home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Двадцать

Огонь тускло мерцал в катакомбах, где прятались фейри. На полу – простая подстилка, стол и стул, позаимствованные из «Сломанного копья». Несколько висящих одеял заменяли стены, создавая подобие уединения, и ниша походила на скромную комнату.

Нимуэ сидела на подстилке и читала вслух, держа в руках пергамент, а Моргана слушала, сидя за столом и постукивая пером по зубам.

– «Великому Мерлину-волшебнику…» – Нимуэ посмотрела на Моргану. – Это что, его титул? «Великий»?

– Откуда мне знать? – Моргана пожала плечами. – Не то чтоб я ежедневно писала ему. Мне показалось, это звучит официально.

– Значит, остановимся на «великом», – кивнула Нимуэ, возвращаясь к чтению. – «Ведьма Волчьей Крови шлет привет», – она снова оторвала взгляд от пергамента. – Я не уверена насчет этого.

– Ты все время будешь останавливаться? Просто читай!

Нимуэ сделала глубокий вздох, продолжая:

– «Надеюсь, ты уже осведомлен, что у меня в руках меч, который древние называли Зубом Дьявола. Уверяю тебя, отцу Кардену об этом также известно, поскольку многие из его Красных Паладинов уже напоролись на этот зуб…» – Это мне нравится.

Нимуэ улыбнулась, а Моргана вздернула брови, довольная похвалой.

– Мне показалось, что это хорошо звучит.

– Ты хорошо владеешь словом, – заметила Нимуэ и вновь обратилась к пергаменту. – «Также уверяю тебя, что мой кровавый поход только начался. Я намерена явить отцу Кардену и его Красным Убийцам то же милосердие, которое они проявили к разным кланам фейри, – Нимуэ сделала паузу, словно бы собираясь с духом. – Однако я хочу того же, чего хочет любой, – я молюсь о прекращении насилия и мире для своего народа. Я предлагаю тебе союз, Великий Мерлин, и прошу применить всю твою мудрость и близость к королю Утеру, дабы прекратить эту резню. Взамен я предлагаю тебе Зуб Дьявола и верю, что ты используешь его, чтобы объединить кланы фейри и вернуть им их земли. А откажешь – я залью поля Франции кровью паладинов», – Нимуэ наморщила нос. – Это не слишком чудовищно звучит?

– Нужно вести разговор на равных, или он не примет тебя всерьез, – наставительно сказала Моргана. Нимуэ вздохнула, пытаясь уложить все в голове.

– Но какой в этом смысл, если нет надежды, что письмо дойдет до него?

– Об этом я тоже подумала, – сказала Моргана, забирая пергамент и сворачивая его. Затем она направилась в туннели и поманила Нимуэ за собой.

– Где ты научилась так писать? – спросила Нимуэ, пока они шли.

– В монастыре, – ответила Моргана. Заметив удивление Нимуэ, она сочла нужным объясниться: – Я вовсе не жрица Единственного Бога, уверяю тебя. Однако сестра Кэтрин прислуживала в церкви в Ивуаре и потому имела доступ ко всем книгам в скриптории: Гомер, Платон, рунические дощечки, свитки друидов и даже запрещенные енохианские тексты.

Выйдя из туннеля, они увидели, что поперек тропинки лежат сломанные деревья. Что-то пробивалось сквозь заросли, гнуло и ломало все, что встречало на своем пути. Земля была перепахана на пятьдесят футов, или даже больше, словно здесь поработали два плуга.

– Что здесь произошло? – спросила Нимуэ. Моргана только вздохнула.

– Вчера вечером приехало еще семейство из клана Бивней. И они привели с собой одно из своих верховых животных.

Нимуэ опустилась на колени, разглядывая отпечаток копыта шириной с бочку.

– Боги правые!

– Зрелище внушительное, если только заранее зажать нос. И его присутствие, безусловно, усугубляет нашу и без того хроническую нехватку еды.

Нимуэ продолжала смотреть на чудовищный след и вспаханную землю вокруг.

– И все же я уверена, что мы найдем ему применение.

Из долины донесся душераздирающий визг, за которым последовало яростное фырканье. Нимуэ встревоженно посмотрела на Моргану.

