home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 8

Добираясь до дома Иды, я прокручивала в голове новые факты. Что похитителем окажется Петрушин братец, я, честно говоря, сомневалась. Судя по тому, что я о нем узнала, типичный любитель халявы. Позвала старуха, приехал. От дармового наследства кто же откажется! А как обязанностями запахло, так и удрал. Проверить, конечно, не мешало бы, но на положительный результат рассчитывать не стоит. А вот странного вида племянник заслуживает самого пристального внимания. Встретила его тетушка неласково, он и заимел на нее зуб. Про брошь он, может быть, и не знал. Залез в квартиру пошарить, авось чем разживется. Родственница небедная, да еще кровей благородных. У таких всегда есть чем поживиться. А что одной брошью прельстился, так тут несколько вариантов может быть. Или спугнул кто, или вором парнишка не был. Возомнил себя мечом возмездия, карающим снобизм и противников неформального мышления. Вот кража и получилась чисто символическая. Взял то, что, по его расчетам, для пожилой женщины дороже всего.

На лестничной площадке я столкнулась с соседкой Иды, той самой Катериной. В руках у нее – две тяжелые сумки со съестными припасами. За спиной Катерины сопел ее великовозрастный отпрыск. Его руки были заняты только сотовым телефоном, в котором он на ходу проделывал нехитрые манипуляции. Парень был полностью поглощен прохождением очередного уровня в незамысловатой игре. Завидев меня, Катерина затрещала:

– Ой, Танюшенька, вы снова к нам пожаловали? Я думала, вы давно восвояси подались, а вы, значит, тетушку не бросаете? Наконец-то Идочке с родней повезло. Такая забота!

– Добрый вечер, Катерина. А вы, я смотрю, за покупками всей семьей ходили?

– Да вот, с работы иду, в магазин забежала, а Вадик встретить меня вызвался. Он у меня заботливый. – Катерина окинула сына ласковым взглядом.

«Да уж, забота так и прет, – подумала я. – И как только некоторые мамаши умудряются быть настолько слепыми?»

– Ну, как там Идочка? Поправляется?

– Потихоньку. Сегодня доктор разрешил пообщаться с ней.

– Вот и славно, – обрадовалась Катерина. – А то мне даже как-то одиноко без нее. Выйдешь на лестничную клетку – и словом перекинуться не с кем! А вы по поводу расследования к нам?

Вот те на! Секрет Полишинеля раскрыт. Да, во дворе тетушки Иды разведка работает что надо! Я даже не стала выяснять, кто принес Катерине эту информацию. Знает и знает. А вот в курс своих дел вводить ее не стоит.

– Тетушка Ида попросила квартиру проветрить, чтобы воздух не застаивался, цветы полить.

– Так у Иды же нет цветов? – насторожилась Катерина.

– Да это так, образно, – не моргнула глазом я. – Просто когда просят за квартирой присмотреть, сразу себе план действий намечаешь: пыль протереть, мусор выкинуть, ковры пропылесосить. Ну и цветы полить, это уж непременно. А есть цветы у Иды или нет, не столь важно. Главное, что квартира под присмотром.

– А что, банду-то еще не поймали? – вдруг вспомнила Катерина. – Ну, ту, в которую Идин родственник затесался.

– Оказалось, Константин к пропаже броши отношения не имеет. У него стопроцентное алиби, – присочинила я.

– Эх, жаль! – огорчилась Катерина. – Где вот теперь пропажу искать? И не найдешь теперь!

– Как это «не найдешь»? Найдем непременно, даже не сомневайтесь. Не пройдет и недели, как на руках субчика этого «браслеты» сомкнутся. А тетушка Ида снова станет обладательницей единственной в своем роде броши.

– А вот это правильно! Сажать таких надо, чтобы другим неповадно было, да, Вадик? – Катерина неожиданно обратилась к сыну.

