home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 7

На сегодня приключений достаточно, решила я и направилась домой. Мне было над чем подумать. А заодно выяснить, что за адрес я выудила из Дмитрия. Вполне возможно, что мужик назвал первую попавшуюся улицу. А может, даже выдумал название – только для того, чтобы отвязаться от бармена. Колесить по городу в поисках вымышленной улицы, да еще на ночь глядя? Нет уж, увольте. Дождусь наступления дня. Если Тонечка и вправду обитает там, куда направил Дмитрий, до утра с ней ничего не случится.

Дома, изучив карту города, я выяснила интересный факт. Дом под номером восемнадцать принадлежал Аграрному институту и был институтским общежитием. Предполагалось, что населять его должны исключительно студенты. Иногородние очники и заочники. А Тонечка каким боком к ним относится? Решила-таки повысить уровень своего образования? Или ночует в общаге, пользуясь студенческим гостеприимством? Помнится, ее бывшая подруга преподает именно в этом институте. Быть может, предоставление Тонечке приюта в казенном учреждении – ее рук дело? В качестве педагогического воздействия на душевные струны?

В том, что адрес реальный, я теперь не сомневалась. Попытаться узнать, каким образом Тонечка заполучила место в общаге, можно не дожидаясь утра. Выясню номер телефона Марии Мирошниковой и потребую у нее отчета.

Мария на звонок ответила сразу. А вот вопрос мой поверг ее в шок.

– Вы уверены, что это правда? Тоня до сих пор обитает в общежитии? – Голос Марии выражал крайнее удивление. – Но этого просто не может быть!

– Этот адрес назвал приятель Тонечки. Причем приятельствуют они не так давно. Каких-то пару месяцев. Я, несомненно, все это еще проверю и выясню подробности. А в настоящий момент меня интересует, каким образом Тоня попала в список жильцов студенческой общаги.

– Невероятно! Если это действительно так, то Тоня еще более наглый человек, чем я предполагала. Вернуться в общагу после того, что она там натворила! Верх бесстыдства.

– Я так понимаю, место в общаге ей помогли получить вы?

– Не совсем. Переезд организовал мой отец. Когда Тоня пришла ко мне, вся зареванная, с тощенькой сумкой через плечо, и заявила, что ушла из дома, я была готова делить с ней свою комнату. И попросила родителей разрешить Тоне пожить некоторое время у нас. Но отец был категорически против. Мама повздыхала, поохала, но отца поддержала. Я была в отчаянии. Выгнать беззащитную, одинокую девушку на улицу! Не предоставить кров своей лучшей подруге! Об этом даже думать было противно. Видимо, поняв мои чувства, отец посоветовал подождать несколько дней. Ситуация, мол, сама разрешится. Рарзрешилась она, конечно, не сама. Отец принял в этом самое живое участие, из-за чего и результат оказался именно таким, какой желал видеть он. Через три дня отец перевез немногочисленные пожитки Тони в одну из комнат общежития при Аграрном институте. Почему при Аграрном? Да потому, что именно в этом институте трудился давний армейский друг отца. И не отказал в помощи. Вот и все!

– Тоня восприняла переезд с радостью?

– Конечно, нет! Она рассчитывала жить на всем готовеньком, ни в чем себе не отказывая. И вдруг взамен уютной квартиры со всеми удобствами, включая питание и бытовое обслуживание, ей предложили делить комнату с четырьмя такими же несчастными. Удобства на этаже, питание за свой счет. А откуда у человека, который нигде не работает, свой счет? Все это я, конечно, поняла гораздо позднее. А тогда искренне думала, что отец мой сделал Тоне королевский подарок – подарил независимость.

– О каком скандале вы упоминали в начале нашего разговора?

– Да это давняя история. И произошла она уже после того, как мы с Тоней перестали общаться.

– Прошу вас, поделитесь.

– Ну, если это необходимо… – Мария не знала, с чего начать. – Я и сама почти ничего не знаю. Только то, что рассказал папе его армейский друг.

– Я внимательно слушаю, – подбодрила я.

История заключалась в следующем. В прошлом году, накануне празднования Дня защитника Отечества, весь женский коллектив общаги готовил грандиозный праздник для мужской половины. А так как девушек там было в два, а то и в три раза больше, чем парней, решили распределить между ними обязанности. Тоне и еще нескольким девушкам, ее соседкам по комнате, досталась подготовка поздравительной речи для ректора и проректора института. Девчонки готовились вовсю. Только Тоня отлынивала. Одна из соседок даже упрекнула ее, мол, и так незаконно место в общаге занимает, могла бы хоть подарок сама подготовить. Неожиданно Тоня согласилась: «Будет вам подарок!» Девушки даже обрадовались, что заставили лентяйку шевелиться. Наступил день торжества. Весь студенческий и преподавательский состав собрался в актовом зале. Каждая группа студентов по очереди поздравляла преподавателей и сотрудников общежития. Дошел черед и до Тони. Поднявшись на сцену, она выдала трогательную речь о том, что пока лишена возможности являться студенткой столь славного института, но искренне надеется, что на будущий год сможет называть себя учащейся вуза. А потом она громко произнесла в микрофон:

– Моим будущим ректору и проректору в этот славный день, по многочисленным просьбам, – она выдержала паузу, – этот скромный подарок!

