home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8: Наперегонки со смертью.

Пришел в себя сидя прислонённый спиной к стене. В голове все еще плыло, но самочувствие было гораздо лучше. Девушки сидели на мешках с картошкой и смотрели на все еще не пришедшего в себя бандита и на меня. До этого момента видимо молчали.

— Очнулся? — шепнула Катя, вопросительно увидев, что я открыл глаза.

— Вроде, — снял с пояса фляжку и ополовинил живчик. — Как я долго провалялся?

— Минут десять, — пожала плечами подруга. — Может грохнуть его? — спросила она у меня, кивая на пленника.

— Если грохнем, то кто тварь сверху уберет? На нее наших калибров маловато будет, — покачал я головой.

— Он и вправду может управлять тварью? — поразилась Блонда.

— Это вот у нее надо спросить, — указал на Занозу.

— Только одной. Он защищал этого проклятого Генерала. Ходил за ним как собачонка. В рот заглядывал, — зло прошептав, девушка сплюнула на бесчувственное тело. — Муры хуже тварей.

— Муры, — зацепился я за уже слышанное слово.

— Эти может и хуже муров, — отмахнулась Заноза. — Они бы тебя не на органы пустили для внешников, а живьем Тимошке скормили. Вы у них не первые. Я так же сюда попала, только мы в отличие от вас поели и вырубились. А потом они Краба с Просом этой твари живых скормили. Убила бы, — накрутившая себя девчонка скрежетнула зубами.

— Так чего же ты нас не предупредила? — с вызовом посмотрела на девушку с фонарем Блонда.

— Ты знаешь, что бы они со мной сделали? — с всхлипом спросила наша помощница и тут же сама ответила. — Сначала трахнули бы все да не по разу, а после Тимохе скормили. Они так сделали с одной. Та сбежать хотела, а они поймали. Я же не знала что вы такие крутые. Думала обычные свежаки пусть и при оружии. Сюда бывает, свежаки доходят, а сталков тут почти нет. Только совсем уж редкие отморозки, да заплутал, если кто как мы с Крабом и Просом. Эти говорили, — кивок на пленного, — брать в этих краях из добра особо нечего, а сильных зараженных хватает. Все что можно тут добыть, легче взять в местах где куда безопаснее. Особенно возле Чертова города и в городе. Там кластеры, те из которых город, часто и по очереди грузятся, так что корма хватает…

— Корма? — возмутилась Блонда.

— Катя спокойно, — произнес я и указал на пленника. — Он вроде еще не очухался, но ты держи его на прицеле. Если тварь ворвется сюда, ты его должна прикончить в любом случае.

— Хорошо. Я бы его и сейчас со всей душой, — буркнула Катерина.

Прислушался. Вроде тихо, но и звукоизоляция тут хорошая, лучше стен в иной квартире, так что не факт что наверху все закончилось. Просто больше никто не стреляет и в доме точно никто не вопит.

— Я не думала, что ты такое умеешь. Что бы молниями вот так сразу кучу народа пусть и не насмерть. Думала, уж все сдаваться собрался, — сказала Катя мне глядя на лежащего бандита.

— А я и не умею, — ответил глядя на потолок–пол. — Просто очень было нужно вот и получилось.

— А если бы не получилось? — спросила Заноза.

— Не могло не получиться. В первый раз молний даже больше было, но в одну цель. Сейчас хотел, что бы молний было столько же, сколько целей и все вышло, — сказал я как можно увереннее, но полной уверенности не было.

— А ты самоуверенный, — моя подруга покачала головой.

— В этом мы похожи, — не стал отрицать я.

Пленный парень застонал и потянулся к голове. Я заставил свое тело подняться и встал, опираясь на столб, поддерживающий половую лагу по середине.

— Не двигаться, — спокойно сказал я.

— Где я? — простонал он.

— На звезде, — ответил я по–прежнему спокойно и в противоречие этому спокойствие пнул его в бок. Из–за слабости это получилось не так сильно как хотелось. — Сиди тихо и отправь свою тварь подальше или я тебя шлепну, — направил на него пистолет. — Могу в доказательство серьезности намерений прострелить ногу или руку.

— Тимошка вас сожрет, если вы меня убьете, — сказал он.

— Ну как знаешь, — подобрал пистолет лежавший рядом. — Катя нельзя так бросать оружие, — попенял подруге, стряхивая с АПСа землю.

— Больше не буду, — буркнула она без оправданий.

— Будь добра, — поднял оружие и направил его на пленного.

— Не надо… — взмолился, было, он, но раздался хлопок пистолета.

Выстрел показался слишком громким в замкнутом пространстве, но главное бандит получил обещанную пулю. Я прострелил ему плечо. Мольбы сменились громким криком, и пришлось заткнуть пленного пинком в лицо. Грубо, но нельзя не признать, что эффективно.

— Я пристрелю тебя, даже если это будет последнее, что я сделаю. У тебя всего один шанс выжить. Если мы уйдем, то и ты будешь жить. Убирай тварь подальше или пущу тебе пулю в лоб, — грубо и довольно сильно ткнул стволом АПСа в названное место.

— Убираю. Убираю, — простонал Ксенос, зажимая рану.

— Может не стоит? — спросила Блонда.

— Чего не стоит? — уточнил я.

— Отсылать тварь. Пусть он заставит ее самоубиться, — пояснила она.

— Не смогу, — просипел он.

— А ты попробуй? — зло оскалился я и засунул ему в ноздрю ствол пистолета.

— Вы отморозки, — с непонятной интонацией сказала Заноза.

— Он отморозок, — поправила ее Катерина.

