home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Интерлюдия

Над разорённым городищем, что стояло невдалеке на холме, поднимался дым — всё что не получалось унести в качестве добычи Орда сжигала. Поля ржи вокруг селения были вытоптаны и уже не вызрели бы до первых заморозков — их поджигать не стали, а пустили на фураж лошадям. Северяне могли быть сколь угодно невежественны и склонны к разрушению, но дураками они не были — зачем просто так уничтожать то, что можно использовать с умом? Зачем пропадать добру? Особенно учитывая, что даже крохи урожая собирать некому — защитников в городище не осталось. Кого убили при штурме, кого — уже после, а всех выживших… Обычно выживших угоняли в рабство. Скорее всего, чтобы продать на рынках Северного предела — имперцы за рабами сами не ходили. А зачем, собственно? Сами северяне охотно торговали своими неудачливыми соплеменниками, а таковых несчастливцев набиралось с лихвой — междуусобицы не затихли даже в контролируемых Новоримом эосах, а в других униях и вовсе доходило до самых натуральных войн. Пригодной для возделывания земли — немного, норов — горячий, обученных военному ремеслу — масса. Как тут не воевать-то?

Но в этот раз выживших не было. Почти.

— Лук и копьё — это прежде всего оружие охотников.

Длинный прямой меч описал короткую дугу и снёс голову одному из пленных, стоящему на коленях.

— Топор — хорош, но это больше инструмент, а не оружие.

Клинок пробил грудь ещё одного северянина.

— А вот мечом можно только убивать — оттого-то он мне и по нраву.

Мощнейший удар разрубил последнего пленника от плеча до пояса, даже несмотря на надетую на нём кольчугу.

Рослый крепкий мужчина, с налысо выбритой головой и нанесёнными на щёки ритуальными шрамами, удовлетворённо взмахнул увесистым бастардом.

— Хороший клинок, — кивнул северянин. — Хороший дар.

— К этому дару прилагается ещё и золото, тэн Хозес.

За казнью со скучающим видом наблюдал сидящий в седле могучего вороного жеребца фейри. Длинные серебристые волосы, смуглая кожа, алые глаза, устрашающего вида тяжёлые латы — Тёмный!

— Золото — это хорошо, но мечи — лучше. Привозите лучше мечи, — варвар забросил меч на плечо и бросил на Тёмного слегка насмешливый взгляд. — И что тебе нужно, Падший? Что ты хочешь на этот раз за это подношение?

— Сущую безделицу, — слегка поморщился от фамильярного тона фейри. — Ты вместе с ещё несколькими кланами должен будешь отклониться к юго-востоку.

— Атаковать Сорок Племён? — усмехнулся Хозес, проводя пальцем по клинку, собирая кровь и затем слизывая её. — А какой мне с этого прок? Твои сородичи слишком жилистые, добычи с них никакой, убытка — много, а стрелы и копья у феев — острые. Всё равно что дикого вепря стричь — шерсти нет, а клыки в брюхе есть.

— Вам не нужно устраивать полноценный поход на лесных, — тонко улыбнулся Тёмный. — Просто пройдите теми землями. Захотите — устройте набег на лесных, не захотите — не устраивайте… Воля ваша.

— Воля моя, — рассмеялся Хозес. — Но всё-таки какой мне с этого прок, Падший?

— У тебя довольно сильный клан, тэн. Если даже основной удар захлебнётся — ты сможешь пройти вглубь имперской территории и хорошенько там повеселиться, — фейри достал из чересседельной сумки флягу, сделал глоток, с неудовольствием потряс флягой, которая оказалась пуста. — Эй, принесите мне ещё вина.

Ещё двое всадников, стоящих рядом за ним, даже не шелохнулись. Лёгкие кожаные доспехи, длинные коричневые плащи с надвинутыми капюшонами, низ лиц закрыт повязками. Даже и не поймёшь — люди это или фейри.

— Я неясно выразился?

— Мы не нанимались тебе в прислугу, — голос одного из всадников оказался глуховат, но высок. — Договор этого не предусматривает.

— Знакомые речи, — усмехнулся Тёмный. — Только не забывайте, что в этот раз вы здесь не на службе у очередных людишек, а по слову Конклава.

— Конклав поручил нам твою охрану, а не вылизывание пяток.

— Не дерзи мне, девка, — холодно бросил фейри. — Здесь нет твоих милых родичей.

— Зато здесь есть…

— Ксира, — второй всадник коснулся её руки. — Не стоит. Прошу простить дерзость моей сестры, шер Узервааз. Однако в целом она права — мы не ваши слуги.

