home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Советский анклав, свободное поселение Надежда

Из своего мини-похода вернулись Эйра, Эрин и Шари. А разведчики тем временем уже вовсю готовились к обратной дороге — все поставленные задачи были выполнены, можно было и возвращаться в ППД. Анклав же в это время начал напоминать потревоженный улей — в связи с установлением связи с «большой землёй» и сопутствующими событиями, дел у советских теперь явно хватало.

Пока выдалась свободная минутка, Сергей решил посмотреть на какие-то новые тренировки Шари — из своего похода с апостолами она вернулась вооружённая двумя короткими мечами, подозрительно схожие по стилю с клинками чёрным жриц. И теперь время от времени упражнялась с ними, демонстрируя на дилетантский взгляд Вяземского довольно внушительное «кунг-фу». Эрин рассказала очередную офигительную историю, что, дескать. Шари — потомок одной из апостолов, но эту информацию майор воспринял с изрядной долей скепсиса.

Апостолы — они такие, соврут — недорого возьмут. Причём без всякого дурного умысла, а исключительно развлечения ради.

Собрались за границей селения, на одном из полей вокруг Надежды. Судя по хорошо утоптанной ровной площадке — апостолы тут практиковались регулярно, и не менее регулярны были тут и другие зрители. Опять же если судить по разложенным тут и там удобным насиженным брёвнам.

— Кхм-кхм! — внушительно откашлялась Эйра, втыкая в землю свой монструозного вида бердыш, на фоне которого копьё её дочери смотрелось не таким уж и большим. — Сегодня я проведу официальную беседу, которую должно проводить с каждой послушницей, что может унаследовать дело апостола Эмрис.

Старшая жрица строго посмотрела на Эрин, которая тут же приняла максимально невинный вид.

— И беседу вести буду я и только я. А кто будет перебивать меня, мешать и влазить без спросу — тот получит крапивой по заднице… По наглой апостольской заднице.

— А что сразу я? — тут же возмутилась Эрин. — Чего я-то сразу?

— А то я тебя не знаю будто. Ты ж — это я в молодости, а я в молодости обязательно влезла бы.

— Ну мы же всё-таки не один и тот же человек, — парировала девушка, немного подумала и добавила. — Хотя, если ты ставишь вопрос о крапиве, то я, пожалуй, лучше буду молчать. Пока дело до гусей не дошло.

— Крапива и гуси? — с подозрением поинтересовался Вяземский. — Эпичный образ апостолов Эмрис падаёт всё ниже и ниже.

— А, ерунда, тебе можно даже такое знать, — отмахнулась Эйра. — Как-никак — член семьи всё-таки.

Старшая жрица задумчиво побарабанила пальца по усиленному металлическими вставками корсету.

— И раз уж на то пошло, то мне нужно больше внуков. Хотя бы по одному каждые пять лет. А то не так весело воспитывать детей, когда не можешь безнаказанно отшлёпать их веником, не рискуя получить мокрой тряпкой в лицо. Эти чудовищные, невыносимые, вызывающие оторопь… милашки имеют грустную тенденцию взрослеть слишком быстро.

— Не надо врать, я не кидала в тебя тряпкой, — быстро произнесла Эрин. — Она просто упала тебе на голову.

— Дорогая моя, апостолу Эмрис ничего не может просто упасть на голову. Каждый подзатыльник в наш адрес — это результат тщательно спланированной войсковой операции, с привлечением личного состава до двух когорт включительно…

Обе жрицы пристально посмотрели на сохраняющего полное спокойствие Вяземского.

— И что, всё время так? — разочарованно протянула Эйра. — Вообще никакой реакции, да? Жаааль… Такая ведь благодатная тема для шуток…

— Да ладно вам, уважаемая, — хмыкнул майор. — «У Вяземского и апостола смерти есть одна дочь, когда будут ещё?» За пару месяцев я, кажется, слышал уже все возможные вариации этой подколки.

— Но я хотя бы была оригинальной? — с надеждой спросила старшая жрица, картинно заламывая руки.

— Более-менее, — разведчик был безжалостен.

— Аррр!.. Я уязвлена.

— Кстати, они называют это троллингом, — вставила Эрин.

— Что — это?

— «Это» — как мы обычно говорим и что мы говорим. И да, тебя только что потроллили.