— Ну что? — спросил я, щурясь на лицо пленного и усиливая нажим.

— Он сорвется с контроля, и тогда я его обратно не возьму. Я и так едва восстановил контроль. У меня жесткий откат держусь из последних сил, — простонал в ответ раненый.

— Заноза. Это так? — решил поискать подтверждения я.

— Я не знаю. Они при мне, о своих дарах не распространялись. Но в принципе похоже на правду. После интенсивного применения дара или какого–нибудь его срыва может быть жёсткий откат… — она хотела сказать что–то еще.

— Понял. Хватит, — оборвал я ее, вспоминая собственные откаты, выбивавшие меня из колеи. — Герой ты наш. Из последних сил он держится, — злясь не только по настоящему, но и на показ процедил сквозь зубы. — Убирай монстра подальше, — уже прикинул, что если оставить подконтрольного монстра пол близости, а у этого вожатого тварей и в правду кончатся силы, то нас ничего не спасет. — Как эту тварь Диана то не почуяла? — спросил у Блонды, не оборачиваясь.

— Да шут ее знает, может далеко была, — предположила она.

— Они ему логово оборудовали и держат в километре отсюда. Тимошка в село не заходил совсем, только вокруг тропу топтал. Твари через эту тропу переходить боялись, — пояснила Заноза и я вспомнил момент, когда собака проявила беспокойство, но зараженных мы не увидели.

— Сами побаивались монстра? — предположил я.

— Нет. Я слышала, что некоторые рейдеры чуют запах зараженных, у кого нюх острый, а у кого и дары, позволяющие нечто подобное. А как–то к ним приходил рейдер с собакой. Догадался, что что–то тут неладно еще на подходе и его долго ловили. С тех пор Тимошку в село не заводили… — она снова собиралась продолжать, но я ее оборвал.

— Ну что? Тварь быстрая. Убежала далеко? — убрал пистолет от ноздри и приставил к глазу.

— Убрал, — он закрыл глаза.

— Отлично, — недобро оскалился. — Блонда посмотри вокруг. Я буду считать до двухсот. Если ты к этому времени не вернешься, то прострелю ему голову прямо через глаз, так что не задерживайся специально, он нам еще нужен, — говорил, не отвлекаясь от Ксеноса.

— Я пошла, — Катя встала и направилась к лестнице. Послышался шум. Она выталкивала и сдвигала крышку. — Я открыла люк. Выхожу. Можешь начинать считать, — после этого она, не видимая мной, выбралась.

— Один. Два. Три. Четыре… — начал я считать.

— Он точно уходит. Он уже далеко, — попытался меня успокоить пленник.

— … Семь. Восемь. Девять… — продолжал считать я.

Время шло.

— Где она? Ну, где она? — забеспокоился под конец Ксенос.

— … Сто восемьдесят пять. Сто восемьдесят шесть… — не останавливал я счета.

Катерина появилась, когда я досчитал до ста девяноста шести. Скорее всего, девушка тоже считала и постаралась использовать все отведенное время, но при этом поспешила, что бы точно не опоздать.

— Твари вроде невидно. Выживших тоже не видать. И Диана пропала, — в люк свесилась голова.

— Диана, — вспомнил про оставленную на улице и в принципе очень полезную псину. — Может, убежала? — предположил ради успокоения подруги.

— Диана это собака? — уточнила Заноза.

— Да, — отозвалась Катя.

— Твари животных первых съедают, — печально вздохнула она.

— Ты Дианку не знаешь. Она одна тут выживать умудрялась, — не отводил взгляда и ствола от замершего Ксеноса. — Катя раз твари нет, значит, он хочет жить. Ты смотри там за округой. Живого никого точно не видно?

— Одни растерзанные трупы, — вздохнула Катя.

— Как далеко тварь? — спросил у пленного.

— Я не могу определить расстояние. Он все время бежал прочь, не останавливаясь, — Ксенос испуганно вращал глазами.

— У вас есть машины на ходу? — спросил у Занозы, вспомнив про УАЗ, стоявший с поднятым капотом.

— В гараже стоит какой–то УАЗ. Он точно должен быть на ходу. Это любимая машина Генерала, — ответила она.

— Где ключи? — почуял я удачу.

— Здесь в доме. Я знаю где, — почти радостно отозвалась девушка.

— Иди за ключами и оставайся наверху. Будьте готовы принимать этого, — ткнул подбородком в сторону сжавшегося человека.

Девушка быстро ушла, почти убежала, оставив нас наедине.

— Ты же не убьёшь меня? — с надеждой спросил он.

— Давай на выход, — сказал я вместо ответа и отступил в сторону.

Бандит поднялся, по–прежнему зажимая плечо, и двинулся к лестнице. Я пошёл следом, выдерживая дистанцию.

— Катя, ты готова?! — громко спросил, когда раненый был у лестницы.

— Да! — донеслось сверху.

— Поднимайся, — скомандовал я.

На верху нас ждали две девушки и разруха. Дом, в котором сидели мы относительно уцелел, но вот постройкам вокруг повезло не всем. За тот короткий период времени, что мы провели в погребе под домом, Тимошка успел сорвать крышу одного из домов, а из другого выдрал несколько бревен. Во всех домах окна были выбиты вместе с рамами. Все это он сделал, что бы выковырять прятавшихся в помещениях людей, и видимо преуспел. Можно было увидеть кровь, ошметки тел и искореженное оружие. Живые так ни откуда и не появились, хотя спрятавшиеся подобно нам могли уцелеть.

— Может все же кто–то выжил? — словно прочитала мои мысли Заноза.

