, что не знаю, погрешу против истины. Я его написал, а князь переписал своей рукой. Там ничего плохого нет, одни любовные признания.

— С каких пор вы научились писать подобные письма? Вас в корпусе научили?

— Уважаемая Лидия, я пишу письма такого характера с момента взросления моей невесты. Те чувства, которые я испытываю к своей Софии, я попытался изложить на бумаге для генерала.

— Похвально. Тогда давайте, мне письмо. За ответом, я думаю, вы можете посетить нас через два дня, я постараюсь все устроить.

— Премного вам благодарен графиня, — сказал я, поцеловав ей руку на прощание.

Также величаво ступая, графиня Бельская, покинула гостиную. Меня даже посетила мысль, о непраздности графини, походка уж очень специфическая, да и лицо несколько изменилось.

На смену жене явился друг Костецкий. До самого позднего вечера затянулась наша с ним беседа. Одно слово генштабист. Его интересовало все, и желательно в мельчайших подробностях. Я не удержался, и рассказал ему о подготовленных мной «Уставах», которые должен в Генеральный штаб передать Багратион. Друг пообещал присмотреть за их продвижением, так как по его словам, у некоторых генералов на столах скапливается много бумаг, и потом они лежат там годами.

До середины октября, я крутился подобно белке в колесе. Служба, Генеральный штаб, где я защищал свои «Уставы», и работа почтальоном по доставке любовных посланий в обоих направлениях.

Настал день, когда Багратион приказал мне приодеться в парадный мундир со всеми наградами для следования в Гатчинский дворец. Нам предстояла беседа с императором, попросту говоря, мы ехали свататься. Я немного волновался, не каждый день доводится общаться с августейшими особами. Силантий мундир отгладил, ордена навесил, сапоги начистил. Посмотрел на себя в зеркало перед выходом, все в норме, замечаний не выявил.

АлександрIпринял нас в своём кабинете, без свидетелей.

— Я тебя внимательно слушаю, Петр Иванович, — сказал император.

— Ваше императорское величество, я с вашего позволения хотел бы, как бы, это, правильно посмотреть, — начал говорить, запинаясь, Багратион.

— Ваше императорское величество разрешите обратиться? — спросил я разрешения.

— Говори.

— Князь Багратион очень волнуется, прошу его простить. Он хотел сказать, что очень любит вашу сестру, Великую княжну Екатерину Павловну. Не представляет дальнейшей жизни без неё И просит у вашего императорского величества руку Екатерины Павловны, — практически дрожа всем телом, на едином дыхании выдал я речь.

— А почему ты говоришь Головко? У твоего командира голос пропал?

— Как вам известно, я родом из запорожских казаков, и у нас есть обычай, с родителями невесты сговариваются сваты. Вот я и посмел взять на себя эти обязанности. Князь Багратион, заверяет, что будет любить, лелеять и боготворить вашу сестру до конца дней своих, а также верно и отважно служить на благо Отечества.

— Смело сказано, смело. Да и вы оба, насколько я знаю отважные воины, во всех походах, сражались в первых рядах. Чины и награды тому свидетельство. Ваши слова, мной услышаны. Давайте, спросим у Екатерины Павловны.

АлександрIпозвонил в колокольчик и моментально в дверь вошёл лакей. Император приказал пригласить к нему в кабинет Великую княжну Екатерину.

Буквально через пару минут, появилась Екатерина Павловна, наверное, где-то неподалёку ждала приглашения. Довольно симпатичная на лицо девушка. Опрятная причёска Одета в платье, сшитое по последней моде, из дорогой ткани, я в этом начал понемногу разбираться. Жемчужный гарнитур: колье, серьги и браслет на руке, только дополняли наряд девушки, но не бросались в глаза. Екатерина, сделала присутствующим, неглубокий книксен.

— Вот полюбуйтесь Екатерина Павловна на этих красавцев-генералов, — указал рукой на нас император. — Князь Петр Иванович Багратион, просит вашей руки. Вы согласны связать свою судьбу с этим бесстрашным и геройским генералом, жить с ним в любви и согласии?

— Да, я согласна, — тихим голосом ответила девушка, немного склонив голову в сторону брата.

— Раз все пришли к согласию, то я благословляю тебя Петр Иванович и вас Екатерина Павловна, — торжественно произнёс император, перекрестив, неведомо как оказавшейся у него в руках иконой.

