home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 35

Не знаю, почему я пошла к лавровому лабиринту, к могиле Фреи, но у меня возникло стойкое ощущение, что Тилли направилась именно туда. Может быть, я унаследовала её сверхъестественную интуицию, или, быть может, каким-то образом услышала, как она зовёт меня. А, возможно, меня повёл призрак Фреи. Я просто понимала, что предчувствие слишком сильно, чтобы не обращать на него внимания. И я не знала, где ещё её искать.

К тому времени, как мы с Ангусом добрались до кладбища, снова полил дождь. Я шла по лесу с газовым баллончиком и горсткой инструментов (самодельными орудиями самообороны), которые достала из багажника, и твердила себе, что глупо верить, будто я смогу спасти свою бабушку в одиночку. Или что я могу доверять всему услышанному из уст Кэтрис. По её собственному признанию, она помогла спланировать убийство. И всё же... какой у меня выбор? Фрея потеряна для меня навсегда. Я не хотела терять ещё и Тилли, ведь я только что её обрела.

Когда мы с Ангусом поднялись на холм, я попыталась ещё раз позвонить в полицию, но так и не смогла поймать сигнал. Я подумала связаться с Тейном, но что если Тилли права? Что если всё это время он был в сговоре со своим дедом?

Мысль об его обмане резала как нож, но у меня не было времени жалеть себя. Позже я смогу оглянуться назад и проанализировать каждый наш разговор, ища подсказки и нюансы, которые могли бы его разоблачить. Но сейчас на это нет времени. На кону жизнь Тилли. Она привела меня в этот мир и ни разу не колебалась, чтобы защитить. Как я могу не отплатить ей тем же?

Я спустилась со скалистого выступа, и сердце бешено заколотилось, стоило мне приблизиться к могиле. Моей могиле. И тут Ангус повёл себя весьма странно. Он понюхал листья и стал рыть землю, и я подумала, что, возможно, он уловил мой запах. Но когда я его окликнула, Ангус обернулся, обнажая зубы и бешено сверкая глазами.

Я настороженно посмотрела на него, и внутри меня всё напряглось.

— Ангус? Что случилось, мой мальчик?

Он ответил низким рыком, и я втянула воздух сквозь зубы. Что на него нашло?

Он как-то сжался и стал описывать круги, а я стояла не шелохнувшись. Ужасное предупреждение папа отдавалось грохотом в ушах: близкие наиболее опасны, потому что оно будет пытаться использовать их, чтобы ослабить тебя.

— Только не ты, Ангус, — прошептала я.

Он продолжал кружиться, шерсть стояла дыбом, а у меня не было иного выбора, кроме как медленно пятиться. Затем он вернулся к могиле, но продолжил смотреть на меня взволнованным взглядом. Он не пытался подойти или атаковать. Я подумала, что может он просто хочет меня напугать.

Дождь всё шёл, капли барабанили по листьям. И ещё кое-что. Что-то знакомое и моментально настораживающее. Словно что-то раскололось…

Я не смогла определить звук, но я знала — знала — что убийца сразу за свесом, вне моей видимости.

Я вспомнила, как Кэтрис сказала мне: она, Брин и Луна были как сёстры и знали эти холмы, словно собственный двор.

А что насчёт Хью? Может, он тоже меня разыскивает?

Как и Фрея до меня, я втянута в их подлую игру, но я не могла позволить себе думать о страшной кончине матери и ужасных обстоятельствах моего рождения. Я не могла думать о двуличности Тейна или предательстве Ангуса. Я обязана сохранить ясность мысли…

Наверху утёса появился силуэт — одетый во всё чёрное, с топором в руке, — и я развернулась, ахнув от ужаса, и сломя голову побежала в лавровый лабиринт. Я ожидала, что Ангус бросится за мной, но он остался у могилы, наблюдая за чем-то, что я не смогла разглядеть.

Ветки били по моему лицу и дёргали за волосы, так как я бежала вслепую, движимая чистым ужасом и памятью о призраке Фреи. Я не сбавляла темпа, пока горный лавр не стал настолько плотным, а ветви настолько крепко переплелись, что я едва могла двинуться. Любой свет, который мог проблеснуть сквозь дождевые облака, был полностью отрезан низким навесом, и вскоре я безнадёжно заблудилась.

Выйдя на крошечную поляну, я наклонилась, уперев руки в колени, чтобы перевести дух и успокоить бешено стучащее сердце.

Подняв голову, я прислушалась к звукам погони, но услышала лишь неумолимый стук дождя и жужжание комаров у лица. Нет, не совсем. Если внимательно прислушаться, то можно было различить шум водопада вдалеке. Я попыталась сориентироваться на звук, но я слишком далеко забралась в лавровый ад, и теперь потеряла всякое чувство направления. Более эффективной ловушки я даже и представить себе не могла.

Я сидела на маленькой поляне, мокрая, дрожащая и до смерти напуганная тем, что поджидало меня где-то в этом лабиринте. Если при лучших обстоятельствах однообразие ландшафта сбивало с толку, то сориентироваться в прочной стене зарослей в полной панике казалось безнадёжным. Я поняла, что вращаюсь в медленном круге, в поисках какой-то подсказки, которая приведёт меня к Тилли. Безопасности. Но меня окружали лишь сжимающие меня скелетообразные формы да цепкие ветви, напоминающие бесплотные, призрачные руки, тянущиеся ко мне из тумана.

Сквозь пелену дождя снова раздался треск, ритмичный и настойчивый, и теперь я поняла, что он означает. Убийца прорубал себе путь через клубок веток, и звук становился громче. Охотник приближался к своей добыче. Скрываться не было смысла. Меня уже загнали в угол.