— Если кто–то выжил, им лучше вылезти пока мы не убрались отсюда. Ждать и искать никого не будем, — покачал головой. — Заноза смотри по окнам. Катя страхуй. А ты лицом к стене и руки на стену.

Как мог хорошо обыскал Ксеноса. Нашел у пленного складной нож и зажигалку. После обыска постарался понадежнее связать его и уже со связанным направились к сараю с машиной. Вела Ксеноса Катерина. По моему совету делала она это, задрав его связанные руки вверх, отчего он согнулся пополам и смотрел в землю. Мы с Блондой шли позади. Я страховал подругу, а Заноза шла чуть впереди. Указывала куда идти. На середине дороги из–за очередного дома вырулила Диана. Самка добермана была не просто жива, но и полностью цела.

— Вот что значит, умение вовремя смыться, — сказал глядя на собаку.

— Вот поводок, — Катя достала это предмет и хотела бросить мне.

— Пусть так бежит, — отмахнулся я.

— Вон сарай, — заноза указала на искомое строение.

Оно стояло ближе всех к начатому частоколу. Теперь–то было понятно, что его именно бросили строить за ненадобностью, а не просто не успели доделать. Зачем людям строить такое довольно хлипкое пассивное защитное сооружение как частокол при столь мощной активной защите как элитник, пусть и не самый крупный. Правда как выяснилось, у такой защиты тоже есть свои недостатки. И они смертельно опасны.

Как подошли, Заноза тут же обежала нас и бросилась открывать ворота. Я старался следить сразу за пленным и всей округой. При этом несвоевременно захотелось задать вопрос.

— Катюша? — начал я.

— Что? — спросила девушка, не отводя злых глаз от Ксеноса.

— Я все понимаю. Девушек у нас бить не принято и бытовое насилие запрещено законом. Но что на тебя нашло? Не найди на тебя и нас бы уже спеленали, но ты же вроде девушка достаточно сдержанная? — постарался не обидеть ее я.

— Ты тоже на психа с нервными срывами не похож, — огрызнулась она.

— Зато ты становишься похожа, — буркнул я, поглядывая как Заноза, возится с большим навесным замком.

— Извини, не подумала, — сказала она с ворчанием, но мягче. — Нашло что–то на меня. Тошно стало, аж ужас. Как еду она принесла, и сбежать захотелось и стол опрокинуть и в рожу этому Генералу плюнуть, — она чуть помедлила, и я не стал ничего вставлять. — И дело тут было не в синяке. Хотя может все же и в нем тоже. Но только отчасти.

— Похоже на дар, — вставила Заноза, справившаяся с замком и открывая створку ворот.

— Еж твою медь, — не сдержал эмоций.

Перед нами был не обычный УАЗ, не Патриот или что–то подобное и даже не устаревший милицейский козлик, а вполне современный для моего мира армейский Гусар с крупнокалиберным пулеметом Корд на крыше. Видел такие автомобили в армии. Прекрасно знал, что это достаточно интересная хотя и далеко не лучшая в своем классе машина, но никогда на ней не ездил. У нас были машины помощнее. А вот Корды на вооружении стояли и у нас. Как пулеметы, так и винтовки, только и ими я не пользовался. Ни пулеметами, ни винтовками.

— Едем на ней? — спросила Катерина.

— На нем, — поправил ее я и тут же спросил. — Вести сможешь?

Сам за руль садиться не собирался, хотя умел водить технику и посложнее. Просто я был самым опытным стрелком среди нас троих. Если что мои руки могли понадобиться в другом месте.

— Не знаю, — ее голос был полон неуверенности.

— Я смогу, — тут же предложила свои услуги Заноза.

— Тогда за руль. Проверь, что бы был бензин. Запас есть? — продолжал руководить бабами я.

— Есть бочка с бензином и всегда есть канистры. Бак всегда держат полным. Канистры в машине. Бочка в сарае, — ответила новая помощница, и озадачила вопросом. — Куда поедем?

— Да, а куда мы поедем? — поддержала ее Блонда.

— Туда где есть люди, — глянул на Ксеноса и поправился. — Туда где есть нормальные люди.

— Я не знаю, как туда добраться. Я не знаю где ближайший стаб, — она замерла с открытой водительской дверцей.

— Стаб? — не понял я.

— Стабильный кластер. Как этот хутор, — попыталась объяснить она.

— Дорогой расскажешь. Этот Тимошка догонит машину?

— Скорее всего, — ответила не задумываясь.

— Как нам от него избавиться. Кордом завалим?

— Можем не завалить, но есть способ уйти, — она полезла в машину.

— Какой? — поинтересовалась Катерина.

— Река. Твари не лезут в воду. Так Краб говорил.

— Тогда поехали, — велел, уже соображая, что нужна будет лодка.

Заноза уверенно выгнала машину. Катерина открыла заднюю дверь и без видимых усилий грубо забросила на пол в общий салон Ксеноса. Дала команду запрыгивать Диане. Я глянул на творчески переработанное местными нутро и в целом остался доволен. Возможно, оставил бы себе такую машину, но возможности не было. Гусар по воде плавал примерно как его прародитель УАЗ, то есть как топор обыкновенный.

Забрались сами и уселись в нестандартные для конструкции автомобиля кресла. Таковых набралось четыре сзади, плюс водительское и переднее пассажирское, ну или командирское. Похоже, раньше мест для пассажиров/десанта предполагалось больше, поэтому имелось достаточно для такой машины свободного места.

— Поехали, — уподобился я Гагарину и махнул рукой.

