home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add




ВЕЧНОСТЬ


Когда я был маленьким, верил, что к тому времени когда вырасту, учёные изобретут средство от смерти, и я не умру.


Учёные мне представлялись похожими на муравьёв - с большими головами на тонких шеях. В круглых очках - как у Шостаковича. Иные - при бородах. Иные - совершенно лысые.


В своих странных снах наяву я видел их стоящими вдоль длинного лабораторного стола, освещённого сверху множеством ламп.


Иногда они - все как один - поворачивались ко мне и деловито принимались рассматривать - будто я был колбой или лабораторной мышью.


Люди умирали, и учёные складывали их на столы, чтобы ИССЛЕДОВАТЬ.


Временами один или другой принимался кричать "Эврика", но позже всегда выяснялось, что это - ЛОЖНАЯ ТРЕВОГА.


Наконец, учёные находили лекарство от смерти и вручали его мне в виде огромной белой таблетки. Отныне я не умирал никогда, но жил вечно.*


*Также я грезил о чудесной возможности летать без крыльев, при помощи одной силы воли.


Кнопка


Мой дедушка был инопланетянин с маленькой кнопочкой на затылке. Один раз нажмёшь - застынет как вкопанный, не дышит и не шевелится, другой раз нажмёшь - двигается и говорит: совсем как настоящий. Окружающие ни о чём не догадывались, они шутили с дедом, наливали ему водки, слушали рассказы о Великой Отечественной войне, время от времени дарили ордена и медали - за боевые заслуги (хотя война уже давным-давно кончилась).


Один я знал правду.


Однажды утром я застал его в ванной комнате. Привычка бриться наголо сохранилась у него с тех времён, когда он командовал полком и носил фуражку. Мыло он взбивал особой щёточкой в перламутровой мыльнице. Трофейный бритвенный набор из нержавейки был тщательно ухожен: каждая вещица - на своём месте. Помимо лезвий, тускло поблескивающих приборов, коробочек и баночек, под рукой всегда были влажные полотенца, горячие салфетки. Пахло одеколоном "Шипр".


Я спросил: что это у тебя на затылке - маленькое, чёрное, круглое?


Он внимательно посмотрел на меня сквозь тусклое зеркальное стекло. В зеркале отражалось его лицо: шея, щёки, скулы - от подбородка до затылка всё было покрыто ровным слоем белой мыльной пены. Глаза и нос - маленькие островки посреди пенного моря.


Он спросил умею ли я хранить тайны?


Что за вопрос? Мне уже шесть! Ну, в смысле, ещё пару месяцев, и…


Но это строго между нами, понимаешь?…


О чём речь? Могила!


И он рассказал мне правду.


К тому времени я уже всё знал об инопланетянах. Мама зачитывалась книжками из серии "Зарубежная фантастика". Я тоже их читал, хотя далеко не всегда понимал смысл прочитанного. Помню, одна из них называлась "Человек-компьютер". О том, как управлять человеком на расстоянии и заставлять его делать гадости, каких он, находясь в здравом уме, никогда бы не сделал. Ещё одна - "Штамм Андромеда": подземные бункеры, коридоры, научные изыскания, таинственные люди в белых халатах, химические препараты, способные сотворить с тобой такое, о чём даже подумать было противно. Тем не менее, я перечитывал её раз за разом. Там, правда, ничего не было об инопланетянах. Но в других книжках - было, и выходило так, что инопланетяне далеко не всегда дружелюбны. Самое неприятное в них то, что мы никогда не знаем чего они хотят на самом деле. Они могут улыбаться, травить байки о военных подвигах, чистить картошку, играть в футбол, покупать мороженное, катать тебя на качелях в парке, а после…


Когда я хоронил дедушку (лет пять назад), его тело оказалось чудовищно, невероятно тяжёлым. Мы с папой взялись за рукоятки похоронных носилок - каждый со своей стороны, приподняли, и - едва не уронили…


Люди такими тяжёлыми не бывают.


Однажды по большому секрету я рассказал бабушке о том, что её муж прибыл из космоса. В конце концов, тайны существуют для того, чтобы доверять их надёжным, проверенным людям. Бабушка покачала головой и укоризненно посмотрела на меня.


Не веришь? Пойдём, я покажу тебе!


Дедушка смотрел телевизор. Я подкрался к нему сзади, бабушка остановилась в дверях. Я легонько придавил пальцем пятнышко на его затылке.


Он остался сидеть как сидел - неподвижно уставясь в экран. Бабушка молча наблюдала за нами. Я обернулся к ней: ну что! видишь?


Встал между дедушкой и телевизором. Помахал рукой перед его носом.


Смотри, я его выключил!


Бабушка молчала.


Подошёл и подёргал её за рукав. Заглянул в глаза.


Она не двигалась. Не дышала. Глаза смотрели в одну точку.


Бабушка!


Она не ответила.


На ватных, подгибающихся ногах я поплёлся в спальню и прикрыл за собой дверь. Забрался под кровать. Хотел было заплакать, но не мог: разинув рот - как рыба - я захлёбывался, глотая пыльный колючий воздух. Мне было очень страшно.


Дверь отворилась, меня - маленького, скорчившегося в три погибели - выволокли на свет.


Что ты, глупенький! Это всего лишь родинка. Родинка! Мы пошутили. Не бойся.


Я, наконец, расплакался - горько, тоскливо, навзрыд.


Старый мудак, - сказала бабушка.


Ты тоже хороша, - спокойно ответил дедушка.


Я плакал и всё никак не мог остановиться.


Ничего страшного, - сказал дедушка. - Ему это пойдёт на пользу.


Что пойдёт на пользу? Идиот! - закричала бабушка.


Но он оказался прав: мне это и в самом деле пошло на пользу.


С тех пор я знаю, что вещи никогда не бывают такими, какими кажутся на первый взгляд.



Музыкант | Сказки для Марты | cледующая глава