— Тебе стоило бы поучить своих воинов манерам, Падший, — расхохотался Хозес, с интересом наблюдавший за перепалкой Тёмных, но не слова не понимающий — разговор всё-таки вёлся на эмегире. — Их тон явно непочтителен.

— Мне не будет указывать тот, кто даже не в состоянии красиво убить, — презрительно бросил Узервааз.

— Да я просто остроту клинка на них проверял, — ухмыльнулся варвар. — Можешь поверить, Падший — мы вам не уступим в деле хороших казней.

— Верится с трудом. Так что с моим предложением?

— Нууу… А почему бы и нет, в самом деле? — хмыкнул Хозес. — Всё веселее, чем ломиться вместе с этими червями — с ними даже и добычи толком не взять… Глупые дикари не верят, что, сожрав сердце врага, станешь сильнее.

— Они слишком долго жили бок о бок с имперцами, — снисходительно сказал Тёмный. — Оромеились. Ослабели.

— О да, — широко улыбнулся Хозес. — Слабаки те ещё… Эй, Падший! У меня ещё осталось немного пленных. Развлечёмся?

— Почему бы и нет? — усмехнулся Узервааз. — Что может быть лучше, чем раздавить пару-тройку червей? Раз вина больше нет, то кровь будет очень кстати.

Пара всадников в плащах проводила неспешно удаляющихся тэна и Узвервааза, которые направились к разбитому неподалёку лагерю Орды.

— Однажды я убью его, — сказала Ксира, вытаскивая из-под плаща правую руку с зажатыми между пальцами метательными ножами. — Меня злит этот тупой кровожадный ублюдок.

— Контракты среди людей дурно влияют на тебя, сестра, — иронично отозвался её напарник. — Ты становишься на удивление импульсивной.

— Зато ты на удивление спокоен, брат мой Асирэ.

— Я привык, — пожал он плечами в ответ. — И ты привыкнешь.

— А если я не хочу привыкать? — прошипела Ксира. — Тьма и тени! Мне надо было и дальше оставаться в Империи!

— Так и осталась бы.

— Да с превеликой радостью! Только вот имперцы чересчур быстро задавили мятеж…

— Экие молодцы.

— Не паясничай.

— Мне уже нельзя выразить восхищение нашим вечным врагом? — хмыкнул Асирэ. — Экая досада.

Ксира откинула капюшон плаща и стянула повязку с лица. Недлинные русые волосы, голубые глаза, острые уши — внешне она мало чем отличалась от обычной лесной фейри, разве что для сильваны она была всё-таки смугловата.

Полукровка. Если точнее, то даже квартерон — крови Тёмных в ней была едва ли четверть.

— Кровь и дым, — пробормотала себе под нос фейри, делая глубокий вдох. — Как и в Восточном Пределе. Но иные на вкус.

— И в чём же отличие? — её брат тоже стянул с головы капюшон и повязку, но внешне походил на Тёмного куда сильнее. Смуглая кожа, серебристые волосы, разве что глаза не алые, а голубые.

— Там ими пахла война.

— Хм. А здесь что, не война?

— Здесь просто тупая бойня, — с отвращением произнесла Ксира. — Ни доблести, ни чести.

— …сказала наёмник и головорез, — хмыкнул Асирэ.

— Ты знаешь о чём я! — вскинула голову фейри. — Я воин, а не убийца. Мне противно всё это. И особенно мне противен этот… Узервааз. Спали меня солнце, как же я понимаю имперцев, которые мечтают прикончить каждого такого кровопийцу…

— Если ты забыла, сестра, то мы сами из этих… как там?.. А, да, кровопийц.

— Ни ты, ни я не марались Ритуалами бесконечности.

— О, у каждого свои недостатки… Вот будем и дальше упорствовать в своём фанатизме и проживём как какие-нибудь сильваны всего лет по триста, а не тысячу.

— Очень надо, — фыркнула Ксира. — Ладно бы эту тысячу прожить в таком элизиуме, как Светлые…

Какое-то время двое фейри молча смотрели на колонну тянущихся на юг войск диких. Много пехоты, немало северных кочевников верхом, кто-то умудрился притащить боевых элефантов, рогачей и даже один ездовой пард мелькнул. Разномастно вооружённые, разномастно экипированные, разномастно говорящие на куче диалектов уорга.

Как бы сказали в старину — нашествие двунадесяти языков.

— О чём думаешь, сестра? — поинтересовался Асирэ.

— О том, что добром это не кончится.