Заноза кивнула. Тронулись. Девушка с фингалом специально ехала через хутор совсем медленно. Она надеялась, что к нам все же кто–то выйдет, но за это не столь продолжительное время никто так и не появился. За хутором же девка с синяком уверенно вдавила педаль акселератора. Пришлось ее одергивать, что бы забрать припрятанное перед посещением этого нехорошего места имущество. Забирала добро блонда, а я целился из пистолета в нашего пленника. Он должен был видеть, что его жизнь на волоске и даже хитрости не помогут ему спастись в случае чего.

Катерина забросила наши баулы в салон, запрыгнула сама и Заноза повела машину дальше как заправский джипер на соревнованиях. Оставалось только подивиться ее сноровке в этом деле. Не уверен, что сумел бы так же, поскольку профессиональным водителем все же не был.

— Коль там у… — начала, было, Блонда.

— Не зови его по имени! — Заноза ударила по тормозам, машина остановилась, мы едва не попадали, а девчонка повернулась к нам.

— Ты чего?! — всплеснула руками Катерина.

— Не зови его по имени, — пальчик девочки с фингалом уперся в мою подругу.

— Чего это? — зло сощурилась Катя.

— Беду накличешь. Я слышала, его Самураем окрестили, вот Самураем и зови. Это теперь его имя. А Коля в той жизни остался. В этом мире его нет. Улей даже нам, девушкам не особо разрешает старые имена оставлять, но нам можно самим выбрать имена. Поблажка такая…

— Все! — остановил ее я. — Мы тебя поняли. Блонда, — сказал с нажимом на ее имя, — Зови меня Самураем.

— Хорошо, — она кивнула.

— Так что ты хотела? — напомнил я и обратился к Занозе. — Поехали родная. Вези к реке. Не верю я этому гаду.

— Поехали, — Заноза успокоилась и взялась за баранку руля.

— Так что? — я сел поудобнее и поставил ногу на лежащего на полу тихо, как мышь, Ксеноса.

— Извини, что у сарая про нервный срыв вспомнила. Я не должна была этого делать, — сказала она, опуская глаза.

— Ты уже извинялась. Все хорошо, только больше об этом не вспоминай, — секунду помолчал. — И не забивай голову. Я не сорвусь. Сомневаюсь, что мне тут придется делать то же самое, из–за чего произошел тот срыв.

— Я и не думала об этом! — Катюша вскинулась так, что тут же стало понятно, что думала и не один раз.

— Вот и хорошо, — улыбнулся я.

А Гусар уже разогнался до своей оптимальной скорости и весело прыгал по кочкам. Мы держались за сиденья, а вот наш связанный пленник вовсю бился то головой, то телом. Как он не старался, не стучаться об пол на ухабах грунтовки у него никак не получалось. Нам его было не жалко, а Заноза похоже получала от этого удовольствие.

Ехали относительно спокойно минут 15 – 20. Пересекли границу участков, но грунтовка сменилась такой же грунтовкой и для нас особо ничего не изменилось. Даже кочки были почти точными копиями тех, на которых мы прыгали чуть ранее.

— Лотерейщик слева! — крикнула Заноза, не сбавляя скорости.

Блонда прильнули к окну, а я просто бросил взгляд и мы оба увидели, как нам наперерез несется быстрая серьезно отожравшаяся тварь. Отожравшаяся настолько серьезно, что те качки мутанты из города по сравнению с ним были сущими дистрофиками. С ним мог сравниться, пожалуй, только тот, что «помог» мне активировать дар. Он несся нам наперерез и мог вполне успеть к раздаче обеда аж из четырех блюд. То есть из нас.

— Какой здоровый, — отметил я уже глядя на пленного.

— Я попробую его притормозить! Как тут открыть люк?! — Катерина влезла на самопальную конструкцию для пулеметчика, попробовала открыть люк в крыше, но, несмотря на всю простоту, ей это удалось только после моей подсказки.

Подспудно ожидал, что она сейчас схватится за Корд и попытается садить из него, но Блонда порадовала и высунулась наружу со знакомым ей РПК. Она дала очередь, но не попала даже близко. Еще очередь, но машина прыгнула, и Катя едва не потеряла оружие и не вылетела сама. Еще и от мотнувшегося не закрепленного пулемета, как–то увернуться успела. Собрался уже сменить подругу, но с третьего раза ей удалось поразить лотерейщика, и тот полетел кубарем. Он поднялся, но разогнаться не смог. Или пуля повредила ногу, или сам повредил при падении. Да и время им было упущено. Даже сумей он развить прежнюю скорость, не сумел бы нас перехватить ни в коем случае.

— Молодец подруга! — взвизгнула Заноза.

Дальше ехали молча смотрели по окнам и за пленным. Вроде было пустынно, но расслабляться, точно не следовало. Движок гусара работал совсем не беззвучно, особенно при столь агрессивной манере езды, какую демонстрировала девушка.

— Свежаки?! — снисходительно вопросительно прикрикнула девчонка с бланшем, поглядывая в зеркало заднего вида на нас.

— Что?! — отозвался, пока Катерина ей не нагрубила.

— Вы хоть об Улье много знаете?! Обтерлись?!

— Да ни звезды мы не знаем! — это прикрикнула Катя.

