home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Активный поиск

Практически не приходится сомневаться в том, что насекомые представляют собой важный компонент пищевой цепочки мелового периода. Будучи консументами первого порядка, насекомые наверняка служили источником энергии для множества мелких животных, которые, в свою очередь, использовались в пищу более крупными животными, и так далее. Насекомые обеспечивали легко доступный источник крайне необходимого белка для недавно вылупившихся из яйца детёнышей динозавров выводкового типа, которые не получали питания от родителей.

Мы полагаем, что, если не все, то многие молодые динозавры питались насекомыми. Насколько долго сохранялась у них эта зависимость, определить невозможно. Много видов крупных современных млекопитающих, в том числе люди, используют насекомых в пищу как случайное, или даже как регулярное дополнение к рациону. Некоторых из этих животных едва ли можно считать миниатюрными, когда медведи достигают веса в 800 фунтов, а свиньи – в 500 с лишним фунтов. Из этого следует, что динозавры подобного размера также включали насекомых в свой рацион независимо от того, были они плотоядными или травоядными. Важность насекомых и других беспозвоночных для любой пищевой сети трудно переоценить. Их часто забывают или отбрасывают из-за их размеров, но они составляют более половины всей биоты, и без них разрушилась бы значительная часть пищевой цепочки.

Активный поиск насекомых динозаврами, возможно, происходил во множестве местообитаний. После гроз некоторые из них, вероятно, расхватывали сброшенных на землю жуков-листоедов и личинок молей, которые очищали от листвы разные растения. Можно легко представить себе, как длинные подвижные языки слизывают щитовок с веточек, и молодняк динозавров мог бы даже лакомиться сладкими выделениями, производимыми этими крохотными насекомыми, словно дети получают удовольствие от сладких конфет.

Круглый год животные-подростки постоянно высматривали крупных членистоногих. Листогрызущие насекомые на папоротниках, хвойных и покрытосеменных служили лёгкой закуской, но здоровенные бескрылые палочники, огромные тараканы и гигантские хищники-богомолы представляли собой пищу получше. Конечно же, самыми многочисленными среди них были тараканы (цветная вкладка 6D), которые водились под камнями, в мусоре, вокруг куч навоза, на мёртвых животных и под ними, а также лазили по стволам деревьев. Их связь с мёртвыми животными и навозом также сделала их важными переносчиками таких паразитов динозавров, как простейшие и глисты, обитающие в желудке135. Крупные прямокрылые разного типа также были доступны для поедания и были, несомненно, превосходной пищей. Среди них были сверчки, кобылки, эумастациды, элканиды, веты и горные сверчки, или хаглиды. Последние кормились высоко на деревьях по ночам и добывать их было нелёгкой задачей для всех едоков, кроме древесных хищников. Одни из немногих оставшихся в мире представителей этого семейства кормятся на мужских шишках хвойных136. Самцы поют, чтобы обнаружить партнёров для размножения, но в меловой период их любовные песни, возможно, привлекали голодных динозавров.

Сверчки и кузнечики (цветные вкладки 4A, 4B, 8A) могли представлять собой лакомые кусочки на протяжении всего мелового периода – их можно было искать на кормовых участках среди хвои хвойных деревьев, или же собирать с поверхности водоёмов, когда ветер сдувал их во время прыжка. Некоторые из меловых элканид50, напоминающих кузнечиков, в определённые времена года, вероятно, образовывали плотные популяции, полностью очищая растения от листвы (цветная вкладка 8A). Велика вероятность того, что они образовывали стаи – так же, как в наши дни делает саранча. Когда популяции достигали максимальной численности, различные динозавры, а также другие позвоночные и беспозвоночные хищники разыскивали их грандиозные орды.

Искать медведок в почве, а вету и других гигантских сверчков[18] возле основания стволов древовидных папоротников, саговников, пальм и бамбука – такая задача бросает вызов способностям насекомоядных динозавров, но в настоящее время многие птицы и ящерицы успешно справляются с ней. А динозавры, которые научились раздирать стебли растений, могли отобедать крупными сочными личинками жуков и молей.

