home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Золотая клетка для рабынь: жизнь за пологом тайны

Гарем («харем» происходит от арабского «харам» – «запретное») – это не просто огороженное место, где жили в заключении мусульманские женщины. Раньше он назывался «дарюсааде» – дом счастья. Это институт посвящений, похожий на христианский монастырь, где девушки получают новое имя, обучаются религиозному почитанию и абсолютному подчинению. Эзотерический символизм суфиев, в соединении с явной эротической направленностью ритуалов, скрывает религиозное служение. Какие тайны хранили гаремы, где женщины должны были реализовать себя ценой отказа от себя же?

Из разговора французского писателя и путешественника Жерара де Нерваля с аравийским шейхом:

– Устроен гарем как обычно... несколько маленьких комнатушек вокруг больших залов. Всюду диваны, и единственный предмет мебели – это низкие столики с черепаховым покрытием. Маленькие ниши в закрытых панелями стенах уставлены курительными приборами, вазами с цветами и кофейной посудой. Единственное, чего в гареме не хватает, даже в самом богатом, это кровати.

– А где все эти женщины и их рабыни спят?

– На диванах.

– Но там же нет одеял.

– Они спят одетыми. И на зиму тут есть еще шерстяные и шелковые покрывала.

– Прекрасно, а где же место мужа?

– О, муж спит в своей комнате, женщины в своих, а одалиски – на диванах в больших комнатах. Если на диване с подушками спать неудобно, посреди комнаты кладут матрасы и спят на них.

– Прямо в одежде?

– Всегда в одежде, правда, в самой легкой: шаровары, жилет и халат. Закон запрещает как мужчине, так и женщине обнажать друг перед другом что-либо ниже шеи.

– Могу понять, – сказал я, – что муж может не захотеть провести ночь в комнате, где вокруг него спят одетые женщины, и он готов спать в другом помещении. Но если он пару-тройку этих дам берет с собой в постель...

– Пару-тройку! – возмутился шейх. – Только скоты могут позволить себе такое! Боже праведный! Да разве есть в целом свете хоть одна женщина, пусть даже неверная, которая согласится разделить с кем-то свое ложе чести? Неужели такое творят в Европе?

– Нет, в Европе такого не увидишь; но у христиан одна жена, и там полагают, что турки, имея нескольких жен, живут с ними, как с одной.

– Если бы мусульмане были так развращены, как представляют себе христиане, жены тут же потребовали бы развод, даже рабыни были бы вправе уйти от них.

В строгом смысле слова, гарем – это помещение, специально предназначенное для проживания женщин и расположенное внутри дворца или любого другого большого здания. Мусульманское жилище традиционно делится на две совершенно разные части: «селамик», мужская половина, и «гаренлик», участок, где женщины обречены провести всю свою жизнь. «Гарем» значит иногда «сакральный» или «границы которого ненарушимы». В это место запрещен проход лицам противоположного пола, кроме евнухов и самого властелина, хозяина дома.

Пересечение порога гарема неизбежно влекло за собой потерю нарушителем головы. Жизнь мусульманских женщин проходила только здесь, в то время как мужчины спокойно фланировалит по улицам, иногда работали, ходили друг к другу в гости или просто болтали на главной площади. Женщина оставалась не известной практически никому, за исключением ближайших друзей своего мужа. Она – управительница и хозяйка дома. Но внутри гарема она делит жизнь с другими женщинами такого же положения, или служанками и даже рабынями. И там создается пирамидальная иерархическая структура, на вершине которой стоит первая жена, которая родила мужу сына-наследника. Здесь женщины пьют, курят, спят, встречают подруг, поют, танцуют, занимаются мелкими ручными работами и, кроме всего, скрупулезно следуют предписаниям мусульманской религии.

