home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 53. Личный ученик

– Вайю, – Фей-Фей видимо спрашивала уже не в первый раз, голос звучал тревожно. Осенний ветер подул сильнее, и мне стало холодно. Очень холодно внутри.

Таджо Шахрейн. Почему, когда мы встречаемся он всегда в выигрышной позиции? Ученица школы и заместитель дознавателя. Ученица академии и магистр менталистики. Целитель и руководитель отделения дознавателей Северного Предела. Это карма из прошлых жизней? Сколько и что именно я задолжала Таджо Шахрейну?

– Ходят слухи, что он бастард. Таджо приняли его в Род недавно, после выпускных экзаменов в Академии.

Треньк. И следующая стрела уходит в синие мишени Фей-Фей. На этот раз на меня оглянулся даже Геб.

– Вайю…

– Руки ещё не привыкли к весу. Немного устала, – я попыталась выдавить кривую улыбку. – Думаю, для первого раза хватит.

Фей-Фей точно не поверила и собиралась докапываться до истины, но меня спас Наставник.

– Вайю! – мастер Луций так торопился, что даже не надел верхний теплый халат, а на улице холодно. – Вайю, это потрясающе, – усы дрогнули в улыбке, он посмотрел на меня и наконец–то заткнулся. Змейка – это внутреннее дело Блау. – Это потрясающе, что теперь тебе будет с кем спарринговать, – быстро вывернулся Наставник.

– Мастер, – я склонила голову и сложила ладони в традиционном приветствии Учителю. Фей-Фей и Геб повторили за мной с небольшим опозданием.

– Мастер–трибун…

– Мастер–наставник…

– Леди Ву, молодой мастер Геб, – Луций с удовольствием похлопал ошарашенного вниманием парня по плечам. – Давайте быстренько клятву, и я побежал. Столько дел, столько дел…

Я прикрыла лицо ладонью, не в силах удержать смех. Мастер такой мастер. Как всегда в своем репертуаре. Геб, наверное, рассчитывает, что мастер–трибун рьяно возьмется за его обучение. Наивный вьюнош. Думаю, теперь мы будем получать «соски» с ним на пару.

– В верхнюю библиотеку, – я махнула рукой в сторону дома. Пока класс рядом с лабораторией не готов, будем работать там.


**

В библиотеке было светло и тихо. Стеллажи со свитками и книгами занимали большую часть помещения. У Геба в восторге зажглись глаза, но здесь не было ничего особо ценного. Стандартные вещи. Все самое важное хранилось внизу, в хранилище, недалеко от родового источника.

Нэнс принесла перекусить и горячий, исходящий паром, глиняный чайничек.

– Обед подадут через час, мисси, – я кивнула аларийке.

Таджо Шахрейн. Таджо. Шах. Псаков шах приедет в Керн и будет в судейской комиссии на Турнире. Великий, твое чувство юмора меня иногда просто изумляет. Это то же самое, что пустить волка в загон к овцам. Что могут ученики противопоставить обученному менталисту?

Кантор перевелся к нам. Фей-Фей. И та вторая подружка Марши. Все были на площади. Шаху ничего не помешает выкопать и эту информацию, если он будет допрашивать весь класс.

Ничего смертельного, но привлекать лишнее внимание Шахрейна к себе очень не хотелось бы.

Я задумчиво покрутила кольцо на большом пальце. Сейчас Шах должен быть на седьмом или уже на восьмом круге, я не знала точно. По идее артефакт восьмого уровня должен выдержать взлом и атаку, если… если не заставят снять все ментальные артефакты. Если у него приказ, такое вполне может быть.

Псаков Шахрейн.

– Вайю, – мастер торопил, все было готово для принесения клятвы, и нужен был свидетель.

Немного крови, и катрены на старом языке звучат привычно: клянусь, обязуюсь, обещаю, следую, храню, и голос Луция в ответ: учить, хранить, защищать.

Вспышка и лента силы связывает в единое целое теперь уже Наставника и его нового личного ученика. Гебиона Лидса. Возможно в будущем Гебиона Луция Лидса, потому что особо выдающиеся ученики часто берут вторым имя Учителя, чтобы сразу было понятно, кто Мастер.

– Ave, ave, ave, – Нэнс и Фей-Фей радостно хлопали в ладоши, Луций с довольством подкручивал усы, а Геб просто крутил головой по сторонам, ошалев от счастья.

– Добро пожаловать в семью, младший, – я притиснула его к себе и потрепала по вихрам. Я – первая ученица Луция, а значит – старшая. Геб навсегда будет моим младшим – братом-в-учении.