— Что ж, я это запомню, — небрежно бросила Эйра и перешла с русского на имперский. — Ну, позабавились и будет. Думаю, теперь будет уместнее перейти на унилингву, а то вижу — внуча моя разговорным русским на должном уровне не владеет. Ну да не беда. А как насчёт тебя, Сергей?

— Более-менее, — медленно проговорил Вяземский. Стараясь, чтобы акцент был не слишком уж чудовищен. — Понимаю лучше, чем говорю. Но понимаю вроде бы уже неплохо.

— Чудно! Тогда приступим к вводному слову из цикла моих речей «Об истинной природе мира». Итак, двадцать тысяч лет назад, когда раскинувшаяся на несколько миров, древняя империя нагов находилась в зените могущества — они создали нас. Не целую расу как было раньше, но искусственно созданных людей — мужчин и женщин, что были… совершеннее. Не идеальны, но близки к этому — быстрее обычного человека, сильнее обычного человека. Медленно стареющих, долго живущих, владеющих магией. В этом мы ближе к фейри, ведь они тоже куда совершеннее людей, но нас создали всё-таки не из крови фейри.

Эйра посмотрела на Шари, явно напрашиваясь на вопрос «почему?», но та лишь внимательно слушала свою новообретённую бабушку. Тогда старшая жрица обратила свой взор на разведчика и тот не стал её разочаровывать.

— А почему именно людей, если фейри вроде как совершеннее?

— Хороший вопрос, юноша! — весело произнесла отставная апостол. — И очень правильный. Почему наги вообще вернулись к расе людей, так сказать, к первооснове из которых они вывели и фейри, и орков, и гномов? Ответ — несовершенство. Можно заложить в спираль жизни внешность и склонности к магии, можно предопределить цвет глаз и рост, пол и даже в какой-то степени характер… Но вот создать душу оказалось не под силу даже могущественных древним чародеям. Люди не были созданы первыми — наги обнаружили их в одном из миров, подтолкнули их развитие, но затем посчитали, что могут… улучшить их. Ещё больше. Сделать быстрее, сильнее, умнее… красивее в конце концов. И создали фейри. Да, один из любимых титулов — Перворождённые — они носят не зря. Ну, в какой-то степени, разумеется. Однако не учли того, что вечно молодые, сильные и могущественные фейри оказались очень… консервативны. Шари, не обижайся, но твои сородичи слишком консервативны.

— Я не обижаюсь, а считаю сие достоинством моего народа, — ответила сильвана. — Если я правильно понимаю, что такое консерватизм.

— Тоже верно. Фейри очень стабильны, фейри не спешат открывать новое, но и не торопятся забывать старое. Именно эти черты, например, некогда и помогли восстановить Новорим, каким мы его знаем. За три сотни лет Тёмных веков люди забыли очень многое, но это смогли сохранить Светлые и вернуть людям их же потерянные знания. Но древним нагам не нужна была стабильность — они и сами были такими же, а им требовался кто-то молодой, кто-то по-хорошему злой, способный двигаться вперёд сам и вести за собой других. Да — рискуя, да — совершая ошибки, но и делая открытия, познавая что-то новое. Наги же рисковать не любили… да и не умели по большому счёту. Поэтому тратили тысячи лет там, где люди тратили бы сотни или даже десятки лет. И потому следующими они создали орков — ещё более сильных, скоротечных, агрессивных… Но вновь потерпели неудачу. Орки оказались сильными работниками, превосходными бойцами и пионерами, но они оказались не очень-то приспособлены к умственному труду. Нет, орки не тупее людей, хотя кое-кто до сих верит в эту чушь, они неплохо доводят до ума уже готовое, но вот создать что-то по-настоящему новое…

— И получается… наги снова вернулись к людям? — спросил Вяземский.

— Именно так, — кивнула Эйра. — Не самые сильные, не самые умные, не обладающие магическими способностями поголовно… Очень средние. Универсалы. Умеющие делать всё, но не умеющие ничего делать превосходно. Но люди оказались на удивление успешными, способными адаптироваться к чему угодно… Это, кстати, неплохой аргумент в пользу того, что естественная эволюция и естественный отбор способны породить более жизнеспособные виды, нежели отбор искусственный. И поэтому когда нагам понадобились хорошие бойцы, они обратили внимание именно на людей. Но миллионные армии им были без надобности — все беспорядки, что возникали в их империи, могли прекратить и хорошо подготовленные одиночки.

