home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 17

Как только я подъехала к кладбищу, то заметила припаркованный чёрный спорткар у входа, но Тейна нигде не было видно. При обычных обстоятельствах я бы разрешила Ангусу побегать за изгородью, но сегодня взяла его собой, потому что боялась оставить его одного. Он и сам следовал за мной неусыпной тенью, словно не желал выпускать из поля зрения.

День выдался настолько тёплым, что я сняла куртку и завязала рукава вокруг талии, пока мы проходили через покойничьи ворота в часть Эшеров. Нежданная жара пахла шалфеем и местами отзывалась тонким шлейфом розмарина, пока тропа не привела нас к той части кладбища, где тень и забвение дали пристанище мрачным ароматам плюща и мёртвых листьев. Через просветы в зелёном навесе я различила краешек белошёрстных облаков, неподвижно нависших над горами, тёмные края их сулили дождь.

Я заметила Тейна, идущего от мавзолея, и, остановившись у круга ангелов, чтобы его подождать, стала рассматривать жуткие, потусторонние лики. Теперь я с лёгкостью различала фамильные черты Эшеров, которые заметила на старых фотографиях. Высокие скулы. Точно вылепленные нос и губы. Я изучала знакомые черты, как вдруг до меня дошло: ангелы стояли лицом к востоку не для того, чтобы встречать восходящее солнце, а затем, чтобы смотреть на горы.

Дурное предчувствие, вызванное этим открытием, исчезло, стоило мне повернуться и увидеть, как Тейн пробирается через надгробия. На нём была пара выцветших джинсов и серая хлопчатобумажная рубашка с закатанными рукавами, и я невольно сравнила его повседневный вид с более формальным стилем, который любил Девлин. Его элегантный гардероб стоил намного больше, чем мог себе позволить детектив, но Девлин не был обычным полицейским. Он происходил из аристократического чарльстонского рода, и я подумала, что его почившие родители оставили ему немалое состояние, которое позволяло ему никогда не беспокоиться о лишних тратах даже после того, как от него отрёкся дед. Я всё ещё находила более чем ироничным то, что Девлин отказался от всего, что Тейн так старался вернуть себе как Эшер. Но даже несмотря на то, что Девлин сторонился традиции и не претворил в жизнь чаяния своего деда, он всё равно оставался продуктом своего воспитания. Закрытым, галантным, временами старомодным человеком, ведущим замкнутый и медитативный образ жизни. Тейн тоже немного такой, но мне кажется, такое его поведение продиктовано инстинктом самосохранения.

Я отчитала себя за постоянные сравнения. Тейн — это Тейн, и, возможно, пришло время прислушаться к совету тётушки Линроз, который она озвучила моей матери, и перестать жить в прошлом. Перестать тосковать по тому, чему быть не суждено.

— Доброе утро, — окликнул меня Тейн.

Я чуть ли не с сожалением помахала ему.

Он поднялся на тенистую сторону от ангелов, так что я не заметила ничего странного. Но мне бросились в глаза щетина на подбородке и морщины вокруг рта, которых не было на званом ужине. Он смотрел прямо на ангелов, и я заметила, как исказились черты его лица, прежде чем на место плавно легла дружелюбная маска.  

Потом он повернулся ко мне, и сила его взгляда потрясла меня до дрожи. Смятение в этих зелёных глубинах не совпадало с безмятежным лицом и спокойной манерой поведения. Ни тень, ни маска не могли скрыть отчаянно пристального взгляда.

— Надеюсь, вы не возражаете, что я вот так сюда нагрянул, — сказал он.

— Нет... нет, само собой, нет. — Я обрела самообладание и пожала плечами. — Как я могу быть против? Это общественное место. Вы имеете такое же право находиться здесь, как и я. Учитывая, что это кладбище вашей семьи.

Ангус просеменил к Тейну, и когда тот наклонился погладить пса, луч солнечного света упал на половину его лица, выделяя порез на левом виске.

— Что с вами произошло? — выпалила я.

Его глаза засияли, чуть потемнев.

— Чуть просчитался. Этого больше не повторится.

Мне смерть как хотелось узнать подробности этого просчёта, но что-то подсказывало, что больше информации я не получу. Также шестое чувство шептало, что в данном случае незнание может быть только во благо.

Он выпрямился и окинул взглядом кладбище.

— Я впервые здесь спустя много лет. Даже не знал, что оно так запущено. Некоторые памятники едва выглядывают из-под зарослей плюща и ежевики.

— Всё не так плохо, как кажется. Большая часть надгробий в хорошем состоянии, и я не нашла ни малейшего следа вандализма. Это обычно одна из самых больших проблем на старых кладбищах.

— Вандалов можно поймать. Время и забвение — более скрытные преступники.