Первым европейцем, увидевшем гарем изнутри, был Томас Даллан, посланный в Константинополь в 1599 г. для настройки органа, который испанская королева Изабелла за сто лет до этого подарила султану. Турецкий владыка был так разгневан невежеством своих подданных, никто из которых не умел играть на этом инструменте, что проявил к Даллану большое расположение и предложил ему двух своих наложниц. Для этого он привел его во дворец, а сам остался снаружи, желая подстегнуть интерес европейца к женщинам в гареме. Британец описывает свой опыт весьма живо: «Когда я подошел ближе, то заметил, что наружная стена очень широка, но через решетку можно видеть примерно тридцать наложниц Великого Владыки, которые играли в мяч. На первый взгляд я принял их за мальчиков, но потом увидел, что их волосы ниспадают на плечи косичками, в которые вплетены связки жемчужинок, и некоторые другие признаки, по которым понял, что передо мной женщины. На голове они не носили ничего, кроме золотой шапочки, на некоторых были краги, другие ходили с голыми ногами, с золотыми сережками на браслетах у щиколоток; иные носили бархатные туфельки сантиметров восьми высотой». Даллан решил бежать из города, прежде чем султан опомнится – он боялся, что посещение гарема будет стоить ему жизни.

Из книги Б.Р. Рэдмена «Развлечения арабских ночей»:

Это мир, где чувства будоражат вид, звуки, запахи, цветы, фрукты и драгоценности, вино и сладости, податливая и прекрасная плоть, будь то мужская или женская. Это мир возвышенных, любовных встреч... Любовь здесь выглядывает из каждого завешенного окна; всякий взгляд из-под чадры сулит волнующее свидание; и руки слуги подают надушенную записку, дарующую скорую встречу... Это мир, где нет такого безумия, какого было бы нельзя осуществить, где день грядущий не похож на день прошедший. Это мир, где обезьяна может позавидовать ловкости человека, где простой мясник способен завоевать руку дочери короля; здесь дворцы построены из алмазов, а троны высечены из монолитного рубина. В этом мире удручающе строгие правила повседневной жизни величественным жестом отставлены в сторону, ответственность каждой личности, в них заключенная, восхитительно отсутствует. Это мир легендарного Дамаска, манящего Каира, непревзойденного Константинополя... Короче говоря, это мир вечной сказки, и нет возможности уйти от его чар.

Наложницы попадали в гарем с рынка рабов в Константинополе. Большинство из них, захваченные в плен в других странах еще девушками, обучались «хорошему поведению», игре на музыкальных инструментах и танцам, а потом преподносились султану в дар. Попав в его гарем, они принимали ислам после произнесения простой традиционной арабской фразы: «Ла иллахе илла алла, мохамет расул алла», то есть: «Нет бога кроме аллаха, и Магомет – пророк его».

Другой путешественник эпохи Возрождения, венецианец Оттавиано Бон, так описывает гарем: «В своем жилище женщины проживают как монашки в монастыре». И чуть позже прибавляет: «Девушки разрывают все прежние связи раз и навсегда, как только заходят в сераль. Они получают новые имена».

Эти два свидетельства кажутся весьма значительными: появление девушки в гареме и ее проживание там были связаны с религиозные ритуалами. Как известно, ислам не знает монашества – ни для мужчин, ни для женщин; однако гарем почти равен католическому женскому монастырю по своему значению. Женщины получают посвящение новым именем, еще они должны оставить всю прежнюю жизнь, для того чтобы быть принятой в гарем, и еще они должны сохранить свою девственность.

Так же как мужчина-мусульманин реализовал самого себя в благочестивых размышлениях-медитациях, в священной войне или освященной работе, женщины реализовались отказом от самих себя и исполнением своего материнского и супружеского долга. В случае гарема наложницы должны были почитать своего господина как сверхчеловеческое существо и подчиняться ему абсолютно. Обычай, например, вынуждал наложницу, которая была выбрана провести ночь с господином, входить в его частные покои наряженной в праздничные одежды и с великой покорностью. Символом ее смирения служило то, что она сама должна была сбросить рубашку, взойти на ложе со стороны ног и ждать там своего любовника.

Число захваченных в плен рабынь в гареме было весьма высоко, и наряду с изоляцией их жизни и строгим соблюдением режима, а также почти фанатичным почитанием своего господина, это давало какому-то проценту женщин надежду на освобождение. Поэтому каждая наложница старалась как могла ублажить господина.

