home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37. Во имя республики

Мне казалось, что в одно мгновение я собралась и снова рассыпалась на кусочки.

Марий. Марий. Марий. Скандировали барабаны в моей голове. Марий. Марий. Марий.

Я видела ошеломленные, перекошенные внезапным пониманием лица – Марша, Хейли, Фэй-Фэй, девочки с приоткрытыми ртами, юные сиры…Измена. Это измена. Вы ждали легион? И он пришел.

На моем лице тоже застыло потрясение – я не могла шевельнуть и пальцем, не могла моргнуть даже кончиком ресниц. Как и все остальные на этой поляне. Как гротескные скульптуры, мы застыли в разных позах, озаренные светом активированных лучей рунного круга.

Марий наложил общий стазис.

Мне сразу стало тепло – он был предусмотрителен, и дополнил мою формулу активатором тепла. Забота снаружи грела ничуть не хуже разгоравшегося внутри пожара ярости. Ма-рий.

– Дамы и господа, – седовласая голова насмешливо склонилась, пародируя поклоны Высших. – Сегодня вы имеете честь присутствовать при эпохальном событии. Событии, которое перевернет мир, и Империя, которую вы знали, больше никогда не будет существовать, – он заложил руки за спину и неторопливо покачивался с носка на пятку. – Империя отжила свое, прогнившая полностью система не имеет права на существование…Мы…, – кулак взлетает вверх и «пустые» синхронно ударяют копьями по щитам, – мы представляем новую власть…равную власть для всех…власть Республики! Ave, respublica!

– Ave! – скандировали монотонным хором легионеры.

– Ave! – подпрыгивал на месте в экстазе прыщавый сир.

Власть республики. Республиканцы. Псаковы наивные идиоты, которые верят в то, что можно в одночасье перекроить привычный мир с помощью революции. Реки крови. Гражданская война, а что в итоге? Кто в итоге будет защищать их задницы, случись очередной прорыв? Равные права – равные обязанности, но верните силу той же Марше, и она сдохнет, но положит минимум половину дивизии этих бравых республиканцев. Кто будет латать дыры? Ставить заплатки? Изгонять демонов? Наивные идиоты думают, что Высшие покорно сложат регалии и накопленные веками богатства, и встанут в один ряд с плебсом? Три раза ха.

Я больше готова поверить в нормальный тщательно спланированный передел власти, была Империя – станет Республика, был Цезарь – теперь выборный дермократический орган, тот самый, которым они думают и на котором сидят…

Но как в это дерьмо умудрился вписаться Марий?

– Это революция, господа…Четвертый легион, шестой, восемнадцатый, десятый – сегодня вечером станут нашими. Огнем и мечом, если понадобится, – он активировал плетение воздушного смерча на ладони, – мы пройдемся по Империи. Завтра вы проснетесь в уже совершенно новом мире.

Значит, себе доступ к силе он оставил? Артефакт или что-то еще? Воздушник седьмого круга, даже, если снять глушилку, здесь с ним не тягаться никому – опыт не позволит. Щенки.

Четвертый легион – это плохо, это очень плохо. Он расквартирован у Столицы, и даже если предположить лучший сценарий – они просто могут не успеть удержать город.

Какого демона здесь вообще происходит?

Шестнадцатый никогда не участвовал в таких сварах. Мы слишком далеко от столичных игр. Да, по этой зиме должны были быть легкие волнения, но ничего подобного такого масштаба. Не сейчас. Республиканские настроения давно бродят в армии, но причем тут наш Северный Предел? Какого демона?

– Республика каждому готова предоставить выбор. Один единственный раз, – слова увесисто падали в тишину. Он использует преторские модуляции для управления голосом – их этому учат. – С нами – или против нас. Сейчас каждый, кто считает себя достойным разделить с нами правое дело – поднимет руку и отойдет в сторону, – он показал к выходу из лабиринта. – Остальные…, – Марий спокойно улыбнулся, – умрут во имя Республики, принеся неоценимую пользу всему Пределу. Вас должно утешить, что в отличие от вашей бесполезной жизни, ваша смерть послужит на всеобщее благо общества.

Великая утопия – всеобщее благо, равные права для всех. Великая морковка для легковерных наивных идиотов.

Претор повелительно взмахнул рукой, и прыщ с готовностью подскочил ближе.

– Дамы наеево, каваееы напраао…, – командовал он. Марий снял стазис, и в этот же момент одного из дернувшегося в сторону сира нанизали на пики – «пустые» промаршировали ближе, почти сомкнув кольцо. Девчонки завизжали, но звук резко оборвался. Он бросил сразу на всю толпу молчаливые путы, стянув им руки за спиной? Силен! Это уже не седьмой…это полноценное начало восьмого круга.

