home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Илион

Мерцелла Фортос задумчиво стояла около окна, покачивая в руке хрустальный бокал с вином и глядя на то, как работники разворачивают на заднем дворе магистрата торговые ряды.

— …фунтов свежего мяса, а также передали федералам образцы пшеницы и кеноа, — монотонно бубнил Квинт Арторас, зачитывая ежемесячный отчёт по делам гильдии. — Также…

— Сколько? — моментально спросила Мерцелла.

— …мы начали…

— Я сказала — сколько.

— … поставки живых… А? Простите, сира?

— Я спросила — сколько именно вы передали зерна в качестве образцов? — терпеливо повторила женщина, делая глоток вина. — Если я узнаю, что под это дело вы решили списывать зерно мешками, то кто-то лишится головы. Мне ясно дали понять, что для изучения федералам нужно совсем немного — примерно по полфунта того и того. Марина?

— Это дёшево, — моментально отозвалась девочка, что-то терпеливо выводящая самопищущим стилусом федералов в тетради их же производства. — Даже не стоило упоминания в отчёте гильдии. Ну если только там действительно мешками не передавали.

— Благородная сира… — тучный лысоватый мужчина лет шестидесяти, одетый в дорогой, но явно тесноватый на его объёмистой фигуре камзол, начал нещадно потеть.

— Квинт, старый ты прохиндей, — Мерцелла соизволила отвернуться от окна. — Ты что, совсем нюх потерял под началом моих пустоголовых потомков, да будет милостив Единый к их грешным душонкам?

— Госпожа, да я никогда…

— Сгинь, — сделала нетерпеливый жест Фортос. — Времени у тебя до вечера — к ужину представишь мне нормальный отчёт и вернёшь всё, что стибрил. Пока мы не выйдем в устойчивую прибыль, даже и не думай запускать свою волосатую лапку в закрома гильдии. Более тебя не задерживаю.

Квинт поспешил откланяться, в хаотичном порядке бормоча под нос извинения и возмущения тем, что его заподозрили в воровстве.

— Бабуль, а почему бы его просто не арестовать и наказать? — поинтересовалась Марина. — Если он вор.

— К моему великому сожалению, он слишком хорошо ведёт дела, — с сожалением ответила Мерцелла. — Польза от него многократно превосходит убытки от него же… Да и прямо скажем, не так уж и много он ворует. Чтобы воровать много, он слишком труслив.

— Можно приставить к нему помощника — пусть учится, — предложила девочка. — А когда он всему научится, то сделать его новым бургомистром, а Квинта арестовать.

— А ты схватываешь на лету, моя дорогая, — рассмеялась Мерцелла. — Так и поступим. Возможно. Потому как новый бургомистр может оказаться тупее или наглее Квинта. А то и всё вместе. Не говоря уже о том, что Квинт вообще-то не дурак, иначе до своих седин и до размеров своего брюха никогда бы не дожил, поэтому может на время проверки затаиться. Или вообще подставить своего преемника… В любом случае этот вопрос нужно решать позже — сейчас же нам критически необходимо заполучить особые права на торговлю с федералами. Промедлим хотя бы на несколько месяцев — останемся не у дел.

Внучка и правда радовала старую даму — несмотря на юный возраст, Марина неплохо схватывала торговые премудрости и была весьма старательным ребёнком, ловя наставления Мерцеллы на лету.

Ещё один повод для проклятия нерадивому сыну и невестке, которые не уделяли должного внимания воспитанию наследницы. Что с того, что гильдию унаследовал бы кто-то из внуков? Торговля — такое дело, что толковых родичей лучше иметь на куче должностей и в куче мест. Всегда бы нашёлся ещё один филиал, который можно было бы поручить сообразительной внучке.

— Торговля с людьми в зелёном и правда так важна, бабуля? — с сомнением произнесла Марина, грызя стилус.

— Не грызи, это некультурно. И да — очень важна. Посмотри на твою тетрадь для записей, посмотри на свой стилус, на это окно, на бокал в моей руке… Что ты можешь сказать?

— Стилус просто отличный, — призналась Марина. — Им я впервые учителю Одакру каллиграфию с первого раза сдала — ни клякс, ни подтёков. А ещё мне подарили эти, которые фло-мас-те-ры — таких ярких красок я раньше просто не встречала! Окно это — огроменное! И ведь это даже не стекло. Все вещи, что мы берём у федералов — просто отличного качества!

— А главное — они дёшевы, внучка, — усмехнулась Мерцелла. — И по меркам федералов, и по нашим меркам. Такие вот тетради и стилусы они раздают походя, как совершенно бросовые вещи, даже не задумываюсь об их цене.

— А на западе это можно продать сильно дороже, верно? — спросила Марина.

— Верно. Но для этого надо сделать так, чтобы федералы торговали с Империей через нас…

— Так надо выдать кого-нибудь замуж за большого федерального нобиля, — пожала плечами девочка.

— Далеко пойдёшь, внучка, — рассмеялась Мерцелла. — Ход мыслей у тебя правильный, но с федералами это вряд ли сработает — у них нет нобилей, они республиканцы.

