home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая. Трансволо с Фираски

«Научи же меня

Самым разным вещам,

Научи же тому,

Что не знаю я сам…» —

Я когда-то мечтал,

Я когда-то просил —

И жестокий урок

От судьбы получил.

Я не знал, что дождусь

окончания дня,

Когда злоба и тьма

снизойдут до меня.

Но упорный и в мраке

научится жить,

Там другого меня

будет мастер учить.

Поздний Милиан, «Терновая поэма»

Авенже Зарбот услышала свое имя в исполнении двух бойких молодых голосов уже невесть какой раз за этот день. Студенты-практиканты, так их растак!..

Призвав на помощь все свое годами выработанное терпение, Алая Стражница глубоко вздохнула, сложила во внутренний карман плаща теплую булочку, которую только что купила и собиралась съесть, и направилась обратно к воротам. Вопросов на повестке дня было два: кого принесло в Фираску в такой неподходящий момент, и — почему два глупых студента хотя бы пять минут, в ее, Авенже, обеденный перерыв, не могут поработать самостоятельно? Пять минут!!! Пока она, честная блюстительница порядка, ест свежеиспеченный фирасийский хлеб, сдобренный диадемовым маслом!..

Студенты только не прыгали от нетерпения на вершине низенькой смотровой башенки.


— Мистра Зарбот! — в два голоса закричали они, махая руками. — Там, на дороге!


Видно было, что мальчишек (а первый курс колледжа — шестнадцать лет — это мальчишки) так и распирает от любопытства.

Авенже с мученическим видом отобрала у одного бинокль и навела его на движущуюся вдали группу людей. «Хм… и вправду интересно…»

Их было десять, но более-менее взрослыми выглядели только трое, причем первый неприятно напоминал чистокровного файзула. За «взрослой» же троицей шлепали по раскисшей после дождя дороге семеро мальчишек мал мала меньше. Сложно было не заметить, что у всех десятерых при себе мечи без гарды, даже у последнего карапуза, которому на вид едва ли шесть.


— Мда… — хмыкнула Авенже, откусывая припасенную булочку; красное диадемовое масло проступило на белом мякише, как кровь…


Странный отряд не нес при себе ничего запрещенного и, по всей видимости, не представлял опасности для Фираски — все вполне стыкуется с миролюбивой философией воинов, основавших крохотное поселение у леса Магров. Но больно уж мрачный вид был у предполагаемого файзула. Нет, пара вопросов не помешает, решила Авенже.


— Приветствую великого воина, чей боевой топор отражает луну, — сказала она единственную фразу, которую знала на языке файзулов. Просто чтобы проверить свою догадку относительно хмурого великана, возглавлявшего отряд.

— Я почти не помню родного языка, — смутился он. — Я вырос в цивилизованном Омнисе…


Эх, славный парень. Его лицо можно читать, как открытую книгу. Непохоже, чтобы его легко было смутить простым вопросом, но, видимо, Авенже просто угодила в больное место. Молодой файзул не врал и не притворялся — ему действительно было стыдно. Совесть кольнула и Стражницу, за то, что невольно задела бедолагу за живое.


— С какой целью вы прибыли в Фираску? — прокашлявшись, спросила Авенже. Ответ ее удивил…

— Мы хотим взять здесь трансволо, — сказал файзул.

— Далеко собрались? И с какой целью? — Стражница вскинула тонкую бровь.

— В Торгор, по личному делу, — парень ответил одновременно и честно, и уклончиво.


Все-таки он был неглуп. Зная, что не стоит даже пытаться обмануть начальника Алой Стражи, он и не думал врать. Но и правды не сказал. Ей-богу, какие бы дела ни были у этих десяти в Торгоре или Фираске, а подвох во всем этом чувствуется. Послужи рядом с Дикой Ничейной Землей столько, сколько Авенже Зарбот, — научишься доверять чутью. Но придраться было не к чему. Пришлось пропустить их в город. Студенты тут же наперебой принялись объяснять, как пройти к магическому колледжу имени Владиславы.

Миновав ворота, отряд углубился в лабиринт фирасийских улиц и вскоре пропал из виду. Странно было просто провожать их взглядом… но и остановить было, в общем-то, не за что.