Я посмотрела на него.

— В каком смысле?

Он пожал плечами.

— По моему мнению, уничтожить можно не только действием, но и равнодушием.

— Хотите сказать, что кладбище преднамеренно заброшено из-за неуважения?

— Я уже говорил на пароме. «Терновые врата» до сих пор вызывают сильные чувства. — Он говорил тихим тоном не столько из благоговения, как я подозревала, но по привычке и инстинкту. Это не место для резкого голоса. Его воспитали как внука, почитавшего семейное кладбище. — С годами кладбище стало символом всего, что город потерял из-за жадности Эшеров.

— Ваша семья не обеспечила кладбище смотрителем, когда право собственности перешло в другие руки?

Вспышка нетерпения указывала, что я не смогла понять даже базовые аспекты этой сделки.

— Это изничтожило бы цель щедрого жеста деда. Что хорошего в искуплении без жертвоприношения?

У меня сложилось впечатление, что такой чужачке как я никогда не понять все нюансы и тонкости «щедрого жеста» Пелла Эшера.

— Если кладбище умышленно забросили, то зачем я здесь?

Он прищурился из-за солнца.

— Очевидно, кто-то подумал, что пришло время для реставрации.

— И вы ничего об этом не знаете?

Тейн иронично выгнул бровь.

— Я? Едва ли. Вы знаете моё мнение по поводу расходов на кладбище. Без обид.

— Даже не думала принимать близко к сердцу. — Хотя мне показалось, что, возможно, он немного больше заинтересован в реставрации, чем позволяет себе признать. — Я только что видела вас у мавзолея. Вы заходили внутрь?

— Просто осматривался. А что?

— Ваш дедушка подумал, что вы захотите спуститься со мной к гробам. Он сказал, что склепы не разграблены. Также он обмолвился, что в детстве вам нравилась Спящая невеста.

Он скорчил гримасу, но я заметила, что у него дёрнулся уголок губ, и он, казалось, расслабился.

— Признаю, я был больным маленьким ублюдком. Он объяснил, что Спящая невеста на самом деле четвероюродная бабка, прекрасно сохранившаяся под стеклом?

— Да, и, думаю, я такая же больная, потому что страсть как хочу увидеть её.

— Это довольно впечатляющее зрелище. Проявление семейного высокомерия, которое здесь повсюду.

Я бросила на него косой взгляд.

— А я думала, что ангелы впечатляющие. Особенно после того, как обнаружила семейное сходство.

— Так вы заметили. — Я уловила тень ещё одной улыбки, когда он повернулся к статуям. — Лично я предпочитаю дрожащую тётушку Эмелин. По крайней мере, ей хватило благородства и смирения почить с безмятежным выражением лица. С другой стороны, на мой вкус, ангелы слишком самодовольны. Хотя в том, что посередине, есть нечто завораживающее. Я всегда думал, что он... — его голос затих на любопытной ноте.

— В чём дело?

Он повернулся посмотреть на меня, и я была готова поклясться, что я увидела что-то зловещее в его неэшеровских чертах, прежде чем он стряхнул наваждение.

— Ничего. Забудьте, — пробормотал он, и его взгляд задержался на моих губах.

Мне стало интересно, вспоминает ли он прошлый вечер, потому что я, само собой, не могла о нём не думать. Когда я заметила его машину возле ворот, то сказала себе, что буду вести себя так, словно ничего не произошло. Я не настолько самовлюблена, чтобы считать, что он приехал сюда ради меня, и, конечно же, не собиралась придавать чрезмерное значение столь невинному поцелую. Но как бы я ни старалась, я не могла выкинуть его из головы. Как и «Терновые врата», этот поцелуй стал символизировать всё, что я потеряла.

— Вы в порядке? — Тейн по-прежнему пристально смотрел на меня, наклонив голову, словно я какая-то великая тайна, которую он намеревался разгадать.

— Я в порядке, — ответила я голосом в духе «притворюсь, что не замечаю никаких призраков». — А что?

— Вы словно задремали на минуту, и я заметил, что сегодня вы выглядите немного усталой.

— Ах, это. Я плохо спала прошлой ночью. Признаюсь, я не могла заснуть до восхода солнца.

— Кровать кажется странной и чужой?

— Всё здесь странное и чужое. — Я не знала, как сильно хотела рассказать ему. Встречи со сверхъестественным всегда сложно объяснить. — Кто-то прорезал дыру в двери с сеткой и унёс Ангуса с террасы. Я нашла его связанным в лесу в окружении стальных ловушек. Крупных. Похоже, это были медвежьи капканы.

— Медвежьи капканы?!

 Я ощутила вспышку гнева, прежде чем Тейн опустился на колени возле Ангуса.

