home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21: Лесная драма.

У хутора ночевать было слишком опасно, но мы нуждались в приличном отдыхе, так что, организовав кое–какой запас провизии и все же нашарив кое–какой боеприпас, отъехали подальше, углубились в перелесок и там встали. Спать в машине было не слишком удобно, и Дизель с Дианой всю ночь то и дело будили, но все же часть ночи подремать удалось.

Проснувшись в очередной раз, обнаружил Блонду в предрассветных сумерках пакующей рюкзак и подбирающий себе огнестрел.

— Это правильно, — поддержал ее я. — Машину скоро придется оставить. Через реку ее не переправим.

— Я ухожу, — подняла на меня глаза землячка.

— И куда же это? — спросил я в принципе готовый к чему–то подобному.

— Не знаю, — теперь она отвела взгляд.

— Тогда зачем? — последовал мой новый вопрос.

— Меня не пустят ни в один стаб с ментатом. Что я скажу, когда меня спросят мур я или нет? — ответила она.

— Это понятно, но я спросил не это. Зачем ты уходишь?

Она подняла на меня полные слез глаза.

— Ну а как же? — спросила девушка непонятно о чем.

— Что как же? — всплеснул руками я.

— Как же дальше? — она вытерла слезы.

— Сейчас я отведу тебя в одно спокойное место, где нет никаких ментатов. Там есть медик. Она мне обязана жизнью, так что поможет, если понадобится. Там ты вылечишься и встанешь на ноги, — рассказал ей я план ближайших действий.

— Я и так обойдусь, — закачала она головой.

— Еще вчера ты ходить сама не могла, а сейчас обойдешься. Да тебя первый же бегун задерет, если не пустыш. Никуда ты не пойдешь. По крайней мере, сейчас, — отрезал я.

— А потом? — девушка протянула руку и стала гладить Диану.

— Потом видно будет. Я тебя силой держать не стану, — буркнул я, аккуратно отодвигая подлезшего под руку и ласкающегося кота.

— А если я не захочу остаться? Если я приму решение уйти? Ты сможешь меня отпустить и забыть? — спросила даже с каким–то вызовом.

Я глубоко вздохнул и прикрыл глаза, подбирая слова.

— Ну а ты сама–то как думаешь? — решил переложить ответ на нее саму.

— Ничего я не думаю. Я теперь мур, а ты весь правильный как Гастелло или Морозов. Нам не по пути.

— Не такой я уж и правильный, — вздохнул я.

— Но точно не мур, — фыркнула она.

— Не мур, да и ты до настоящего мура не дотягиваешь.

— Кто же я тогда?

— Жертва обстоятельств. Запутавшаяся девчонка, — предложил ей сразу два варианта ответа на ее вопрос.

— Ты это в стабах объясни, — снова фыркнула.

— Им не объяснишь, — не весело улыбнулся я. — Они не могут прощать тех, кто сотрудничал с мурами, пусть даже сотрудничал и под угрозой смерти. Но можно найти стаб, где правила попроще, да и уверен не во всех есть ментаты. Не думаю что их так много как стабов.

— Ну, вот в такой стаб я и пойду, — вздохнула Катерина.

— А если я захочу с тобой? — спросил я.

— А захочешь? — она удивленно вскинула бровь.

— Захочу, — степенно кивнул я.

— Почему это?

— Может в постели с тобой понравилось, — решил свести все к шутке я.

— Лучше той докторши? — в ее словах шутки не было.

Я напрягся, вспоминая, откуда она знает о Люси, но тут же вспомнил, что сам упоминал, что ей поможет медик и что этот медик именно она, а не он.

— Не знаю, я с ней не пробовал, — ответил со всей честностью.

— А что за докторша то хоть? — заинтересовалась Блонда.

— Да писюха совсем. Она и не доктор. Просто в медицине понимает больше меня. Вроде училась на медика и в больнице успела поработать, но вот закончила медицинский или нет, не помню, — рассказал я.

— Ты ее спас, конечно же, — с понимание кивнула Катерина.

— Ее и пацана мелкого, — согласился я.

— Их ты тоже с собой потащишь, — она замялась. — То есть с нами, если вдруг вместе пойдем. Но мы не пойдем.

— Может и потащу, — сказал как о чем–то незначительном, но понимал, что придется все это как–то решать и примерный план действий на эту тему у меня уже давно сформировался. — Раз уж стала собираться давай в дорогу двигать. Тут до реки не больно далеко, в то же село поедем, где все с тобой случилось, но дальше пешком придется.

— Стой. Погоди. Давай сразу расставим все точки, — ей явно не слишком хотелось говорить на эту тему, но она заставила себя.

— Давай, — со вздохом согласился я.