— В знак вашего согласия, Екатерина Павловна, вступить в законный брак с князем Багратионом, он преподносит вам скромный подарок, это кольцо с бриллиантами, — сказал я, подавая девушке, изящную коробочку.

— Ох, и пройдоха ты Головко, — усмехнулся император. — Командир твой молчит, словно в рот воды набрал, а ты соловьём здесь заливаешься.

— Прошу ещё раз меня простить великодушно, ваше императорское величество, таковы мои обязанности свата. Вот выполнил волю Петра Ивановича, и замолкаю.

— Хорошо. Дату свадьбы, пусть будущие супруги устанавливают сами. Я вас покидаю, дела, знаете ли, не ждут. Мне очень приятно Петр Иванович, видеть тебя в числе моих родственников.

Император ушёл, и я за ним следом. Нечего мешать будущим супругам, пусть поворкуют.

На следующий день, князь Багратион, чуть не удавил меня в благодарственных объятиях.

— Я знал тебя, как отличного офицера, а то, что ты такой краснобай, не подозревал, — веселился генерал. — Как разговаривал с императором! Я даже подумал, что нас погонят оттуда, аж во рту пересохло. Ну, ты оратор. Не оробел. Спасибо тебе Степан Иванович! Значит, так, свадьба через месяц. Ты обязан быть вместе со своей невестой. Даю тебе отпуск. Поезжай и привези её в столицу. Когда мы с Екатериной будем венчаться в храме, вы двое будете держать над нашими головами короны. Назвался сватом, терпи.

— Спасибо за приглашение. Мне дважды команду, для следования к любимой, подавать не надо. Ретируюсь, и начинаю собираться. К назначенному сроку обязуюсь прибыть.

— Моя конюшня с каретами и лошадьми в твоём распоряжении. Карету возьми обязательно. Будешь возвращаться, уже наступят холода, не дай Бог, простудишься и заболеешь. А если заболеет София, то я тебе этого не прощу! Кто тогда почётную обязанность выполнит? Никому её поручить, окромя вас не желаю. Езжай с Богом, обязательно возьми десяток казаков, генералу по статусу положено.

Потянулись утомительные дни путешествия, и ожидания встречи с невестой.

В родовое поместье Бакуринских, расположенное в селе Игнатовка, я добрался под вечер.

Не успел стихнуть стук колёс, на пороге дома появилась София. Мы бросились навстречу друг другу. Мгновение, и руки девушки обвили мою шею, а я держу её на руках, и мы, забыв о нормах приличия, никого не стесняясь, целуемся. Я заметил, что София совершенно не умеет целоваться, но как старается. Так и вошли в гостиную.

На меня смотрели очаровательные, неповторимые и любимые зелёные глазки Софии. Боже, она так прелестна! Если и вправду на небесах есть ангелы, то они однозначно уступают Софии в прелести и чистоте. Щёчки девушки, от поцелуев зацвели, словно прекрасные алые розы, а пунцовые губки, стали ещё ярче. Какие же они сладкие! Господи, спасибо тебе за то, что послал мне Софию!

— София Яковлевна, прошу меня простить за несдержанность, — восстанавливая дыхание, сказал я. — Так давно вас не видел, истосковался по вашим глазам, дал волю чувствам.

— Вам не надо извиняться, я ничуть не обижена на вас. Я даже рада, что вы показали свою искренность по отношению ко мне. Значит, я вам не безразлична. Ещё и как не безразлична! Вы смысл моей жизни. Я люблю вас София Яковлевна, всем сердцем.

— Ну, вот, слава Богу, я услышала от вас слова признания. А то думала, что мне не удалось в полной мере затронуть ваше сердце.

— Вы в моем сердце навсегда, милый образ всегда перед глазами, где бы я, не был. А сейчас этот образ, вживую сидит рядом, радует взор и наполняет мою душу чувством любви.

— Степан Иванович, вы меня в краску вогнали, я даже растерялась. Девушку из провинциальных земель, взяли, и огорошили искренним признанием.

— Помыслы мои чисты, а сказанные слова, правдивы. А девушку из провинциальных земель, я намерен в ближайшие дни увезти в столицу. Нам, София Яковлевна, выпала честь присутствовать на венчании в церкви Великой княжны Екатерины Павловны и моего командира князя Багратиона.

— О, Боже! Такая честь! А мне совершенно нечего одеть на это торжество, ну, совершенно нечего! Немного отстала от моды, сидя здесь.

