home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 69. Тигийский

Двери в малый зал для медитаций в центральном крыле я распахнула ровно через девять мгновений. Чтобы ополоснуться, переодеться и собраться мне хватило пяти. На службе целителей часто поднимают среди ночи, Призывы не происходят по расписанию, а помощникам Легата всегда требуется что-то срочное именно в твой единственный выходной на декаде. Я была привычна к быстрым сборам.

Теплый домашний халат, мягкие пушистые тапочки без задников, и немного влажные волосы, заплетенные в простую свободную косу. На этой вечерней медитации я собиралась хорошенько поспать.

Все ждали только меня. Айша и Флоранс сидели на циновках в первом ряду, в подчеркнутом отдалении от Фей-Фей и Геба. Ликас окунал кончики пальцев в фонтанчик, дразня маленьких золотохвостых рыбок. Этот зал для медитаций я не любила. Виртас предпочитал проводить занятия на свежем воздухе, а в холодное время просто в дуэльном зале.

Здесь все было слишком нарочито. Подчеркнуто мягкие приглушенные тона, специальные циновки и подушечки, картины, настраивающие дух на возвышенный лад. Даже ширмы у стены и те были разрисованы сюжетами из разделов писаний Дао. Небольшой фонтан с рыбками, бонсаи, бамбуковые столики, все было чересчур.

С медитациями все просто – или ты можешь, или нет. Попробуй расслабиться и помедитировать, когда за тонкой стенкой палатки поют вечерние горны, или в одной общей казарме на сто человек, когда на одну кровать двое посменно. Или в дортуаре Академии, когда у тебя три злобные и крайне изобретательные соседки. Не можешь? Значит, продолжай пробовать до тех пор, пока не получится. А эти подушечки и рисунки… я раздраженно отпихнула ногой вышитый пуф, чтобы осталась голая циновка.

Медитативные практики делились на силовые, боевые, алхимические, базовые. Контроль над силой, восприятие взаимосвязей между телом и разумом, погружение во внутренний источник, восполнение энергии, расширение границ и постижение истин. Мне лично не удалась постичь ни одной за прошлую жизнь, но с остальным был полный порядок. И дядя в курсе, что с контролем все хорошо, я столько держала плетения для Хэсау.

Значит это продолжение наказания, а кузины должны сыграть роль дестабилизирующего и раздражающего фактора. И, видимо, проверка эмоциональной устойчивости.

– Вайю, ты определилась по алхимии, – Фей-Фей пододвинула свою циновку ближе и начала шептать в ухо.

Я отрицательно качнула головой, Ликас пристально смотрел прямо на меня, и давать ему ещё один повод отругать за разговоры не хотелось.

– Осталось всего несколько дней, – Фей не унималась.

– Леди Ву, вам будет удобнее заниматься тут, – Ликас указал на место, максимально далеко от меня, – мистер Лидс, а вас я попрошу сюда. Чтобы ничего не отвлекало леди Блау.

Это уже перебор. Леди Блау. Может ему утром что-то упало на голову с крыши и повредило жизненно важные части?

Вокруг меня образовалось зона отчуждения, наполненная пустыми циновками. Остальные сгруппировались по парам. Если Ликас хотел меня изолировать, ему это удалось.

Наставник закрепил на дощечке ровно семь палочек, когда они сгорят, занятие будет закончено. Одна палочка горит десять-двенадцать мгновений. Айша следила за моим мастером суженными глазами, по большому счету для нее это не завуалированное оскорбление – алариец в ранге Наставника Высших.

Внутреннего источника и силы у Ликаса нет, значит, будем заниматься только базовыми или боевыми медитативными практиками.

– Техника «Осознанности», – мастер зажег первую палочку, и посмотрел на меня, кивнув, – стандарт выполнения.

– Основа жизни должна быть прочной, источник сущности должен быть ясным. Некоторое время сохраняй внутри тишину и спокойствие – до тех пор, пока ум и тело не станут умиротворенными, а дыхание спокойным и ровным. Слегка прикрой глаза и обрати внутренний взгляд на область ниже сердца, не фиксируясь на ней, но и не отвлекаясь от нее. Не забывай о ней, не принуждай ее. Когда бесчисленные мысли исчезают, и остается лишь сущность, это называют истинной осознанностью–одухотворенностью. – Я процитировала руководство по памяти.