— Когда я подлечусь я, в самом деле, уйду. Со мной ты не пойдешь и ты не будешь меня искать. Ты должен пообещать, — объявила она.

— Почему? — спросил пристально глядя в лицо.

— Потому что ты для меня самый настоящий укор. Глядя на тебя я буду помнить, кто я. Взглянула на тебя и вспомнила, что я тварь Я всеми проклятый мур. Убийца. Понимаешь?

— Понимаю, — вздохнул я.

— Так обещаешь?

— Давай поговорим об этом, как ты вылечишься? Вдруг ты передумаешь.

— Ладно, но я не передумаю, — согласилась она и тут же перевела тему, чему я был рад. — А на машине туда, куда ты собрался совсем никак?

— Никак. У самого на сердце кошки скребут. Не хочу Гусар бросать. Потом ведь можем его и не найти, — скривился я.

— Если Гусар не получится забрать, то хоть Корд давай упрем.

— Тебя и его тащить? Еще и остальной груз. Боюсь, не потяну.

— Не надо меня тащить, — фыркнула она. — Я в порядке.

— Может и пулемет сама попрешь? — спросил с сарказмом.

— Если придется, попру, — с язвинкой в интонациях ответила она.

— Не придется, сам допру, — я сложил сидение и щелкнул тумблером заводя мотор. — Знаешь что? — спросил, когда машина заурчала.

— Что? — спросила Блонда с трудом, но самостоятельно перебираясь сзади на командирское сидение.

— Я рад, что не убил тебя, — признался я ей.

— Я так–то тоже рада, что жива. Жить хотят все, — не поняла меня она.

— Надо посмотреть твою рану, — вспомнил я. — Сейчас осмотрюсь вокруг и взглянем, — снова щелкнул тумблером, глуша мотор.

— Да вроде ничего. Может и смотреть не стоит? — усомнилась девушка.

— Нужно, — сказал и вылез из машины, едва не прищемив кота пожелавшего выбраться, но не выпустил его.

Блонда выпускала зверей ночью на прогулку, я точно помню этот момент. Они быстренько сделали свои дела и вернулись в машину. Так что хватит, нагулялись. А то сейчас выберется, убежит неизвестно куда и ищи его потом. А если не искать самому, то найдет ли кваз нас? Будь мы пешком я бы, и задумываться бы не стал, но мы упылим на машине, на несколько десятков километров. Для кота, пусть и такого, это было огромное расстояние.

Постоял у водительской двери и послушал. Вокруг было тихо. Обошел Гусар по маленькому кругу, то и дело, останавливаясь и прислушиваясь. После уже не так осторожно дал большой круг. Так никого и не нашел, так что вернулся в машину посмотрел рану спокойно. В это тяжело было поверить, но рана хорошенько поджила. Еще пара, тройка дней и от нее совсем не останется и следа. Улей воистину творил в этом плане чудеса.

— Ну, поехали, — сказал, закончив с бинтованием и возвращаясь за руль.

После событий у девятиэтажки впервые сел за руль такой машины. Поначалу на пути к хутору было несколько непривычно, но ничего страшного не случилось. Сумел доехать до хутора, потом до места ночёвке и сумею дальше. Главное что бы никто на нас дорогой не напал, а то у нас ни единого стрелка. Катька сейчас не боец совсем. Случись что, и не буду знать рулить мне или бросать баранку и стрелять.

Примерно на середине дороги мы приметили одинокую машину со значком Тольяттинского автозавода, но незнакомой мне наружности. Лобовое стекло этой машины изнутри было залито кровью, словно спагетти кетчупом, а в боковое билась головой женщина с лицом перепачканным кровью. Помимо крови на лице были заметно видны следы начавшихся изменений. Обращенная ехала с кем–то в машине и когда обратилась, сожрала соседа вот только выбраться так и не смогла.

— Может, убьем? Чего мучается? — спросила Блонда.

— На всех патронов не напасемся, — покачал я головой.

— Так без патронов. Если не хочешь, то я сама, — настояла она.

— Ну, давай, — я остановился и сдал назад, что бы поравняться с машиной, которую уже проехали.

— Я сейчас, — Катя собралась выбираться из машины с переднего сидения, но рана давала о себе знать.

— Сиди уж, — махнул на это рукой, потом прихватив оружие, открыл дверь и высунулся из машины.

Осмотрелся по сторонам. Все было тихо. Достал меч и подошел к легковой машине с переродившейся. Сразу же увидел, что женщина пристегнута ремнем безопасности. Открыл дверь и ко мне тут же потянулись руки. Примерился и довольно ловким уколом меча в глаз навеки упокоил жертву Стикса. После этого что–то заставило заглянуть на переднее пассажирское сидение. Его было видно прямо через убиенную мной заражённую. К этому злополучному сиденью было пристегнуто детское кресло, и оно было особенно сильно залито кровью. Там же можно было приметить обглоданные детские косточки. Осознавая, что очередная мать в Улье сожрала свое собственное дитя, на секунду прикрыл глаза. Потом быстро заставил себя собраться, вытер клинок о грязную одежду мертвой твари и убрал свое верное оружие в ножны.