— Тогда слушайте лекцию! Люблю я поболтать и Краб говорил, что свежаков нужно просвещать! Говорил что так правильно! Улей это любит! Он меня просвещал! Теперь я буду вас! — обрадованно заявила Заноза. — Нам всем не повезло попасть в этот мир! Его называют Стикс или Улей! Откуда первое название не знаю! Знаю про второе! Ульем его зовут, потому что на пчелиный улей он и похож! Он весь состоит из кусков, вырванных из наших миров! Эти куски похожи на пчелиные соты! Поэтому и Улей! Куски Улья зовутся кластерами! Кластеры бывают стабильными, и нет! Стабильные или стабы никогда не перезагружаются! Обычные, то есть не стабильные, перезагружаются! Какие–то быстрее! Какие–то дольше! На кластерах всегда есть люди или животные! Большинство из них, то есть нас, заражаются не то вирусом, не то паразитом! Краб говорил, что это вообще какой–то гриб! Не заражаются только те, кто весит меньше 14 – 15 килограмм! Ребенок совсем маленький или кошка не заразится! Еще не заражаются травоядные! Только такие, какие совсем мяса не едят! Свиньи заражаются на раз! Есть иммунные это такие как мы и ваша собака! Иммунные встречаются редко, а выживают еще реже…

— Вертолет! — оборвал я ее затянувшийся и не своевременный монолог.

Понятное дело оборвал я ее не просто так, а по настоящему увидев в небе летящий по своим делам вертолет. Это был ужа знакомая мне модель похожая на усовершенствованный апач.

— Внешники, мать их так! — Заноза умудрилась хлопнуть ладонью по баранке руля.

— Обстреляют?! — завертелась на месте Катя.

— Да кто же этих ушлепков знает?! Вполне могут, но вроде далеко! Если заняты, то, скорее всего мимо пролетят! А если делать нечего, то могут и расчихвостить нас! Следите за ним! — Заноза продолжила крутить баранку.

Вертолёт пролетел мимо, несмотря на все наши страхи. Похоже, у него и вправду были дела поважнее, чем тратить боезапас на одиночную и не самую мощную боевую машину.

— Заноза, а что знаешь про время?! — спросил зыркая по окнам, но и не забывая о пленном Муре.

— Не поняла вопроса! Давай яснее!

— Мы из 2018 года, но видели кластеры, в которых вроде и все как у нас, но оружие старенькое! Говорили с мужиком, и у него год был не наш, а девяносто какой–то! Может, есть разбег по времени? Или в чем–то другом причина? — пояснил я.

— Бывает в кластерах разбег в несколько лет! Но оружие в основном везде одинаковое! Или похожее! Может разница у вас такая! Оружейники у вас что–то пораньше придумали или промышленность под это заточена! — попробовала объяснить она.

— А СССР во многих мирах распался?! — решил проверить свою догадку.

— Во многих, но далеко не везде! Где развалился, была разруха в России! В моем мире тоже развалился! Сама не помню, маленькая была, но говорили, целые заводы украсть умудрялись!

Этих ее слов мне хватило, что бы сделать выводы. Развалили Союз. Если воровали целыми заводами, то значит, развитие в оружейной промышленности на какое–то время застопорилось. Потом наверняка стали наверстывать и возможно где–то наверстали, но не везде.

— Корд из моего мира! И Гусар похож! Тут таких много?! — задал еще один волнующий вопрос.

— Ты про пулемет на крыше и эту тачку?!

— Да!

— Их не то что бы уж очень много, но есть! Они во многих мирах встречаются! В моем вроде тоже были, но точно не знаю! До Улья оружием не очень интересовалась! — своим ответом она подарила мне надежду, что и ручное оружие лучше подходящее для защиты от монстров, например тот же МАШ — 12 из моего мира, найду.

Проскочили границу очередного кластера и выскочили на побитый, но по сравнению с грунтовкой вполне сносный асфальт. В общей сложности в бешеном темпе промчались километров 50 и оказались на месте. Нас ждал небольшой и пустой дачный поселок, в котором Заноза когда–то прежде бывала. Он перезагружался достаточно редко и представлял слабый интерес как для зараженных, так и для добытчиков ресурсов. Здесь вообще мало кто бывал кроме Генерала. На текущий момент все в нем были уже давно сожраны или сбежали. Оружия в нем практически не было, а единственный продуктовый магазин мог порадовать только разве что водкой на живчик, да дешевыми консервами на еду.

Зато поселок стоял прямо на берегу, и в нем было полным полно лодочных сарайчиков и причалов. Заноза направила машину прямиком к одному из них. Многие лодочные сараи были вскрыты, и брать в них было нечего, но у выбранного причала на берегу лежала лодка. Обычная казанка без мотора и весел. Остановились прямо возле нее. Осмотрелись.

Вроде окончательно отошел от применения дара. Выбрался из машины, оставив девушек следить за округой и пленным. Доверия к Ксеносу не было никакого. Думаю, он подозревает меня в худших намерениях и сделает все, что бы спастись. Он слышал, куда мы направляемся, и мог позвать этого Тимошку с собой. Монстр мог наблюдать за нами из укрытия и ждать удобного момента или же подкрадываться к месту подходящему для броска. Посему Блонда сейчас не отводила ствола от Ксеноса.

При мыслях о том, что на меня сейчас может смотреть элитник, меня не слабо передернуло. Захотелось вернуться в машину или спрятаться где–то еще, но позволить себе бездействие я не мог. В таком случае можно сразу было развязать Ксеноса и сдаться ему на милость.

Осмотрел лодку и, убедившись, что с виду она вполне пригодна к плаванию, отправился искать мотор или хотя бы весла. Мотора не нашел, но весла нашлись и вернулся с ними к Гусару. Вытащили Ксеноса, свое добро и то немногое что прихватили с хутора и что было в УАЗе. Достал АПС и увидел, как задрожал смотрящий на это пленник. Он пытался что–то сказать, но у него не получалось. Я окинул взглядом прилегающие улицы, прислушался и ударил Ксеноса рукояткой пистолета, гарантированно лишив сознания. Снова осмотрелся и прислушался. Все было тихо. Никто не рычал и не бросался нас разрывать. Диана вроде вела себя спокойно. Проверил пульс у пленного и убедился, что он жив.