– Остается надеяться, что оно не ищет себе пару, – предположила Моргана. Они пошли прочь от поваленных деревьев, вверх по холму, а затем на плато, покрытое ковром из полевых цветов. Древний, но все еще живой дуб с длинными и низкими ветвями, похожими на распахнутые в приветствии руки, служил естественным укрытием.

Нимуэ услышала странные звуки, похожие на воркование или щебет. Пожилая женщина из Лунных Крыльев, которая походила на перевернутое птичье гнездо из-за растрепанных волос и рваного плаща из перьев, сидела, скрестив ноги, среди цветов и осенних листьев. Возле нее прыгала и чирикала черная крачка с длинным желтым клювом. Женщина хмуро взглянула на Нимуэ.

– Кто-то ест моих птиц.

В воздухе кружили десятки птиц самых разных цветов и размеров: тупики, свиристели, ржанки, стервятники, перепела и горлицы, воробьи и белые гуси, полевые луни, дятлы, рыжие совы, павлины. Хищники и жертвы.

Шрамы Нимуэ покалывало: она явно ощущала Сокрытое. Сквозь птичье щебетание прорывались его тихие голоса.

– Мы разберемся в этом, Ева, – заверила Моргана Луннокрылую.

– Тут не в чем разбираться. У нас полная пещера Змей, Моргана, и ты должна предупредить их: птицам Евы тоже нужно что-то есть, и многие из них с радостью набьют животы мясом Змей.

– Я передам, обещаю.

Прежде чем Моргана успела сказать что-то еще, Ева вскочила на ноги – почти так же резво, как крачка у ее ног, – и уставилась на Нимуэ.

– Я никогда прежде не видела вблизи воинов Небесного Народа, Волчья Кровопийца… – она рассматривала Нимуэ, вытянув в ее сторону клювообразный нос, а щебет птиц становился все громче.

– Они так много спрашивали о тебе, – призналась Ева, указывая на птиц. Она подняла руку и закрыла глаза, сосредоточиваясь, а потом резко выдохнула: – Вот это да!

Не открывая глаз, Ева провела ладонью по груди и животу Нимуэ, обеими руками, будто бы измерила что-то невидимое, потянулась вперед и, наконец, коснулась шрамов.

– Так вот… почему ты так сбиваешь с толку! Вот где твоя сила! Дело не в клане, не в магии фейри, – она продолжала касаться спины Нимуэ. – Вот где кроется твоя связь со Множеством Миров. – Ева открыла глаза и спросила: – Могу я увидеть метки?

Нимуэ нервно отступила на шаг, Моргана легко тронула Еву за плечо.

– Мы хотим попросить тебя об одолжении, Ева. Есть одно послание, которое нужно доставить Мерлину-волшебнику.

Глаза Евы расширились, и она повернулась к Моргане:

– Мерлин? Что вам нужно от этого предателя крови?

Моргана махнула свернутым пергаментом.

– Боюсь, это личное. Так ты поможешь? Отыщешь его для нас?

– Я не в силах найти его, – пожала плечами Ева. Затем она издала гортанный крик. Черный коршун шумно спикировал с ветвей и сел на плечо Евы. – Но Маргарита может отыскать кого угодно.

Нимуэ осторожно приблизилась к прекрасной птице и, протянув руку, погладила ее по шее. Ева хмыкнула.

– Кажется, ты ей по душе.

– Как она найдет Мерлина? – спросила Нимуэ. Луннокрылая продолжала усмехаться.

– То, что вы, Небесный Народ, зовете Сокрытым, мы именуем Старейшими. Должно быть, их смешат наши попытки дать им название, но они точно направят Маргариту в нужную сторону.

– По твоему приказу? – изумленно спросила Нимуэ.

– Приказу? О нет, только по просьбе. Возможно.

Ева забрала пергамент у Морганы и привязала его к птичьей ноге с помощью тонкой кожаной ленты. Она обхватила голову коршуна ладонью и что-то прошептала, а затем вскинула руку в воздух, направляя Маргариту к верхушкам деревьев.


Проклятая


Девятнадцать | Проклятая | Двадцать один