— Ты прямо настоящий самурай. Вижу, поднаторел уже, — сказала мне Блонда, когда я открыл водительскую дверь что бы сесть за руль.

Тут воспользовавшись моментом и открытой дверью, Дизель выскочил на улицу. Кот–кваз тут же припустил в сторону ближайших кустов, вытянув свой лысых хвост трубой вверх.

— Бесов кот, — я хлопнул ладонью по баранке руля, но не по клаксону.

Не делать подобное у меня выдержки хватило.

— Успокойся. Они с ночи заперты в машине и их никто не выпускал. Бедолаги уже натерпелись. Их надо выгулять, — сказала мне на это Блонда.

— Выпускай свою собаку. Если этот лысый демон не появится, пока она гуляет, поедем без него, — проворчал я занимая свое место.

— Я думала это твой кот, — сказала блондинка, открывая свою дверь. — Диана, давай, — повинуясь этим слова и жесту, собака в мгновение ока перескочила через девушку, даже не зацепив одежды.

— А кот, наверное, думает, что я его человек и что он может распоряжаться мной. Большой буй ему. Я за ним бегать не собираюсь, — проворчал я.

— Как знаешь, — Блонда пожала плечами. — Но мне придется вылезти, что бы пустить Дианку.

— А так же как выпрыгнула, она не запрыгнет? — я продемонстрировал жестом, как это должно было выглядеть.

— Нашел циркачку, — закатила глаза землячка.

— Сам пущу, — открыл водительскую дверь.

Диана не отходила далеко от машины и быстро сделала свои собачьи дела. После этого я запустил ее через десантную дверь. Кота не было, но как–только я тронулся, он словно из–под земли вырос на дороге. Я затормозил и открыл свою дверь. Дизель подбежал к машине и запрыгнул мне под ноги прямо к педалям, а потом перекочевал в десантную часть автомобиля.

— Ну вот, а ты ругал кота, — попеняла мне Блонда.

— Это чудовище зовут Дизель, — представил я животное.

— А что за порода такая странная? — поинтересовалась она.

— Стикский кваз, — на ходу придумал я.

— Серьезно? Кот кваз? — удивилась спутница.

— Вполне. До этого он был пушистый и довольно красивый. На мейн–куна походил, а может это и был мейн–кун. Но споровое голодание превратило его в кваза, — рассказал я.

— Так коты же мелкие? 15 кило нет, — блондинка выпучила глаза.

— И в этом не было, но он порол живчик и тот ему был нужен, — кивнул.

— Фига се, — поджала губу подруга.

— Ну, погнали, — автомобиль под моим управлением тронулся.

Что что–то не так с поселком на реке мы заметили издали. Посреди белого дня над рекой появилось нечто вроде северного сияния. Появилось туманное облако, в которое били молнии. Если немного присмотреться, то можно было заметить довольно четкие границы тумана. Если бы мы подобрались ближе или находились слишком далеко, то этого момента не увидели бы, но с этого расстояния граница была вполне заметна.

— Перезагрузка, — констатировала факт моя спутница.

— Скоро тут будет жарко, — согласился я.

— Поехали дальше? — спросила она.

— Другое село искать? — уточнил я.

— Да, — подтвердила Блонда.

— Рискуем по дороге нарваться на кого–нибудь. К кластеру наверняка придут со всей округи. Давай лучше сами первыми в кластер. Думаю, немного времени у нас будет, — внес по–своему рациональное предложение я.

— Рискуем, — посетовала она.

— Даже развернувшись и уехав обратно рискуем, — сказал я, заканчивая обсуждение, и повел машину в сторону перезагружающегося кластера.

Чем ближе мы подъезжали, тем грознее казалась картина, но в самое пекло мы и не полезли. Благоразумно дождались, когда все кончится и в тумане появится новая жизнь. Я тут же направил Гусар в рассевающийся кисляк. На нас глазели ничего не понимающие люди. Им еще было не понятно, куда они попали и что с ними будет. Мы же знали, что будет с большинством. Мало кто из них не обратится в чудовище, если тут вообще окажется хоть один иммунный. Возможно, вообще не будет никого.

Подъехали к причалу. Резко затормозил и выскочил из машины с оружием в руках. Следом выскочил Дизель. Блонда выбиралась куда медленнее.

— Смотри за машиной, — велел я ей и бросился разбираться с лодкой.