Некоторый орнитомимиды и даже троодоны, возможно, собирали личинок водных насекомых, переворачивая камни в ручьях или оглядывая покрытое отложениями дно прудов. Отдельные лакомые кусочки вроде нимф подёнок, веснянок и стрекоз, особенно когда они выползают из своего дома в воде, чтобы шагнуть в наземный мир, представляют собой превосходную пищу. Точно так же, как люди собирают и едят личинок ручейников137, динозавры могли заниматься этим же самым миллионы лет назад (цветная вкладка 7C).

Пруды снабжали закуской вроде гигантских водяных клопов и крупных водяных жуков, хотя могли бы сгодиться даже более мелкие клопы-гладыши и гребляки, если собрать их в достаточном количестве. Можно было неплохо перекусить разнокрылыми и равнокрылыми стрекозами, схваченными с кончиков стеблей камышей или, возможно, сбитыми в воздухе – в зависимости от индивидуальной быстроты и ловкости охотников. В некоторые времена года большие рои мошек и перистоусых комаров (Chaoboridae) собирались над озёрами и прудами, спариваясь и откладывая яйца, и в течение нескольких дней их тела накапливались вдоль берегов слоем толщиной в несколько дюймов. Даже если динозавры должны были рискнуть и пройти по вязкой грязи, чтобы собрать их, огромное количество этих крохотных насекомых явно оправдывало такие усилия. По краям болота росли ситниковые с листьями, покрытыми галлами, содержащими внутри популяции листоблошек (Psyllidae). Эти конкретные экземпляры ситника могли бы выбрать для поедания молодые ящеротазовые динозавры, которые до этого уже успели полакомиться клубнями и корневищами осок, поражёнными личинками молей и долгоносиков.

Если бродить от одного кормового участка к другому, всегда была вероятность встретить крупного паука или скорпиона. Эти паукообразные были бы таким же деликатесом, каким они являются в некоторых человеческих обществах137,138. Сложно сказать, могло ли жало скорпиона охладить пыл кого-либо из динозавров, но современные птицы и млекопитающие, похоже, не испытывают никаких трудностей, поедая их.

В определённые сезоны многие насекомые собираются для спаривания или расселения, и их легко ловить. Так, хрущи, периодически роящиеся вокруг гибнущих деревьев гинкго, клопы-щитники, скапливающиеся на ветвях хвойных деревьев, и даже прыгунчики[19] (цветная вкладка 7B), собирающиеся среди крупных досковидных корней деревьев, вероятно, были желанны, возможно, даже ожидаемы динозаврами, а затем жадно пожирались ими.

Периодические появления цикад, несомненно, привлекали внимание некоторых динозавров, когда их бурые личинки медленно ползли по стволам деревьев, или когда они трепетали своими крыльями, подсушивая их после сбрасывания тусклой шкурки. О присутствии этих довольно крупных насекомых, вне всяких сомнений, становилось известно всем, как только они начинали свой оглушительный скрежет. В это время, вероятно, ловкие динозавры схватывали их, ещё голосящих, с ветвей деревьев. Калории, которые эти насекомые накапливали за годы питания на корнях растений, обеспечивали хищников хорошим источником энергии.

Насекомые, которые достаточно быстро размножаются на листве растений, могут образовывать популяции с достаточно высокой численностью, чтобы их можно было использовать в качестве пищи. Одну из таких групп составляют фонарницевые[20] (цветные вкладки 2A, 2B). Эти насекомые, обычно мелкие, часто красивой окраски и необычной формы, питаются соками растений и вместе с пенницами и цикадками, возможно, добавляли некоторое разнообразие к рациону мелких насекомоядных динозавров.

Внезапное появление тысяч мерцающих пятнышек в небе сигнализирует о времени появления миллионов крылатых термитов. В различных культурах люди отмечают появление этих насекомых, и они, естественно, привлекали внимание динозавров. Термиты дают хорошую пищу, легко собираемую за короткое время. Опыт в употреблении термитов в пищу появился у меня, когда несколько лет назад я работал в Буркина-Фасо над проектом, финансируемым Всемирной Организацией Здравоохранения. Сильный ливень барабанил по жестяной крыше нашего жилища около десяти минут, а затем прекратился. Выйдя на улицу, чтобы подышать освежающим прохладным воздухом, который был после ливня, я с удивлением обнаружил тысячи крупных крылатых термитов, взлетающих буквально с каждого квадратного фута почвы везде, куда я только мог посмотреть. Повар уже таскал в одной руке ведро воды и с энтузиазмом хватал другой рукой трепещущих термитов. Когда ладонь была полна, быстрое движение запястья погружало беспомощных пленников в воду. Собрав нескольких сотен насекомых, повар обработал их, оторвав крылья от тел, и бросил всё ещё шевелящихся существ в кастрюлю с кипящей водой. Все люди из лагеря расселись вокруг и начали совать руки в общий котёл, вытаскивать плавающие мягкие тела из маслянистой воды и запихивать их себе в рот. Я некоторое время смотрел на замасленное насекомое, которое держал в руке, спрашивая себя о том, не могли ли симбионты из их кишечника образовать жароустойчивые стадии, и решил, что в действительности предпочёл бы их в жареном виде, но другие ели их с явным удовольствием.