– С нами – или против нас…кивка будет достаточно, – он довольно усмехнулся.

Начала затекать шея и руки – стазис очень неприятная штука, ещё десяток мгновений и я просто свалюсь кулем на траву при отмене чар – просто онемеет все тело. Лучше бы наложил путы!

Кивнули трое.

Трое! Нет, я ожидала, что да найдется хоть один идиот, который примет его слова за чистую монету, но сразу трое идиотов среди Высших? Нация вырождается.

Один третий сын, четвертый сын, сводный племянник главы муниципалитета…все мелкие сошки, недовольные своим статусом и уровнем силы. С громадными притязаниями.

Их освободили от пут, и они неловко отшагали в сторону, и с пинком прыщавого сира под колени, бухнулись на землю перед Марием.

– Кьятва, кьятва еспублике, – прыщ бесновался в экстазе и прыскал слюнями.

Клялись по очереди. Они даже не позаботились придумать собственный текст, взяв за основу классическую клятву Империи. На третьем кандидате, Марий шагнул вперед и одним слитным движением снес юнцу голову.

За доли мгновения.

Голова, с широко распахнутыми от удивления глазами, летела и подскакивала, прямо в толпу детей. Визжать они не могли, поэтому просто отшатнулись все разом, попадали, создав жуткое месиво из кучи юбок, ног, рук…

Обезглавленное тело неудавшегося республиканца замерло в том же положении, на коленях, накренилось и повалилось вперед. Кровь, заливая траву, окрашивала ее в густой темный цвет.

– Республика не приемлет лжи, – Марий наклонился и медленно, тщательно, вытер гладий об одежду трупа.

У него артефакт правды или что-то ещё?

– Дамы наеево, каваееы напраао…, – снова заканючил прыщ, – Наставник…, – он пощелкал пальцами, изображая плетения чар. В ответ Марий отрицательно качнул головой, то есть мелкому уродцу доступа к силе не дали?

Дети начали беспорядочно строится, спотыкаясь друг от друга. Девочки – налево, мальчики – направо. Претор немного подумал и воздушными силками притянул ко мне Кантора и Фэй-Фэй, поставив их сбоку. В глазах Тира паники не было, вообще. Была приглушенная ярость, сожаление и холодный расчет. Он уже придумал, что делать? Фэй-Фэй молча давилась слезами, которые чертили вертикальные дорожки по грязным щекам – Хейли остался там, вместе со всеми.

Кантор приблизился ближе, встав спиной к боку, и кончиками стянутых за спиной пальцев погладил меня по платью.

– Забирай, ровно по четыре на луч, – он помолчал, обдумывая, – и одного мага. Должно хватить, – раздавал он указания прыщавому уроду.

Парней уводят, чтобы распределить по лучам? Они будут играть роль фокуса? Фэй забилась рядом, намереваясь шагнуть вперед, и Тир крепко наступил ей на ногу – хоть какая-то от него польза.

– Наставник, мое…моя…вы обеали…, – прыщ тыкал в Маршу, облизываясь. Марий коротко поощрительно кивнул, и парни пошли во второй выход, подталкиваемые сзади остриями пик – с ними он отправлял больше половины «пустых».

Оставшись одни на поляне, девчонки сбились в беззащитную кучку, стараясь как можно меньше привлекать внимание.

Марий поднял голову, оценивая положение созвездий и что-то только одному ему ведомое, и шагнул ко мне. Стазис спал мгновенно, я застонала, не удержавшись на ногах, и меня подхватили крепкие руки, баюкая и растирая онемевшие конечности.

– Вот так, девочка моя, сейчас пройдет, сейчас будет легче…, – он шептал мне в макушку. – Ш-ш-ш, – он повелительно приложил палец к моим губам, запрещая говорить, когда я вскинулась, – ш-ш-ш…помолчи…, – он прижал меня спиной к себе, крепко обняв сзади, развернув нас в сторону ночного Керна…город пылал…я видела несколько очагов пожаров…точно в стороне казарм….ратуша…старый ремесленный квартал…, – почти как тогда, правда…

Тогда? Площадь?

