home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



 ГЛАВА 26

От его потрясённого взгляда у меня побежали мурашки по коже.

— О чём ты? Ты прекрасно знаешь, кто я.

— Я словно увидел…

— Что?

Внутри меня что-то затряслось, и я попыталась отвернуть голову, но Тейн так пристально на меня смотрел, что я была не в силах отвести взгляд.

Он особо внимательно изучил моё лицо.

— Когда ты посмотрела на горы, именно тогда... твоё лицо... — он осёкся, — Безумие какое-то.

— В чём дело? Пожалуйста, просто скажи мне.

Но уже я потонула в водовороте собственных мыслей. Как бы меня ни волновало узнать правду и судьбу, я боялась того, что могла сейчас услышать, пришла в ужас от того, как это могло изменять меня. Я почувствовала связь с тем, что ждало меня на той горе также, как испытала удушающую хватку возле скрытой могилы.

Есть причина, по которой я вижу призраков. Это не случайность, и способность не передаётся по наследству, потому что меня удочерили. Так кто я? Где моё место? Почему после стольких лет я оказалась в Эшер Фоллс?

Тейн покачал головой, словно пытаясь освободиться от чего-то неприятного.

— Просто странный момент. Типа дежавю.

— Твоя реакция казалась больше чем дежавю. Ты был искренне встревожен.

— Нет, не встревожен. Просто... удивлён. — Он попытался отшутиться, но голос звучал натужно. — Извини, если напугал. Наверное, мне померещилось. Помнишь, как в тот день на лавровой пустоши? Ты подумала, что я это не я.

— Я помню.

— Мы решили, это всё из-за недостатка сна. Усталость может играть странные трюки с разумом. — Он очень старался убедить себя в этом. Кого он увидел, смотря на меня? Что он увидел? — Ты ещё дала этому название в тот день.

— Сон наяву, — пробормотала я.

— Сон наяву. Да, именно это я сейчас и почувствовал. Ладно. — Он посмотрел на меня. — Это было интересно.

— Ты не собираешься мне рассказать?

— Нет, давай просто забудем об этом. Двинемся дальше…

Но мы оба замолчали, словно попав в плен тяжёлых оков наших тайн. Тени на краю леса становились всё длиннее, и солнечный свет пятнами ложился на ступеньки, пробиваясь сквозь ветви сосен. Кости гудели после физической работы на кладбище, вдобавок меня охватила странная тревога.

Вдруг я подумала о том видении: об обнажённой паре у водопада, чьи тела переплелись в порыве страсти у кромки воды, а на всё это взирали ночные существа. Словно сама земля пульсировала греховной неописуемой страстью...

Меня передёрнуло.

— Что случилось?

Щёки залил жар, и я отвернулась, но Тейн наклонился вперёд, обхватил мой подбородок и нежно повернул к себе.

— Прости, если расстроил. Даже не знаю, зачем я это сказал.

— Дело не в этом. Я просто вспомнила твои слова после ужина, когда мы просматривали фотографии. — Не совсем то, о чём я сейчас думала, но я не могла сказать ему правду. — Ты сказал, что в Луне, Брин и Кэтрис есть некая эксцентричность. Ты назвал их ведьмами. Что ты хотел этим сказать?

— Это была шутка, просто от них вечно исходит аура загадочности. Элемент мистики. Каким-то образом им удаётся процветать, когда остальной город чахнет. Но я подозреваю, что это больше вопрос инвестиций и хорошей генетики, чем колдовства. Чтобы там ни говорили.

Я взглянула на него.

— А что говорят?

— Обычные сплетни маленького городка, смешанные с горным фольклором. Ходит давний слух, что «Дочери наших доблестных героев» на самом деле шабаш.

Я поражённо уставилась на него.

— Я думала, это историческое общество.

Он пожал плечами.

— Как я уже сказал, старый слух.

Теперь в ветре ощущался явный холодок.

— Почему ты ничего не сказал об этих слухах, когда мы были у водопада и смотрели на ведьмины стопы?

— Ты выглядела напуганной. Да и в чём тут дело. Подобные города полнятся суевериями и сплетнями, особенно когда дело касается этих троих. Они всегда были близки, всегда немного отличались от остальных, а теперь, когда в таком возрасте так и не обзавелись мужьями и детьми, что уж тут говорить…

— А Сидра?

— Ах, да. Сидра.

— Почему ты так говоришь?

Он немного помолчал.

— Сидра довольно таинственна, если ты не заметила.

— Она другая, — согласилась я. — Но она мне нравится. Мне кажется, у неё старая душа. Она ведёт себя гораздо более зрело, чем девушки её возраста.

— Ничего удивительного, учитывая её состояние. Она родилась с тяжёлым пороком сердца. Врачи не думали, что она не переживёт свой двенадцатый день рождения, но она как-то сумела перехитрить смерть.

Я подумала о её бледном лице и настороженных глазах. Она выглядела хрупкой, но я всегда ощущала в ней внутреннюю силу. Теперь я знала почему. Мне также стало интересно, не связано ли её состояние со способностью видеть призраков. Но это не объясняет мою способность. У меня нет порока сердца. Я всегда отличалась завидным здоровьем.

