home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



12

Возвращая мне чемодан, тетя Набу познакомила меня с девочкой, а потом представила ее всем друзьям и соседям.

С моей помощью маленькая Набу поступила в начальную французскую школу. Она росла под защитой своей покровительницы, которая открывала ей секреты приготовления замысловатых соусов, обучала управляться с утюгом и пестиком. Тетка никогда не упускала возможности напомнить ей о ее королевском происхождении и при каждом удобном случае внушала, что женщина прежде всего должна быть послушна и терпелива.

Девочка окончила начальную школу, а потом и лицей, и тогда тетка посоветовала ей поступить в государственное училище акушерок. «Это очень хорошее училище, там тебя научат делу. В нем учатся скромные девушки, они не носят серег, не украшают волосы бусами, они одеваются во все белое, а белое — цвет чистоты. Ты приобретешь прекрасную профессию, сможешь зарабатывать себе на жизнь, а главное — будешь помогать рождению рабов Мухаммеда и получишь право на место в раю. Во всяком случае, не будешь, как некоторые, молоть языком с утра до вечера... И за что только им деньги платят...»

И малышка Набу стала акушеркой. В один прекрасный день тетя Набу вызвала к себе Мавдо. «Мой брат Фарба отдает Набу тебе в жены, — объявила она ему, — в благодарность мне за то, что я воспитала ее столь достойным образом. Если ты откажешься от нее, я не встану с постели. От стыда умирают быстрее, чем от болезни».

Я все знала. Моду знал. Весь город знал. Только ты, Аиссату, ни о чем не подозревала, ни о чем не догадывалась.

И только потому, что мать назначила дату первой брачной ночи, Мавдо наконец решился сказать тебе то, о чем шептался весь город, он объявил тебе, что берет вторую жену: «Моя мать состарилась. Тяжелая жизнь, утраты подорвали ее здоровье. Если я откажусь от этой девочки, мать умрет с горя. Я говорю тебе это как врач, а не как сын. Для нее будет тяжким позором, если сын отвернется от дочери ее брата, которую она так заботливо вырастила и воспитала».

И вот, «чтобы его мать не умерла с горя», Мавдо дал согласие на этот брак. Да и что мог сделать Мавдо Ба со своей неистовой матерью, одержимой старыми предрассудками, признающей лишь дикие древние законы? Впрочем, он и не пытался сопротивляться, малышка Набу была такой привлекательной.

С тобой, Аиссату, он не посчитался. Да, вы долгие годы прожили вместе, вы горячо любили друг друга... Ну и что, все это пустяки, все это легко забывается. А сыновья? При чем здесь сыновья, когда «единственный мужчина» возвращается в родное семейство! Твоими сыновьями пренебрегли, твои сыновья всегда будут стоять ниже сыновей малышки Набу.

Гриоты, славя детей малышки Набу, скажут: «Кровь вернулась к своему источнику».

Твоими сыновьями пренебрегли. Мать Мавдо не хотела узнавать свои черты в сыновьях дочери ювелира. И потом, разве у дочери ювелира может быть достоинство и честь? Наверно, она сомневалась даже в том, есть ли у тебя тело и сердце? Увы! Многие думают, что дочь ювелира не способна чувствовать, не способна горевать...

Мавдо не гнал тебя. Он выполнял свой долг перед матерью, но и с тобой он не хотел расставаться. Малышка Набу продолжала жить у его матери. Каждую третью ночь он отправлялся проведать свою новую супругу, «чтобы мать не умерла», чтобы «выполнить свой долг». При этом он утверждал, что любит только тебя.

Насколько же ты оказалась выше тех, кто покусился на твое счастье!

Многие советовали тебе смириться: «Зачем рубить дерево, которое приносит плоды?»

Другие запугивали тебя, били по самому больному месту: «Мальчики не смогут встать па ноги без отца».

Ты презрела все советы и угрозы.

Прописные истины, перед которыми склоняла голову не одна взбунтовавшаяся супруга, на сей раз не подействовали. Ты не испугалась, ты решилась на разрыв и ушла из дома вместе с четырьмя сыновьями, оставив на вашей бывшей супружеской постели письмо к Мавдо, которое я помню наизусть:


Мавдо!

Принцы жертвуют своими чувствами во имя долга. Простолюдины склоняют головы и безмолвно сносят оскорбления.

Таков закон, по которому живет наше общество, бессмысленно расколотое пополам. Но я не подчинюсь. Я не сменю наше счастье на то, что ты предлагаешь мне сегодня. Ты отделяешь настоящую любовь от плотского влечения. А я считаю, что слияние тел невозможно без слияния сердец.

Если ты способен производить детей без любви в угоду стареющей матери, я презираю тебя. Ты упал с того пьедестала, куда вознесло тебя мое уважение. Ты уверяешь меня, что я «твоя жизнь, любовь, суженая», а малышку Набу ты «терпишь поневоле» — таких оправданий я не принимаю.