Я, естественно, тоже посмотрела на Вадика. Так что он едва успел оторвать от меня пристальный взгляд и вновь скрыться за маской безразличия. На вопрос матери он только плечами пожал, мол, знать не знаю и знать не хочу. А самого любопытство разбирало. Уж я-то в таких вопросах не новичок. Перед мамашей притворяется, чтобы она его дитятком неразумным считала. Ох уж эти перезрелые мамаши. До пенсии своих чадушек в младенцах держат. Будто желая подтвердить мою догадку, Катерина, умиленно улыбаясь, пропела:

– Дите неразумное. В армию уж пора идти, а он все только играми компьютерными интересуется. А до проблем взрослой жизни ему дела нет.

– Ну не буду вас больше задерживать. Вам еще ужин готовить, – заторопилась я.

– И то верно, дел полно, а я лясы точу. Вадик, поди уж, проголодался.

Мы вежливо раскланялись и разошлись по квартирам. Катерина с Вадиком к себе, я к тетушке Иде.

В квартире я первым делом отыскала шкатулку, о которой говорила Ида. Там лежала толстая тетрадь с надписью «Записки». Усевшись на диван, я принялась ее изучать. Отыскала место, где были описаны оба интересующих меня визита. Сравнила написанное с рассказом тетушки Иды. Вроде все совпало. Уже хорошо. Не приукрасила артистка события. Прочитала адреса. Брат Петрушин обитал в небольшой деревушке под названием Низина. Рядом с названием четким почерком подписано: тридцать километров. Это от Хаймынска, что ли? Достала карту, сверилась. Так и есть, деревушка расположена в тридцати километрах от тетушкиного города. На машине, если по хорошей дороге, езды не больше часа туда и обратно. Тетушка Ида не уточняла, приезжал ли Петрушин брат на своей машине или воспользовался услугами пригородного общественного транспорта.

А вот племянник оказался птицей высокого полета. Столичный житель. Письмо, отправленное Идой, было доставлено в Москву. И не в какой-то там Зеленоград, и даже не в окраинный район Алтуфьево, а в самый что ни на есть центр. На Арбат. Я сразу вспомнила фразу, оброненную сегодня тетушкой Идой, о возлагаемых на племянничка надеждах. Теперь понятно, на чем эти надежды основывались. Приедет столичный родственник, весь из себя цивилизованный и упакованный. С таким и в люди не стыдно выйти. Представляю, какое разочарование испытала тетушка при виде этого москвича!

Так, адреса я выяснила. А вот как этой информацией распорядиться – вопрос. До Петрушиного брата добраться пара пустяков. Времени много не займет. А до племянника? Ехать в Москву, рыскать по столице в надежде найти парня в одеянии лидера неформального движения? Это все равно что искать иголку в стоге сена. И время потеряешь, и результат не гарантирован.

Опять я топчусь на одном месте! Задала же мне задачку несостоявшаяся родственница! «Сомнения и неудачи» – пришло на ум предсказание костей. А сомнения снова закрались в мою душу. Вдруг прежние опасения не были так уж безумны? Что, если брошь все-таки не была похищена? И все это – талантливо разыгранный спектакль, в котором тетушка Ида исполняет сразу несколько главных ролей? Театр одного актера, так сказать. А мы – не более чем статисты, вовремя подающие реплики, подносящие реквизит, меняющие декорации… Лежит сейчас эта доморощенная актриса на больничной койке и наслаждается шумихой, поднявшейся вокруг ее персоны! А ты, Танюша, попала в идиотское положение благодаря своей импульсивности. Далась тебе эта родственница! Жила ты без нее спокойно двадцать семь счастливых лет и еще три раза по столько же прожила бы. А теперь вот расхлебывай последствия своего неуемного любопытства. Хотела с родственницей познакомиться? Познакомилась! Можешь радоваться.