– Спасибо, Старшая сестра, спасибо, Наставник, – он склонялся и склонялся в почтительных поклонах направо и налево.

Мастер заторопился и вознамерился убежать, но я заступила дорогу.

– Наставник, план обучения, материалы, программа, подходящая по уровню, – если он планировал смыться так, то это не пройдет. Одно дело я – сама знаю, что мне надо, и совсем другое – Геб.

– Вайю, я отбываю в столицу. Проверю печь и вечерним порталом, – Луций сожалеюще развел руками. – Давай пока по твоей программе…

А у меня есть программа обучения? Неужели? Первый раз слышу, интересно, где можно с ней ознакомиться?

– Мастер, у вашего ученика Турнир через декаду. Тур–нир, – я пощелкала в раздражении пальцами.

– Боевка. Ликас возвращается на днях, пусть введет дополнительные тренировки, – Луций закивал. Вот видишь, какой у тебя Мастер, все знает, все помнит.

– Вообще то я имела ввиду алхимию, – это я бормотала уже в спину Наставнику, он сбежал из библиотеки так быстро, что полы стеганного халата развевались на лету.

– Геб, – я потерла виски, головная боль мне обеспечена, – давай так. Сегодня осматриваешься, заселяешься. Отправим кого-то за вещами. Завтра составим план тренировок, с учетом различной нагрузки, – Фей-Фей должна рисовать, Геб заниматься боевкой, я – алхимией, плюс тренировки в дуэльном зале, плюс стрельбище, плюс… Как же я иногда жалею, что Виртас уехал. Вот у кого все было четко и по полочкам, но Виртас никогда не принял бы в ученики «грязного». Великий, дай мне сил!

– Вайю, где я могу сделать временную мастерскую? – Фей-Фей спрашивала и хрустела яблоком.

– Леди не говорят с набитым ртом. Мастерскую сделаем на террасе, над лабораторией. Света достаточно и близко. Нэнс! Займись, – аларийка кивнула. – Гебион, пока отправь за вещами и найди что-нибудь в библиотеке почитать до обеда. Второй стеллаж – артефакторика, четвертый – оружие. Я – в кабинет и к дяде, встретимся за обедом.

Дождавшись кивков от всех присутствующих, я побежала в бывший кабинет Виртаса, тот, что рядом с опечатанной лабораторией. Времени было мало – мне нужно ещё раз поговорить с дядей до отъезда и, самое важное, найти чистые пирамидки для записей.

Чтобы встретить Шаха во всеоружии я должна вспомнить. Вспомнить всё, что я знаю о Таджо Шахрейне.

**

Кабинет Вирта навевал ностальгию. Сколько часов я провела здесь, пытаясь выучить эти псаковы плетения, которые никак мне не давались.

Было чисто, ни пылинки, видимо слуги регулярно убирают помещения. Чистые артефакты для тренировок Виртас всегда держал во втором ящике стола. Так и есть. Ровно шесть чистых пирамидок. Мне хватит пары.

Расчистив место на кресле у окна, я села и сосредоточилась, сжав пирамидку между пальцами. Выбрать нужное воспоминание. Фокус. Сила. Контроль. Запись.

Я начала с прошлого школьного Турнира.

…я сижу в первых рядах, немного сбоку от общей сцены. Удобные лавки для зрителей располагаются полукругом в виде амфитеатра. Мы на поле в кернской Академии, у школы просто нет таких оборудованных мест для проведения Турнира. Среди зрителей много родственников – Высоких Сиров, и толпа учеников Академии Керна в синей форме…

Запись прервалась. В пирамидке что-то щелкнуло, и сбоку кристалла зазмеилась небольшая еле видная трещинка.

Емкость пирамидки закончилась? Бракованный артефакт?

Я решила посмотреть, получилась ли запись вообще. Вместо трехмерной проекции над моими руками появилось просто облако серой дымки, как туман, с неясными фигурами внутри, просто бледное марево без звука.

Не поняла. Я не удержала фокус?

Вторая пирамидка из чистых. Выбрать нужное воспоминание. Фокус. Сила. Контроль. Запись.

На этот раз первая встреча с Шахрейном. Он преподавал у нас на втором курсе – обязательный факультатив по менталистике.

Большая Аудитория, ряды парт амфитеатром, и Шах у доски внизу в центре. Строгий, собранный, неулыбчивый, одетый в черную магистрескую мантию, ритмично постукивает костяшками пальцев по столу, дожидаясь тишины.

Полоска седины справа у виска – отличительный знак всех менталистов.

