home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

МНЕНИЕ ДРУГОЙ СТОРОНЫ

Уиллоуби заморгал. Ну кто знал, что Гордон настолько осведомлен в делах афганской политики?

— Но Афдаль-хан ясно дал понять и эмиру, и мне, что хочет положить конец этой междоусобице, — не отступал Уиллоуби. — Он клянется, что все это время только оборонялся. Если вы не согласитесь хотя бы на перемирие, эмиру придется вмешаться. Вы представляете, что произойдет, если я вернусь в Кабул и сообщу ему, что вы отказываетесь подчиниться воле третейского судьи? Он объявит вас вне закона, и все местные бандиты начнут охоту за вашей головой. Будьте благоразумны, старина. Я понимаю, Афдаль-хан вам серьезно насолил. Но вы тоже причинили ему достаточно вреда. Забудьте о том, что произошло…

— Забыть?!

Уиллоуби невольно попятился. Зрачки у Гордона сузились, как у разъяренного леопарда.

— Забыть?! — прорычал американец. — Вы призываете меня забыть о пролитой крови моих друзей? Вы знаете мнение только одной стороны. Мне плевать, что вы скажете по этому поводу, но сейчас вы услышите, что думаю я. У Афдаль-хана есть друзья при дворе. У меня — нет. Да мне это и не нужно.

«Неплохо, — подумал Уиллоуби, завороженно следя, как на смуглом лице Аль-Борака отражается вся буря переполняющих его чувств. — Белый человек становится вождем туземцев и готов бросить вызов эмиссару королевы».

— Афдаль-хан пригласил моих друзей на переговоры и хладнокровно перерезал их, — продолжал Гордон. — Юсуф-шаха и трех его вождей. Это были мои лучшие друзья, понимаете? И вы призываете меня забыть о них, будто это так же легко, как выбросить пару рваных сапог! Да и зачем? Чтобы эмир заставил персидских купцов затянуть пояса, обложив их грабительскими налогами? Чтобы у русских не было шансов заставить его заключить договор, который не одобрит Британия? Чтобы англичане не потеряли свою часть границы? Так вот вам мой ответ: отправляйтесь к черту вместе с эмиром и раджой! Возвращайтесь к эмиру и предложите оценить мою голову. Пусть он пришлет на помощь оракзаи кого угодно — узбеков, русских, британцев и кого он там еще сможет собрать. Эта война закончится, когда я убью Афдаль-хана. Не раньше!

— Вы жертвуете благополучием многих, чтобы отомстить за кровь нескольких человек, — возразил Уиллоуби.

— Кто вам это сказал? Афдаль-хан? Он заклятый враг эмира! А эмиру и в голову не приходит, что сам Афдаль-хан и заварил эту кашу. Подождите месяц, я получу голову этого негодяя, и караваны снова смогут спокойно ходить по этой дороге. А вот если победит Афдаль-хан… Вы хоть знаете, с чего вообще все началось? Не знаете? Так я вам скажу! Афдаль-хан решил взять под свою руку все водоемы на этой территории, все колодцы, без которых не смогут обойтись караваны и которые в течение столетий находились в руках африди. Стоит ему завладеть ими, и он обдерет торговцев, не успеют они добраться до Кабула. И тогда караваны будут ходить только через русскую территорию.

— Он не осмелится…

— Еще как осмелится! Боже, сколько вы не знаете! Вы не задавались, например, таким вопросом: почему его люди вооружены русскими винтовками? Черт! Афдаль просит о помощи, потому что я захватил Замок Акбара, и он не в состоянии меня оттуда выгнать. О чем он просил вас? Уговорить меня, чтобы я, извините за каламбур, принес ему ключик от Замка, верно? Я так и думал. Да если я соглашусь на подобную глупость, он устроит засаду на дороге в Куррам и перебьет моих людей. Вы еще в Кабул не успеете вернуться, а соглядатай, который следует за вами по пятам, обгонит вас и сообщит эмиру, что я предательски напал на Афдаль-хана и был убит при попытке защищаться, и поэтому Афдаль был вынужден напасть на Куррам и сжечь его! Он пытается с помощью вмешательства извне вернуть то, что потерял в битве. Он хочет поступить со мной, как с Юсуф-шахом: усыпить мою бдительность, а потом прирезать! И вас с эмиром он просто водит за нос! И вы хотите, чтобы я тоже позволил ему водить себя за нос, а потом отправить на тот свет! И все только лишь потому, что какой-то чертов торговый путь отклонился от Кабула!

— Вам не стоит так враждебно относиться к британцам, — начал было Уиллоуби.

— Я ни к кому не отношусь враждебно. Ни к британцам, ни к персам, ни к русским. Я просто хочу, чтобы они занимались своими делами, а меня оставили в покое!

— Но белому человеку подобает держаться подальше от этого кровавого безумия, — не унимался Уиллоуби. — Вы же не афганец! Вы англичанин! По происхождению, по крайней мере.

— Шотландский горец, — мрачно поправил Гордон. — Или ирландец — смотря с какой стороны посмотреть… Это так, к сведению. Возвращайтесь к эмиру и скажите ему, что вражда закончится, как только я убью Афдаль-хана.

И, повернувшись на пятках, он удалился так же бесшумно, как и возник.

Уиллоуби беспомощно смотрел ему вслед. Черт побери! Он действовал, как глупый мальчишка, которому впервые поручили важное дело! Уиллоуби вновь и вновь вспоминал свои аргументы и был готов выть от досады. И он пытался своим детским лепетом остановить этого первобытного хищника… Спорить с Аль-Бораком бесполезно. С тем же успехом можно спорить с ветром, водным потоком, лесным пожаром или каким-нибудь другим стихийным бедствием. Для этого человека неприменимы никакие стереотипы; он неукротим и дик, как сами Гималаи! Но Уиллоуби не смог бы назвать его дикарем.


Глава 2 ЧЕЛОВЕК С БЕСШУМНОЙ ПОХОДКОЙ | Ястреб с холмов | Глава 4 СЛОВО ПРОТИВ КЛИНКА