— Где её отец? — поинтересовалась я.

— Он умер много лет назад. Внезапно, насколько я помню. Я мало что о нём помню за исключением того, что у него были деньги и он был намного старше Брин. — Тейн на минуту перевёл взгляд на воду. — Почему ты так интересуешься Луной и её когортой?

— Так их здесь называют? Луна и её когорта?

— Просто фигура речи. В любом случае, с чего такой интерес?

Я замялась, всё ещё обдумывая сколь многим с ним поделиться.

— Кое-что произошло, и я пытаюсь выяснить, что это значит. Я столкнулась с Кэтрис в городе, и она попросила подвезти её до дома. Затем она предложила провести для меня экскурсию по студии. Она не обмолвилась ни словом, что в доме ещё кто-то есть, но в соседней комнате сидели Брин и Луна. А на обратном пути я увидела, что по тропе к студии поднимается Хью.

— И?

— Почему она не сказала, что в доме есть ещё люди? Почему Луна и Брин не вышли поздороваться? Ты не находишь это странным?

— Как понимаю, тебе это странным показалось.

— Очень. У меня сложилось чёткое впечатление, что они все собрались в студии, чтобы... понаблюдать за мной.

— Понаблюдать за тобой, — повторил он. — Это…

— Ненормально. Я в курсе.

— И, возможно, немного параноидально, — вставил он. Его голос звучал непринуждённо, но я поняла, что он хотел этим сказать. Я и вправду выглядела параноиком.

— Зачем им наблюдать за тобой? — спросил он настороженным тоном, словно желая меня успокоить, но не поддержать.

Я покрепче обхватила колени.

— Не знаю. Но это мне не показалось. Здесь со мной происходит что-то странное, Тейн. Меня терзает ужасное чувство...  предчувствие... — Я посмотрела мимо него на горы. — Ты тоже это чувствуешь, — сказала я полушёпотом. — Это происходит не только со мной.

Он отвёл взгляд.

— Как думаешь, что с тобой?

— Не знаю, но это как-то связано с затопленным кладбищем. И смертью Фреи. Может быть, даже с нападением на Уэйна и скрытой могилой на лавровой пустоши. Они каким-то образом связаны. Здесь чувствуется схема, большой план, и я понимаю, это звучит безумно, но я не могу отделаться от ощущения, что меня пригласили сюда с определённой целью.

— Тебя действительно пригласили с определённой целью — отреставрировать кладбище.

— Но подумай об обстоятельствах. — В голос закрались нотки отчаяния. Если до этого Тейн мог и не считать меня параноиком, то сейчас наверняка в это поверил. — Пожертвование, благодаря которому я смогла сюда приехать, было сделано анонимно. Почему? И зачем восстанавливать кладбище именно сейчас, после долгих лет забвения? Зачем нанимать меня, когда в штате есть реставраторы с гораздо большим опытом?

— У тебя впечатляющее резюме, — рассудил он.

Я пожала плечами.

— Как думаешь, зачем ещё тебя сюда пригласили? — тихо спросил он. — Ты ведь никогда раньше не была в Эшер Фоллс? У тебя ведь здесь нет родных.

— Не знаю зачем. Но связь есть. Я это чувствую. — Ветер ударил опавшим листком по моей ноге, тот зацепился на мгновение и улетел. — Помнишь в тот день, у водопада, я сказала, что почувствовала вибрацию? Она была такой сильной, как импульс электрического тока, но ты не смог её почувствовать, потому что она шла изнутри. Словно это место, эта земля... даже сами горы взывают ко мне, и нечто в глубине в моей души откликается на этот зов.

На его лице промелькнули эмоции, которым я не смогла найти название, прежде чем Тейн встал и протянул руку.

— Давай прогуляемся.

Ангус посеменил за нами по каменной тропинке, но не стал выходить на пирс. Он остался охранять нас на твёрдой земле, а мы прошли до самого конца, чтобы взглянуть в мрачные глубины озера.

Солнце скользило к верхушкам деревьев, и растущая от леса тень ложилась на берег беспросветной тьмой. Я перегнулась через перила, всматриваясь в тени и водоросли, пытаясь разглядеть надгробия и памятники подводного кладбища. Если всматриваться достаточно долго, можно ли разглядеть, как дух Фреи всплывёт на поверхность?

— А ты когда-нибудь был внизу? –— спросила я Тейна. –— На кладбище. Такой неугомонный ребёнок захотел бы его увидеть.

— Я как-то нырял, — признался он. — Мне было тогда двенадцать или тринадцать.

— Как оно выглядит?

— Видимость очень ограничена. Много осадка и мусора. Я не разглядел ни могил, ни надгробий. И уж тем более гробов и костей, — сказал он с усмешкой. — Но там была статуя... ангел. Высокая и по-прежнему прямая, она словно появилась из ниоткуда прямо передо мной. На секунду воду пробило достаточно света, чтобы ангел показался живым. Это было... пугающе, мягко говоря.

