home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Лана не находила себе места. Она едва успела проснуться, даже из-под одеяла не вылезла, когда в спальню влетела Хильда Сатин и начала спрашивать, что ей удалось увидеть. Будь у нее хотя бы десять минут на то, чтобы прийти в себя, Лана, возможно, не выложила бы ей все в мельчайших подробностях, но обезьянка в собственной ладони так шокировала ее, что она просто ничего не соображала.

Когда легионерша, прихватив фигурку, вылетела из комнаты, Лану одолели сомнения. Зачем она только сказала про Братта? Еще перед совместной поездкой в Эспикур она решила, что он не имеет отношения к случившемуся с Анной, а теперь поверить в обратное совсем уж не могла, но подозревала, что он скрывает свою настоящую личность, вероятно, из-за совершенных в прошлом проступков или даже преступлений. Теперь Легион в него вцепится и не отпустит, пока все не выяснит. И кто знает, чем это для него обернется? Как она могла так подставить его?

Чем дольше она оставалась в спальне наедине со своими мыслями – а отпускать ее никто не торопился, это она быстро выяснила – тем больше сомнений ее одолевало. Анна показала на него, ясно дала понять, что в тот вечер они не просто виделись мельком и случайно. И потом… Братт взял Лану на место Анны, когда расследование ее исчезновения еще не было завершено. Он знал, что она не вернется. Откуда?

Лана едва не протоптала траншею посреди комнаты, пока нервно ходила из стороны в сторону добрых два часа, нервно грызя ногти и прокручивая в голове все события и известные ей факты. Но как она их ни крутила, каждый раз получалась катастрофа. Или она подставила своим рассказом невиновного и небезразличного ей мужчину, или этот самый мужчина – убийца. Потенциально серийный. Что хуже, она не знала.

Момент освобождения пришел неожиданно: дверь просто открылась, и сотрудник королевской службы безопасности сообщил, что она свободна. После чего ее снова проводили все к той же калитке в заборе где-то в задней части парка и разрешили идти на все четыре стороны.

Все четыре Лане были не нужны: она поторопилась вернуться в Академию, но час был уже поздний, занятия закончились, и ни Марты, ни Братта на месте не оказалось.

Умом Лана понимала: Братта задержали, потому ее и выпустили из дворца, но в сердце жила надежда, что за эти два часа легионеры во всем разобрались и выяснили, что он здесь ни при чем.

Однако в комнате общежития его тоже не оказалось, и это говорило в пользу версии разума, но Лана все же предприняла последнюю попытку его найти: отправилась в «Сияние». Может быть, пообщавшись с легионерами, он решил сбросить напряжение, пропустив стаканчик-другой?

Мысль о Марте, которая наверняка волнуется, ничего не зная о том, чем на самом деле обернулся Королевский Суд, Лана прогнала. Может быть, подружка-легионерша уже все ей рассказала? В любом случае, полчаса погоды не сделают.

Если для академии было уже слишком поздно, то для «Сияния» – еще слишком рано: начало недели, начало вечера, посетители только начинали собираться, занимая столики больше с целью перекусить, чем с прицелом на долгий веселый вечер. Музыка играла, но танцпол пустовал. Дым еще не запустили, а потому помещение хорошо просматривалось. Знакомых лиц Лана не приметила, в том числе нигде не было видно куратора. Для очистки совести она обошла бар по кругу, но здесь и вовсе почти никто не сидел.

Лана остановилась в той части круга, где обычно сидел Братт, – и в реальности, и в ее снах – вскарабкалась на табурет, не зная, что делать дальше. Очевидно, куратора все же сцапал Легион. Неужели он все-таки причастен к смерти Анны? Но как же все его пронзительные речи о том, что он больше никому не причинит вреда, что он выбрал быть другим человеком и оставил прошлое позади? Или «никому больше» как раз и было про Анну? Лана закрыла лицо руками и тихонько застонала, чувствуя пульсирующую в груди боль.

Сначала король оказался совсем не таким, каким она его себе представляла, – и ей стало некого ненавидеть и винить в своих бедах. Если и Братт окажется не таким, ей станет не к кому тянуться…

Ее мир снова рушился. То, что от него осталось. И на этот раз ей почему-то было гораздо тяжелее и намного страшнее.