– Они не придут, девочка моя…те, кого вы так ждете…, – теплое дыхание коснулось уха…он что, недавно пил аларийский самогон? – Они даже не смогут покинуть город… Я просил знака с небес, там в храме, когда ты вошла. Вся в свете пламени огня Великого, ты была …неземная…Я просил знака, и тебе огонь ответил….ты помнишь…знак легиона и ровно шестнадцать огней, шестнадцать, Вайю! Я следовал за вами до площади, – он тихо вздыхает, – видел, как жрец вручил тебе амулет…потом…, – он поперхнулся обетом молчания, – …потом ты спасла меня…раз…и два, когда я уже попрощался с жизнью, Великий снова дал знак, оградив своей силой….в твоем лице…ты спасла меня, девочка.

Великий! Если бы я знала…

– Это и был знак. Явственнее не бывает, я выжил именно для того, чтобы выполнить свою миссию. Если бы Великий не хотел – я бы умер там…Империя не должна больше существовать. Во всех легионах, Вайю, везде, у нас есть сторонники, у нас есть Армия, Вайю…Будущее за Республикой, за нами. Я следил за тобой, я собирал всю доступную информацию, я знаю, как Высшие обращались с тобой, Вайю. Этого больше не будет, больше никто не посмеет смеяться и унижать…И этот бойкот, они все умрут, Вайю…Ты умница, – короткий поцелуй в висок, – никаких артефактов, никаких эскапад, я боялся, что ты опять придумаешь что-то…Браслет, – он покрутил на моем запястье черную полоску, которую дал Тиберий, – защитил бы тебя от всех, кто под воздействием, но ты способна найти выход из любой безвыходной ситуации…я боялся, – он целует запястье и кожу под браслетом, – я так боялся…Ты зря потратила долг жизни, – ещё один поцелуй за ушко, – юнцы были готовы с самого начала вечера…я бы никому не позволил сегодня издеваться над тобой…Вайю, – Марий резко развернул меня, поставив прямо перед собой, – скажи мне, что-нибудь…

Я щурилась и молчала. В голове было совершенно пусто. Ни эмоций, ни мыслей – ничего. Абсолютная пустота. Фэй и Кантор затихли сзади, не шевелясь.

Сказать что-нибудь…Что-нибудь. Керн пылает. Легион раздирают внутренние разборки. Рунный круг…

– Я ненавижу Империю…, – с трудом разомкнула сухие губы. – Не-на-ви-жу. Я ненавижу Империю, – второй раз это было гораздо легче произнести, даже перед самой собой. Это была правда. Та самая правда, которую я старательно гнала от себя, но сейчас я достала эту темную часть со дна своей души. – Я НЕНАВИЖУ ИМПЕРИЮ! – я кричала, запрокинув голову в небо. – Я ненавижу их, – едва слышный шепот. – Они убили всех, они убили…Половину верховного Совета я бы уничтожила своими руками, – правда. Истинная правда звенела в воздухе, потому что Марий улыбался мне – счастливо, радостно и гордо.

– Я не ошибся в тебе, звезда моя, я не ошибся в тебе, Вайю…

Фэй неосторожно пошевелилась за спиной, и Марий перенес на них свое внимание.

– Почти как в старые добрые времена, не так ли? Немного урезанный состав, но тем не менее…Леди Ву – названная сестра и…наследник одного из самых …предприимчивых родов Предела, сир Тир…, – взмах руки и чары спадают. – Леди Ву, я сейчас прошу ответить однозначно, вы с нами или…

Фэй-Фэй умоляюще смотрела на меня, пытаясь найти ответ в моих глазах. Дурочка. Сестра? Навсегда!

– Я – как Вайю. Я везде следую за ней…, – она просветлела лицом и решительно кивнула. Выражение глаз Кантора нужно было видеть, он смотрел на Фэй-Фэй, как на неизученный наукой экземпляр насекомого. То ли раздавить, то ли использовать?

Мне достался полыхнувший презрением взгляд из-под косой челки. И отрицательный кивок Марию.

Ну, кто бы сомневался. Мальчик ещё отчасти такой идеалист…

– Тиры будут сговорчивее, – Марий потянулся похлопать Кантора по плечу, но тот увернулся движением загнанного в угол волчонка.

– Когда настраивают кампас, Вайю, стрелка крутится беспорядочно, пока не найдет Север. Где твой Север, Вайю?...Кто твой Север? – последние слова Тир хрипел, получив удар поддых от Претора, и свалился на землю уже молчаливым кулем, со стянутыми назад руками.

Я поймала его взгляд, и глядя ему в глаза, положила ладошку на руку Мария.

– Мой Север здесь, Тир. Мой Север здесь.


Глава 36. Лабиринт 3 | Перерождение | Глава 38. Темный источник