— Что ты сделал?

— Всплыл на поверхность и смотался подальше от озера.

Он снова улыбнулся.

— Ты никогда больше не нырял?

— Нет, но не из-за ангела. — Он упёрся руками в перила и посмотрел на спокойную гладь воды. — Это казалось своего рода вторжением. Проявлением непочтения. Словно я нарушил их покой. — Он покосился в мою сторону. — Можешь называть меня сумасшедшим.

Я заправила прядь за ухо.

— Я женщина, которая испытывает фантомные вибрации, забыл?

Я увидела улыбку в его глазах и что-то мрачное. Оно заставило меня трепетать в ожидании, когда накрыл своей ладонью мою руку, лежащую на перилах.

— О тех вибрациях. Может, ты откликаешься не земле.

Я отвела взгляд.

— Я тебя смущаю? — спросил он.

— Да, потому что мне кажется, что ты в этом как-то замешан.

— Это просто смешно. Нет никакого великого замысла, Амелия. Такой вещи как судьба не существуют. Твои чувства исходят лишь из твоего сердца. Просто доверься им.

Я подумала о девушке, на которой он хотел жениться, и попыталась представить какой она была. Пелл сказал, что она была психически неуравновешенной. Опасной для себя и для окружающих.

Как и родные Девлина, она погибла в страшной автокатастрофе. Но её призрак не стал цепляться за этот мир. По какой-то причине она не стала преследовать Тейна. Интересно, кто кого смог отпустить. Она или он?

Я почувствовала на себе тёплый взгляд Тейна и произнесла дрожащим голосом:

— Мне тяжело.

Он кивнул.

— Я понимаю. Ты всё ещё не решила с тем детективом. Никто лучше меня не знает, как трудно отпускать воспоминания. Но нельзя проживать жизнь прошлым, и иногда лучший способ двигаться дальше просто сделать первый шаг.

— А если я не готова?

— Значит ты не готова. Я не буду давить на тебя. Но я так легко не сдамся.

— Тебе не придётся. Как только закончится реставрация, я уеду.

Его взгляд потемнел, когда он посмотрел на меня.

— Чарльстон не на другом конце света.

Но правда ли это? На данный момент мой любимый город и мой любимый Девлин, казалось, находились в миллионе миль от меня.

— Почему я?

Он провёл костяшками пальцев по моей щеке.

— А почему нет?

Я закрыла глаза и задрожала.

— Айви как-то сказала мне, что ты никогда не выберешь... чужачку.

— Она так сказала? — Он показался раздражённым. — Айви — проблемный ребёнок. Думаю, ей не хватает любви. Её отец — высокопоставленный адвокат в Колумбии, а мать всё время в разъездах. Большую часть времени Айви предоставлена сама себе. Бедный ребёнок изголодался по вниманию. Вот почему я пытаюсь закрыть глаза на её поступки. Но она ничего не знает о моём выборе. По сути, она ничего обо мне не знает.

— Но в этом городе сложилась кастовая система. Сидра сказала мне, что ей не разрешают посещать дом Тилли Паттершоу потому, что Тилли не одна из них.

Он опустил руку, и я почувствовала его раздражение.

— Наверное, она просто повторила то, что услышала от матери. Брин — ужасный сноб.

— Нет. Кэтрис тоже выразилась в подобном духе. — Я посмотрела на волдыри на своих ладонях и подумала об обожжённых руках Тилли. — Она сказала, что Фрея всегда пыталась вписаться в компанию, частью которой не была. Наверное, поэтому она на тех снимках. Она хотела быть одной из них.

Он вздохнул.

— Ты понимаешь, что это звучит немного одержимо.

— Да.

Он уставился на меня на мгновение.

— Почему тебя так сильно это волнует? Это древняя история.

— Ты сказал, твой долг выяснять, кто похоронен в той могиле, потому что она расположена на территории Эшеров. Я чувствую подобную ответственность в отношении Фреи.

— Но почему? Ты даже её не знала. Она мертва уже много лет.

Я подумала о её призраке, который колыхался на конце пирса, где мы сейчас стояли, и ощутила такую глубокую печаль, которая исходила не от моего сердца, но каким-то образом стала частью меня.

— Я сама этого не понимаю, но я отчаянно хочу выяснить, что с ней случилось. И почему никто не говорит об обстоятельствах её смерти.

— Здесь такие люди. Никто не хочет лезть в чужие дела

— Даже когда дело доходит до собачьих боёв и скрытых могил, — произнесла я с горечью.

— Когда дело доходит до чего угодно.

Я вгляделась в мрачные глубины и представила дух Фреи. Она так и стояла передо мной в погребальном наряде, и ветер раздувал её волосы. Если я выясню, что с ней произошло, обретёт ли она успокоение? Оставит ли меня в покое?

Или она будет возвращаться каждые сумерки, чтобы питаться моим теплом и энергией, чтобы поддерживать своё присутствие в мире живых?

В любом случае, я обязана докопаться до правды.


ГЛАВА 25 | Королевство | ГЛАВА 27