home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 24

Покинув библиотеку чуть позже, я заметила, что возле моего автомобиля крутится Уэйн Ван Зандт. Он закрыл руками лицо, разглядывая салон через заднее окно. Стоило ему услышать, что я приближаюсь, как он повернул голову, но его ухмылка так и говорила, ему совершенно наплевать, что я застала его с поличным.

— Что-то ищете? — холодно спросила я. Взгляд так и пытался переключиться на шрамы, но я заставила себя сосредоточиться на его глазах. Я всё ещё не могла выбросить из головы рассказ Тейна о нападении. Будто Уэйн не помнил ничего, кроме того, что он пошёл к водопаду на свидание с Луной.

Я ощутила странное покалывание и оглянулась через плечо, ожидая увидеть уставившуюся на меня Луну. Вместо неё в тени часовой башни стояла Айви и пялилась на нас. Как только наши взгляды пересеклись, по спине пополз холодок. Уэйн заметил Айви и пробурчал что-то под нос.

— Вы что-то искали в моей машине? — снова поинтересовалась я.

— Просто ждал.

— Чего?

— Вам могло быть интересно знать, что я нашёл питомник в горах.

— Вы кого-то арестовали? — с волнением спросила я.

Он провёл пальцем по одному из шрамов, как будто нарочно стараясь отвести мой взгляд.

— Не было нужды. Кто-то успел раньше меня. Собаки все пропали, а питомник подожгли. Хозяина чуть потрепали. Естественно, он не стал говорить кто это сделал. — Он сощурил глаза, внимательно изучая моё лицо. — Не думаю, что вы что-то знаете об этом инциденте.

— Я? — удивилась я, вспоминая порез на виске Тейна и синяки на костяшках. — Откуда?

Он повернулся оглядеть улицу.

— Та шавка до сих бродит возле дома Кови? — Он спросил обыденно, как бы между прочим, но я почувствовала холодный расчёт в вопросе.

Если он хотел застать меня врасплох и спровоцировать реакцию, то не знал, с кем имеет дело — женщиной, которая с детства обучена жить с призраками.

— Я же вам говорила, пёс, наверное, давным-давно убежал.

— Говорили, — согласился он.

— Уэйн, ты понимаешь, что творишь?! — раздался требовательный вопрос с тротуара. Мы оба повернулись и увидели, как Кэтрис Хоторн сошла с обочины и направилась к нам. Её потрёпанный наряд отличался от элегантного коктейльного платья на приёме Эшеров как небо от земли. В широкополой шляпе и бесформенных капри она напомнила мне туристов, которые летом толпились на Батарее, безостановочно фотографируя особняки и торгуясь за сувениры на рынке.

Уэйн с досадой произнёс:

— Это не твоё дело, Кэтрис. Возвращайся к стервятникам.

Её глаза светились хорошим настроением.

— Стервятники — падальщики. Вряд ли моя специализация.

— Может, я говорю не о птицах, — пробормотал Уэйн.

Она рассмеялась и повернулась ко мне.

— Я так рада, что наткнулась на вас, Амелия. У меня сломалась машина, и может вы могли бы меня подкинуть до дома. Он вам по пути.

— Конечно. Никаких проблем.

— Вы мой спасатель. И если у вас найдётся время, я могу устроить вам экскурсию по студии, как и обещала.

Её неподдельное тепло в очередной раз застало меня врасплох. Она была намного более приятной, чем Брин или Луна, или кто-либо ещё, кого я встретила в Эшер Фоллс, если на то пошло, — за возможным исключением в лице Тейна.

Она потрясла пальцем перед Уэйном.

— Я знаю, что требую многого, но попробуй поработать над своим отношением. Ты произведёшь на Амелию плохое впечатление, а мы не хотим её отпугивать.

Уэйну лишь осталось смотреть, как мы садимся в машину, и я отъезжаю от обочины.

Кэтрис оглянулась с усмешкой.

— Надеюсь, я была не слишком навязчива.

— Нисколько.

— Мне показалось, что вас нужно спасать. Уэйн иногда может быть немного властным, особенно с незнакомцами. Он через многое прошёл, поэтому мы стараемся быть к нему снисходительны.

— Как понимаю, вы давно с ним знакомы?

— Мы выросли вместе... все мы... Уэйн, Луна, Брин, Эдвард, Хью и я. Друзья — не разлей вода. — Она сняла шляпу и положила её на приборную панель между нами. Солнечный свет, льющий через лобовое стекло, «поджёг» её красные волосы, стоило ей пробежать пальцами по волосам. — Затем Хью и Эдварда отправили в школу-интернат, семья Уэйна на некоторое время переехала в Вудберри, и мы, три девочки, остались одни.

— Вы, Луна и Брин?

Она улыбнулась.

— Сёстры крови, так мы себя называли. Мы были теми ещё исследователями. В те времена мы знали эти холмы, словно собственный двор.