Я смотрю сзади – отстающие всегда занимают только последние ряды. Впереди спины сокурсниц в серебристо-серых халатах, нашивки второго курса на предплечьях. На передней парте сидят несколько особенно выдающихся гениев целительского факультета – не видно, но я знаю, что их серая форма подвязана широкими темно–зелеными поясами, особым узлом, в качестве знака отличия…

Раздался щелчок, и второй кристалл записи просто треснул по боку.

Что к псакам, тут творится?

Третий артефакт.

Четвертый.

Я вспотела. Сложно так долго удерживать концентрацию. Из шести чистых пирамидок осталось только две, четыре были полностью уничтожены и восстановлению не подлежали. Дело в во мне, в моей силе или в воспоминаниях?

Я осторожно взяла пятый кристалл в руки. Настроилась. И записала короткий разговор с Фей-Фей о школе.

Артефакт выдержал. Я, затаив дыхание, воспроизвела запись. Над моими руками всплыла небольшая трехмерная проекция. Изображение было четким, звуки яркими и насыщенными. Было даже слышно, как дует ветер, и свистит спущенная с тетивы стрела Геба.

– Фей-Фей, в реальном бою отдыхать времени не будет. Учись у Геба, – парень действительно ни на что не отвлекался, сосредоточившись на мишенях.

– Вайю, я не собираюсь использовать лук, – она фыркнула, – для этого есть сила. Чары. Плетения.

– Не оправдывай свою лень, тебе будет стыдно на экзаменах, – ещё одна стрела ложится в яблочко.

– К слову об экзаменах. Вайю, ты знаешь, что среди судей в этот раз будет столичный дознаватель? Говорят, его специально пригласили на Турнир…

Все в порядке. Дело не в артефактах и не в силе. Видимо, проблема в воспоминаниях.

Я взвешивала за и против, разглядывая последний чистый кристалл-пирамидку, и решила довести эксперимент до конца.

Выбрать нужное воспоминание. Фокус. Сила. Контроль. Запись.

На этот раз я выбрала Нике.

…команда целителей обыграла легионеров, и Нике расслабленно смеялся. На кону стоял ужин для всей толпы и, самое ценное, один дополнительный выходной на декаде…

Щелчок, и шестой кристалл не просто треснул, он разлетелся вдребезги, засыпав кабинет осколками. Я успела прикрыть лицо, но острые грани все равно чиркнули по руке, и задели щеку у виска. На шею потекло что-то теплое. Кровь?

Запись не работает. Я просто не могу записать воспоминания из прошлой жизни. Стоит какой-то запрет? Или эта информация не из этой реальности, ее по идее не существует, и поэтому она не может быть воспроизведена? Но ведь в моей голове она есть?

Я разочарованно вздохнула.

Это плохо. Я возлагала большие надежды на записи. Во-первых, наша память не совершенна, и мои воспоминания отрывочны. Запись же позволяет перенести в кристалл все, что я видела, но по какой-то причине не помнила или не понимала. Это гораздо удобнее – можно прокручивать воспоминание много раз и найти то, что упущено, и, таким образом вытащить то, что забыто.

В Академии мы так часто готовились к экзаменам. Мало кто серьезно относился к записи лекций. Зачем? Если потом можно записать с десяток кристаллов и прослушать преподавателя сколько угодно раз, включая язвительные комментарии ленивой аудитории студиозусов.

Псаки.

Я никогда не тренировала память специально. Просто не было такой необходимости. Есть какой-то раздел в ментальных техниках, но это точно не уровень стороннего обывателя.

Я промокнула кровь платком и начала сгребать испорченные пирамидки в угол стола – слуги уберут.

Размяв пальцы, выплела чары малого исцеления, щеку защипало и обдало холодком – хорошо, работает. Лишние вопросы мне ни к чему, и нужно подумать, как вытащить из памяти то, что я по идее когда-то видела, но уже совершенно не помню.


**

Дядя был в кабинете. Я постучалась, но меня не заметили. Он закончил какой-то свиток и прикладывал родовое кольцо, чтобы запечатать послание.

– Дядя?

Он кивнул на привычное кресло, напротив стола, и продолжил что-то писать кистью на другом свитке. Чтобы не сидеть без дела, я подтянула к себе тушницу и начала возить чернильным камнем.

Мгновенья текли не торопливо. В кабинете слышался только скрежет чернильного камня и шорох дядиного рукава, который он приподнимал, чтобы снова обмакнуть кисть в свежую тушь.

Каллиграфия была красивой. Если бы дядя не был мастером-артефактором, думаю, его без всяких экзаменов взяли бы в Имперскую ассоциацию каллиграфов.