Одно время султаны держали рабынь в гареме, но женились только на дочерях христианских монархов из соседних стран. Однако эта традиция была нарушена после Баязида II, и гарем стал тем местом, откуда могли выбирать жен для султана. За исключением немногих султанов, почти все они соблюдали эту традицию и женились на выбранных невольницах. Когда Мехмед Завоеватель овладел Константинополем в 1453 г., то он украсил город многими произведениями искусства. Он построил дворец на площади Баязида, как до этого строились дворцы в старых столицах Османского государства Брусе (Бурсе) и Адрианополе (Эдирне). Этот дворец использовался некоторое время, но вскоре, поскольку потребовалось большое помещение, по приказу султана Мехмеда Завоевателя был построен дворец Топкапы.

Вначале гарем состоял из нескольких зданий около «золотой дороги». В результате строительства нового дворца и дополнительных зданий с течением времени образовался огромный конгломерат построек. Этот новый дворец стал местом, где решались государственные дела и где по пятницам проходила в мечеть процессия султана, приветствовавшего окружающий народ. Старый же дворец использовался как гарем. Хотя гарем оставался на прежнем месте, султан Сулейман Великолепный время от времени бывал в Сарайы духтеран (дворец женщин) в новом дворце. Часто говорили о том, что Хюррем Султан приходила в самую любимую комнату султана и долго занималась любовью с Сулейманом Великолепным. Строительные работы продолжались в гареме Топкапы до Мурада III. Этот султан перевел гарем полностью в недавно построенный дворец Топкапы в 1587 г., и он вновь приобрел былое значение.

Территория гарема, которая была очень небольшой при султане Мехмеде Фатихе, или Завоевателе, стала расширяться при других султанах. К сожалению, этот обширный гарем был уничтожен большим пожаром в 1665 г. После его восстановления землетрясение в Стамбуле через сто лет разрушило это уникальное архитектурное сооружение. Но оно было снова восстановлено и дополнялось другими постройками вплоть до Махмуда II.

Позже гарем утратил свое былое великолепие, потому что дворцы (а точнее, роскошные виллы) у Босфора стали пользоваться более широкой известностью.

Конечно, звездами гарема были сами султаны. Следующее место по статусу занимала Валиде Султан (мать султана). После того, как ее сын занимал трон, его мать-султанша отправлялась в новый дворец из старого в сопровождении великолепной процессии, со стражниками, и поселялась в покоях, отведенных для нее. После Валиде Султан прибывали несколько кадын-эфенди, жен султана, имеющих различные титулы, такие как старшая, вторая, третья кадын-эфенди, и жили в отдельных апартаментах со своими детьми. Несомненно, наиболее яркими фигурами гарема были карие (рабыни). Выбранные султаном, они имели возможность получить один из перечисленных титулов. Другие невольницы оставались в гареме и выполняли различные обязанности.

В гареме существовала еще одна группа людей, называвшихся харемагалары, отвечающих за безопасность в гареме. По протоколу, дарюсааде агасы (руководитель охраны гарема) занимал третье место по рангу после садразама (великого визиря) и шейх-уль-ислама (главы исламской иерархии).

А теперь попробуем приоткрыть занавес таинственности, много столетий прикрывавший для всего мира то, что творилось в гареме.

На протяжении веков число женщин в гареме султана никогда не опускалось ниже трехсот. В XIX столетии количество их увеличилось до девятисот, то есть более тысячи человек, включая рабынь и служанок...

Этот подчиненный строгим правилам мир всегда вызывал любопытство западных писателей и художников, которые не раз описывали его, давая полный разгул своему воображению. О том, кто здесь жил, мы узнаём из нескольких описаний, дошедших до наших дней.

Первый гарем известен с 1365 г., когда по приказу султана Мурата I в Эдирне (тогдашней столице империи) был возведен дворец, но гарем в настоящем смысле слова, как мы уже говорили, был построен только во дворце Топкапы султаном Мехметом II Завоевателем в 1453 г. Существовало и несколько других значительных гаремов, особенно вдоль Босфора, в зимних и летних резиденциях правителей империи. Во всех имелись прекрасно ухоженные сады, в центре которых располагался изящно украшенный водоем. В этих райских садах прогуливались как белокожие рыжеволосые ирландки, так и индианки с миндалевидными глазами, и прекрасные жительницы Судана с телами черными, как эбеновое дерево.