— А Фрея Паттершоу? — Я не сводила глаз с дороги, но краем глаза увидела, как Кэтрис повернулась и стала пристально меня изучать.

— Откуда вы знаете о Фрее? — спросила она через минуту.

Меня преследует её призрак.

— Я видела фотографию вас с Брин и Луной в особняке Эшеров. На заднем плане стояла Фрея.

— Откуда вы знаете, кто она?

— Тейн рассказал.

— Откуда он мог знать? — Я услышала хмурь в её голосе. — Она была мертва задолго до того, как он сюда приехал.

— Это маленький городок. Уверена, он слышал о ней. Может быть, он даже видел другие её фотографии, — ответила я, пожимая плечами.

Она вздохнула и повернулась посмотреть в окно.

— Бедная Фрея. Она вечно скрывалась на заднем плане, старалась вписаться туда, где ей не место. Я всегда подозревала, что её неуверенность проистекала из-за отсутствия отца.

— Что с ним случилось?

— Никто не знает. Понимаете, Тилли никогда не была замужем. Её прошлое немного загадочно, мягко говоря, и ей, кажется, это нравится. Она всегда сама по себе, чудачка. Фрея же была её прямой противоположностью. Больше всего на свете она мечтала о чувстве сопричастности. Делала всё, чтобы вписаться в общество. — Кэтрис стала с ленцой рассматривать свои ладони. — Но несмотря на неблагоразумное поведение, у неё был способ добиваться своего. Невинностью. Парни любили её, девушки ненавидели.

— И вы?

Она резко развернулась.

— Я? Нет, она мне нравилась. Как я уже сказала, она обладала наивным очарованием, которое я находила милым.

— Сколько ей было, когда она умерла?

— Всего семнадцать.

У меня сжалось сердце.

— Такая молодая? Я и понятия не имела.

— Да. Мы ещё учились в старших классах. Это случилось в выходные, на выпускной. Наш выпускной. Не её.

— Она ходила в другую школу?

— Она посещала государственную школу до её закрытия. Само собой, она бы перевелась в Вудберри со всеми остальными, если бы не…

Я бросила быстрый взгляд.

— Что?

— Это так грустно и трагично. Бедная Тилли так и не оправилась от потери. Она всегда была белой вороной, но смерть Фреи свела её с ума. Боюсь, недалёк тот день, когда её придётся запереть в психушку.

Я подумала о том, как эта женщина орудовала ножом, когда пришла мне на помощь в лесу. Как та же женщина предупредила меня держаться подальше от Эшер Фоллс. Может быть и безумная, но также на многое и многое способная.

— Фрея погибла в пожаре? Так Тилли обожгла свои руки?

— Да. — Кэтрис стала массировать свои ладони, словно они сильно болели. —Даже после стольких лет мне всё ещё тяжело об этом вспоминать.

— Вы там были?

— Мы все там были. Мы все видели, что произошло.

Она отвернулась к окну, намеренно закрываясь от меня, и я поняла, что она больше ничего не скажет. Похоже Тейн оказался прав. Люди не хотели говорить о смерти Фреи Паттершоу, и я не могла не гадать почему.

Мы молча ехали, пока Кэтрис не сказала:

— Там впереди. Видите красный почтовый ящик? Сворачивайте туда. Мой дом вниз по дороге.

Как и дом Кови, её жилище было отрезано от шоссе лесом. Она жила в старомодном коттедже из кедрового дерева с камышовыми креслами-качалками на веранде и гамаком натянутом между двумя дубами перед входом. Я могла себе представить, как провожу в этом гамаке ленивые летние вечера, наблюдая за облаками. Ожидая сумерки и призраков.

Студия размещалась в отдельном здании позади участка, и к ней вела протоптанная тропа. Как только я последовала за Кэтрис по ухабистой дорожке, мой взгляд привлекли трое ястребов, кружащих над головой. Их пронзительные крики вызывали мурашки даже средь бела дня. День выдался безоблачным, и солнце, струясь сквозь ветви сосен, согревало лицо. Но глубокая тень леса давила на меня, а аромат деревьев отчего-то казался зловещим. Я обрадовалась, когда тропа ушла в сторону, и мы спустились к студии.

Само здание выглядело неэлегантным, огромное архитектурное месиво, примостившееся у самого края воды, но внутри, сельское очарование каменных стен и полов дополняло великолепный вид на озеро, лес и горы. Перед высокими окнами стоял мольберт с нанесёнными красками, а законченные полотна, минимум с дюжину, были сложены в глубине у дальней стены, словно копились там не один год. По большой части дикие животные и природа, но я заметила несколько портретов, которые меня заинтересовали.

— Чувствуйте себя как дома, — любезно сказала Кэтрис. — Я приготовлю чай.

— Спасибо, но, пожалуйста, не утруждайтесь. Я действительно не могу надолго остаться.