— Апостолы, — кивнула Шари.

— Вообще это греческое слово, которое мы узнали от римлян, — сказала Эйра. — Нам просто понравилось его значение — «несущие весть», поэтому последние полторы тысячи лет нас знают именно как апостолов Эмрис. Изначально же нас вали просто… хранителями. Хранителями знаний, хранителями мира, хранителями миров.

— А лучше всего мир поддерживать при помощи оружия, — хмыкнул Сергей. — Добрым словом и добрым… клинком можно сделать больше, чем просто добрым словом.

— Неплохо сказано! — одобрительно цокнула языком жрица. — Да, именно так. Не бывает идеальных обществ, не бывает идеальных миров — в империи нагов тоже были свои смутьяны. Хотя как раз они были меньшим из зол. Опасные создания из иных миров, демоны и божки… Собственно, все двадцать тысяч лет мы занимаемся одним и тем — выполняем функцию городской стражи, так сказать. Или по-вашему — милиции. Память и опыт предыдущих апостолов даёт нам возможность действовать дипломатически, но мы были и остаёмся бойцами. Скажу без ложной скромности — возможно лучшими бойцами, что видел этот мир. Поэтому — довольно болтать. К делу! Пришло время подраться.

— Подраться — это я всегда, — Эрин поднялась с земли, слегка пригладила лязгнувший доспех-платье, выдернула из земли свой копьё и стремительно раскрутила его вокруг себя. — Подраться — это я люблю!

— Ну, посмотрим, чему ты научилась за эти несколько месяцев… — Эйра картинно хрустнула костяшками и встала в какую-то боевую стойку, проигнорировав воткнутый неподалёку бердыш.

Судя по тому, что лицо Эрин выражало крайнюю степень сосредоточенности — даже без фамильного оружия и какого бы то ни было оружия вообще её мать оставалась грозным бойцом.

Стремительный укол прямо в лицо, от которого Эйра непринуждённо уклонилась. Наклонила голову подныривая под короткий рубящий удар. Поворот, и ещё один укол, направленный в грудь, жрица пропустила мимо себя, а затем Эрин буквально взорвалась градом молниеносных ударов. Вяземский просто не успевал за ними следить, по большей части просто угадывая их направление, нежели на самом деле их различая каждое движение. Для обычного человека спарринг апостолов и вовсе выглядел как натуральное слайд-шоу — вот жрицы застыли в одном позе, вот в другой, но уже в паре метров от прежнего места, и всё поновой.

Рубящий удар сверху — Эйра просто делает шаг в сторону, а затем сгибается почти пополам и, крутанувшись на месте, уходит от горизонтального удара. И тут же делает сальто, уходя от подсечки древком, а затем делает пару стремительных шагов вперёд. От следующего удара она даже не стала уворачиваться, а просто заблокировала — непринуждённо перехватив рукой древко Гаэ Ассайл аккурат ниже лезвия.

Судя по напряжённому лицу Эрин, хватка у её матери была просто железной — вырвать своё оружие из её рук у девушки явно не получалось.

— Божественные клинки выполнены из особого сплава, — непринуждённо продолжила свою лекцию Эйра у которой даже дыхание не сбилось. — Их практически невозможно разрушить или сломать, но и починить тоже почти невозможно. Правда, например, это копьё без всякого ущерба пережило сход с орбиты, так что нужно представлять прочность нашего оружия…

Эрин перестала пытаться высвободить оружие, а вместо это внезапно без всякого разбега прыгнула вверх и используя копьё в качестве рычага. Подошва бронированного сапога жрицы прошла в считанных сантиметрах от лица Эйра — та вновь смогла уклониться.

Эрин приземлилась, ударила ногой назад — Эйра выставила блок скрещёнными руками. Девушка высвободила увязший в земле клинок, ударила древком в горизонтальной плоскости. Перехватила копьё двумя руками и рубанула наискось. Ткнула вперёд перед собой на уровне пояса, нанесла вспарывающий удар подтоком, крутанулась на месте, нанося ещё один рубящий удар…

Однако Эйра была быстрее — просто быстрее. Ни один из ударов Эрин её даже и краем не задел. Шари смотрела на бой откровенно восторженно, да и Вяземский был впечатлён, даже после всех тех сражений, где он видел Эрин в деле. Но впервые он видел, как жрица столкнулся с кем-то не просто равным, а превосходящим её по умению.