– Добрый вечер! Что вам предложить? – бодро поинтересовался мужской голос.

Лана вздрогнула, отнимая руки от лица. Перед ней, заученно улыбаясь, стоял молодой бармен. Она растерянно моргнула: так глубоко ушла в собственные переживания, что успела забыть, где находится.

– Вино? Коктейль? – попытался подсказать парень.

Предложение звучало соблазнительно, но какая-то малознакомая часть Ланы напомнила ей, что сейчас не время.

– Нет, спасибо, пока ничего.

– Ждете кого-то?

– Можно и так сказать. А что, нельзя? Я вроде ничье место не занимаю.

Бармен тут же отстал, а Лана подняла взгляд выше. С ее места хорошо просматривался второй уровень с зоной для особых гостей. Сейчас там почти никого не было, лишь за одним столиком лениво шевелились какие-то тени.

Она обернулась, ища взглядом выход на лестницу, куда охранник проводил ее в прошлый раз. Нашла и уверенно устремилась к ней. Идти к Аранту – не лучшая идея, но вечно бегать от него все равно не получится, а он может что-то знать. Не зря же в тот вечер он так пристально смотрел на Братта.

Ее никто не остановил. То ли охранники не заметили, как Лана скользнула за дверь «только для персонала», то ли им было не велено ей препятствовать.

Коридор второго этажа тонул в безмолвной темноте, лишь луч приглушенного света из приоткрытой двери кабинета Аранта разрезал ее наискосок. Значит, хозяин на месте.

Лана осторожно заглянула в щель между дверью и косяком. Главу Темного Ковена увидела сразу: он в расслабленной позе сидел за столом, развернув кресло боком и вытянув вперед длинные ноги. Над ним висел небольшой световой шар, но свет его падал так, что лицо Аранта оставалось в тени. Зато было хорошо видно початую бутылку и стакан, который глава Ковена крутил в пальцах.

– О, блудная ученица пожаловала, – неожиданно протянул Арант.

Лана вздрогнула: не знала, что ее уже заметили. Но теперь отступать было поздно, поэтому она уверенно вошла. Арант повернулся к ней, и глаза его оказались куда трезвее голоса.

– Зачем пришла? – насмешливо поинтересовался он. – Мне показалось, что учиться тебе расхотелось. Кстати, нашу сделку это не отменяет. Тебе просто для сведения.

– Я ищу своего куратора. Рейна Братта. Вы ведь его знаете? Он был одним из вас когда-то?

Улыбка, и без того натянутая, окончательно исчезла с лица Аранта.

– Был. И вот же странность: пока он состоял в Ковене и планировал, прямо скажем, очень нехорошие вещи, ему удавалось избежать общения с Легионом, а стоило оставить все это в прошлом и зажить жизнью обычного человека, как угодил под арест.

– Вы точно знаете, что его арестовали? – нахмурилась Лана, понимая, что до сих пор все-таки надеялась на обратное.

– У меня надежные источники.

– Думаете, он действительно замешан?

Уточнять детали не стала. Если у Аранта такие надежные источники, то он наверняка в курсе дела даже больше, чем она.

– А ты? – Арант снова поймал ее взгляд, поднося к губам почти опустевший стакан. – Что ты думаешь?

– Я не знаю. Вам виднее. Вы ведь давно его знаете. Кто он на самом деле?

– Это философский вопрос, ты не находишь? Кто мы все на самом-то деле? Ты хочешь, чтобы я назвал его имя? Что оно тебе даст? Имя всего лишь последовательность букв, оно ничего не говорит о человеке. А что еще? Его положение, родственные связи? Вот ты дочь коррупционера, шедшего к власти буквально по головам, но что это говорит о тебе? Да ничего! В остальном ты знаешь его не хуже, чем я. Ты ведь погружалась в его сны? Не отпирайся, уверен, что погружалась. Наяву он тебе мое имя не назвал бы.

Лана, закусила губу, обдумывая услышанное. В голосе Аранта звучало что-то странное, неожиданное. Это было похоже на горечь. Даже боль. Видимо, именно арест Братта привел к тому, что он тут пьет в одиночестве, хотя этажом ниже его всегда ждет компания.