Она улыбнулась.

— Вы меня ни каплю не утруждаете. Буду через минуту.

После её ухода я просмотрела картины. Пейзажи были прелестны, но меня, естественно, тянуло к портретам. Она нарисовала их всех: Луну, Брин, Хью и мужчину, которого я посчитала Эдвардом. Я подумала, что они должны были быть нарисованы давным-давно, потому что все выгляди очень молодо, а техника Кэтрис была ещё плохой. Но даже тогда ей удалось передать уникальную сущность каждого: дикость Луны, холодность Брин и почти извращённое совершенство Хью. Но именно портрет Эдварда зачаровал меня больше всего. Он обладал всеми фамильными чертами, но глаза показались мне чуть невротичными. Я не могла перестать смотреть на него.

— Они очень старые, — сказала Кэтрис, встав рядом со мной. — И не особо хорошие. Я тогда ещё была новичком.

— Нет, вы их прекрасно передали, — ответила я. До жути. — Вы всё ещё рисуете портреты?

— Время от времени, но только для удовольствия. Пейзажи — мой хлеб с маслом. Мне повезло, что они так хорошо продаются в галерее.

— Не думаю, что это удача. Вы очень талантливы.

Она пожала плечами.

— Это дар. Здесь нет моей заслуги.

— Но вы отшлифовали его.

— У вас тоже есть, — сказала она, и на мгновение я подумала, что она имеет в виду мою способность видеть призраков. — Ваши реставрации вдохновляют также, как и мои картины. Возможно, даже сильнее.

Я удивлённо изогнула бровь.

— Вы видели мою работу?

Она была анонимным спонсором?

— Я говорила за ужином, что была на вашем сайте. Я просмотрела вашу галерею и прочитала ваш блог. Я очарована тем, что вы делаете. У вас призвание, — нежно сказала она. —Цель. Как у нас всех.

Спикировавшая тень привлекла моё внимание к окну.

— Что это было?

— Давайте посмотрим, — сказала Кэтрис, и когда мы увидели неописуемый открывавшийся вид, ястреб скользнул вниз, раздвинув когти, и выхватил что-то из травы, взмывая к небу с победным криком. Меня потрясла эта сцена, хотя она была совершенно естественна. Выживает самый приспособленный.

Кэтрис удивлённо заметила:

— Она не долго протянула.

— Что, не поняла?

— Мышь. — Она повернулась ко мне, глаза горели. — Ястребы непревзойдённые охотники, не находите? Они могут заметить какого-то крохотного грызуна над верхушками деревьев. Они также правят небом. Другие птицы их боятся. Вы заметили, как было тихо в лесу, когда мы проходили по тропе?

Я медленно ответила:

— Откуда вы знаете, что это была мышь?

Она улыбнулась и махнула головой.

— Ой, чайник! — сказала она и ушла.

Я уставилась ей вслед. По-своему, Кэтрис была такой же, как Луна и Брин, и мне вдруг вспомнилось, как Тейн отозвался обо всех трёх после ужина.

Иствикские ведьмы. Точнее Эшерфоллские.

Я ещё немного понаблюдала за ястребом и вернулась в комнату. Неожиданно у меня появилось странное ощущение, что за мной наблюдают. Я решила, что дело в картине. Глазах Эдварда Эшера. Даже на холсте его лицо нервировало. Но стоило мне пройти по студии, как у меня возникло чёткое впечатление, что за мной движется невидимый взгляд. Мне с трудом удавалось не оглядываться через плечо.

Справа от меня раздался очень слабый щелчок, словно где-то закрылась потайная дверца.

Кэтрис прошла через дверной проём возле окон, но этот звук послышался с противоположной стороны помещения, где в каменную стену были врезаны три арочные ниши. Стоило мне подойти, как я поняла, что одна из арок на самом деле дверь. Кто-то стоял за ней и смотрел на меня, пока я стояла спиной?

Я шагнула в нишу и нажала на защёлку. Дверь бесшумно открылась, и я услышала далёкий гул голосов. Не знаю почему, но у меня возникло непреодолимое желание узнать, кто ещё находится в студии. Я приказывала себе уйти. Я не должна шастать по чужому дому. Мама была бы потрясена моими плохими манерами.

Но несмотря на внутреннее порицание, я проскользнула в нишу и пошла по тусклому коридору, пока он не свернул к другой частично открытой двери, через которую я заметила Кэтрис.

— Говорю вам, это она, — настаивала она.

— Молюсь, чтобы ты ошиблась, — сказал кто-то другой, и мне показалось, что я узнала голос Брин. — Потому что иначе это означает…

— О боже, не говори. — Кэтрис вздрогнула. — Об этом даже подумать страшно.

— Я скажу тебе, что это означает, — тихо сказала Луна. — Кто-то обо всём прознал.


ГЛАВА 23 | Королевство | cледующая глава