Флоранс зевнула, прикрывшись рукавом халата, Айша закрыла глаза и выровняла дыхание, всем своим видом давая понять, что ее оскорбляет необходимость заниматься в такой компании. Вся поза Геба выражала внимание и готовность, после утренней тренировки он стал немного побаиваться Ликаса, очень уж тот лютовал. Фей-Фей послушно прикрыла глаза, выровняла спину, сложив руки на коленях, но я готова поставить свой сегодняшний ужин, что она опять будет витать в облаках, слишком одухотворенным было выражение ее лица. Наверняка обдумывает очередную картину.

Зал погрузился в тишину, наполненную звуками дыхания, журчанием воды в фонтане и потрескиванием палочек.

Я прикрыла глаза, последовательно расслабляя тело с макушки. Теплое дыхание коснулось моего лица, слегка пошевелив влажные завитки волос. Ликас подошел совершенно бесшумно, заняв место прямо напротив, устроившись на маленьком свободном кусочке моей циновки.

Сквозь ресницы я видела, как он складывает жесты пальцами – защита, круг, охрана. Мастер решил, что это лучший момент для обучения защите или просто не хочет терять время? Идем в круг с Хранителем?

Ликас потянул мои ладони на себя, меняя темп дыхания, я подстроилась, чтобы вдыхать и выдыхать синхронно в едином ритме. Защита – это хорошо, и есть возможность сразу проверить слова Хакана. Защитник стал Хранителем, если душа стала цельной, мне хватит Ликаса, чтобы войти в Круг, у него должно получиться провести меня.

С закрытыми глазами я представила перед собой образ Наставника, четко и ясно. Таким, каким запомнила его на утренней тренировке – в высоких сапогах, тренировочных штанах, в небрежно завязанной рубашке, без верхнего теплого халата, пышущего паром на морозе. Недовольного, с прищуренными в злые щелки глазами.

Картинка завертелась перед глазами, и меня затянуло в Круг.

… меня окружала южная степь. Воздух дрожал горячим маревом, солнце в зените. Пахнет разнотравьем, цветами, щебечут птицы. Я вольготно раскинулась на траве удовлетворенная экспериментом – Наставник действительно был еще одним Хранителем. В этом аллари не соврали.

– Кто? – резкий голос мастера прозвучал справа.

– Старейшина. Хакан. Или правильнее сказать ваш дядя, Наставник? – так и тянуло язвить. За сегодняшний день я сбилась со счета, сколько раз звучало «госпожа», «леди», и ни разу «ученица» и «мисси». – Мастер, даже на мой необразованный взгляд, тащить грудного ребенка в пещеру Хранителей не самое дальновидное решение.

– Так было надо, – Ликас взъерошил короткие волосы пятерней, подставляя лицо солнцу.

Объяснение ничем не хуже прочих, я и не ожидала, что Ликас сразу выложит все карты из рукавов.

– Как задавать временные рамки тут? – вопросы темпоральных карманов с искажениями волновали меня неимоверно.

– Расход сил определяет сжатие. Чем сильнее отклонение, тем больше траты. Нет временных искажений – нет расхода сил.

– То есть, если время тут течет так же, как во внешнем мире, то это не потребует никаких усилий, но я потрачу больше, чтобы создать рамки, например… декада за мгновение?

– Примерно так, – Ликас отвечал неохотно.

– А сейчас? Сколько есть времени?

– Четырнадцать палочек.

То есть Мастер задал двойные рамки – мгновение там, это два тут.

– А нам хватит времени?

– Если не хватит, госпожа останется без защиты. Ограничение будет дополнительной мотивацией, – Наставник улыбался, но глаза оставались очень серьезными и злыми.

– Ликас, что сегодня творится с самого утра? Плохой сон? Покусали псаки? Маги не дала добавки за завтраком? Ты целый день злишься и гоняешь меня, – я раздраженно рубанула рукой, – в хвост и в гриву.