Мавдо, человек не может разорваться: величие и низость перемешаны в нем. Они проявляются и в каждом его поступке.

Я отказываюсь от твоей любви и твоего имени и продолжаю свой путь в одеянии достоинства.

Прощай!

Аиссату.


Ты ушла. У тебя хватило смелости самой распорядиться своей судьбою. Ты сняла дом и поселилась в нем. И вместо того, чтоб оглядываться назад, бесстрашно смотрела вперед. Ты поставила перед собой трудную цель; и тебя спасла не я, не мои утешения — тебя спасли книги. Они стали твоим прибежищем, твоей опорой.

Удивительным могуществом обладают книги, это чудесное изобретение человеческого гения. Знаки образуют звуки, звуки — слово, сцепление слов рождает мысль, идею, историю, науку, жизнь. В них — связь поколений, цивилизаций. В них — возможность отдать людям всего себя и одновременно столько получить от других. В книгах человечество черпает стимул для движения вперед. Они дали тебе то, в чем отказало общество, помогли обрести себя. Успешно сдав экзамены, ты уехала во Францию. Там ты окончила школу переводчиков, и тебя послали в Соединенные Штаты Америки, в Сенегальское посольство. У тебя большая зарплата. Судя по твоим письмам, на душе у тебя спокойно, ты решительно отвергла всех искателей мимолетных радостей и любителей легких приключений.

А что Мавдо? Он возвратился в «отчий дом». Родственники из Диакао часто наведываются к нему в гости, навещают малышку Набу. Конечно, Мавдо прекрасно понимает, что смешно даже сравнивать малышку Набу и тебя, такую красивую, ласковую, тебя, которая так нежно и бескорыстно любила его, которая во всем была верной подругой: утирала пот с его лба, находила слова утешения.

Мавдо горько жаловался:

— Я выбит из колен. Нельзя изменить привычки взрослого человека. Я ищу рубашки и брюки на прежних местах, а там — пустота.

Но я не жалела Мавдо.

— Я устал от родственников. Мне негде отдохнуть. Малышка Набу отдает гостям мою еду и одежду.

Я не слушала Мавдо.

— Тебя вчера видели с Аиссату. Это правда? Она здесь? Как она? Как мои сыновья?

Я не отвечала Мавдо.

Он продолжал оставаться для меня загадкой, а вместе с ним и все другие мужчины. Мавдо действительно был потрясен. Его грусть была искренней. Когда он говорил о тебе, у него менялся голос. Но хотя он был в отчаянии и искренне клял свой новый дом, свою жизнь, у малышки Набу время от времени все же вырастал живот. Она уже родила двоих мальчиков.

Когда я напоминала ему об этом очевидном факте, лицо его искажалось от злости. Он смотрел на меня испепеляющим взглядом:

— Не строй из себя дуру. Жить в одном доме с женщиной, постоянно с ней общаться — пи один мужчина тут не устоит.

И добавлял для убедительности:

— Я видел фильм, в котором люди, уцелевшие после авиационной катастрофы, выжили, питаясь погибшими. Вот какова сила инстинктов, скрытых в человеке, инстинктов, которые управляют им, порой вопреки его воле. Тебе надо освободиться от чрезмерной чувствительности. Принимай реальность с ее грубостью и уродством. Мужчина не может обходиться без питья и еды. Не может он обойтись и без самки. Я нарочно употребляю именно это слово, чтобы подчеркнуть животную природу инстинктов... Каждая женщина должна понять это раз и навсегда, простить и не страдать из-за таких измен. Самое главное — это то, что вот здесь, в сердце, только это определяет союз двух людей... (И он ударил себя кулаком в грудь.) Я загнан в тупик, лишен возможности сопротивляться, потому и кормлюсь тем, что могу достать рукой. Это некрасиво звучит, но это так. Это правда, а правда глаза колет.

Чтобы оправдаться, он низводил малышку Набу до уровня блюда. Оказывается, мужчины обманывают жен, чтобы разнообразить свое меню.

Мне было противно его слушать. Он просил у меня понимания. А что тут было понимать? Что инстинкты сильнее его? Что он имел право на измену? Что стремление к переменам закономерно? И это л должна была понимать?..

Как ты была спокойна в свой последний приезд к нам и как я завидовала тебе! Твое лицо совершенно прояснилось — страдание не оставило па нем следов. Несмотря на зловещие предсказания, твои сыновья росли благополучно. Ты не спрашивала про Мавдо. Ты словно раздавила каблуком свое прошлое. И я завидовала тебе, повинной жертве несправедливости, смелой пионерке новой жизни.


предыдущая глава | Такое длинное письмо | cледующая глава