— Не волнуйтесь, в Санкт-Петербурге, мы с вами обязательно найдём мастера, который сошьёт вам не одно платье. Смею вас заверить, вы в любом одеянии выглядите непередаваемо.

— Вы льстец, Степан Иванович.

— Стараюсь всегда говорить правду и только правду. Не могу отрицать очевидного, вы для меня ангел во плоти.

— Берегитесь, ещё скажите пару слов, и я брошусь к вам в объятия.

— Для вас они призывно распахнуты.

Мы самозабвенно целовались. Я слышал, как постепенно учащается дыхание девушки, как все её тело подрагивает. Мысленно приказывал себе остановиться, и не мог оторваться от уст Софии, это было выше моих сил. Стук открываемой двери, помог мне справиться с эмоциями.

— Ваше высокопревосходительство, куда прикажите багаж занести? — осведомился Силантий.

— На второй этаж, третья комната справа по коридору, — опередила меня София. — Там удобная и тёплая комната для гостей. Я видела с вами прибыли казаки, разместите их во флигеле, лошадей в конюшню, места хватит.

— Уже княгиня, все сделано, ваш управляющий помог.

— Силантий, всем подадут ужин через час, — сказала София.

Девушка убежала раздавать распоряжения, а я пошёл за своим денщиком в отведённую комнату. По пути рассматривал жилище невесты. Снаружи я его видел, большой двухэтажный дом, а вот внутри, не удосужился, больше на Софию глазел, а не по сторонам. Обратил внимание, что первый и второй этаж выполнен в разной цветовой гамме. Первый прям светился жёлтыми красками, а второй выполнен в светло-голубом цвете, выглядел приятным и нежным. Комната поразила размерами. Она была просто огромной. Предметы мебели: шкафы, диваны, пуфики и стулья, как бы уменьшались в размерах. Только большая с балдахином кровать, выглядела пропорционально. Не удержался, пощупал материал стен. Сплошная лепнина, искусно покрашена, а цветочный орнамент заботливой рукой расписан. Не знаю, сколько стоят такие работы, но выглядит все очень красиво и дорого. Чувствуется, что у владельцев этого дома отменный художественный вкус.

Распаковал большой кожаный саквояж, кстати, я его сам изготовил, помнил образцы лёгких мягких чемоданов из моего времени, удобная вещь, знаете ли. Сейчас больше путешествуют с сундуками, тяжёлыми, громоздкими и непрактичными изделиями. Попробуй случай чего, утащить на себе деревянный монумент, пупок развязаться может. Моё изделие лёгкое и практичное, забросил за спину, руки в наплечные ремни, и готово, иди, куда душе угодно.

Пока возился с вещами, в столовую подали ужин, о чем меня известила служанка. Всю большую господскую столовую, занимали только мы с Софией, остальные питались в людской.

— Угощайтесь Степан Иванович, мы специально не готовились к вашему приезду, но накормить сможем, — лукаво поглядывала София. — Вы с дороги устали и проголодались, вот и насыщайтесь, пожалуйста. А если хотите помыться, у нас банька протоплена, или предпочитаете в лохани омываться.

— Спасибо за угощение, непременно отведаю все блюда, очень они аппетитно выглядят. В отношении мытья скажу так. Я солдат, и моюсь, где придётся, иногда даже в лужах и болотах приходилось, в этом смысле я не привередлив.

— Тогда рекомендую посетить баню, её мой покойный папенька строил. Выписал из Москвы каких-то мастеров. Там даже небольшой бассейн имеется. Получился банный терем.

Идти в баню с полным желудком не рекомендуют, но я не отказал себе в удовольствии помыться. Правду говорила София, баня, в самом деле, отличная. В ней одновременно может вместиться человек двадцать, и ещё место останется. А пар, ух, хорошо! Силантий поработал вениками над моим телом от души. Почувствовал, как дорожная усталость ушла из организма.

В гостиной за чаепитием, беседовал с девушкой, рассказывал ей о последнем походе. София слушала меня, не перебивая. Иногда она так сильно сжимала платочек, что пальцы, начинали бледнеть. Похоже, она сильно переживала. Я и так старался обойти в повествовании особенно трагичные ситуации, а если бы рассказал все, то без слез не обошлось бы

— Степан Иванович, а вам не надоело воевать? — внезапно спросила София. — Неужели не хотите, пожить тихо, спокойно в удалении от суеты и войны, в кругу семьи?