Прижав руку к груди, я напряглась, чтобы точно определить направление. Кажется, справа. Нет, слева. Или всё-таки справа…

Словно дёргаемая за ниточку, голова двигалась туда-сюда. Полностью дезориентированная этим коварным лабиринтом, я на секунду оцепенела из-за страха побежать прямо на убийцу.

Обхватив узловатую ветку, я вцепилась в неё точно в соломинку. Теперь я ничего не слышала. Ни треска топора, ни шагов, ни рваных вдохов, кроме моих собственных. В этой гулкой тишине я судорожно сжимала хрупкую ветку, представляя, как убийца сжимает топор.

И в тот самый момент, когда я могла использовать все преимущества, каждый клочок естественного навеса, дождь прекратился. До меня донеслись новые звуки: далёкая трель гагары, приглушённый грохот водопада.

А ещё я почувствовала дыхание, резкий вдох-выдох, как будто мой запах уловили. Убийца там. Прямо за мной.

Опустившись на колени, я поползла под ветками. Рододендрон — плотный, низкорослый кошмар — теперь стал моим союзником.

Мне рассекло губу, и я прижала тыльную сторону ладони от боли, пытаясь облегчить пульсирующее давление. Слизнула кровь и снова подумала о Фрее. Я не хотела себе такой же участи. Она была молода, беременна и являлась отчаянно лёгкой добычей. По крайней мере, у меня преимущество, что я знаю игру.

Сжавшись под ветками, я представила, как убийца на поляне терпеливо ожидает, когда жертва побежит. Я даже не пошевелилась, чтобы убрать волосы с глаз. Я едва осмеливалась дышать. На данный момент я скрыта занавесом листьев и веток. Мне нужно лишь не двигаться. Убийце никак не узнать, куда я делась. После того безумного бега я усвоила ценный урок. След сломанных веток вёл прямо ко мне. С этого момента я не выдам себя так просто.

Убийца вышел на поляну. Я слышала скрежет ветвей и неглубокие быстрые вдохи, вызванные возбуждением. Я всматривалась в спутанные ветви, пока силуэт убийцы не обрёл чёткие очертания.

Я не издавала никаких звуков. Я была в этом уверена. Но внезапно топор прорезал скрученные ветви прямо над мной. Я не закричала. Даже не ахнула. Сейчас меня вело нечто большее, чем страх. Инстинкт выживания, да, но также и гнев. Злость на то, что они сделали с моей юной матерью. Гнев на охоту, как на животное. Я не поддамся страху или панике. Я с силой прикусила больную губу, и боль вызвала всплеск адреналина.

На локтях и коленях я поползла по бесконечным туннелям древесных стволов, а топор рубил ветви надо мной. Лезвие задело плечо, и я распласталась по земле, продвигаясь вперёд на животе, пока не оказалась вне досягаемости. Я могла двигаться быстрее и ожидала, что убийца бросит топор и поползёт за мной. Но чудесным образом звук стал раздаваться всё отдалённее, и я поняла, что меня всё-таки не заметили. Убийца расхаживал по поляне, пытаясь меня выманить.

Теперь, когда дождь прекратился, звуки раздавались удивительно чётко, и я услышала, как захлестали ветки. По лабиринту двигался кто-то ещё. Убийца тоже это услышал и пошёл на звук. Я хотела закричать, не для того, чтобы позвать на помощь, а чтобы предупредить об опасности. Но если это пришли на помощь убийце? Если я выдам своё местонахождение, то окажусь всё равно что сидящей уткой под этим навесом.

Я подождала, когда треск топора стихнет, и даже тогда не стала возвращаться на поляну. Вместо этого я поднялась на четвереньки и начала длинный тернистый путь через чащу. Чувство изоляции и надвигающейся гибели подорвало мою энергию и разрушило волю, но я заставила себя ползти дальше. У меня нет выбора. Заросли стали совершенно плотными, так что оставалось только ползти.

В какой-то момент мне показалось, что треск топора раздался совсем рядом, но, возможно, это разыгралось моё воображение. Под ветвями было темно, и без чувства направления ум начал играть трюки. Кто-то звал меня по имени, то нежно, яростно, и мне пришлось заставлять себя молчать, так велико было моё желание снова увидеть человека.

Что, если я никогда отсюда не выберусь? Что, если я умру здесь, в полном одиночестве, не увидев больше ни маму, ни тётю, ни папу? Не найдя Тилли…

Я отбросила предательские мысли. Мне нельзя терять самообладание. Нужно сосредоточиться. Где-то должна быть тропинка, животный след, который приведёт меня к краю лабиринта.

И я ползла и ползла. Колени промокли и кровоточили, и я мучилась болью от тысячи царапин. Через какое-то время у меня начались галлюцинации. Я увидела светящиеся глаза в глубине лавровых туннелей, а земля подо мной задрожала, как будто после землетрясения. Хуже всего, я услышала, как кто-то шепчет моё имя, и подумала, что это Тейн. Его голос был настолько реален, что мне снова захотелось откликнуться. Но разум взял верх, и я поняла, что это всего лишь моё воображение или какой-то ужасный трюк. Даже если он там, он может быть в сговоре с убийцей. А, возможно, убийца он.

Амелия, ты меня слышишь? Амелия... ответь мне...

— Тейн? — Я произнесла его имя вслух на ветру, но он не ответил, потому что на самом деле его там не было. Никого не было. Даже убийцы.

Я была одна-одинёшенька в своём собственном аду.


предыдущая глава | Королевство | cледующая глава