Двое студентов первого курса выкатили на сцену картонную коробку размером в полкомнаты. Заиграла музыка, Тоня подошла к проректору, протянула ему ножницы и сказала:

– Откройте свой подарок.

Разрезав ленту, проректор потянул край коробки. И тут взору собравшихся предстали две полуголые девицы, вальяжно развалившиеся на низенькой тахте, упакованной вместе с ними.

– Специально по вашей просьбе, – вещала тем временем Тоня. – Только сегодня и только для вас. Сестры Фуартье со своей программой «Круглые формы»!

Проректор застыл с ножницами в руках. Взоры студентов, как приклеенные, не отрывались от девиц. Музыка смолкла, воцарилась полнейшая тишина. И в этой тишине послышались торопливые шаги разъяренной супруги проректора и, как выстрел, пощечина. Что тут началось! Студенты повскакивали со своих мест, преподаватели налетели на Тонечку с угрозами и возмущением. Женская половина спешно покидала актовый зал. Мужчины пытались догнать своих рассерженных подруг. И только сестры Фуартье невозмутимо сидели на своей декоративной тахте.

Для чего Тонечка устроила это представление, так никто и не понял. Проректор устроил выволочку коменданту общежития и в категорической форме потребовал выдворения Антонины Коровиной из общаги. Комендант подчинился. Соседки Тони стали свидетельницами шумного скандала, который она учинила. Девушка покидать насиженное место не собиралась. Пришлось коменданту применять и хитрость, и угрозы. Насилу выгнали. А вернее, соседкам по комнате пришла в голову прекрасная идея. Пока Тоня отсутствовала, девушки вызвали слесаря, и тот установил на дверь новый замок, купленный в складчину. Жить на одной площади с Тоней девушки не желали. Потолкав запертую дверь, помучив замок, Тоня поняла, в чем дело, и, плюнув, девушка покинула-таки общагу. Комендант надеялся, что навсегда.

– Как видите, возвращение Тони в общагу – дело весьма маловероятное, – заключила Мария.

– Проверим, – ответила я. – За информацию спасибо.

Закончив разговор с Мирошниковой, я задумалась. Ситуация мне не нравилась. Это бесконечное хождение по ниточке, которая имеет свойство дальше и дальше разматывать клубок! Эти бессчетные встречи, беседы, хождения по инстанциям, а в итоге – оборванная нить расследования! И снова встречи, и снова подозреваемые, и снова нулевой результат. Интуиция подсказывала, что я копаю не в том направлении. Ответ должен быть совсем простым. Настолько простым, что с близкого расстояния и не разглядишь. Однако сейчас у меня не было никакой другой версии, кроме причастности к похищению броши Тонечки Коровиной. По складу характера она вполне подходила на роль мелкой воровки. Тем более в прошлом с ней подобное случалось. Отец Марии Мирошниковой даже заставал ее на месте преступления. А что, вполне логично: у подруги воровала, у матери деньги вымогала, в институтской общаге «показательные выступления» устраивала. Теперь очередь до двоюродной бабки дошла.

Я тяжело вздохнула. Вот все вроде бы складывается, а уверенность, что я на правильном пути, не появляется. Наоборот, чем дольше я размышляю, тем менее правдоподобным представляется причастность Тонечки к этому делу. Попытать, что ли, магические кости? Вытянув мешочек, я потрясла им в воздухе, перемешивая содержимое. В голове крутился один-единственный вопрос: «Скоро ли конец?» Кости с легким шумом рассыпались по поверхности стола. «27+3+23 – В течение долгого времени вас будут сопровождать сомнения и неудачи». Ничего нового! Эти самые сомнения и неудачи и так сопровождают меня уже очень долго. Ну и что дальше? Отказаться от розысков дочери Коровиной? А вдруг именно из-за того, что я не стану больше тратить силы на ее поиски, «долгое время» и затянется? Нет, эту версию все же надо отработать до конца. Хотя бы ради того, чтобы увериться в своей правоте. Да и не привыкла я бросать начатое на полпути.


* * * | Связанные навеки | * * *







Loading...