home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



25

Ибрахима Салль предстал передо мной точно в назначенный час. Его пунктуальность мне понравилась.

Высокий, просто одетый. Приятные черты лица. И удивительно красивые глаза, нежные, бархатистые, обрамленные длинными ресницами. Таким глазам могла бы позавидовать любая женщина. Не говоря уж о его улыбке... Я взглянула на его зубы. К счастью, никаких подозрительных просветов. Держался он свободно, непринужденно. Вот так выглядел Ибрахима Салль в роли коварного соблазнителя. В общем, он мне понравился, и я не без удовольствия отметила короткие причесанные волосы, стриженые ногти, начищенные туфли. Ну что ж, среди аккуратных людей реже попадаются обманщики.

Хотя встретились мы по моему желанию, первым заговорил он:

— Я давно хотел увидеться и поговорить с вами. Я понимаю, что значит дочь для матери; Аиссату столько мне рассказывала, мне даже кажется, что я вас знаю уже много лет. Я не искатель приключений, не думайте так. Ваша дочь — моя первая любовь. И надеюсь, единственная. Мне жаль, что все так получилось. Я женюсь на Аиссату, если вы согласны. О ребенке будет заботиться моя мать. Мы не хотим бросать учебу.

Вот так, лаконично и четко, он ответил на все мои невысказанные вопросы. Что сказать? Так сразу согласиться с тем, что он предлагает? Фармата, конечно, присутствует на встрече и блюдет наши интересы. Она переходит в атаку:

— Ты ведь был первым мужчиной у Аиссату?

— Да, — подтверждает Иба Салль.

— Тогда предупреди мать. Завтра мы, нет, лучше я зайду к ней и расскажу, что ты наделал. Пусть готовит деньги, ей придется много заплатить за ущерб, нанесенный моей племяннице. Сам бы сначала устроился, а потом детей рожал...

Ибрахима Салль спокойно выслушал упреки Фарматы. Наверное, он кое-что знал о ней от Аиссату, потому и встречал се речи вежливым молчанием.

Меня же занимали совсем другие мысли. Учебный год в самом разгаре. Как сделать, чтобы мою дочь не исключили из лицея?

Я спросила об этом Ибрахиму Салля. Оказывается, он уже все продумал. Ребенок родится во время каникул. Самое главное — ближайшие месяцы, нужно их пережить спокойно, не поддаваясь панике. Пусть Аиссату носит платья посвободнее. Когда кончатся каникулы, ребенку будет два месяца, Аиссату как раз перейдет в выпускной класс. Как только она окончит лицей, они поженятся.

До чего же спокойно и трезво рассуждает друг моей дочери, он похож на Дабу.

Однако за себя Ибрахима Салль мог не беспокоиться, из университета его все равно не выгонят. Даже учись он в лицее, кто бы стал доносить начальству, что он вот-вот станет отцом? Короче, он в полной безопасности. По нему все равно ничего не заметишь, а торчащий живот моей дочери скоро будет ее обвинителем.

А что делать тем провинившимся школьницам, которым не повезло и их не выручат летние каникулы?

Да, Ибрахима Салль все продумал досконально, мне нечего было прибавить. Я почувствовала, что моя дочь отрывается от меня, как когда-то при рождении. Она больше не нуждается в моей защите. Она полностью принадлежит своему другу. На моих глазах рождалась новая семья.

Главная роль принадлежит уже не мне, с этим надо смириться. Созревший плод должен упасть с дерева.

Да облегчит Аллах моей девочке ее новую жизнь!

Но как же ей будет нелегко!


предыдущая глава | Такое длинное письмо | cледующая глава