…Редко увидишь в Омнисе такой боевой город, как Фираска. У него внушительные стены; на смотровых башнях неизменно присутствуют бойницы; ворота смотрят в противоположную от Дикой Ничейной Земли сторону и запираются на ночь. Серые капюшоны и алые подкладки плащей мелькают здесь всюду. Дома высокие, длинные, все тянутся к небу, как растения в густом лесу: внутри городских стен очень и очень тесно. Каждый камень здесь дышит древностью; и в лабиринтах узких улочек, кажется, вязнет само время — отряду Джуэла, чтобы пройти к колледжу и не потеряться в плотном потоке людей, пришлось взяться за руки.

Так получилось, что Милиан и Орион оказались рядом (Джовиб шел последним и нес на плечах Джармина, чтобы мальчику не пришлось толкаться среди коленок прохожих). Рука у Ориона была теплая и сильная, вся в мозолях от постоянных тренировок с мечом и, возможно, силовых упражнений с тяжестями, которых терпеть не мог Милиан.

Ворон удивился сам себе — как много можно узнать о человеке, просто пожав ему руку! И еще… ведь в первую встречу ему не понравился Орион Джовиб. Но его трогательное, почти отцовское, отношение к маленькому Джармину; его красивая сказка о собственном прошлом; и, наконец, его честное спокойное рукопожатие…


— Орион, — обернулся к нему Милиан Ворон.

— Угу, — отозвался тот.

— А я читал, что в мире-первоисточнике люди при встрече пожимали друг другу руки! — всю возникшую в сердце искренность Милиан неумело вложил в эту пустяковую фразу. Но Орион понимающе улыбнулся.

— Хороший был обычай, — кивнул он. — Жаль, в Омнисе не прижился… А у тебя крепкое рукопожатие, Милиан! — весело заметил Орион. — Это знак твердой воли!..

— У тебя рука мага! — обернулся идущий впереди Пай. — Ты мог бы быть отличным магом… как и я, — впрочем, последнее было сказано с грустью.


Еще несколько поворотов узенькой улочки — и десять Сохраняющих Жизнь неожиданно выбрались на открытое место.

Если древняя Фираска и могла позволить себе такую роскошь, как огромная центральная площадь, то только ради магического колледжа имени Владиславы. Это была эдакая Цитадель Влады в миниатюре, но с узкими окнами, рвом и откидным мостом при входе. По всему видно, что задуман колледж так, чтобы в случае массовой атаки на город стать последним защитным бастионом.

Пока же мост был откинут, а из окон-бойниц выглядывали скучающие студенты. На дне рва поблескивали брошенные кем-то монеты, а поверху плавали апельсиновые и диадемовые корки — целый флот. Разноцветные стрекозы порхали над водой…

Восторг в глазах Пая Приора при виде настоящего магического учебного заведения был сравним разве что с восторгом путника, увидевшего оазис в пустыне.


— Ну, пошли, — с некоторым сомнением произнес Орион, спуская Джармина на землю…

— Мы что, вдесятером туда пойдем? — насмешливо произнес Оазис, уперев руки в боки. — Всей армией двинем на маленькую цитадель?


Джуэл задумался. Они и так запомнились молодой Стражнице у ворот… если так пойдет и дальше, то его отряд вскоре переполошит всю Фираску. А Сайнар и Абадар Кангасск настоятельно рекомендовали вести себя тихо. К тому же, следовало признать, что в магии могучий Джуэл Хак совершенно не разбирается.


— Пай, — обратился к нему Джуэл. — Ты у нас единственный маг, сходи разведай обстановку, поспрошай про трансволо.

— Хорошо! — мальчишка прямо-таки просиял. — Пойдешь со мной, Милиан?


Ворон с готовностью кивнул.


— А я, пожалуй, город разведаю, — вызвался Оазис, знаток каменных джунглей. — Могу подыскать дешевое жилье, если будем здесь останавливаться надолго… Хотя вряд ли в такой тесноте жилье бывает дешевое…

— Не ищи, не надо, — остановил его веселую болтовню Джуэл. — Мы здесь ненадолго. Найдешь нас в гостинице, — он кивнул на длинное узкое здание, больше похожее на участок, выхваченный из неимоверно высокой стены. — Там и встретимся.

— Буду к вечеру! — беспечно отозвался Оазис, снял с пояс с ножнами, передал его стоявшему рядом Ориону и мгновенно затерялся в толпе: в хитросплетении людских потоков длинная катана только мешала бы, а углеродистой стали нож у Оазиса всегда за голенищем сапога… Орион только головой покачал, улыбаясь вслед шустрому мальчишке.