Свидетельства летописи окаменелостей подтверждают, что термиты существовали на протяжении всего мелового периода (цветная вкладка 7A). Те разгульные пиршества, возможность которых они предоставляли динозаврам, появляясь на поверхности, длились всего лишь по несколько часов и были периодическими событиями, случавшимися лишь несколько раз за весь год. Как же динозавры извлекали пользу из этих общественных насекомых в иное время? Многие типы троодонов, вероятно, пользовались своими крупными изогнутыми когтями, чтобы проламывать затвердевшие стены термитников. Их узкие морды хорошо подходили для того, чтобы просовывать их в проломленный термитник и схватывать мягкотелых рабочих особей. Приложив ещё немного дополнительных усилий, они смогли бы добраться до королевской камеры и найти самое желанное лакомство из всех – крупную царицу, настолько туго набитую богатыми белком яйцами, что она не способна двигаться. Конечно, термиты-солдаты не собирались бездействовать, когда в их жилище вторгался чужак, и они бросятся вперёд, чтобы вонзить свои огромные жвалы в губы мародёров. Те хищники, которым не хватало сил вломиться в термитник, могли просто ждать возле проломов, когда рабочие особи начнут свои ежедневные труды, а затем поедать их.

Мы можем предполагать, что динозавры также ели муравьёв, которые существовали, как минимум, с середины мела (цветные вкладки 6A, 6B, 6C). Хотя их царицы не намного крупнее, чем рабочие особи, они содержат в себе мешочек концентрированных белков, и вероятно, что их поедали, когда они выползали из старого гнезда или искали новые места для основания гнёзд. В те времена некоторые из муравьёв могли устраивать гнёзда внутри живых или упавших и частично разрушенных деревьев. Те дромеозавры, которые предпочитали яйца, личинок или куколок муравьёв, должны были лишь разрушать гнёзда, чтобы добраться до их потомства. Если некоторые меловые муравьи жили в климатических условиях для которых характерен относительно длительный сухой период, хищники могли бы соблазниться ещё одним деликатесом, известным как муравьи-бочки, которые скрывались внутри гнезда. Раздутые тела этих рабочих особей служили в качестве вместилищ для сладкого материала, собранного фуражирами. В наши дни австралийские аборигены139, а также многочисленные птицы и млекопитающие затрачивают целые часы, выкапывая медовых муравьёв из их подземных жилищ.

Хотя у нас пока нет никаких свидетельств того, что муравьи мелового периода использовали этот метод хранения пищи, в это время существовали тли и кокциды, выделяющие медвяную росу. Помимо немногочисленных цветов, значительная часть сахара, вероятно, поступала из выделений щитовок и тлей – представителей группы насекомых, которые в изобилии встречались на протяжении всего мела. Многие из этих маленьких сахарных заводов превращают соки растения в привлекательные продукты обмена веществ, которые предпочитают использовать в пищу многие из ныне живущих муравьёв. И они настолько важны для муравьиной колонии, что, когда новые царицы покидают свой дом в поисках нового крова, они часто забирают с собой одну из секретирующих сахар щитовок, чтобы гарантировать снабжение пищей своего потомства. И возникает вопрос: любили ли динозавры сладкое, как птицы и ящерицы в наше время56, и, если да, то получали ли они удовольствие, добыв из насекомых немного сахара вместе с белковой пищей?