– В хвост и в гриву, – мастер эхом повторил мои слова и прикрыл глаза, выдохнув. – Да нужно гонять так, чтобы от усталости ты вздохнуть не могла, чтобы никакие мысли не приходили в голову. На месте Кастуса я бы отходил тебя так, чтобы ты декаду не смогла сидеть, Вайю! И стоять тоже. Дядя распустил тебя, потворствуя. Эти ваши либеральные методы наказаний. Ты ведь чихать на это хотела? – Ликас был зол и несколько раз ударил кулаком о землю.

Я округлила глаза и отодвинулась подальше на всякий случай. Ничегошеньки не понимаю. Назвал Вайю – это хорошо, все остальное – плохо, потому что ничего не ясно.

Он узнал про осколок души? Или про то, что я чужая душа? Или…

– Если инстинкт самосохранения не работает, мы будем его развивать, Вайю. Долгими и мучительными тренировками, чтобы тебе больше не пришла в голову идея снова сунуться туда, куда нельзя! Я пересмотрю программу с сегодняшнего дня. У тебя остается слишком много свободного времени, и отсюда слишком много мыслей…

– Наставник, я не понимаю, – в чем я опять провинилась по мнению Ликаса?

– Алтарь. Вайю, – он скрипнул зубами.

– Так Алтарь был вчера, – я облегченно рассмеялась. Речь всего лишь про алтарную комнату. – Были небольшие проблемы, но все прошло хорошо. Не стоит преувеличивать, Наставник. – К тому же Ликас провожал вчера и видел мой непрезентабельный вид, но вечером он не орал и не злился.

– Преувеличивать? Небольшие проблемы? – мастер смотрел на меня, как на полную идиотку. – Я не могу быть в Круге постоянно, Вайю. Вчера одна из твоих Хранителей прервала свой путь и растворилась в источнике. Наставник поделился несколькими воспоминаниями, о вероятном будущем. В трех из пяти ты умерла, Вайю. Ты – вчера умерла.

Значит, у меня остался всего один Хранитель – мой герой. Оплакивать красотку не буду, мне она никогда не нравилась. Наставник – это Помнящий. Значит он все–таки может делиться информацией, если его спросить правильно. Зайти к нему через Ликаса?

– Но я жива, – я философски пожала плечами. – Конечно, если бы я знала, что вероятность три из пяти, я бы подумала лучше…

Айу!

На меня вылился водопад ледяной воды. А на небе ясно и ни облачко.

Ликас!

– Никогда не ослаблять концентрацию, – наставник удовлетворенно улыбнулся. – Особенно, при общении с менталистами. И ты научишься думать лучше, Вайю. Если Кастус не в состоянии нормально заниматься твоим воспитанием, этим займусь я. Ты научишься думать головой, Вайю.

– М-м-мастер, – зуб не попадал на зуб от холода. – Я прониклась. Займемся защитой? Времени мало.

– Все время мира, Вайю, – Ликас повел рукой и я высохла. – Я решил продлить наше сегодняшнее занятие тут.

– Но, расход сил без источника…, – я прикусила язык. Нэнс под страшным секретом проболталась мне, что Наставника тоже лишили доступа к Источнику. Из-за меня. Отрезали, оставив только личный кусок пространства и изнанку. И то, наверное, просто потому что не смогли. – Нэнс, – я сдала аларийку, на вопросительный взгляд Ликаса.

– Даже без связи с источником, моих сил здесь хватит на пару твоих жизней, Вайю. Штрафной. Пошла!

В голой степи появилась утоптанная тропинка, которая извиваясь, уходила за горизонт. Штрафной? Мы пришли в Круг бегать? Бегать? Этого нельзя сделать утром?

– Наставник…

– Два штрафных. Вайю. Пошла!

Я стиснула зубы и побежала, на ходу меняя одежду на обычную тренировочную форму. Бегать в пушистых тапочках – это полное извращение.


***

По моим внутренним ощущениям я бегала уже полдня. Но солнце так и стояло в зените. Штрафной. Штрафной. Ещё штрафной.

Слишком медленно, потеря концентрации, потеря цели, лишние мысли, опять слишком медленно. Ликас издевался, отправляя меня на новый и новый круг по тропинке в степи. Я бежала молча, мысленно повторяя на каждом шаге – Таджо, Таджо, Таджо, Таджо... Без защиты мне сейчас против не него не встать. А мастер единственный ключ доступа к знаниям аллари.