— Хм. С чего бы такой вывод? Дни Гефары сочтены и скоро тут будут дикие пустоши, не хуже Хорасана. А затем и черёд имперских земель наступит.

— Потому что ничего-то у нас добром не кончается, — вздохнула Ксира. — Войны, интриги, убийства, диверсии… Сотни лет одно и то же. И всё без толку.

— Вот тебя наш богоравный шер не слышит. Сразу бы кишки выпустил и на позорный столб намотал. За невосторженный образ мыслей и пораженческие настроения.

— Дааа… Он-то у нас большой иди… ревнитель идей.

Двое фейри вновь замолчали, глядя на всё тянущуюся и тянущуюся на юг колонну воинов Северной орды.

— Послушай, Ксира… А насколько верны слухи?

— Слухи о чём?

— Инвириди, «люди в зелёном», федералы. Кто как их называет.

— А, эти слухи, — усмехнулась фейри и с подвываниями произнесла. — «…И переполнили нобили, погрязшие в грехах и гордыне, чащу терпения жестокой и справедливой Эрин, двенадцатой из свиты Эмрис и самой любимой из дочерей владычицы Смерти. И открыла Эрин врата в иной мир и иные времена, призвав к себе на службу демонов в зелёных одеждах. И пролился огонь и железный дождь на мятежные замки, и поглотила земля воинства грешников…» Ну и так далее.

— Значит, всё-таки сказки… — разочарованно протянул Асирэ.

— Да нет, брат мой, не сказки. Под Илионом я видела… что-то. И кого-то. Не демонов, конечно. Но и не обычных людей. Что-то… среднее. Странное. Интересное. Наверное, Кровавая Пересмешница и правда опять решила сыграть свою очередную шутку. А почему ты спрашиваешь? Вспомнил сказки бабушки Шири?

— Нет, просто представил… другой мир, — извечная ироничность ко всему и всем покинула Тёмного. — Не обязательно лучше. Просто… другой. Где, например, никогда не было фейри. Или же фейри сгинули так давно, что остались лишь в легендах. А кто ненавидит легенды? Их наоборот — любят.

— Как Светлых? — усмехнулась Ксира. — Нашим более умным братьям солнце улыбнулось сквозь облака, в отличие от нас… Быть Светлым — здорово. Даже лучше, чем когда притворяешься лесной. Тебе всегда рады, тебе всегда готовы помочь, тебя все любят, ты такой… такой хороший, что аж тошно… И завидно.

— Я бы обошёлся и без любви, — к Асирэ вернулась его ирония. — Перестали бы ненавидеть, и то дело. А если бы ещё и дали славную войну вместо тупой бойни — было бы совсем замечательно.

— А мне казалось, что тебя устраивает роль молчаливого болванчика за плечом очередного эмиссара среди варваров.

— Устраивает — не значит нравится, сестра. Уж поверь — не только ты любишь подраться. Но сама видишь — войной тут даже и не пахнет…

— А пахнет кровавым безумием, угу, — кивнула Ксира. — Падаль и гниль.

Ещё одна порция молчания на двоих.

— Думаешь о том, что и я, брат мой Асирэ?

— Как обычно, сестрица, как обычно… Но я всё-таки подожду слухов о фейри среди инвириди.

— В этом мире лишь в Императорском дворце тебя не настигнут гончие Конклава…

— …но, возможно, теперь есть куда более достижимое место, — хмыкнул фейри. — Хм. А не предательские ли речи я слышу и веду?

— Предать того, кто ведёт тебя на плаху — не предательство, — зло рассмеялась Ксира. — Если этот идиот Узервааз будет на расстоянии удара, когда мы начнём — напомни мне отрезать его пустую голову.

— Он старше нас в… двадцать? тридцать раз? Я лучше напомню тебе поблагодарить того, кто убьёт его за тебя.

— Лааадно… Согласна и на это. Что ещё взять с жалких экстремистов, которые не верят в победу тёмного дела и хотят просто пожить?

— Золотые слова, Ксира, — хмыкнул фейри, набрасывая на голову капюшон и натягивая повязку на лицо. — Пора. Не будем надолго покидать нашего богоравного шера. Да и самим теряться не пристало — злодейства сами себя не сотворят.

Двое всадников двинулись к лагерю дикарей.

Солнце клонилось к закату.

Поход северян через земли сородичей к границе Империи обернулся резнёй всего и всех, что встречалось на пути Орды. Этого эмиссары Тёмных не планировали, хотя и предполагали такую вероятность.


Интерлюдия | 2018: Северный ветер. Том 1 | Интерлюдия