— Я думала, ты его кончишь, — с сочувствием сказала Блонда.

— Он нам пока нужен, — я прислонил бесчувственного мужика к колесу и оставил так сидеть и добавил. — Кончим на реке этого урода. Следи за округой и держи этого на прицеле. Если что кричи и кончай этого. Беги к лодке. Я тебя прикрою.

— Поняла, — она встала так, что бы держать в поле зрения округу и мура.

Столкнули лодку и с Занозой стали таскать в лодку все имущество для вывоза по воде. Медленных зараженных не было видно, как и развитых и это настораживало еще сильнее. Увы, за тяжелый пулемет Корд у нас встать было некому. Это только со стороны кажется, что все просто. Вроде заряжай да стреляй. На самом же деле что бы управлять такой машиной, нужен навык, и я сам бы встал за него только в отчаянном случае. Так что радовало, что была надежда в случае чего прыгнуть в лодку и спокойно уйти по воде.

Ничего не происходило. Погрузка подходила к концу, а Ксенос полулежал у колеса без чувств. Диана вела себя спокойно, сидела и усиленно вычесывала блох. Немного, но далеко не до конца расслабились. Катерина залезла на крышу Гусара, оставив пленника на земле. Она, не забывая поглядывать на поселок, осматривала крепления тяжёлого пулемета, видимо намереваясь и его забрать с собой. Я сгрузил то, что нес в лодку, а Заноза стала раскладывать груз равномерно. С пустыми руками утер пот и посмотрел на девушку — хомяка.

— Ты за пленником смотришь? — забеспокоился я.

— Да ты его надежно вырубил, но я все равно смотрю. Если что спрыгну и сразу его кончу, — отмахнулась она.

— А успеешь? — усомнился я.

— Хочешь с этой дурой бегать? — спросил ее.

— Может, и хочу, — весело ответила она. — А что? Мне пойдет, — она встала на крыше машины в полный рост.

— Корд пойдет, — покивал я. — Корд вещь вообще хорошая. Я думал тут если и найдем, то Утес или вообще ДТ.

— Что за ДТ? Тоже пулемет? — девушка с улыбкой смотрела на меня.

Я улыбался ей в ответ, когда увидел, что Диана, что–то почуяв, молчком кинулась прочь вдоль берега. Заметил движение меж домов и вскинул АК 74. Это было самое мощное мое оружие.

— Катя! Сзади! — прокричал я, но было поздно.

Матерая элита похожая на лысую, покрытую костяной броней гориллу распласталась в немыслимом прыжке метров на 20. Она грудью сбила Катерину, едва не зацепив пулемет, и приземлилась точно между мной и Ксеносом. Я никак не успевал хоть что–то предпринять. Слишком быстро все произошло. Моя верная подруга, немало выручавшая меня, упала на берег изломанной куклой. Ее согнуло в теле под неестественным углом. Позвоночник сломало и возможно не единожды. Голова повернута почти в обратную сторону, так не повернуть даже очень тренированному человеку. Остальное что успел рассмотреть по сравнению с этим мелочи. Сразу было понятно, что она совершенно точно мертва. Любой живой человек после такого станет бесповоротно мертвым.

Краем глаза успел заметить, что пленник полулежит с приоткрытыми глазами. Мы были полностью уверены, что вырубил его, но он или быстро пришел в себя или вообще сознания не терял. Нет. Точно терял. Это гарантированно. Значит быстро пришел в себя. А тварь его была где–то поблизости. Получалось он или смог дать ей такую команду, которую элита слушалась, пока бандит был в отключке, или успел перехватить ее, придя в себя. Лучше бы уж не успел. Возможно, тогда бы она не была столь осторожна и мы бы ее заметили.

— Давай в лодку! — закричала Заноза, бросая погрузку и пытаясь отвязаться от причала.

Хотелось броситься на тварь и порвать голыми руками, а потом убить прикрытого ее тушей Ксеноса. Воскресить и снова убить подонка. Но Заноза была права. Матерому элитнику мне было противопоставить нечего. Автоматом ее точно не убить. Единственная граната, поможет, если только он ее проглотит. Тут не факт что и Корд бы справился. Дара хватит если только на искру как от свечи зажигания, но даже сработай он на всю мощь, не уверен, что тварь бы это проняло. Может КПВ, а лучше сразу «Зушку» или что–то посовременнее и помощнее.

Едва не рыча от бессильной злости, вскинул автомат и дал очередь патронов на семь — восемь прямо по твари. Тимошка, а кем еще монстр мог быть, недовольно заурчал, но с места не двинулся. Гарантированно прикрывал хозяина от моих возможных выстрелов. Хотел швырнуть гранату, но не в элитника, а его хозяина. Понял, что через монстра не перекину, а если и получится, то умрет только монстр в человеческом обличье. Второе же чудище прикончит меня, и пискнуть не успею. А следом за мной быстро кончится и Заноза. Отгрести от берега далеко она не успеет, а глубина где человеку по пояс и даже по грудь такому монстру не глубина. Собой я был готов пожертвовать, ради такой мести, но не девчонкой оказавшейся неожиданной союзницей.

Я зло сплюнул на причал и, выхватив викадзаси, перерубил веревку удерживающую лодку. Заноза до сих пор так и не сумела ее отвязать. Сам вскочил в новое транспортное средство и встал в нем в полный рост. Девушка оттолкнулась от причала веслом и казанку понесло вниз по течению с достаточно приличной скорость.