Я вздохнула. Для Высших считалось хорошим тоном владеть на мастерском уровне не одним, а несколькими направлениями, и иногда, очень небрежно, этот самый уровень демонстрировать.

Это не было обязательным, нет. Но…это было то, о чем не говорят. Я помню, сколько псевдосочувствующих взглядов я ловила в Академии в свое время. Как же. Высшая из темного Рода. Второй светлый круг. Ничего не умеет, кроме как интересоваться платьями, балами и …псаковым сиром Квинтом, которого я просто преследовала по всей Академии, не смущаясь совершенно никого. Хоть это радует. Это качество истинных Блау – идти к своей цели, наплевав на последствия.

– Дядя, ты мог бы помочь мне подтянуть каллиграфию? – я осторожно нарушила хрупкую тишину.

Кисть дрогнула, капелька туши поплыла, но дядя сориентировался быстро, изменив линию. Свиток был спасен.

– Вайю, ты и каллиграфия, это пугает гораздо больше, чем все остальное, – дядя откровенно издевался. – Кто кричал, что он больше никогда не возьмет в руки кисть? Что каллиграфы все старые пердуны, хрычи, и что сейчас никто не смотрит на то, как написано?

– Насчет хрычей и пердунов в Ассоциации, мое мнение не изменилось, – я улыбнулась в ответ. – Но в Академии придется много писать… и я хотела бы, чтобы моя работа выделялась не только содержанием… Разве тебе не будет стыдно за Блау, если племянница продолжит писать, как последняя служанка?

Я немного лукавила. Уровень у меня был средним. Очень средним, но тем не менее. Мои руны так вообще часто ставили в пример, но вот стандартное официальное письмо мне никогда не давалось.

– Пригласить мастера-каллиграфа можно только после зимы, – дядя задумался. – Никто не возьмет зимние контракты.

– Разве у нас нет своего мастера дома? Зачем нам чужой?

– Вайю, – дядя расхохотался. – Хорошо. Проверим, насколько хватит твоего огня, – он встал и вытянул один из свитков с ближайшего стеллажа. – Это Великое Дао, копия на превосходном уровне, – он любовно погладил тонкими пальцами свернутую трубочку. – Перепиши двести раз на чистовик, если пыл не утихнет, тогда поговорим.

Я поперхнулась.

Двести раз. Двести! Это мне нужно писать три-четыре декады, не поднимая голову от стола. Это сколько нужно извести туши и кистей, чтобы закончить такой объем? Писаниями Великого Дао я не интересовалась никогда, но свиток был не маленьким, наверное, не меньше пяти тысяч слов.

– Хорошо, – я кивнула с решительным видом и убрала свиток с писаниями в рукав халата.

– Сила стабильна? – дядя запечатал последний свиток родовым кольцом и был готов разговаривать серьезно.

– Да. Может это кольцо, все таки восьмой уровень, – я покрутила полоску металла на большом пальце. – Или просто перерыв, – вряд ли Хэсау отступились бы так просто. Это не логично. Выжидают, чтобы расслабилась?

– Хорошо, – дядя удовлетворенно кивнул головой.

– Мастер принял клятву ученичества от Гебиона, теперь у меня есть младший. Вот, – я выложила золотой кругляш, который мне подарил Геб, – защитный на два заряда. – Мне было очень важно, что скажет дядя, как Мастер–артефактор.

– Точно сам? – дядя крутил бывший империал между пальцами.

– Точно. У него металл. Слабый, но тем не менее, – я откровенно хвасталась приобретением.

Дядя вскинул брови.

– Если повезло сейчас, это не значит, что будет везти всегда, Вайю. Ты чересчур импульсивна. В следующий раз стоит думать прежде, чем брать кого–то под свое крыло.

Конечно–конечно. Я обещаю, буду брать только тех, чей потенциал я уже знаю точно, дядя.

– Лиды? Змейка? – это волновало меня больше всего. – Мой стартовый капитал?

– Производства не будет, Вайю. Никаких продаж. Никакого стартового капитала.

– Дядя? – я действительно не понимала, в чем проблема. – Испытания не удались? Можно работать двумя руками, так удобнее, – неужели дядя не смог отбить чары Наставника?

– С чарами все в порядке. Даже слишком. Хватает до плетений седьмого круга. Восьмой через раз.

– Если все хорошо, то почему нет, дядя?

– Вайю, – дядя устало потер переносицу, – у меня все больше вопросов к Виртасу. Чем вы занимались четыре года вместо политики и дипломатии?