— Мы не задержимся, — сказал Пай и замялся: — ну, постараемся, по крайней мере…

— Пойдем, — позвал его Милиан.


Так странный отряд о десяти безгардовых мечах разошелся в разные стороны.

Пай и Милиан дружно, почти в ногу, шагали к гостеприимно откинутому мосту колледжа имени Владиславы. Студенты в серых плащах на алой подкладке толпами проходили мимо, с любопытством оглядываясь, но заговорить никто не пытался. Словно мимолетный каприз весны, над площадью прошел дождь при солнце. Слепой весенний каплепад, испятнавший влагой одежду и исчезнувший так же быстро, как и появился.

Проходя по откидному мосту, Милиан, а затем и Пай засмотрелись на ров. Нет, им не показалось издали: вода во рву действительно была кристально чистая и пускала ясные солнечные блики. Ее фильтровали растущие по всему дну фиолетовые губки; Милиану приходилось читать о таких, но воочию он видел их впервые — миродержцы вывели их специально для очистки городских водоемов от органики совсем недавно, так что эти крохотные живые насосы — результат не древнего акта творения, а упорства науки.

Проследив за взглядом Милиана, Пай с интересом заметил:


— Lycopersicon abberata. Шедевр науки о наследственности, я слышал, — заметил он. — Как она правильно называется?

— Генетика…

— Да, точно. Нечто сродни магии эта генетика… Знаешь, я во многих крепостях побывал, когда был маленький, и помню, что нет ничего грязнее городских стоков, которыми рвы обычно и наполняют… — Пай помедлил, но все-таки признался: — Однажды я упал в ров Люменика…


Милиан скривился. Рухнуть в ров, полный стоков самого крупного в мире промышленного города — то еще приключение.


— …Наверное, и там вода уже чистая, — задумчиво продолжал Пай. — Войны давно уже не ждут нигде…

— Наверно… — рассеянно пробормотал Милиан и потянул юного мага за руку, от края моста подальше. То ли не хотел, чтобы мечтательный Приор и в этот ров свалился, то ли просто уходящего зря времени пожалел.


Суровый шершавый камень, из которого были сложены стены колледжа, дышал прохладой, а «запах» магии пропитал камень насквозь. Уже один его кусочек, унесенный в Ничейную Землю, способен натворить бед. Определенно, колледж был даже старше крепостной стены Фираски.

Вдоль каждого коридора тянулся длинный ряд Лихтов, потому что узкие окна не давали достаточно света. Пай остановился рядом с одной из световых сфер и задумчиво вздохнул.

Проходивший мимо молодой преподаватель боевой магии, видимо, принял Пая за простого любопытствующего мальчишку, восхищенно глядящего на простенькое заклинание.


— Это Лихт, парень, — разъяснил он Паю.

— Я знаю, — со светлой грустью отозвался тот. — Всегда мечтал сделать такой.


Преподаватель вскинул тонкую бровь. Судя по мечу, висевшему на поясе мальчишки, он ученик Сохраняющего Жизнь, а значит, явный амбасиат.


— И что, получилось что-нибудь? — спросил маг.


Пай кивнул.


— Ну тогда покажи, если не жалко, — молодой преподаватель пожал плечами.


Второй раз Милиан видел, как Пай творит свой Фиат-люкс. Как и тогда, под сенью согнутых диадем, он плавно провел одну руку над другой и что-то коротко напел. Повисший меж ладонями световой шар он подвесил рядом с каноническим Лихтом. Но если образец висел ровно, то Фиат-люкс плавно покачивался — заклинание левитации у Пая тоже отличалось.

Преподаватель если и был удивлен, то никак этого не показал. Он лишь задумчиво потер костяшками пальцев щетинистый подбородок.


— Забавная штука, — оценил он. — Эдакий гибрид канонического Лихта с боевой огненной сферой… Очень, очень необычно… Сам придумал?

— Ага, — радостно закивал Пай.

— Что ж! — маг плеснул широкими рукавами в приветственном жесте. — Меня зовут Эйнар Шарлу. Я младший магистр боевой магии. Чем могу помочь?..


Эйнар был неожиданно добр к двум чужим и, казалось бы, бесполезным мальчишкам (двенадцать-тринадцать лет — далеко не тот возраст, в котором берут на обучение в колледж). Он привел их в свою лабораторию, где щедро поил их отборным Южным кофе и угощал сладостями, расспрашивая между тем о жизни. Надо признать, Милиан смотрел в оба и вовремя одергивал Пая, когда тот готов был проболтаться о том, чего постороннему знать вовсе не следовало. Маг тактично этих одергиваний не замечал.