У меня на пути возник какой–то мужичонка. Я движением руки отодвинул его в сторону. Мужичонка чуть не улетел в воду, и пришлось поймать его за полу одежды. Он что–то проворчал, но серьезно возмущаться не стал. Рожа кваза и вооружение на пару нормальных людей умели смирять людей не знакомых с реалиями Улья. Да и многие знакомые с реалиями подумали бы связываться с существом, выглядящим как машина смерти или нет.

Нужно было успеть перегрузить если не все, то, как можно больше пока не появились твари. Пока я метался от лодки к Гусару, да пока снимал Корд, вокруг собралась целая толпа. Блонда отошла к причалу и целилась в людей из пулемета. Сама при этом девушка выглядела несколько растеряно и что может случиться, было не понятно. Нашлись и смелые с вопросами и дерзкие с претензиями, но на оружие никто не бросился и, слава Богу. А на словесные провокации моя спутница не поддалась.

Как все закончил, отправил блондинку в лодку, а сам вышел к людям. Увидев, что за монументальная и увешанная оружием как новогодняя елка игрушками фигура обратила на них внимание толпа несколько притихло. Не воспользоваться таким моментом было бы просто грешно.

— Вот теперь немного можно поговорить. Я расскажу вам, что вокруг происходит и что всем вам лучше сделать, — сказал я.

— Вы кто такие? — тут же крикнул кто–то осмелевший из толпы и стал первой и не слишком мне нужной ласточкой.

— Чего вам надо? — крикнул другой.

— Куда мы попали? — прокричал третий.

Таких беспорядочных выкриков было много, и разговаривать с толпой не представлялось возможным. Я хотел выстрелить в воздух, что бы успокоить толпу, но пожалел патрона. Не так уж много их у меня было, а дел предстояло еще очень много.

— Тихо!!! — выкрикнул я тогда и смолк, дожидаясь тишины.

Тишины не настало, но через несколько драгоценных минут уровень шума толпы все же снизился до приемлемого.

— Товарищи! — начал я с традиционного в своем мире обращения. — Не шумите! Не отнимайте у меня и у себя время! Оно дорого! Выслушайте до конца! То, что я скажу, вам может показаться фантастическим бредом! Но, к сожалению это правда! Ваш поселок попал в другой мир! Он называется Стикс или Улей! Здесь полно монстров и многие из вас скоро превратятся в таких же монстров! — тут меня снова оборвали криками из толпы, но я смог вновь заставить их помолчать еще и продолжил короткий вводный курс.

Как сумел я рассказал им о том, что за поганый это мир и как быстро в нем мрут люди. Уже на этой стадии меня многие бросили слушать, и ушли, приняв за опасного сумасшедшего, но я продолжи для тех, кто остался. Велел всем уходить по реке и указал, в какую сторону. Объяснил, что заражённые в воду не полезут. Не забыл упомянуть, что и на реке безопасно не будет. Упомянул о беспилотниках и внешниках. Рассказал, как добывать потроха и готовить живец. Меня перебивали и перекрикивали, но все же я смог донести что хотел. Поверили в мои слова далеко не все из тех, кто дослушал, но нашлись и те, кто с трудом, но воспринял реальность происходящего. Некоторые поспешили собираться, и на этом я посчитал свою миссию выполненной до конца. Если кто–нибудь из них окажется иммунным и выживет, то это уже будет большое дело. Сделать больше для этих людей я попросту не мог, хотя и хотел бы.

— Они все погибнут, — сказала тихо Блонда, когда я сел в лодку.

— Даже если так, мы должны были сделать хоть что–то, — ответил я глядя на удаляющийся берег.

Переплыли реку. Выгрузились. Спрятали лодку. Устроились на привал. Пообедали, попили живца. После я вырезал палку наподобие костыля для спутницы, что бы ей было, на что опираться и нагрузился как тот ишак из Пакистана сам. Понял, что все один на спине и в руках не упру. Решил, что лучше соорудить волокушу и какое–то время потратил на нее. Потом мы все же тронулись в путь.

Лес был для меня уже привычно тих. Там белочка на дереве. Там зайчик проскакал. Диана пыталась ловить мелких зверьков, но у нее ничего не получалось. Пойди, поймай такую живность, если никогда этим не занимался. Из заражённых попался один ничтожный одинокий ползун. Чуть хрипящий и едва шевелящийся в истрепанной одежде. В этот раз достал топорик, что был со мной вместе с мечом и ударом клюва на обушке пробил ему голову. Потом вытер орудие убийства о рванину, что была на жалком переродившимся и на этом все.