— Ксенос, ты слышишь меня?! — прокричал я глядя на повернувшуюся к нам задом тварь.

— Я слышу тебя урод! — крикнул он в ответ.

— Запомни мое имя! Меня зовут Самурай! И я приду за тобой! — не стал опускаться до обзывательств как он, хотя хотелось поносить его самыми последними словами.

— Радуйся, что у меня плечо прострелено и не могу стрелять одной рукой! Я бы тебя сейчас из Корда нашинковал! При следующей нашей встрече ты умрешь, падаль! — прокричал он в ответ.

— Посмотрим, — вскинул автомат и, заняв позицию поустойчивее, дал очередь на половину автоматного рожка.

Эффект был прежним. Тварь немного зло поурчала, но продолжила служить непробиваемым для меня живым щитом. Опомнился, вспомнив, что со мной Заноза. Что бы я сейчас стал делать, потеряй она контроль и бросься в воду? Мы были слишком близко к берегу. Чуть в гневе не бросил автомат за борт. Постарался взять эмоции под контроль и мыслить трезво. Сел в лодке и забрал у девушки весла. Развернул лодку и стал отгребать подальше сидя спиной к носу лодки и глядя на заворочавшуюся, на месте тварь. Расстояние увеличивалось. Тимошка уже освободил своего хозяина от пут и тот спрятался за Гусаром, но монстр по–прежнему перекрывал линию огня. Если бы у этого мура было хоть как–то подходящее оружие, то он бы уже наверняка стрелял по нам, а так с простреленной рукой он был ни на что не годен. Тварь отпустить от себя он тоже не мог, поскольку тут уже бы начал стрелять я. Теперь мы отплыли уже достаточно, что бы монстр нас не достал. Ну, я на это надеялся. Я бы и так пострелял, да вот только смысла нет. Если только ради того что бы выпустить злость.

— Ты как? — участливо поинтересовалась положившая мне руку на плечо Заноза.

— Паршиво, — буркнул я.

— Ты ее любил? — задала вопрос неизвестно зачем.

— Может быть, — вздохнул и замолчал.

— Если тяжело ты не говори. Только в себе не замыкайся. Это опасно, — точно какой–то психолог заговорила Заноза.

— Мы с ней с первого дня здесь. Через многое прошли вместе, и она много сделала для меня. Без нее я бы, скорее всего, не выжил, — прикрыл глаза не забывая грести веслами.

Вспомнил как сколько ей пришлось меня тащить после того как я с мечом бросился на не самого слабенького лотерейщика. Тогда он мне казался ужасом из преисподней, а теперь понимаю, что мелочью он был пузатой. Вспомнил, как выхаживала после съеденной жемчужины. Может эту жемчужину я бы без нее и не съел, а может и съел бы и подох в том нелепом бункере непонятного назначения.

— Ты не отчаивайся. Нужно продолжать жить. Тут часто умирают, — продолжила лезть под кожу неугомонная девка, и я понял, за что ее прозвали, так как прозвали.

— Заноза помолчи, а то в речку выкину, — пригрозил на полном серьезе и снова уставился на уже совсем далеких Тимошку с Ксеносом.

Пара монстр и человек не двинулась за нами следом и не осталась стоять на берегу. Элитник лег. Человек, дождавшись, когда мы на километр, а может и дальше, залез на монстра, точно на ездовое животное. После того как бандит, а и мур уселся поудобнее громадная тварь поднялась на ноги и взяв что–то в пасть не слишком спеша скрылась в поселке за крайними домами. Это что–то слишком напоминало человеческое тело, что бы оказаться не Блондой, хотя было слишком далеко, что бы утверждать это точно. Заскрипел зубами, понимая, что моя спутница пойдет на корм проклятой твари, даже если случилось чудо и в ней еще теплятся остатки жизни. Бросив весла, вскочил и вскинул автомат, но было уже слишком далеко для прицельной стрельбы. Разрядил остатки рожка в белый свет как в копеечку, перезарядился, но дальше стрелять уже было не в кого.

— Ушел, — прокомментировала болтушка, не выдержав и спросила. — Ты и вправду за ним вернешься?

— Обязательно вернусь, — счел нужным ответить я.

— Возьми меня с собой. Я тоже хочу с ним рассчитаться. Генерал иногда давал ему меня попользоваться, так я немало натерпелась. Они все там были как на подбор. Ни одного не жалко. Девчонок только жалко, да и то не всех. Была пара шкур, что им добровольно прислуживала. Ластились и сами щели раздвигали…

— Возьму, — оборвал ее твердым обещанием.

— Вот уж мы его! — она потрясла кулачком. — Причиндалы ему отрежу. Хотя нет, не причиндалы. Отрежу ему уши…

— Помолчи, пожалуйста, — почти с мольбой попросил я и девушка замолкла.

Повисла гнетущая тишина, нарушаемая только тихим скрипом уключин и плеском волн. Через несколько минут стало не по себе, и я понял, что долгого сидения в тишине не выдержу. Да и заноза, по всей видимости, не привыкла молчать. От нее так и исходило желание выплеснуть на меня какую–нибудь информацию.

— Поболтай чего–нибудь, — не логично своей прежней просьбе попросил я и добавил. — Ты же любишь говорить. Но о Ксеносе пока говорить не надо. Потом об этой падали.

— Хорошо, — согласилась Заноза. — Что рассказывать?

— Все, — мой ответ был короток.