— Если бы Тилли не подоспела на помощь, не знаю, что бы произошло.

— Тилли Паттершоу?

— Она появилась из ниоткуда с огромным ножом. Это было впечатляюще. Она освободила Ангуса, а затем... — Я замолчала.

— А затем что?

Я подумала о том страшном ветре, вое... и предупреждении Тилли не вмешиваться в то, чего я не понимаю.

— Ничего. Мы вернулись домой.

Он провёл руками по рёбрам Ангуса.

— Он не пострадал?

Скрытая агрессия в вопросе встревожила меня.  Взгляд случайно упал на порез на виске, и я заметила синяки и опухшие костяшки на правой руке. Какой чёрт его носил вчера ночью?

— На вид с ним всё хорошо. Кажется, ловушки были установлены для меня.

Он резко поднял взгляд.

— Почему вы так решили?

— Очевидно, Ангуса использовали, чтобы заманить меня в лес. Мне показалось, что, возможно, кто-то занервничал из-за моей находки.

— Скрытой могилы?

— Да. Но затем меня смутило следующее: зачем размещать ловушки по всей поляне, когда я могу выйти на неё только в одном направлении?

— Наверное, кто-то охотился на койотов. В этом году они доставляют необычайно много проблем.

— А волки? Уэйн Ван Зандт сказал, что он видел их в округе.

— Другие утверждают, что тоже их видели, но не я. — Он поднял взгляд, жёсткий блеск подавляемой агрессии всё ещё не давал мне покоя. — Вы ничего не слышали и не видели прошлой ночью?

— Нет, но кто-то, должно быть, приходил вечером во двор, когда я выпускала Ангуса погулять перед сном. Когда я нашла его в лесу, то из его пасти пахло какой-то химией. Наверное, ему дали снотворное.

Тейн встал.

— Вы звонили в полицию?

— Нет.

— Почему?

— Потому что я не доверяю Уэйну Ван Зандту. — Я рассказала ему о своём разговоре с шерифом в полицейском участке и о его чёрством предложении «позаботиться» о моей бродяге. — Он единственный, кто знает об Ангусе, кроме вас и Луны.

Тейн замолчал на мгновение.

— Вы предполагаете, что никто другой не видел вас с собакой, хотя вы привозили его вчера на кладбище?

— Но вокруг никого не было. Ни вчера, ни в другой день.

— То, что вы никого не видели, не означает, что не видели вас.

Я подумала о старике, который появился на кладбище в первый день. Ненавижу думать о том, что кто-то следил за мной, пока я работала, но отталкивающее поведение этого человека так нервировало, что одно только воспоминание о нём вызывало мурашки. Я подняла взгляд на статуи и на мгновение — так на них легло солнце — небесные лики скривились в нечто уродливое и зловещее. Нечто... демоническое. Наверное, это всего лишь моё воображение, но я видела, как отвратительные мужские черты — бледные глаза, выступающие скулы, ястребиный нос — легли поверх ликов этих ангелов.

Я стряхнула с себя наваждение и повернулась к Тейну. Он всё смотрел на меня, и в тот момент я так обрадовалась, что он не похож на Эшеров.

— Не понимаю, зачем кому-то понадобилось использовать Ангуса в качестве приманки. Зачем травить мою собаку какой-то дрянью и уносить с крыльца?

— Чтобы избавиться от улик, — сказал Тейн. — Вы стали расспрашивать о собачьих боях. Люди занервничали.

Я помолчала.

— И поэтому у вас разбиты лицо и рука? Задавали слишком много вопросов?

Он ничего не ответил, просто взглянул на Ангуса.

— Вы обнаружили питомник, я права? — тихо спросила я.

Молчание затянулось, подчёркивая тишину дня. Странно, как спокойная погода разбудила мои сонные чувства, точно нежная рука, пробуждающая кого-то из глубокого сна. Я всё ещё помню мирное ощущение тёплого солнца на лице и успокаивающий аромат земли, плюща и мха, природного парфюма, столь свойственного старинным кладбищам. Вдали, укутавшись в эфирную голубую дымку соснового леса, манили древние горы. Только острый пик нарушал идиллическую картину, и вдруг меня охватил необъяснимый страх. Не из-за Тейна. Даже не из-за странного человека с тележкой. Я испугалась самих гор, чего-то внутри меня, что откликнулось на зов сирены этих чарующих вершин.

Ты не понимаешь? Нужно опасаться не того что снаружи. А того что внутри.

Ветер всколыхнул деревья, и, когда наши с Тейном взгляды пересеклись, меня накрыло странной дрожью, точно предчувствием. Знак.

Судьба.

— Не оставляйте Ангуса одного. И не заходите в лес после наступления темноты.


предыдущая глава | Королевство | ГЛАВА 18