Шли не спеша, хотя Блонда чувствовала себя все лучше и лучше. Потратили на дорогу на два дня больше чем когда шли голодные, но налегке с Занозой. Зато в этот раз безошибочно вышли прямо к дому Бирюка. Еще бы не выйти. Кот верным компасом указывал дорогу. Лысый хвост Дизеля все время маячил где–то впереди. Этот кваз как будто знал, что мы от него хотим и охотно помогал. Хотя может и в самом деле знал. Кто же поймет, что именно стало с этим иммунным животным. Я молнии пускаю, Блонда тяжести таскает какие культуристу не поднять, так почему Дизелю не научиться понимать язык людей или угадывать их намерения?

Я сильно обрадовался, узнав, что с Сережкой—Воробьем и Люси—Люськой все в порядке. Все же могло случиться всякое, но к счастью за проведенное в доме Бирюка время они не видели ни заражённых, ни простых людей. Мне ребята тоже были рады, но увидев Блонду, Люси напряглась так, что превратилась в пустыша, а Сережка спрятался за нее. Пацана ее трансформация больше не пугала.

К моему несчастью оба они узнали Блонду, а сочинить какую–нибудь историю заранее я не догадался. Пришлось убеждать ребят, что моя землячка не плохая и что это все стечение обстоятельств. Ее заставили, и она не хотела этого делать. Иначе она не могла. Мне поверили, но к блондинке относились все равно настороженно. Люси сказала, что принципиально не стала бы делать ничего подобного, даже если бы ее разобрали на органы или скормили ручному элитнику. Она хотела уйти, но я убедил ее подождать пару дней, пока Блонда окончательно не выздоровеет и пообещал после отвести ее в Мехзавод и оставить там.

Отдохнули в доме Бирюка ровно сутки. Все вроде было в порядке. Девушки почти не общались, но от них дружбы и не требовалось. Воробей тянулся ко мне и оружию. Я пока мог, объяснял ему, что да как. Мою землячку паренек откровенно побаивался, но с этим я ничего не мог поделать. Блонде становилось еще лучше. Тянуть больше не было смысла. Иначе можно было дотянуться до какого–нибудь инцидента.

С утра обошел округу сам. Потом собрал всех, и изучили окрестности всей компанией. Воробей заметил нескольких ослабевших заражённых, притопавших неведомо откуда и их пришлось упокоить. Шуметь я при этом не стал и обошелся одним викадзаси и голыми руками. После этого я объявил о решении немедленно уводить мальчика и Люси на Мехзавод. Блонду оставлял в лесу одну. Ей я оставлял Корд, одну гранату внешников и пару стволов поменьше. Еды и вооружения девушке должно было хватить с запасом до моего возвращения. Ну а уж после того как вернусь мы решим что делать. Но отпускать землячку я не собирался, хотя любовных отношений мы с ней так и не возобновили.

Люси быстро собралась в дорогу. Воробей уходить наотрез отказался. Ему хотелось остаться со мной. Тогда я пошел на хитрость и сказал ему оставаться с Блондой, на что парень предсказуемо не согласился и в итоге все согласился идти с нами на Мехзавод и какое–то время пожил там. Как только мы вышли за ограду, Дизель не замедлил покинуть оккупированный собакой дом и поспешил следом за нашей тройкой.

Дорога до города не была легкой, но и чрезмерно тяжёлой ее назвать было нельзя. Ночевали у костра. Питались консервами. Дорогой сводил Люси посмотреть на черноту, вызвавшую у нее бурный интерес. Потом пройдя по лесу почти прямой дорогой, мы вышли к знакомому мосту, а почти сразу после нашли на дороге машину и решились поехать на ней. Серьёзная операция заводчан, в которой я когда–то участвовал, повыбила тварей в округе, но времени прошло уже изрядно. Так что риск нарваться на матерую тварь был, и мы бы нарвались, если бы не дар Воробья. Парень заблаговременно почуял приближение среднего рубера со свитой из тройки топтунов, и я смог их достойно встретить. Машка сработала как надо, и топтуны легли быстро, а вот на рубера пришлось потратить гранату внешников. Последнюю. Но иначе было никак. Уж больно прочную броню тварь себе отрастила или успела обзавестись умением ее усиливающим. После этого из карманной артиллерии у меня осталась только ребристая тушка Ф-1 подобранной в полицейском участке в Чёртовом городе.

За исключением инцидента со средним рубером со свитой мы без проблем на машине добрались до самого блокпоста внешней части Мехзавода. Перед городом поговорил со своими спутниками и рассказал им, как вести себя с ментатом, если, а точнее когда, им придется иметь с ним дело. Советовал не пытаться ничего утаить. Люська распереживалась за меня, но я пояснил, что уйду, прежде чем вскроется моя связь с муркой, а искать по Улью меня никто не стане. Не будет ни у кого на это ни сил, ни желания.