— Вроде про кластеры крайний раз говорили. Я про время объясняла. Так вот все эти кластеры периодически перезагружаются. Какие–то один раз в месяц, какие–то раз в год, а какие–то по несколько раз в день. Все это сопровождается вонючим туманом. Говорят, но мне не хочется в это верить, что туман снимает копии всего, что под него попало и переносит в Улей. Получается что мы всего лишь копии самих себя, а настоящие мы остаемся в своих мирах. Миры откуда происходят все копии разные. В них частенько есть небольшая разница. Я слышала о мире, где на месте Чернобыльской аварии какая–то Зона с мутантами, о мире, где в России не было революции, и осталась империя. Ты сам откуда?

— В моем мире революция была, но в моем мире СССР не развалился. А в одном другом я точно знаю что развалился, — попробовал пояснить я.

— А Чернобыльская авария была?

— Была, — старался не быть многословным.

— А мутанты там есть?

— В Чернобыле?

— Да.

— Что–то слышал о двухголовых телятах.

— Это не то. Ну да ладно суть не в этом и даже что мы из разных миров не слишком важно ведь все мы тут. Про грибок говорила, — Заноза секунду помолчала. — Так вот мы с тобой оказались иммунными и не превратились в пустышей, но нам нужен живец, спораны для которого приходится добывать из споровых мешков с затылков зараженных. Получается, что мы жрем их, а они жрут нас…

— Мир большой охоты, — вспомнил я запомнившиеся слова Пуха.

— Что? — толи не расслышала, толи не поняла Заноза.

— Тот, кто окрестил меня, говорил, что это мир большой охоты, — пояснил я.

— А. Ну, — она замолчала видимо, не зная продолжать или нет.

— Ты продолжай, — подбодрил я ее.

— Так вот, — она вспомнила, на чем остановилась. Они жрут нас, но они жрут не только нас. Мы для них даже не самое вкусное. Всякие твари любят мелких не заражающихся животных и травоядных, — она чуть помолчала, соображая, о чем говорить дальше. — Так вот, — она продолжила. — Независимо от того из какого существа произошли зараженные они делятся на пустышей, споровиков, лотерейщиков или жрачей, горошников и жемчужников или элиту. Пустыши это свежие зараженные и в них нет ничего интересного. Там есть всякие медляки, ползуны и прочее, но все они пустыши. В споровиках, которые получаются из отожравшихся пустышей уже почти всегда есть спораны. Бегун это первый из споровиков, но спораны в нем есть нечасто. Самые страшные из споровиков лотерейщик и топтун. В них помимо споранов иногда, но только иногда есть горох. В горошниках помимо споранов и гороха изредка можно встретить жемчужину и попадается янтарь, но только в самых сильных. В элите жемчуг есть уже почти всегда. Горох и жемчуг нужны, что бы развивать дары Улья. Про дары вроде знаешь, раз пользуешься? — она дождалась подтверждающего кивка и снова спросила. — А о янтаре?

— Нет, — я снова был короток.

— Из него как–то делают спек, но как я не знаю и Краб говорил, что это большой секрет. Спек это одновременно хорошо и плохо. Это наркотик. Много таких кто им травится как героином или чем–то подобным. Поэтому спек в некоторых местах строго запрещен. За него могут оштрафовать, сослать в штрафники и даже казнить. При этом спеком можно обколоть и стабилизировать тяжелораненого. Если рассчитать дозу и правильно использовать хороший спек, то раненый одиночка и сам сможет добраться до помощи. Сидят же на спеке в основном муры, а если садится на спек не мур, то в муры ему прямая дорога. Муры это бандиты, но не простые. Бандитов тут всяких много, но муры, возможно, худшие из всех. Они водят шашни с внешниками, ловят простых иммунных и продают их внешникам. Краб говорил, что иногда не просто продают, а перед этим разделывают как каких–нибудь свиней. Внешникам мы и нужны только что на опыты и органы. Говорят, они из нас какие–то лекарства для своих миров делают. И ведь могут их туда отправлять. Есть у них какие–то лазейки, что бы в Улей шастать и обратно. Еще они не зараженные, как мы, и защищаются от местного воздуха. Носят противогазы всякие и респираторы, что бы ни заболеть. Их поэтому легко узнать. А так внешники всякие бывают. Нолды с высокими технологиями. Обычные с техникой такой же как у нас. Есть нечто среднее. Говорят ближайшие внешники покруче многих. Но я в этом не понимаю. Тот вертолет, что мы видели, был круче тех, что в твоем мире?

— Может быть, — пожал бы плечами, если бы руки не были заняты.

— Не разбираешься?

— Уж точно не эксперт, — сказал с фырканьем.

— Ну, тогда слушай дальше… — начала, было, новую порцию словесного потока Заноза, но не продолжила.

Я сначала подумал, что она думает над тем, о чем рассказывать. Молча отметил, что стоит завести какую–нибудь записную книжку, что бы структурировать полученную информацию и не упустить ничего нужного. Иногда оборачивался, что бы посмотреть, что твориться впереди. Она болтала и болтала, пока вдруг неожиданно не смолкла. Я снова обернулся и увидел девушку прислонившую руку козырьком ко лбу и высматривающую что–то далеко в небе.

— Что такое? — спросил я.

— Не пойму, — сказала она, не отрывая взгляда от неба. — Летит что–то.

Встал в лодке и тоже присмотрелся.

— Беспилотник вроде, — сказал я.

— Точно беспилотник, — согласилась она несколько обеспокоенно.

— Ракета! — крикнул я, увидев отделившийся от все еще достаточно далёкого, но быстро приближающегося беспилотного летательного аппарата шлейф и прыгнул из лодки зацепляя с собой Занозу.


Глава 7: Поворот не туда. | Мир большой охоты | Глава 9: Хижина в лесу.