На вопрос о трансволо Шарлу только покачал головой: заклинание высшей пробы в приграничном колледже осилили бы только двое старших магистров, а они, как назло, в отъезде.


— Трансволо так сложно? — Пай закусил губу.

— Да, это, если можно выразиться, высший пилотаж магии. Я его пока не познал, — смущенно признался магистр.

— А я могу попробовать?

— Ты способный юноша, Пай Приор, — засмеялся Эйнар, — но не требуй от себя слишком много. Впрочем, если хочешь, можешь посещать нашу библиотеку. Я дам доступ. И тебе, Пай, и тебе, Милиан Корвус. И если… — он замялся. — Понимаете ли, я твердо верю, что каждый амбасиат — потенциально могучий маг. Если надумаете, то… в общем, даже в отсутствии старших магистров, мы соберем совет магистров младших и примем вас без экзаменов.


Милиан улыбнулся скептически. Пай просиял. Так они и покинули кабинет Эйнара Шарлу, каждый со своим впечатлением. Но в библиотеку отправились оба. Там Пай сразу обложился книжками по теории трансволо, наконец дорвавшись до настоящей магии, раньше всегда запретной для него. А Милиан долго бродил меж книжных шкафов, ожидая знакомого предчувствия, всегда подсказывавшего ему нужную книгу. И оно не подвело.

«Теория Ничейной Земли» издательства «Северо-Юг». Странный образчик научной мысли. Сложнейшие главы, и каждая снабжена до идиотизма примитивным резюме. Резюме Милиан читать побрезговал, а хитросплетений научного текста он никогда не боялся и с латынью дружил. Сквозь скучные описания и замысловатые выводы он ВИДЕЛ саму Ничейную Землю. И обжитую, и дикую. В этом и состоит искусство чтения — в том чтобы видеть… Толстенный фолиант кучерявый мальчишка освоил за четыре с половиной часа. И спокойно вернул на полку, зная, что уже не забудет того, что прочитал.

Сквозь узкое окошко на паркетный пол падали алые лучи вечереющего неба; и Милиан пошел возвращать к реальности Пая, уединившегося в уголке читального зала с двумя стопками книг. Он уже занес руку, чтобы потрясти юного мага за плечо — и замер: впервые Милиан увидел, как читает Пай…

Со стороны могло показаться, что он просто вдумчиво листает книгу, изредка останавливая взгляд на некоторых страницах, но Милиан Ворон, будучи амбасиатом, прямо-таки почувствовал, как горячо и бешено пульсирует в это время мысль Пая Приора. За то время, что Милиан изучил одну книгу, пусть и довольно объемную, Пай прочел и отложил в сторону шесть.

Это открытие поразило Ворона настолько, что пришлось тряхнуть головой, чтобы очнуться и прийти в себя. Осмотревшись, Милиан заметил, что за Паем с любопытством наблюдают сидящие за соседним столом два младших магистра, да и библиотекарь как-то нервничает… Маг Гердон Лориан, царство ему небесное, всегда смеялся над амбасиатами и посмеялся бы еще раз, ибо ни один амбасиат не смог бы пройти сквозь людное место незамеченным, настолько талант, подпитанный амбассой, выдает себя… Кажется, их просили не привлекать внимания… но теперь уже поздно…


— Пойдем, Пай, — устало вздохнул Милиан. — Вечер. Если не доберемся до жилья к ночи, проведем ее с Алыми в ближайшем участке. Тут с этим строго: твари всякие, комендантский час…

— Ага… — Пай послушно кивнул и отложил книгу. — Вид у него был отрешенный и счастливый. — Я тут столько всего прочел… Не до конца составил картину, правда… Можно поделиться с тобой сомнениями?

— Можно, можно, — поторопил его Милиан, собирая книги. — Пошли, расскажешь по дороге…


Пай рассказывал о трансволо с таким восторгом, что потерял всякую осторожность. Милиану пришлось продираться сквозь спешащую по домам толпу, таща Приора за рукав, и одновременно вникать в вопросы высшей магии. Хотя — нельзя не признать — в устах Пая колдовство звучало столь заманчиво, что твердые амбасиатские установки Милиана несколько поколебались: в какой-то момент он мечтательно представил, что тоже мог бы… но какой-то громила, спешивший в противоположную сторону, походя заехал ему плечом в висок, разом вернув с небес на землю. Было адски больно; перед глазами мелькнуло что-то похожее на искры. И синяк обещал остаться.