— Ну кто-то же всё равно будет из набольших, даже если они и не называются нобилями…

— Тоже верно. Но вот, допустим, старым-добрым династическим браком дело не решить — что тогда? Как ты добилась того, чтобы федералы торговали именно с нами, а не с каким-нибудь другим нобилем?

— Нууу… Подкупить не получится, нет?

— Если они не глупые рвачи, то не будут разменивать репутацию на звонкую монету, — улыбнулась Мерцелла.

— А батюшка и все прочие говорили, что деньги прежде всего…

— Ну вот и сама видишь, где теперь твой непутёвый батюшка и все прочие, — усмехнулась женщина.

— Ага… — погрустнела Марина.

— Скучаешь по отцу, внучка?

— Немного. Он, конечно, почти со мной и не бывал последнее время… Но батюшка же. А тебе его разве их не жалко, бабушка?

— Ну, я старая, злая и вредная, мне вообще мало кого жалко, — сказала Мерцелла. — Тебя вот, себя… А если каждого дурака жалеть, то никакой жизни не хватит. Вот не перехватила бы я Её Высочество по пути в Илион, так на несколько мёртвых дураков было бы больше. Точнее дур.

— Принцесса Афина такая сильная, — мечтательно протянула Марина. — Я хотела бы стать похожей на неё. Бабуль, а меня научат владеть мечом?!

— Ммм… Я не думаю, что это будет хорошим решением. Тем более, что и ты прямо скажем ещё маловата.

— Так и Её Высочество не сразу взрослой родилась, — надула губы девочка. — Она же ведь тоже когда-то была маленькая, а учиться, ты сама сказала — лучше с детства.

— Угораздило же принцессе ввести моду… — вздохнула Мерцелла. — Нет, давай как-нибудь без мечей… Пока что, хотя бы.

— А лук? Меня даже из лука не научили стрелять!

— А вот это надо исправить.

Лук на Востоке не считался именно что женским оружием, но для приличной дамы владение им полагалось весьма желательным.

— Госпожа, к вам сиры Оретта, Дорофея и Агата, — сообщила из-за двери служанка.

— Зови её, — кивнула Мерцелла. — Марина, иди отдохни, погуляй, почитай, порисуй.

— Ругаться будете? — поскучнела девочка. — Я сейчас, бабуль.

— Не ругаться, а проводить воспитательную беседу.

Марина вышла через одну дверь, а троица женщин вошла в другую. На Мерцеллу, благодушно сидящую в кресле с бокалом вина, её невестки и дочь смотрели с откровенной неприязнью и не менее откровенной опаской.

— Ну заходите уже, чего на пороге встали, как неродные? — добродушно махнула рукой Фортос. — Впрочем, кое-кто из вас и правда нынче мне уже не родня. О, какое же облегчение.

— Госпожа?..

— Дорофея, Агата, более я вас не задерживаю в нашем доме, — сказала Мерцелла. — Вы вольны покинуть его, когда пожелаете. Желательно в течении двух дней.

— Но… но, сира Мерцелла, куда же мы… — пролепетала Дорофея.

— К родичам, — равнодушно ответила Фортос. — Или в бордель. Мне как-то всё равно. Я не праведница Ашерах, чтобы кормить каждого дармоеда. Или дармоедок. Которые за время брака даже детей не смогли принести. Кто вы такие? Я вас сюда не звала. На дорожные расходы деньги вам в канцелярии выпишут.

— Я законная суп… вдова Юлия Фортоса! — заявила Агата. — Наш брак признан Единым и зафиксирован в имперской администрации!

— О, боги, — закатила глаза женщина. — Неужели мои глупые сыновья совсем не думали головой, когда брали вас в жёны? Майорат неделим, сороки. Глава гильдии погиб, наследник тоже, официальный глава — Марина, а я веду дела внучки, покуда она не станет совершеннолетней. И, пока я тут веду дела, вы не получите ни ломаного медяка сверх того, что дозволяет моя доброта.

— Сира Мерцелла, позвольте мне остаться! — выпалила Дорофея. — Я… я могу работать в магистрате! Или… или служить вам, вот!

— Да уж не в таком я и маразме, одеться могу сама и задницу подтереть себе тоже сама могу. Женских рук нынче хватает, это мужские сейчас в дефиците. Хотя… — Мерцелла слегка склонила голову на бок. — Что-нибудь придумаем. Ступай в канцелярию, найди Квинта Артораса, скажешь — я прислала, сказала занять тебя чем-нибудь для недалёкого ума, но без пошлостей. Так и скажешь — потом проверю. Обоих. Шашни с ним крутить не вздумай, его старуха совсем дикая — даст сковородкой по голове и ничего ей не будет. Так, а ты…

— Что ж, если таково ваше желание — я вернусь к родичам, — надменно вскинула подбородок Агата. — Но семья Эрдес не забудет этого оскорбления.

— Мятеж только поднимать не вздумайте, — добродушно посоветовала Фортос. — Задавлю.

