home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16. Слепни и златоглазики

 Довольно крупный слепень сидел на листьях гинкго, пока первые лучи утреннего солнца подсушивали покрытые бурыми пятнышками мембраны его новых крыльев. Всего лишь несколько дней назад это насекомое было белой безногой личинкой, ползающей по болоту на берегах обширной лагуны и высасывающей жизненные соки из любого злополучного беспозвоночного, которое она могла одолеть. Теперь начиналась вторая стадия её жизни. Крупные глаза с радужным блеском, оглядывающие окружающий пейзаж, вызывали ощущение красоты и невинности, но маскировали довольно зловещую страсть – жажду крови позвоночных животных. Многочисленные линзы в глазах внезапно уловили движения самки игуанодона, кормящейся папоротниками на краю болота. Слепень немедленно взвился в воздух и полетел прямо к динозавру. Избегая прямого контакта в первые моменты, голодная муха кружилась вокруг головы животного, отыскивая в это время место для безопасной посадки. Затем траектория полёта изменилась, круги становились всё меньше и меньше, пока насекомое не село почти неощутимо на плечо крупного позвоночного. Выставив свои ротовые органы, муха прорезала глубокое отверстие в коже жертвы. Жгучая боль мгновенно заставила травоядное прекратить кормиться и повернуть голову. Но она не могла дотянуться до источника раздражения, а подёргивание кожи не смогло согнать муху. Сколько бы она ни встряхивалась, это не могло потревожить этого непреклонного хищника, и вскоре кровяная жидкость засочилась между выпуклыми чешуями, а брюшко насекомого в это время стало приобретать тёмно-красный оттенок. Запах свежей крови привлёк некусающихся мух, которые охотно вкусили эту даровую трапезу из концентрированного белка.

Затем, почти такой же тихий, как посадка слепня, из воды показался первый признак ещё более зловещей опасности: два выпуклых глаза и пара ноздрей, замаскированные множеством пузырьков и маленьких водоворотов, окружающих их. Но когда второй слепень укусил её в заднюю ногу, раздражённая самка динозавра отбросила всякую осторожность и с плеском ринулась в солоноватые воды, чтобы согнать с себя незваных гостей. Хотя окунание в воду, согнало, наконец, муху с её ноги, она погрузилась в воду глубже, чем обычно отваживалась делать. Нападение спрятавшегося гигантского крокодила было быстрым и смертельным. Словно тиски, зубы сжались на бедре молодой самки игуанодона, и беспомощное животное было утянуто в более глубокие воды. Если бы слепни не изводили животное, тем самым изменив её поведение, в норме очень осторожное, жизнь игуанодона могла бы сложиться совсем иначе.

Слепни и их более мелкие родичи златоглазики, представители семейства Tabanidae, были широко распространены на протяжении всей меловой эпохи, а поскольку сейчас они кормятся на холодно- и теплокровных животных210-213, они явно пили кровь у динозавров (рис. 22). Их болезненные укусы и назойливое поведение могли бы очень сильно раздражать огромных рептилий – так же, как они изводят в наше время многих животных, от пресмыкающихся до людей. Известны как минимум четыре вида слепней, нападающие на крокодилов и анаконд на Амазонке214. Нападение начинается с того, что мухи быстро вьются вокруг жертвы, прежде чем совершить посадку. Пир начинается, как только они садятся, и у каждого вида, по всей видимости, имеется предпочитаемый участок тела для кормления, будь то на голове, или на спине.

Боль от наносимых ран явно невыносима, поскольку кайманы приходят в чрезвычайное возбуждение и взмахивают хвостами в тщетных попытках избавиться от паразитов. Поскольку эти действия обычно заканчиваются безрезультатно, рептилиям остаётся лишь нырять в воду – к этой же мере обращаются подвергшиеся нападению анаконды. Хотя это даёт некоторое временное облегчение, насекомые просто ждут поблизости, пока рептилии всплывут, после чего возобновляют нападение. Даже когда жертвы частично погружаются в воду, кровососы будут нападать на любые выставленные из воды части тела. Можно задаться вопросом: а могли ли многие из крупных зауропод, которых изображают кормящимися в воде, выработать такое поведение, чтобы уберечь от кусающихся двукрылых нижнюю сторону тела?