— Очень хочу. Просыпаться, когда захочу, а не по сигналу тревоги. Хочу, чтобы при пробуждении рядом со мной были вы. Хочу, чтобы наш дом наполняли голоса наших с вами деток. Ещё много-много чего хочу. Увы, это пока только в мечтах. Наше Отечество ещё ждут сильные потрясения и испытания. Наполеон Бонапарт, через несколько лет полностью приберёт в свои руки все страны Европы, а потом двинет армию на Россию. Не избежать нам кровавой битвы с ним. Поверьте, весь народ нашего государства встанет на его защиту и победит. Казаки будут поить своих лошадей водой из Сены.

— Вы говорите, как пророк. Вам ведомо будущее?

— Почти десять лет я не выпускаю из рук шпагу, воюю. Сейчас я начальник штаба. Я обязан предугадывать действия противника, чтобы правильно построить оборону, или с упреждением атаковать врага, не дав ему времени опомниться. Во всех походах я изучал тактику французов, австрийцев и пруссаков, а также читал много книг. Накопив опыт, могу с уверенностью говорить о грядущем.

— Это же так страшно, в каждом сражении сходиться с врагом, не ведая, выживите или погибните!

— Я прикладываю много усилий, чтобы научить солдат воевать правильно, и побеждать врага. Не все получается, наши высокие военачальники ещё живут стариной. Молодых и ранних офицеров, навроди меня, боятся, как черт ладана. Понимают, что мы можем сковырнуть их с тёплых и хлебных местечек. Из-за их упёртости подчас гибнут люди. Сам лично, я сейчас меньше хожу в атаки, больше работаю головой, занимаюсь организацией боев, двигаю батальоны и полки.

— И все же я за вас очень волнуюсь.

— Ничего со мной не случиться. Я же дал вам слово повести вас под венец, и обязательно его сдержу. И не только слово побуждает меня венчаться с вами, моя любовь к вам безгранична.

— Ой, Степан Иванович, я от ваших слов, вновь начинаю краснеть.

— Ну, чтобы не краснеть, отправляйтесь спать прекрасная нимфа, время уже позднее, завтра с утра надо собираться в дорогу. Путь нам предстоит не близкий.

София подбежала ко мне, чмокнула в щёку, и исчезла в направлении своей комнаты. Я только с улыбкой посмотрел ей вслед. Быстрая, непосредственная, умная и открытая девушка, наверное, именно такая мне и нужна. Медлительная и вальяжная, мне бы точно была не по душе. Вообще-то хватит рассуждать генерал, извольте почивать, вы завтра тоже будете вещи невесты укладывать, не получиться увильнуть от этой работы.

Роскошная и мягкая постель источала аромат полевых трав. Уловил запах полыни. У-у-у, как я его обожаю. Сразу вспомнилось детство. Мы с Петькой за нашим хутором нарвали по огромной охапке белой полыни, мама просила, для каких-то хозяйственных или лечебных нужд, я уже и не помню. Пока рвали, на запах не обращали внимания, а когда я принёс её в дом, и она полежала пару часов, вот тогда появился настоящий запах. Мама чистую одежду и белье перекладывала веточками полыни, и пахнет приятно, и разную моль отпугивает.

Интересно все же получается в этом времени. Молодые девушки очень быстро созревают. Не редки случаи, когда замуж отдают четырнадцатилетних прелестниц. Я, если честно, никак не мог понять, почему. А сегодня, держа на руках свою Софию, собственными руками ощутил, и понял, что моя возлюбленная уже вошла в тот возраст, и в то психологическое состояние женщины, когда она готова вступить в отношения с мужчиной. Естественно на взросление девчонок накладывает отпечаток эпоха постоянных воен. Не успела побыть мужниной женой, глядь, уже стала молодой вдовой, снова ищешь себе достойную пару. Если сразу успели обзавестись детками, тогда есть, для кого жить и добро наживать. А бывают случаи, когда после потери любимого, женщины пускаются во все тяжкие грехи.

Может, и моя София ждёт от меня более решительных шагов, окромя страстных поцелуев. Взять, например, и ввалиться в её спальню сегодня ночью. Что-то мне подсказывает, девушка крик поднимать не будет. А вдруг она сейчас крадётся в мою комнату тёмными коридорам дома? Разминуться не хочется. Буду поджидать, на всякий случай. Так и уснул. Никто мой сон не побеспокоил, немного обиделся на себя.


Глава 14 | Да, были люди в то время! | Глава 16