До гостиницы они добрались вовремя и с радостью захлопнули тяжелую дверь перед носом у подступающей ночи. Видимо, их ждали, очень уж в большой комнате было тихо. Ближе всех к двери сидел Орион, мирно чистивший шелковой тряпочкой меч Оазиса.


— Рассказывай, что узнал, — обратился Джуэл к Паю как к ответственному за данную миссию.

— Уф… — тот перевел дух и устало опустился на пушистый ковер с узором из танцующих тигров. Рядом присел и Милиан. — Старших магистров, которые владеют трансволо, в колледже в данный момент нет. И не будет еще очень долго… — Пай отчего-то оглянулся на Ориона, тот встретился с ним взглядом, потом вернулся к чистке меча. — За это время я сам изучу трансволо, — решительно сказал Пай.


И никто не засмеялся над ним.


— Сколько тебе потребуется времени? — спросил Джуэл.

— Месяц… может быть, два…

— Слишком долго, — файзул отрицательно покачал головой.


Орион вложил в ножны начищенный до зеркального блеска меч и кашлянул, прочищая горло.


— Насколько я помню, — деликатно заметил он, — Сайнар нас во времени не ограничивал.

— Трансволо может еще пригодиться, — вступил Бала.

— И не хотел бы я идти в Ничейную Землю без подготовки, — сказал последнее слово Лайнувер.

— У нас не хватит денег на месяц, а тем более два, — непреклонным тоном возразил всем троим Джуэл. — Мы не сможем платить за гостиницу так долго…


В дверь постучали. Судя по всему, ногой.


— А вот и тот, кто поможет нам решить проблемы с жильем, — Орион прицокнул языком и пошел открывать.


Орион угадал: в дверь ввалился разгоряченный и пыхтящий Оазис, который был невероятно зол, что его долго не впускали. На правой скуле у него багровел синяк, рукав плаща был оборван и жалко болтался. Но вид городской дикарь имел довольный: видимо, в бою победил все-таки он.


— Привет, дружище! — весело сказал ему Орион. — Я тут твой меч почистил. Не запускай его так.

— Кто тебя? — взволнованно спросил Джармин.

— Э… — Оазис махнул рукой с самым брезгливым видом. — Местные сопляки… Не на того напали! Пятерых я положил, четверо удрали. Подлые уроды. Количеством хотели взять.


Вот и еще один амбасиат засветился… Нет, тихо всей компанией по Омнису никак не пройти…


— Надеюсь, ты не убил никого? — мрачно осведомился Джуэл.

— Нет, — заверил его Оазис и с наслаждением вытянулся на ковре. — Хотя, когда они за камни взялись, я начал думать о ноже. Но все обошлось… даже слишком просто обошлось… Давно я в уличной драке не был, уже забыл, что это такое. А ведь до того, как меня взял к себе учитель, девять ровесников показались бы мне целым войском!.. — несколько недоуменно сказал юный воин и, смутившись, поспешил сменить тему: — Кстати, а я, между прочим, дешевое жилье нашел. Без ковров, конечно, зато платить будем медью, а не золотом.


Джуэл и Орион многозначительно переглянулись. Пай Приор с надеждой посмотрел на них обоих.


— Хорошо, — уступил файзул, — мы задержимся. Узнаем больше о Ничейной Земле.

— Вот так! — Орион Джовиб подмигнул Паю. — Учи трансволо, маг…


…Момент был радостный, но Милиану отчего-то стало горько. Какое-то мрачное предчувствие тяжко повисло слева от сердца, там, где душа. На его фоне неимоверно уютной и светлой показалась чужая комната и веселой — фирасийская ночь. Ворон удивился себе: какой еще может быть впереди мрак? Сайнар обещал интересный и сложный, но не смертельно опасный поход. Кангасск Марини весело напутствовала ученика в дорогу и советовала не пренебрегать людными местами, где можно узнать много интересного… Нет, за этим не могло крыться ничего темного, ничего подлого. И Милиан не поверил себе. Он решил, что просто устал и начитался за день мрачных глав.


Глава третья. История под дождем | Камень второй. Горящий обсидиан | Глава четвертая. Дитя тьмы