Наконец я вымоталась настолько, что еле переставляла ноги. В глазах двоилось – я видела два светила на небе, два Ликаса, пальцев на руке тоже в два раза больше положенного.

– Достаточно, – мастер сидел на траве в расслабленной позе и жевал стебелек цветка. – Можем начинать. Теперь в твоей голове точно нет никаких лишних мыслей.

Сейчас в моей голове точно не было ничего. Пусто. Только солнце и бесконечная тропинка в траве.

Отдохнуть Ликас мне не дал, по привычке жестко прихватил запястье, крутанул так, чтобы мой лоб уперся в его плечо, и перенес нас на изнанку.

Я с трудом удержалась, чтобы не ахнуть. Нас окружал туман. Серые свинцовые тучи нависали над головой. Сзади, справа и слева были высокие, заросшие мхом стены, кромка которых терялась в облаках. Ликас перенес нас в лабиринт. Точное отражение Тигийского лабиринта на изнанке, помнить и знать который мне совершенно не полагалось. В этой жизни я ещё не была в болотистых топях Восточного предела.

Эти стены помнили Эпоху грани. Летописцы расходились во мнениях, кто построил это монументальное сооружение. Девятиповортный. Без входа и выхода. Только Высшие при наличии достаточного запаса силы могли преодолеть его без потерь. Принципы срабатывания единственной портальной точки в лабиринте я не помнила.

– Учить защите аллари сейчас нельзя, – Ликас дернул в раздражении уголком губ. – В туманные области нет доступа. Пойдем другим путем. Это лабиринт. На Востоке.

Я кивнула.

– Останешься здесь, пока не выучишь все повороты наизусть, чтобы ты могла построить его полностью даже во сне.

Это Тигийский лабиринт! Размером в половину Керна, даже больше! Это невозможное, безумное, идиотское задание... или это проверка? Наказание?

– Мастер, это чересчур даже для наказания, – я кончиком пальца потрогала отвратительно влажные серые стены. - Я уже все поняла, прониклась, осознала...

– Останешься здесь, пока не выучишь весь лабиринт наизусть, Вайю. Чтобы из любой точки ты могла вернуться в центр и сказать, где ты. Выход найти не пытайся, это Тигийский лабиринт, у него нет входа и выхода в традиционном смысле. Войти и выйти может только тот, кто постиг.

– Но зачем, мастер?

– Это самая сложная система, – Ликас помолчал, думая, – наверное, во всей Империи. Идеальна в качестве защиты. Тот, кто попадет в лабиринт останется тут. Если у него в голове нет точной карты.

– Мастер! Я слышала про Тигийский. Он слишком сложный и слишком большой. Невозможно выучить все повороты наизусть...

– Я – выучил. В свое время, – Ликас упрямо боднул головой. – И ты сможешь.

– Есть же более простые методы, не знаю, стена, зеркала, обманки, – да что угодно попроще.

– Нам не нужно проще. Нам нужно лучшее, из того что есть на сегодняшний момент. Чтобы выйти нужно изучить лабиринт. Полностью.

– Мастер!

– Вперед, Вайю! Время пошло, – он подтолкнул меня в спину. – И да, выйти из Круга самостоятельно можешь не пытаться, Хранитель не придет. А на изнанке я найду тебя везде.

– Мастер! Может уговорим ваш Совет дать доступ в эту область туманов?

– Нет, – отрезал Ликас. – Сейчас это лучше. При желании можно связать туманы и аллари, Тигийский - нет. – Ликас вздохнул, убеждая. – Ни один менталист не выйдет отсюда, если ты будешь удерживать его в качестве первой линии защиты в голове. Это будет ловушка для менталистов, Вайю.

– Если они тоже не выучили его наизусть, – я бормотала себе под нос, но логика была безупречной. Мой ум никогда не смог бы воспроизвести даже отдаленно похожую на эту конструкцию в ментале.

– Не выучили, – Ликас довольно хмыкнул. – Последний поворот видно только на изнанке. Вперед, Вайю. Раньше начнешь, раньше завершишь.

И я пошла.


Глава 68. Трудный день | Перерождение | Глава 70. Защита