На пропускном пункте нас встретили местные пограничники, если их можно так назвать. Ментата среди них не было, да и никогда они тут не дежурили. После короткого разговора и предъявления документов меня вместе со спутниками пропустили, но машину велели поставить на стоянку возле КПП. Я против не был. Также пограничники советовали сводить моих новичков к ментату, что бы они тоже получили документы. Я пообещал что мы так и сделаем, но только после того как устроимся и отдохнем, хотя делать это было не обязательно. Во внешнем городе не обязательно было иметь документы вообще.

К Безбашенным вести своих подопечных не решился, хотя сам посетить их намеревался. Вместо этого нашел приличную гостиницу, что не составило большого труда, поскольку их было целых три. Не столь приличных было еще больше, но они меня не интересовали. В гостинице снял два номера. Один себе, а второй Люське с Воробьем. За наличие животных пришлось доплатить. Заказал для спутников брошюры с законами и правилами стаба и брошюры с общими сведениями об улье. Заказал в номер хороший обед на троих и сладкого для пацана. Наказал ребятам хорошенько изучить брошюры и еще раз пообещал узнать, куда можно пристроить Люси с ее исследовательским складом ума и умением подаренным Ульем.

Помывшись и поев, оставил кота кваза одного в номере, а сам отправился на КПП во внутренний город, где попросил связи с Занозой. Просто так внутрь меня не пустили. Я хоть и имел документы, выданные тут, но тогда был гостем и гражданином Мехзавода не стал, поэтому теперь просто так войти внутрь не мог. С ксеркой связались, но она не пришла сама, а распорядилась выписать мне гостевой пропуск на сутки. Оказалось, что подобное теперь в ее силах. Появился ментат, сверил мою личность с указанной в документе и меня пропустили. На мое счастье в этот раз допрашивать и расспрашивать меня никто не стал.

Стабовские служаки оказались так любезны, что даже подбросили меня до дома Занозы. Когда меня проводили к ней, я не сразу узнал девушку. Она немного поправилась и похорошела. Можно сказать, налилась соком. Выглядела девушка теперь как заправская деловая дама, правда болтушкой осталась еще той же, и мне что бы заговорить с ней о своих делах пришлось выслушать обо всех ее хлопотах, неудачах и успехах. Правда за это я был вознагражден не только возможностью говорить, но и несколькими сотнями разных патронов к моей Машке. После такого вознаграждения возник закономерный вопрос: где я буду брать патроны для своего чудовища в дальнейшем? В других местах обязанного мне ксера не будет.

В результате нашего диалога Заноза обещала позаботиться о Люси с Воробьем, говорила, что сможет ускорить процесс получения гражданства. А для любознательной девушки желающей познавать Улей может найтись в местном небольшом и не слишком богатом, но дающим возможность нормально жить своим сотрудникам учреждении исследовательской направленности. Пожить же они смогут и у нее. Меня все вполне устроило. Я предупредил ее, что сегодня люди отдыхают, а завтра утром подойдут на КПП. Она сказала, что всех предупредит и ребят примут без очереди, выдадут документы, соответственно пропустят через ментата и выпишут гостевой пропуск, а там дальше и до гражданства не далеко.

Забрал у Занозы все, что оставалось на хранении, тепло попрощался с ней, сказав что, скорее всего не вернусь и отправился обратно к КПП. Однако сразу не дошел. По пути меня перехватил кваз Квазимодо. Сделал он это не случайно. Он знал о моем появлении, по его просьбе ему доложили с КПП, как только я появился у стены внутреннего города. Кваз пожелал пригласить в Шутку улья для обсуждения какого–то вопроса. Я отказался, пояснив, что времени на всякие сторонние вопросы у меня нет, а есть дело, которое торопит. Мой отказ был принят, но Квази не скрывал, что огорчён этим. Просил связаться с ним, если, или когда, вернусь в стаб.

Покинув внутренний город, забежал в гостиницу и проверил как там дела у Люси с Воробьем. Заодно скинул лишний груз и взял с собой нормальное оружие, поскольку за стену ходил только с коротким стволом. В этот раз Дизеля оставить в номере не получилось. Он выскочил, когда я выходил и увязался за мной. Я ожидал, что убежит гулять, но нет. Кот отправился за мной в резиденцию Безбашенных, куда я направился забрать обещанное мне при расставании. Штурмовая винтовка внешников могла сильно пригодиться для Блонды. Корд будет для нее все же великоват и не удобен, если вести стрельбу стоя или на ходу, а вот оружие внешников должно подойти, если девушка с ним справится.

У этих на КПП меня встречал кто–то из их обслуги. Он куда–то позвонил. Ему не ответили. Он звонил еще и еще. Дозвонился с 5 раза, но после этого сразу пропустил. Во дворе трейсерской команды меня встретил сидевший на лавочке с бутылкой пива Корм.

— Что за чудовище с тобой? — спросил он, кивнув на Дизеля.