Ну хорошо. Допустим, никто брошь не похищал. Допустим, тетушка Ида сама ее припрятала. Где она могла ее спрятать? В своей же квартире? Пользуясь представившейся возможностью, я решила хорошенько обыскать тетушкино жилище. Планомерно обходя комнаты, я заглянула во все уголки, во все шкафчики. Обыскала каждую полочку. Нигде ничего. Так, не будем отчаиваться. Раз пропажу обнаружить не удалось, пойдем другим путем. Где тетушка хранила фамильную драгоценность? В той же шкатулке, что и записи. Я вынула шкатулку из шкафа, отнесла в гостиную, где на угловой тумбе стояла настольная лампа. Включив свет, я стала внимательно разглядывать поверхность шкатулки. Всматривалась долго, аж глаза защипало. Ничего. В сердцах я со всей силы тряхнула шкатулку. Послышался слабый металлический стук. Я посмотрела на поверхность тумбы. На блестящей полированной поверхности тускло поблескивал микроскопический треугольник. Кончиками пальцев я поднесла его к свету. Сомнений быть не могло. Небольшой треугольник был не чем иным, как обломком ножа. Судя по толщине, не кухонного. Скорее всего, перочинного. А что это за крючочек на его поверхности? Приглядевшись, я смогла различить часть гравировки. Ножичек-то именной! Вот это удача! На кончике ножа ясно читалась буква «Я». Почти незаметная, совсем крохотная, но сомнений в том, что это часть какой-то фразы, выгравированной на лезвии, быть не могло. Сердце заухало, интуиция ожила. Вот оно! Наконец-то. Это уже нечто конкретное. Конечно, может быть, этот кусочек металла попал в замочную скважину и пять, и десять лет назад. Только моя интуиция просто кричала: все, время сомнений и неудач закончилось! Настала пора уверенности и удачи!

Я вырвала листок из тетради тетушки Иды, свернула из него кулек и аккуратно положила в него свою находку. Пора убираться отсюда. Стрелки на часах в гостиной показывали половину десятого. Ого, задержалась, ничего не скажешь. Погасив свет, я заперла входную дверь и стала спускаться по лестнице. Мысли были заняты находкой. Кому принадлежит нож, пострадавший от знакомства с Идиной шкатулкой? Выясню это – найду вора.

Размышления прервал какой-то посторонний звук за моей спиной. Я обернулась. Никого. Немного постояв, продолжила движение. Звук повторился. Странно. Какой-то шелест. И звук такой знакомый. Где я могла слышать подобное шелестение?

– Кто здесь? – крикнула я, пытаясь разглядеть, что происходит на верхних этажах.

В ответ раздалось только эхо. Постояв несколько минут, я решила, что странный звук мне померещился. Видно, от усталости. Не задерживаясь больше, я вышла во двор. Ловить такси в Хаймынске в такой поздний час бессмысленно. До гостиницы я шла пешком. Погода оставляла желать лучшего. Пока я обыскивала квартиру Иды, снова пошел снег. С неба сыпала противная крупа. Усилившийся ветер бросал ее в лицо, за воротник. Редкие в этот час прохожие пробегали мимо, кутаясь в теплые шубы. Я не была исключением. Шаг мой походил скорее на бег. Миновав два квартала, я почувствовала, что перемещаюсь не одна. Неприятный холодок пробежал по спине. Улица безлюдная. Погода мерзкая. Самое время для уличных грабителей. Я ускорила шаг. Ощущение не проходило. Дойдя до очередного перекрестка, я решила проверить свои подозрения. Резко свернула в подворотню и притаилась. Через несколько минут я услышала торопливые шаги. И, выглянув из-за угла, столкнулась с пожилой женщиной. Та в испуге отскочила. Извинившись, я продолжила путь, посмеиваясь над своими подозрениями.

Уже возле самой гостиницы, случайно оглянувшись назад, я успела заметить темную фигуру, нырнувшую за невысокий кустарник. Выходит, ощущение, что за мной кто-то следит, не было вызвано усталостью. Интересно, чем вызвано такое повышенное внимание? Похоже, скоро дело сдвинется с мертвой точки.


* * * | Связанные навеки | * * *







Loading...