Бывшие невестки покинули покои Мерцеллы, осталась лишь её дочь.

— Меня тоже выгонишь? — с вызовом бросила Оретта.

— Ну ты-то какая-никакая, а дочь, в отличие от этих, — усмехнулась Фортос. — Садись, поговорим.

— Я постою.

— Я сказала — сядь, — в голосе женщины зазвучали нотки металла. — Пожалуйста.

Оретта села на кресло, машинально пригладив платье.

— Ты отправишься к федералам и будешь там представителем нашей гильдии, — вроде бы и спокойно, но в то же время не терпящим возражения тоном сказала Мерцелла.

— Что?! — опешила Оретта. — Я?! Н-но… но я ведь никогда толком не разбиралась в торговле и… и всём этом…

— Я это прекрасно помню, — терпеливо, будто говорила с маленьким ребёнком, сказала Фортос. — Ты и не будешь ничем таким заниматься. Твоё дело — быть нашим лицом… желательно даже симпатичным и приветливым личиком. Налаживать контакты и смотреть, чтобы нашу семью не ущемляли наши же имперские проходимцы. Или проходимцы федералов. Потому тебя-то и посылаю — прохиндей прохиндея всегда заметит.

— Я думала, что ты… — пробормотала Оретта. — Ты меня… За то, что я…

— О, только давай без слёз — ты же знаешь, что я не терплю всей этой воды, — поморщилась Мерцелла. — И ты знаешь, что хоть я и не люблю лить слёзы по кому бы то ни было, но и не брошу никого из своих родных. Те две курицы — не в счёт, ни по духу, ни по крови они нашей семьёй не стали. Ты же — урождённая Фортос. А значит я могу костерить тебя последними словами и гонять по двору грязной метлой, но за тебя перегрызу пару глоток. Больше не перегрызу — зубы уже не те. Придётся в случае чего резать.

— С-спасибо, матушка…

— Но ещё раз выкинешь, что-нибудь вроде той безобразной склоки — лично выпорю и отправлю на кухню драить котлы.

— Хорошо, — несмело улыбнулась Оретта, до конца не веря, что только что вышла из опалы.

— Ну и славно. И… — Мерцелла окинула дочь скептическим взглядом. — Приведи себя в порядок, что ли… А то ей-боги — что-то стала ты страшная, как моя жизнь. А тебе ж ещё замуж выходить…

— Замуж?! За кого?!

— А я знаю? — пожала плечами Фортос. — Вот кого у федералов найдёшь, за того и пойдёшь. Но смотри — чтоб человек был серьёзный, порядочный и хоть с каким-нибудь чином…

— Яаа… нет, что вы, матушка, я не буду…

— Будешь, будешь. Как миленькая. Потому что я так говорю. Наша маленькая глава гильдии права — нет ничего лучше уз крови. Так что изволь предъявить мне через пару кварталов жениха из федералов. Мне такой позарез нужен.

— Эмм… Это… Как те, что были у нас?

— Нет, к тем лучше не подходи. Ну, к командиру ихнему точно — на него глаз то ли Её Святейшество, то ли Её Высочество положили… А то и обе сразу. А мне пока войн вполне хватило — в ещё одну влипать желания нет никакого, тем более в войну богинь и принцесс. И вот теперь ты и правда можешь идти, Оретта.

Дочь встала, низко поклонилась Мерцелле и вышла из кабинета, некогда занимаемый главой гильдии — сначала мужем Фортос, а затем её старшим сыном.

Мерцелла откинулась в мягком кресле с высокой спинкой, сделала глоток вина, вздохнула. Из-под стоящего напротив небольшого дивана послышалось шуршание, показалась круглая мордочка ловчего хорька, которых держали по всему Востоку для защиты от крыс и мышей. Зверёк принюхался, подбежал к Мерцелле, запрыгнул к ней на колени и снова принюхался.

Женщина со смешком поставила бокал на стоящий рядом столик, схватила хорька и приподняла его перед собой.

— Вот не поверишь, дружок, как мне всё это надоело, — доверительно сообщила Мерцелла. — Все эти торговые дела, сделки, стратегии, интриги, непопулярные решения… А что поделать, если этим дурням вообще ничего нельзя поручить? Благо ещё Марина девочка толковая… Но теперь надо ждать пока она подрастёт, и только уже затем возвращаться к моим чудесным орхидеям.

Хорёк внимательно слушал Фортос, любопытно смотря на неё своими глазками-бусинками.

— Ты мне нравишься, дружок. Никаких «сира Мерцелла, как вы жестоки», никаких «мама, ты нас не любишь»… Полюбишь их тут, когда они так и норовят то помереть, то по миру всю семью пустить, то жениться на всяких проходимках. Конечно, что вообще понимает какая-то взбалмошная старуха!.. Кстати, раз уж у нас такой милый разговор вышел… Будь добр, сбегай к этой паршивке Агате и сгрызи ей там что-нибудь, хорошо? Гадить не нужно, она и так весьма гадкая.


* * * | 2018: Северный ветер. Том 1 | Илион