home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Открыв огромный тяжелый ларец, почти доверху наполненный посланиями, Карл принялся вываливать их на стол, но Хруотланд остановил его.

– Позволь, Карл, я займусь этим. Нам нужно аккуратно раскладывать письма, чтобы потом сложить так же. Не думаю, что королеве-матери понравится, если она узнает, что кто-то рылся в ее вещах, даже если это и был ее собственный сын.

Хруотланд аккуратно доставал каждый свиток, проглядывал содержание, сворачивал и откладывал в сторону.

Нетерпеливый Карл, видя, насколько медленно продвигается работа, то теребил длинные усы, то начинал метаться по комнате.

– Так мы провозимся неделю, Хруотланд. Бог с ними со всеми письмами. Меня интересуют только те, что пришли от Папы.

– Хорошо, Карл, я буду смотреть только печати и подписи.

– Даты, даты не забудь. Письма прошлых лет меня не интересуют. Мне нужны послания за последние два года.

Хруотланд склонился над очередным свитком.

– Вот, Карл, письмо от Папы, но оно датировано еще сентябрем прошлого года. Читать?

– Непременно.

Хруотланд развернул письмо и быстро просмотрел его.

– Да, государь, это, видимо, то, что тебя интересует. С твоего позволения, я опущу начало, здесь идут обычные приветствия и пожелания здоровья.

– Можешь читать самую суть.

– «…насколько королевское достоинство превосходит статус других людей, настолько величие вашего государства превышает славу государств прочих народов. Ибо неудивительно быть королем, подобным другим королям, но пребывать истинным католиком, чего немногие достигают, – великое дело.

До нас дошли вести, которые болью отзываются в наших сердцах, а именно то, что Дезидерий, король Ломбардии, ищет способа заставить Ваше Величество взять в жены свою дочь. Если это действительно так, то это настоящие происки дьявола… А что особенно дурно, это союз с вонючими лангобардами, исповедующими арианскую ересь, а по сути – безбожниками. И вы, Ваше Величество, выдающийся сын выдающегося отца, поклявшегося защищать престол Святого Петра, истинный франк и христианин, согласны запятнать себя союзом с вероломными вонючими ломбардцами, которых нельзя причислить к роду людскому, и только прокаженные произошли от них. Я обращаюсь к Вам…»

– Что это, Хруотланд? Что это? Моя матушка читала совсем другой текст. Что Папа одобряет мои действия и благословляет брачный союз. А это похоже на крик безумца.

Да, защитники церкви Святого Петра вкусили все последствия политики Бертрады. Их заклятые враги ломбардцы рыскали по папским землям открыто и безнаказанно, зная, что опасные франки состоят с ними в союзе.

Карл никогда не покидал пределы своей страны и плохо представлял себе внутренние конфликты в Италии, поэтому письмо вызвало у него сильное недоумение.

Но последние слова письма засели в сердце Карла как заноза:

«Вы обещали не нарушать обет дружбы с преемниками Святого Петра. Их враги должны быть и вашими врагами, а их друзья – вашими друзьями. Еще Стефан пересек Альпы и добился этого обета от вашего достославного отца Пипина».

Да, это было обещание, данное Пипином.

В письме упоминалось, как Стефан II пересек Альпы, чтобы добиться помощи короля франков.

«Никогда он не отправился бы в путешествие, знай заранее, что франки объединятся с ломбардцами против нас. Где же ваше обещание? И я, наместник престола Святого Петра, говорю вам: никто из вас да не возьмет в жены дочерей упомянутого Дезидерия, ни сестра ваша Гизела, угодная Богу, не будет замужем за сыном Дезидерия, и не будет у вас права оставить ваших жен».

Карл вздрогнул. Значит, Папа не дал согласия на развод с Химильтрудой. Значит, это обман. Ложь.

– Сложи все как было, и пойдем, – с почерневшим от ярости лицом бросил Карл Хруотланду. – Да не забудь, никто не должен знать об этом письме. Никто!

– Да, мой государь!

Для многих, возможно, это письмо не имело бы такого значения потому, что Карл уже взял в жены Дезидерату и этим связал себя с лангобардами. Но упрямый Карл придерживался собственного мнения.

Он вспомнил дрожащего на ветру Стефана, обещание Пипина защищать Святую Церковь, несчастного горбатого ребенка, названного в честь Пипина…

Не Карломан, тоже женатый, – правда, на полулангобардке и истинной христианке, – а он, Карл, отказался от своей жены. Казалось, письмо из Рима предназначалось ему одному. У Карломана, несомненно, оставались свои посланники в Риме, и он был конечно же в курсе происходящего.

Гнев на то, что Карл считал ловушкой со стороны Бертрады, охватил его, но… но оставалась преданность матери, слишком долго решавшей за сына все дела, а кроме того, существовало еще одно обстоятельство. Всего полгода назад он своим указом заставил присягнуть франков на верность не только ему, но и его жене. Все люди королевства старше двенадцати должны были присягать на верность своему королю Карлу и королеве Дезидерате.


предыдущая глава | Карл Великий | cледующая глава