Большинство из них были рабынями, военным трофеем османов. Некоторые были подарены султану или визирям за какую-либо услугу, а другие – с целью воспользоваться могуществом султана. Бывало, приходилось объездить целый свет в поисках самых красивых женщин, приобретенных у их семей за очень высокую цену. Самым ценным подарком, который можно было преподнести султану или визирю, была красивая рабыня. Значительную роль в обогащении таких коллекций, несомненно, играли работорговцы.

Они отправлялись в экспедиции в отдаленные районы Африки и Азии с одной-единственной целью – привезти девушек, будущих наложниц для гаремов.

Из наблюдений Уильяма Джеймса Мюллера (1838), английского художника-ориенталиста

– Невольничий рынок – мой излюбленный объект наблюдений... Через темный проулок входишь в здание, расположенное в самом грязном и заброшенном квартале Каира... В центре внутреннего двора выставлены на продажу невольники, обычно от тридцати до сорока человек, люди молодые, многие совсем еще дети. Зрелище противоестественное и отталкивающее; однако я не видел, как подсказывало мне воображение, ужаса и горя, когда торговец снимал с женщины все одеяние из грубой шерсти и выставлял ее обнаженной на общее обозрение.

Под сенью вековых деревьев в беседках, пахнущих жасмином, султаны проводили время до зари в окружении прекрасных нимф в прозрачных одеждах... Пили кофе и курили кальян.

Из книги Элизабет Уорнок Фернеа «В гостях у шейха»:

После трапезы служанки подавали серебряный кувшин и чашу для полоскания рук, а также вышитые золотом и серебром полотенца. Наступало время откинуться на пышные подушки и выкурить папироску или подымить через кальян. В гареме курили только высококачественный табак, и это было одним из самых больших удовольствий. Курили все, и очень много, но только не в присутствии мужчин. Новеньким девушкам курить не разрешалось, но они делали это тайком.

– Здесь лучше не курить, – сказала пожилая женщина, провожавшая меня до дверей Сельмы. – Хаджи не любит, когда женщина курит.

Сельма взглянула на говорившую:

– Культум, – сказала она, – Хаджи такой же мой муж, как и твой. – С этими словами она закурила сама и угостила других.


Из воспоминаний о путешествии на Восток Теофиля Готье, французского поэта-романтика, 50 е гг. XIX в.

Нет ничего более располагающего к поэтическим мечтаниям, чем откинуться на подушки дивана и короткими затяжками вдыхать этот ароматный и охлажденный дым, который, пройдя воду, движется потом к курящему по длинной красной или зеленой кожаной трубке, обвивающей руку человека, словно змея у заклинателя на каирском рынке.

Жизнь женщин гарема подчинялась строжайшей иерархии. Среди прочих «должностей» здесь имелись, например, такие.

Царица-мать. Мать правящего султана, вторая после него властительница гарема. До совершеннолетия султана управляла империей как регентша.

Любимая жена. Любимая жена султана, а также та, которая рожает первого сына – наследника престола.

Жены. Официальные жены султана, чьи дети считаются принцами и принцессами. Их число колебалось от четырех до семи.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Вечерняя встреча


Гедикли кадын. Личная рабыня султана, в обязанности которой входило купание султана.

Наложницы (одалиски). Молодые женщины, разделявшие ложе султана и имевшие право рожать детей.

Гозде. Молодая рабыня, привлекшая внимание султана и делившая с ним ложе.

Карие. Служанка гарема. Если она была достаточно умной и ловкой, то могла возвыситься до ранга гозде.

Черные евнухи. Дети, привезенные из Судана, входившего в Османскую империю, и Абиссинии и оскопленные особым образом, для того, чтобы сделать из них в дальнейшем хранителей гарема. Все сношения с внешним миром осуществлялись именно через них. Во главе их стоял «кизларагаши», отвечавший за безопасность гарема, выбор рабынь и их «карьеру».