— Божественные клинки не просто хранят нашу память, но и помогают колдовать, а также биться, — непринуждённо продолжила Эйра, не забывая уклоняться от ударов. — Рефлексы и выучка помноженные на память клинка делают из апостолов сильнейших бойцов этого мира. Да — нас можно победить, да — нас можно ранить и убить, но в открытом бою это, как минимум, затруднительно. Мы действительно можем как в сказках выходить в одиночку против сотни, драться и побеждать. На самом деле против толпы биться не так уж и сложно — если умел настолько, что можешь отбиться от четверых, то и с четырьмя сотнями справишься.

Эрин коротко прорычала что-то сквозь зубы — по всей видимости, ругательство — и раскрутила копьё вокруг себя.

Этот приём Вяземский в её исполнении уже видел — в отличие от последовательных ударов до этого, это был уже непрекращающийся стальной ураган. Жрица крутила оружие двумя руками то слева, то справа, то над собой, попеременно ударяя то лезвием, то древком. Будь на месте Эйры обычный человек, или даже десяток человек — девушка уже всех бы их порубила или переломала кости.

Однако старшая жрица явно была опытнее своей дочери, хотя и перестала только лишь уворачиваться, начав отбивать удары копья руками, закованными в наручи, а затем резко разорвала дистанцию, в несколько кувырков отскочив назад.

— Божественные клинки весят немало. Гаэ Ассайл, например, весит больше двадцати пяти фунтов, поэтому является мощным оружием само по себе. При этом его лезвие имеет тончайшую заточку, что вкупе с массой оружия, инерцией и прочностью позволяет одним ударом сделать из одного латника двух полулатников. Или же прорубить стальную броню, толщиной до десяти миллиметров — это я попробовала на одном из этих ваших лёгких танков. Также замечу, что в руках любого другого человека ли, орка ли божественный клинок будет просто очень хорошим, но и люто тяжёлым оружием. Поэтому попытка отнять или своровать оружие апостола не несёт ничего, кроме смертей и тяжких увечий ворующе-отнимающим индивидам — это мы во всяких дурней вбили крепко. Уж на что Тёмные скорбны разумом, но и они бросили попытки применить знания об апостолах и их оружии в свою пользу.

Эрин рванула вперёд и в прыжке выбросила копьё вперёд, удерживая его чуть ли не за самый подток. Эйра отбила прямой тычок скрещенными руками, клинок с лязгом отскочил вверх, но девушка сделала ещё одно молниеносное движение, перехватывая Гаэ Ассайл обеими руками и, изменив траекторию своего оружия, рубанула сверху вниз.

Эйра непринуждённо вытянулась в шпагате и каким-то образом умудрилась остановить клинок, приняв его на подошву правого сапога.

— Показушница, — проворчала Эрин, отскакивая назад.

— Возраст и опыт побеждают молодость и энтузиазм, — с ехидцей парировала старшая жрица, непринуждённо продолжая свою лекцию, стоя в шпагате. — Кстати, обрати внимание, внучка. Твоя названная мать, как текущий апостол Эрин, полностью синхронизирована со своим оружием, поэтому оно де-факто является продолжением её самой. В моих же руках это сейчас будет просто неприлично тяжёлое копьё, которое не поделится со мной ни одним воспоминанием. Однако! Помимо навыков врождённых и, так сказать, заёмных обычные тренировки на протяжении десятилетий позволяют апостолам владеть любым оружием с невиданным мастерством. Не ради одного хвастовства, но скажу начистоту — я владею любым видом оружия в этом мире. От собственных кулаков, палок и магических мечей до 152-миллиметровой пушки-гаубицы, истребителя «Эйркобра» и даже столь смертоносной вещи, как карданный вал от «студебеккера».