— Ты так про него не говори. Если обидится, может загрызть ночью, — погрозил я ему пальцем.

— Шутишь, — догадался он.

— Как знать. Как знать, — сделал самый серьезный вид я.

— Привет, — вот теперь он поднялся и раскрыл руки для объятия.

— Привет, — я крепко о искренне обнял товарища.

— Тиши! Тише, дурмашина! Раздавишь! — запротестовал он, и я разжал чрезмерно крепкое дружеское объятие.

Немного поболтали ни о чем. Узнал что парни с того раза никуда еще не выезжали и многие уже откровенно заскучали. Потрохов им всегда хватало на веселую жизнь, и они могли бы ездить еще реже, но как бы это банально не звучало, не хватало адреналина. Все кто прижились в команде Клуба, уже не могли без такого риска. Их не прельщала охота даже на руберов. Только элита и только матерая. Иначе становилось скучно.

После Корм отвел меня к Клубу. Поздоровались, немножко поболтали обо всем и при этом ни о чем. Я напомнил ему его слова о том, что мне кое–что причитается, на что он только степенно кивнул и загадочно улыбнулся. После чего командир полубезумных трейсеров отвел меня в комнату, где для меня уже все было готово.

— Ну что? Вот смотри. Выбирай любую, — Клуб указал мне на пару штурмовых винтовок внешников. — Есть по две коробки на 25 и по две на 50 к каждой. Остальные все ушли, — он указал на лежащие рядом с винтовками магазины для них.

Я взял один и убедился что это не привычный короб для ленты. Коробки с сильно сглаженными углами были скорее аналогом дискового магазина для пулемета или автомата. В эти коробки патроны набивались примерно так же и подавались по тому же принципу.

Сама винтовка имела простой, даже не обрезиненный приклад. Он и не был нужен для стрельбы из экзоскелета. Я подумал, что блонда приспособится. Ведь стреляют же люди из автоматов со скелетными прикладами. В крайнем случае, доработаю аппарат сам или найду спеца. Сверху располагалась большая, такая, что бы браться рукой в перчатке экзоскелета, рукоятка для переноски, совмещённая с простым и надежным калиматорным прицелом. Иных прицельных приспособлений, например механических целика и мушки не было предусмотрено конструкцией, но была планка для крепления дополнительных приспособлений. Коробки с патронами перещёлкивались стандартно снизу впереди спускового крючка и пистолетной рукоятки. Под стволом у винтовки оказался еще один ствол, на который я при первом беглом осмотре как–то не обратил внимания. Ствол этот напоминал ствол дробовика и имел свой собственный трубчатый магазин как у дробовика же. Подвижное цевье прилагалось. Второй спусковой крючок отсутствовал.

— Это то, что я думаю? — спросил я.

— Не знаю, что ты думаешь. Я знахарь, имею другие таланты, но не телепат, — оскалился в улыбке Клуб.

— Винтовка огромного калибра совмещена с дробовиком 10 калибра, — озвучил свои мысли я.

— Совершенно прав, — кивнул он.

— Интересное решение. Наверняка к дробовику патронов всяких куча.

— Точно. От слезогонки до банальных пуль. Но мы оставили только пятьдесят пулевых. Если будет нужно, купишь сам. Калибр большой, но стандартный. При желании можно найти. Да и что мы продали, еще никто не раскупил.

— К штурмовой винтовке патронов много?

— Скорей уж к мини пулемету, — поправил меня трейсер. — Много. Тысячу штук оставили, — он указал на простые тряпичные мешки под столом. — Все тебе отдадим. Нам этот калибр не интересен. Своих хватает всяких.

— Хорошо раз так, — задумчиво покивал. — Что буду должен? Много не дам. Патроны кончатся, и хоть выкидывай.

— Много и не надо. Ничего не возьму, — он отрицательно покачал головой в подтверждение своих слов. — Про патроны ты зря. Калибр стандартный. Найти можно, хоть и сложнее чем нашу пятерку или семерку. Думаю, к твоему чудовищу патроны найти сложнее будет, чем к этому. К своему, где берешь? — трейсер указал пальцем на Машку. — Наверняка у ксерки, которую в прошлый раз привел.

— В этот раз у нее родимой, — вынужденно согласился. — Но тогда уж больно щедрый ты получаешься, — шутливо сощурился я.

— Может, пригодишься еще когда, — он пожал плечами и улыбнулся делая вид что шутит и перевел тему. — Я слышал, ты пацана с девкой притащил, но передал на попечение новой ксерки. Значит, не останешься? Если не секрет куда собрался?

— Быстро тут новости расходятся, — подивился я.

— Так я на тебя сторожок поставил. Сказал, заплачу, если кто сообщит, когда ты вернешься. Мне в надежде на дополнительную награду про тебя все слили. И где поселился и куда шлялся и с кем встречался, — непринужденно, словно о какой–то банальщине рассказал он.