Из книги «Путешествие на Восток» Жерара де Нерваля, французского поэта

Не меньшим украшением их были волосы, заплетенные в толстенные косы, также обильно умащенные маслом, струившиеся по плечам и груди... Это тогда было модным, так как придавало блеск волосам и лицу.

Купцы охотно показывали все их достоинства: обнажали, открывали им рот, чтобы я мог потрогать их зубы, заставляли их пройтись взад и вперед, даже показывали, как упруга их грудь. Бедные девушки старались исполнять все как можно непринужденнее, и эти сцены трудно было назвать тягостными, потому что едва ли не все они при этом безудержно смеялись.

Рабыни, попадавшие в гарем, должны были быть красавицами и иметь безукоризненное тело. Кизларагаши представлял их любимой жене, затем они попадали к опытным служанкам, которые занимались их воспитанием. Ни одна не могла попасть в спальню султана в первый же день прибытия. Их знакомили с правилами гарема, обучали музыке, литературе, танцам и пению. Все они стремились приглянуться султану и даже влюбить его в себя. Если им выпадала такая удача, они могли удостоиться звания супруги самого могущественного правителя мира. Для молодой ловкой крестьянки это было вершиной мечтаний.

Из книги «Воспоминания и картинки Востока» Максима дю Канпа (1849):

Когда дахабеахи (работорговцы) возвращаются из своих долгих и тяжких странствий по верховьям Нила, они торгуют живым товаром на больших окалях (деревянных площадках), устроенных возле разрушенной мечети халифа Хакема; народ идет туда купить себе раба, как покупают рыбу.

Молодые служанки одевались и прогуливались таким образом, чтобы быть замеченными султаном. Счастливица, на которой султан остановил свой взгляд, сразу же выставляла напоказ все свои умения, обаяние и кокетство. Султан никогда не выражал перед избранницей своих чувств и желаний, он только смотрел пристальнее или делал особый знак, а затем указывал на нее старшему евнуху, которому поручалось «приготовить» девушку.

Счастливую избранницу отводили в турецкую баню (хамам), где обривали ей все лишнее, умащали благовониями, одевали и украшали, а затем в сопровождении музыки и пения вводили в опочивальню султана.

Войдя, она осторожно приближалась к ложу и останавливалась у ног султана.

Эта первая ночь могла принести ей удачу, ибо если она беременела и рожала султану сына, то могла сделаться одной из жен султана или даже любимой женой, благодаря своей чувственности и особым способностям.

Из книги «Повествование о паломничестве в Медину и Мекку» сэра Ричарда Бертона (1853):

Живя по соседству с молодыми невольницами и видя их в любое время дня и ночи, я хорошо к ним присмотрелся и понял их натуру. Это были существа типа курдючных абиссинских овец – широкоплечие, узкие в талии, с тонкими конечностями и бедрами невообразимых размеров... Кокетничали они очень странно:

– Как прекрасна, ты, о Марьям! Какие глазки, что за глазки, что...

– Тогда почему ты меня не купишь? – отвечает дама.

– Мы одной веры, одного воспитания, мы просто созданы осчастливить друг друга.

– Тогда купи меня!

– Нам суждено, Марьям, соединить свои сердца.

– Тогда купи же меня...

И так далее. Лучшей шутки Купидона не придумаешь!

Сейчас во дворце Топкапы нет ни прекрасных одалисок, ни хитрых евнухов, ни мудрых везирей. Но остались бесценные сокровища турецких султанов: несметное количество рубинов, изумрудов огромной величины, жемчуга, знаменитый бриллиант «Ложечника» в 86 карат, бесчисленное количество оружия и утвари, украшенных драгоценными камнями – все это блестит и переливается за стеклянными витринами.

В 1853 г. султан Абдулмесид решил перенести свою резиденцию в новый и современный дворец, поэтому сегодня дворец Топкапы выступает в роли музея, посвященного имперской эре, и является одной из величайших достопримечательностей Стамбула.


Султанский дворец Топкапы | Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора | Дворец Долмабахче