— Мааам, а федералы до сих пор лопатками кидаются…

— Чем дальше, тем больше я склоняюсь к мысли, что при наличии танков и атомных бомб, лопатка может применяться в бою, лишь будучи исключительно священным или ритуальным оружием…

Эрин вновь раскрутила вокруг себя копьё и начала наступать, но затем неожиданно разомкнула оружие на две части и ударила на манер ножниц — клинок наискось сверху вниз, а дубиной снизу вверх. Эйра вновь смогла молниеносно отклониться назад и ударить ногой в скрестившиеся на мгновение руки девушки и отбросить её назад. Старшая жрица неожиданно рванула вперёд, увернулась от рубящего удара, присела и провела подсечку. Эрин подпрыгнула, избегая удара, и на лету соединила копьё, ударяя вниз. Эйра отклонилась буквально на считанные сантиметры, пропуская клинок мимо себя, а затем довернулась и резким ударом руки подбила древко копья. Гаэ Ассайл буквально вырвало из руки младшей жрицы и подкинуло в воздух. Оружие несколько раз перекувыркнулось, после чего Эйра непринуждённо поймала его одной рукой и выпрямилась, торжествующе ухмыляясь.

Эрин издала негодующий мяв и скорчила недовольную гримасу.

— Я опять не смогла тебя даже зацепить!

— Чему я несказанно рада, дочь моя, ибо привыкла видеть своё тело в максимально полном наборе, — ехидно парировала Эйра. — Однако должна отметить, что двигаться ты стала куда лучше… Правда при пируэте ты по-прежнему оставляешь открытой спину.

— Это повышает силу атаки.

— Не спорю. Но обычному противнику хватило бы даже четверти твоей силы. Так! А теперь ты, Шари.

— Я не очень уверена… — протянула фейри, поднимаясь на ноги и не слишком решительно кладя руку на эфес одного из подаренных клинков, которые были закреплены у неё слева на поясе. Примерно так самураи носили свои мечи — попарно.

— Ерунда! — с энтузиазмом воскликнула Эйра. — Вспомни — ты и сама замечала за собой, что ты бьёшься лучше, чем должна была бы.

— Я думала, что просто быстрее и ловчее остальных, — немного подумав, ответила Шари.

— Так и есть. Но с фамильными клинками в руках ты должна биться ещё лучше, просто подсознательно.

— Мне кажется, или два коротких кописа против длинного копья — не самый честный поединок чисто технически? — подал голос Вяземский.

— Справедливо, — изрекла Эйра, раскладывая Гаэ Ассайл на две части и перебрасывая незаточенную часть Эрин. — Теперь мы в более равных условиях.

— Не считая того, что вам только что проиграла моя матушка, — скептически произнесла фейри.

— Выражусь дипломатичнее — я не победила, — вставила Эрин.

— Ну так от тебя ж никто и не требует побеждать, — объяснила Эйра. — От тебя требуется лишь показать на что ты способна, так что давай, не стесняйся.

Шари без особой уверенности в движениях обнажила клинки и встала в боевую стойку — левое плечо вперёд, правая нога отставлена назад. Фейри коротко крутанула меч в правой руке, быстро перехватила его обратным хватом, и нанесла резкий вспарывающий удар, делая шаг вперёд. И почти без паузы, когда Эйра незамысловато заблокировала этот удар, ткнула в приоткрывший правый бок. Однако меч вполне ожидаемо ударил в пустоту — Эйра без особых проблем увернулась.

— Неплохо, — кивнула старшая жрица. — Ещё!

Шари сделала шаг вперёд, резанула левым клинком на уровне своего лица, тут же крутанулась на месте, одновременно ударяя вторым клинком и делая подсечку.

От подсечки Эйра ушла, отбила удар своим клинком и рубанула в ответ — Шари заблокировала удар перехваченным обратным хватом клинком в левой руке. Отскочила назад и тотчас же рванула вперёд, стремительно рассекая воздух перед собой ударами сверху вниз. Неожиданно прыгнула вперёд, перехватила мечи обратным хватом и рубанула горизонтально перед собой, но не перекрещивая руки.

Эйра с лёгкостью заблокировала оба удара ювелирно точно выставленным клинком, перехваченным за середину рукояти. Отбросила в сторону один меч, другой и коротко — явно лишь для острастки — рубанула перед собой.

— Неплохо! — повторила старшая жрица. — Чувствуется манера имперской школы фехтования. Велитская, если не ошибаюсь. Адаптированная под скорость и ловкость фейри.

— Мой кровный отец служил у имперцев в армии, — сказала Шари.

— Значит, я снова права. Но ты можешь лучше, я знаю это. Так докажи, что можешь!

Эйра прекратила с пассивным боем и пошла вперёд. Тяжёлый клинок в её руке запорхал будто тростинка, окружая Шари россыпью стремительных ударов. Фейри попятилась, с трудом блокируя удары, и, отвлекшись на стремительные выпады клинка, пропустила серьёзный пинок в бедро, отбросивший её назад и заставивший упасть на одно колено.