Черепахи, в том числе крупные наземные черепахи Галапагосских островов, также становятся жертвами слепней215. Похоже, мухи знают, когда кожистые черепахи собираются выходить из моря, чтобы откладывать яйца. По крайней мере, шесть видов табанид кормятся на морских черепахах в Суринаме и Французской Гвиане, атакуя каждую вновь выходящую на берег особь в шею, плечи и лапы с восхода солнца до заката216. Пресноводные виды аналогичным образом подвергаются разбойничьим нападениям в летние месяцы, и ещё, усугубляя причиняемый вред, эти мухи также переносят черепашью малярию217. Возможно, самые уязвимые животные – это млекопитающие. Не только человек, но также и его домашние животные могут быть жестоко искусаны этими назойливыми существами. Одно только питание интенсивностью от умеренной до сильной может закончиться потерей веса у крупного рогатого скота на откорме, уменьшением производства молока у молочных коров и повреждением шкур (для производства кожаных изделий) из-за образующихся при этом крупных проколов.

Табаниды заражают своих жертв патогенами простым и прямым методом под названием «механический перенос». Микробы, оказавшиеся на ротовых органах мух после кормления на больных животных, впоследствии передаются через раны здоровому животному. Ротовые органы работают как ножницы, которые опускали в раствор, полный микробов. Используя этот простой метод, они способны передавать вирусы, риккетсий, бактерий и простейших множеству разных животных. Среди передаваемых патогенов – бактерии сибирской язвы, спирохеты вроде тех, что вызывают болезнь Лайма, а также вирусы, вызывающие лейкемию и холеру218. Этот способ передачи, вероятно, как раз такой, каким патогены изначально распространялись насекомыми среди позвоночных.

Если ротовые органы слепня были загрязнены бактериями с его последнего приёма пищи, и несколько клеток попало в рану, они могли бы начать размножаться в кровеносном русле динозавра. Смогла бы инфекция продолжить распространение, вызвав в итоге смертельную септицемию, или же нет, зависело бы от природы бактерий и состояния здоровья животного и его иммунной системы.

Единственные паразиты, которых переносят табаниды, и которые действительно развиваются внутри мухи – это нематоды-филярии. Лоаоз, болезнь, способная ослабить здоровье людей и обезьян в Африке, является лишь одной из них. Взрослые черви живут под кожей вблизи головы жертвы, иногда заходя под конъюнктиву глаза, из-за чего они стали известными как «глазные черви». Другие нематоды-филярии живут в сердце и кровеносных сосудах европейского и американского лося, закупоривая их артерии и вызывая слепоту и даже смерть173,218.

Так кровопийцы могли оставить крошечных паразитических нематод в ранах у динозавров. Со временем круглые черви могли бы развиваться, размножаться и выращивать своё потомство в тканях игуанодонов и других видов. Они, вероятно, не убили бы своего хозяина, но стали бы ещё одним физическим бременем, которое динозавры должны были нести в течение всей своей жизни.

Так что молодой игуанодон мог не только нести на себе шрамы, оставленные слепнями, но также мог быть заражён каким-то количеством болезнетворных организмов, которых они распространяли. Большинство меловых динозавров было бы превосходной добычей, особенно крупные, медлительные зауроподы, у которых не было никакой реальной защиты от кусающихся двукрылых. А поскольку табаниды – хорошие летуны, в меловой период они, вероятно, населяли такой же широкий диапазон местообитаний, как и в наше время218.


15. Мошки | Кто кусал динозавров? | 17. Блохи и вши