Разграбление муравьиных гнёзд было занятием, не лишённым сопряжённых с этим проблем с тех самых пор, как рабочие муравьи мелового периода обзавелись большим мощным жалом, которое, возможно, вводило болезненные яды, и они никогда не колебались, чтобы воспользоваться ими против кого-то, угрожающего их домам, в том числе против динозавров. Так что грабителям приходилось время от времени прерывать свои поиски пищи, чтобы смахнуть их с себя. Возможно, это раздражение действовало как средство устрашения и побуждало некоторых грабителей в скором времени решить, что терпеть такие страдания ради того, чтобы раздобыть чуть-чуть сочных муравьиных личинок, явно не стоит. Но, если несколько уколов жал не имели такого уж большого значения, то насекомоядные динозавры, предпочитающие поедать муравьёв, вероятно, просто вставали на муравейник и поедали его защитников, выбегающих из гнезда и массами собирающихся на их ногах. В тех случаях, когда муравьи жили на деревьях, рабочих особей, несомненно, схватывали прямо с листьев, веток и коры.

А как же пчёлы? Когда мы думаем о пчёлах, мы думаем об общественных пчёлах, запасающих мёд, который так привлекает нас. Однако же огромное большинство видов пчёл – одиночные, как Melittosphex, и всего лишь запасают смесь пыльцы и нектара для своих личинок, а этого слишком уж мало, чтобы заинтересовать большинство позвоночных. Хотя сообщения о медоносных общественных пчёлах мелового периода ещё не подтверждены, примитивные безжалые общественные пчёлы, подобные тем, которые водятся в наши дни в тропиках, возможно, появились в позднем мелу, когда покрытосеменные растения уже занимали более заметное место в природе. Если эти небольшие пчёлы были распространены в природе, их прилёт и вылет из гнезда, весьма вероятно, замечались, и динозавры, возможно, даже следовали за рабочими особями, которые собирали и несли пыльцу в свои гнёзда, или же обнаруживали маленьких пчёл, забирающихся внутрь и вылезающих наружу через смазанные воском крохотные отверстия в стволах мёртвых стоячих деревьев или в земле. Хотя гнёзда, расположенные на вершинах деревьев, были вне досягаемости, те из них, что находились в основании ствола или в почве, были доступны для разграбления. Некоторые осторожные особи, возможно, засекали слабый гул, который издают эти пчёлы, и должны были лишь покопаться, чтобы найти заполненные мёдом ячейки сот в подземных гнёздах.

Обнаружив места нахождения расплода, динозавры могли бы получить в награду множество съедобных радостей, в том числе большие восковые ячейки, содержащие пыльцу, нектар и мёд, а также меньшие по размеру, с яйцами, личинками и куколками. Эту смесь воска, сахаристого вещества и насекомых, вероятно, глотали очень быстро. Хотя у этих маленьких пчёл не было функциональных жал, они всё равно целым роем вылетали из своего гнезда, чтобы напасть на незваных гостей. Их основным орудием защиты были жвалы, и хотя они были мельче домовой мухи, они ползали по мордам грабителей, залезая им в ушные отверстия, ноздри и рты. Кроме укусов в места, покрытые слизистыми оболочками, некоторые из рабочих особей могли замазывать глаза своих противников зеленоватым воскоподобным материалом, ухудшая их зрение и заставляя их останавливаться и протирать свои глаза. Поскольку их жидкий тёмно-коричневый мед часто хранится вместе с более старыми запасами, которые подверглись ферментации и стали липкими137, по окончании трапезы динозавры-грабители, должно быть, испускали сильное зловоние.

Кроме поиска гнёзд муравьёв, термитов или пчёл в старых стволах, динозавры наверняка разламывали на куски гниющие брёвна, чтобы собирать крупных сочных личинок жуков-рогачей, узконадкрылок и усачей – так же, как мы наблюдаем в наши дни у ворон, которые пользуются клювами, чтобы разламывать брёвна и добывать такую пищу. И пока они обследовали разломанные брёвна, в качестве источника пищи несомненно использовались личинки некоторых более мелких жуков вроде щелкунов, шипоносок (цветная вкладка 5D), пассалид и златок.

Все динозавры могли поедать насекомых на той или иной стадии своего индивидуального развития, особенно когда росли. Мы можем предполагать, что те динозавры, которые во взрослом состоянии были главным образом растительноядными, пассивно потребляли большое количество насекомых вместе с кормовыми растениями, тогда как пожиратели насекомых и даже некоторые более крупные плотоядные виды постоянно питались ими на протяжении всей своей жизни.


Пассивное поедание | Кто кусал динозавров? | 11. Пожирающие динозавров