Понятия не имею. Из того, что давал Виртас по этим темам, я не помнила вообще ничего, за исключением генеалогических древ основных родов Предела.

– Скажи мне, что это? – дядя выложил мою змейку перед собой.

– Шкурка черной змеи, которая водится в Лирнейских горах, обработанная специальным составом, который позволяет…

– Вайю. Ёще раз. Что это? – дядя достал из ящика стола серую палочку – определитель артефактов и снял кольцо с правой руки.

Он положил кольцо на стол и провел над ним определителем, артефакт загорелся ровным красным светом. Это значит, дядя снял один из атакующих артефактов. Боевой шторм? Копья? Таран?

– Снимай кольцо, – он показал на артефакт ментальной защиты, который выдал мне сегодня утром.

Я стянула кольцо с пальца и положила перед дядей на стол. Он провел определителем, который засиял ровным белым светом. Что и требовалось доказать. Нормальный артефакт ментальной защиты. Пассивный.

– Теперь здесь, – дядя провел определителем над змейкой и артефакт не среагировал. Вообще. Он проводил вправо и влево, поднял змейку и положил на руку, и провел ещё раз. Определитель молчал. – Теперь видишь?

Что я должна видеть? То, что это не артефакт? Зато я точно вижу, как целое состояние, целые горы моих золотых империалов просто тают в воздухе.

– Я не понимаю, – и раскаиваюсь в собственной тупости. – Змейка не артефакт. Но почему я не могу наладить продажи и производство?

– Чем нельзя пользоваться в дуэльном круге, если он не учебный? При сдаче экзаменов в Академию? При прохождении испытаний на новый круг?

– Артефактами…

– Кодекс диктует испытания чистой силы против чистой силы. Безусловно, умельцы встречаются, но это скорее исключение, чем правило. Слишком тяжелые последствия. Это не артефакт, – дядя потряс змейку в руке, – значит, разрешен правилами. Это может проходить, как часть оружия или амуниции, со свойствами артефакта. Это не должно попасть в чужие руки. Только внутри Клана.

Псаки. Псаки. Псаки.

В мое время никто не брал змейку в круг, потому что все прекрасно знали ее свойства. Змейки тоже были запрещены. Но сейчас не знает никто. Я могу использовать ее на дуэли…

Великий, какая же я идиотка!

– Дядя, но после первого же круга все станет очевидным.

– Что станет очевидным? Не артефакт – нет. Пройдет любую проверку. А гадать будут долго. Времени как раз хватит, чтобы возвести вторую арку портала…

– Ты хочешь отдать змейку Хэсау? – я была против. После последних дней, я пока и пиалы чая была Хэсау подать не готова.

– Если это будет в интересах Клана. Луций едет в гильдию и Ассоциацию, оформлять патент. Мы сделаем три версии, две с дополнительными артефактами и одну модификацию без. Внутренний закрытый патент.

Это может сработать. Закрытый патент – использование только внутри Рода, и внутри Клана при условии наличия разрешения. Тот же дядин Шторм – это модификация, всего по Империи можно насчитать около сотни вариантов такого артефакта. Каждый Мастер имеет право привнести что-то свое и закрыть патент. Если змейку проводить, как артефакт, с тремя модификациями, никто не будет рыться, что туда входит. Конечно, были случаи, когда патенты «открывали» Высочайшим решением, но это были действительно критические случаи, например те же артефакты-передатчики изобрели не в столице, а где-то в Корпусе, один из магистров. Был закрытый военный патент, который потом «открыли» и просто присвоили, поставив производство на тотальный контроль.

– А если «откроют»?

– Пусть, – дядя тряхнул головой. – До этого момента времени нам хватит. Теперь ты понимаешь?

Я очень задумчиво кивнула, оценивая перспективы. Это дополнительная сила в Роду. А через тройку зим, когда возведут вторую арку, мы вернемся к разговору о массовом производстве.

– А Лидсы?

– Заеду после Совета. Лидсы переезжают на территорию Клана вместе с производством. В Керне оставим только лавку.

– А можно так сразу? А как же испытательный срок для семьи? Поручительство, это вызовет вопросы, только если…

– Если, Вайю, – дядя усмехнулся. – Будем считать, что уровень твоего подопечного дотягивает. Артефакт не плох, – дядя крутанул между пальцев Гебов кругляш из золотого империала.

Великий! Что творится, Великий!

Дядя тоже возьмет Геба в личные ученики… и тогда Лидсов можно будет закрыть здесь, на территории поместья.


Глава 52. Призрак прошлого | Перерождение | Глава 54. Ученье – свет