Эйра рубанула сверху вниз, и Шари лишь в последний момент успел скрестить клинки, приняв на них оружие бывшего апостола. И тут же откатилась в сторону, когда старшая жрица без промедления ударила с разворота ногой в плечо.

— Имперская школа хороша… — задумчиво произнесла Эйра. А затем её голос неожиданно самым натуральным образом загремел. — НО ЗАБУДЬ ЕЁ! Ты не умеешь драться как мастер, но ты МОЖЕШЬ драться как мастер! Пускай клинки ведут тебя. Перестань думать! В своих боях ты не думала, а действовала. ТАК ДЕЙСТВУЙ!

Тычок клинком сверху вниз — Шари кубарем откатилась назад. Отбила рубящий удар одним клинком, рубанула в ответ по ноге и тут же стремительно кувыркнулась вперёд. Пружинисто вскочила на ноги и быстро развернулась на месте. Рубанула одним мечом — Эйра, увернулась. Ударила вторым — его старшая жрица уже вынуждена была блокировать. Шари довернулась, продолжая движения и ударила ногой с разворота. Эйра отклонилась назад, но фейри тут же стремительно рванула вперёд, ударив сразу с двух рук — с левой рубанула в шею, а правой ткнула в бок. Да ещё и умудрилась одновременно ударить ногой, целясь в колено.

Эйра увернулась от подсечки, заблокировала рубящий удар, но вот жало второго клинка летело ей аккурат в левый бок…

Впрочем, апостолы бывшими явно не бывали, потому что старшая жрица схватила и остановила меч просто голой рукой. Однако, судя по широчайшей улыбке, к которое больше подходило слово «лыба», довольна она была чрезвычайно.

Фейри дёрнулась было, но хватка у Эйры была ожидаемо железной. Тогда Шари зашипела, как рассерженная кошка, воспользовалась заблокированными клинками как упором и с места ударила вперёд обеими ногами, целясь в грудь.

Эйра крутанула сальто назад, уходя от удара, оттолкнулась от земли свободной рукой, перекувыркнулась в воздухе и пружинисто приземлилась на землю. У фейри настолько ловко двигаться не получилось, так что после неудавшегося удара она оказалась на земле, но почти сразу же кувырком вскочила на ноги, крутанула в правой руке меч, ударила им, развернулась, сделала шаг вперёд. Ударила вторым клинком, снова шагнула вперёд, крутанулась… И неожиданно выпустила рукоять меча из руки, поймав его за кусок торчащей из навершия цепи и крутанула вокруг себя.

Чёрно-фиолетовое лезвие просвистело буквально перед носом у Эйры, однако та лишь ещё больше обрадовалась и с кличем рванула вперёд, буквально размазываясь в воздухе. Поймала момент, когда раскрученный меч Шари оказался прямо перед ней, прыжком зашла за спину, шагнула почти вплотную и приставила свой клинок к горлу фейри. Шари попыталась ударить вторым мечом назад, но Эйра перехватила руку с зажатым в ней клинком.

— Очень даже неплохо, — похвалила старшая жрица. — Почти хорошо для той, кто не был рождён апостолом. Но только почти.

— Я… поняла… — унимая тяжёлое дыхание, сказала Шари. — Поняла… Как вы это делаете…

И неожиданно ударила затылком, целясь в лицо Эйры. Та увернулась, но вынуждена была отклониться в сторону, чем фейри и немедленно воспользовалась, падая на старшую жрицу и опрокидывая её на землю. А тем временем, Шари перехватила меч в правой руке обратным хватом и ударила назад.

Дуэлянты рухнули за землю — Шари с лезвие у горла и Эйра, которой в правый бок упирался кончик меча фейри.

— А вот теперь хорошо, без всяких «почти», — удовлетворённо произнесла старшая жрица. — Горло бы я тебе всё равно перерезала, однако удар ты бы нанести успела.

— Ты видел, да? — Эрин от возбуждения начала аж подпрыгивать на месте, вцепляясь в плечо Сергея. — Нет, ну ты видел?

— Видел, видел, — флегматично произнёс Вяземский. — Трясти меня уже перестань, а?


Интерлюдия | 2018: Северный ветер. Том 1 | * * *