– Он ваш сын? – предположила она, припомнив, как Арант упоминал, что сын у него есть.

Его усмешка превратилась в гримасу, он отвернулся.

– Мой сын понятия не имеет о моем существовании. То есть… Он, конечно, слышал о Марке Аранте, главе Темного Ковена, но о том, что я имею к нему отношение, не знает.

На лице Ланы против ее воли отразилось сочувствие.

– Почему?

– Потому что я никогда не был женат на его матери. Собирался жениться, но… Она была из хорошей семьи, а я выскочка из трущоб, еще и инициированный темный маг, тогда отношение к нам было другое. Мы с ней оба были молоды… В общем, знаешь, это в романах только так бывает, что принцессы выходят замуж за кого попало. В реальной жизни ее родители запретили мне приближаться к ней, а ее саму быстренько выдали замуж. И судя по нашему последнему разговору, им удалось убедить ее в том, что так будет лучше.

– Выскочка из трущоб? – удивилась Лана. – По вам не скажешь. Мне казалось, вы должны быть как минимум бастардом кого-нибудь из старой аристократии.

Арант повернулся к ней всем корпусом вместе с креслом, подался вперед, упираясь локтями в стол, глядя почти разочарованно.

– А ты тоже веришь в эту чушь насчет важности происхождения? Да перестань.

Он снова наполнил стакан и откинулся на спинку кресла, его лицо спряталось в тени.

– Деньги, власть и желание из кого угодно сделают наследного принца. К тому же последние десять лет я тесно общался с самым настоящим древним королем. Манеры не так сложно перенять.

– А зачем?

Арант задумался. Не демонстративно, а по-настоящему, словно раньше ему не приходило в голову задать себе этот вопрос.

– Демон его знает! – наконец фыркнул он. – Наверное, сначала мною двигала мечта однажды показать им, как они ошиблись. Потом просто привычка.

– И вам никогда не хотелось что-то изменить? Сделать так, чтобы ваш сын вас узнал?

Лана сама не знала, зачем спрашивает об этом. Какое ей дело до Аранта и его сына? Если этот сын не Братт, то никакого. Может быть, после личного знакомства с Сорроу и его снами ее просто не отпускала тема отцов и детей.

Арант между тем вздохнул и пожал плечами.

– А зачем?

И этот ответ прозвучал вполне исчерпывающе.

– Иди домой, Лана, – неожиданно мягко велел Арант. И на всякий случай уточнил: – К сестре. У меня все равно нет ответов на твои вопросы, а она наверняка с ума сходит. Иди к ней, разберись сначала в себе, а потом уже будешь разбираться в том, кто такой на самом деле Рейн Братт. В конце концов, через несколько часов у тебя будут все шансы задать ему любые интересующие тебя вопросы на территории, где он не сможет уйти от ответа.

Лана удивилась, что такая простая мысль не пришла ей в голову раньше. Действительно, она может обо всем расспросить Братта во сне, ей не нужно бегать и повсюду искать его наяву.

Она кивнула и молча покинула кабинет Аранта. Медленно добрела по темной улице до дома Марты, чувствуя себя разбитой, усталой и окончательно потерянной.

«Разберись в себе». Хороший совет, пожалуй. Может быть, ей стоило с этого начать, а потом уже кидаться то в один омут, то в другой.

В ответ на ее стук Марта распахнула дверь так быстро, словно ждала под ней. Лана почувствовала, как защипало глаза от осознания простого факта: сестра ее ждала. Несмотря на то, что они едва знают друг друга, и то, что они такие разные. С того самого дня, как мир Ланы рухнул, Марта была рядом, помогала, как могла, тянулась к ней, когда все остальные отвернулись. А Лана только и делала, что огрызалась в ответ. И устроила драму на пустом месте, когда сестра позволила себе поделиться чувствами с ней.

– Лана! – с облегчением выдохнула Марта. – Ты в порядке?

Вместо ответа Лана шагнула ей навстречу и обняла, с трудом преодолевая страх того, что сестра оттолкнет.

Не оттолкнула. Марта обняла ее в ответ, крепко прижимая к себе и гладя по волосам, как маленькую девочку.

Сама не зная почему, Лана горько разревелась, уткнувшись ей в плечо.


* * * | Ментальный факультатив | * * *