— Ну ты… — я не нашел слов.

— Так останешься? — вернул он меня к своему вопросу.

— Не останусь, тут ты прав. Куда пойду, пока не знаю.

— Искать обидчика пойдешь?

— Нет. С ним я сполна рассчитался. Его уже бегуны в овраге доели давно, — я перефразировал поговорку про волков и смолк, раздумывая ему все правду, говорить ее часть или не говорить ничего вообще.

— Тогда что? Неужели просто на месте не сидится?

— Не совсем. Мне нужен не слишком строгий стаб, — решил не углубляться в суть своей проблемы, но поинтересоваться.

— Чем тебя наш не устраивает? — заинтересовался Клуб.

— Всем устраивает, но больно строго тут у вас, — попробовал увильнуть я.

— А ты в центр не лезь, там строго, а тут нормально. Иногда такие мутные личности попадаются, что диву даешься, как их до сих пор еще банально не вздернули, — поделился командир Безбашенных.

— Что прямо муры что ли? — вроде невзначай поинтересовался я.

— Да кто их знает. Пока не попадутся или к ментату не попадут, не узнаешь, а всех к ментату не отведешь. Их у нас всего двое сильных в стабе. Еще несколько слабеньких, но и все. И представляешь это много. У нас им здорово платят вот и предпочитают наш стаб. Они все центр обслуживают, а сюда больно не лезут. Если уж только в СБ информация какая поступит. Вдобавок ты не обязан с ментатом говорить, если не лезешь во внутренний город. Можешь просто отказаться от такого допроса и все. Если нет серьезных оснований подозревать тебя в чем–то серьезном, то тебя отпустят. Затаят, но отпустят. Не любят у нас власти тех, кому есть, что от ментата скрывать. Без допроса у ментата ты никогда во внутренний город не попадешь и гражданство не получишь. Все граждане у нас проходят плановые опросы у ментатов. Не частые и формальные, но важен сам факт. Ты понимаешь, о чем я?

— Понимаю, — поджав губу покивал. — А в других стабах ментатов много? — в душе порадовался заходу на нужную тему, но постарался не подать вида.

— Да какое там, — махнул рукой азиат. — В Перекрестке один, а в Буяново вообще ни одного. Ну если не нашли кого еще. Что дальше в стабах сказать не могу. Давно нигде не был, — он виновато пожал плечами, а я запомнил название стаба без ментата.

— И как там обходятся? — продолжил тему.

— А как в твоем прежнем мире обходились?

— Милиция работала.

— Ну, в Буяново что–то вроде того. Если кого прихватят на горячем, то в расход или вон из стаба, если проступок не сильный. Еще могут отрабатывать грешок заставить. Но все равно там мути всякой еще больше чем у нас. Как говорится, не пойман не вор, — он развел руками в стороны. — Так чем тебя наш стаб не устраивает? Накосячил чего? Ты вроде не из тех, кто на последний грех идет ради какой–то мелочи. Если что, могу сказать за тебя слово и людей попросить. Оно ведь всякое бывает. Ментат ментатом, но и его слово не последнее, — он замолк, а я стоял, замерев соляным столбом. — Ну не хочешь говорить и не надо. Судьба твоя, — он дружески ткнул меня кулаком в плечо и я расслабился.

— Слушай, а ты не отдашь мне все коробки? — быстро меняя тему, кивнул на магазины к штурмовой винтовке внешников.

— Не шикарно будет? — усмехнулся Клуб.

— Я должен был спросить, — пожал плечами я.

— А забирай. Я сегодня добрый, — расплылся в улыбке еще шире он.

— Прекрасно. Теперь утащить бы все, — я приценился к весу и объемам будущего груза.

— Пора тебе машину приобретать, человек арсенал, — по–дружески взял меня за предплечье Клуб.

— Ничего допру. Я как квазом стал силен как бык стал, — кивнул я ему, понимая что под словом «машина» он имеет ввиду не рухлядь, на которой я приехал, а скорее броневик.

— Ну тогда пойдем, дернем по маленькой? — предложил он.

— Воздержусь. Ты лучше скажи можно ли мне жемчуг глотать? — подумав добавил. — Чёрный?

— Глотай смело, — дал добро он. — Тогда может, вечером заглянешь? Или завтра?

— Нет. Сегодня тупо отсыпаться, а уже завтра снова в поход, вымотался сильно и не хочу нажираться.

— Ну как знаешь. С добром помочь или сам упрешь?

— Сам упру, — вздохнул я.

После Клуб разъяснил мне, что у этой модели оружия и как. Я сделал несколько выстрелов в холостую. Примерился к оружию. На этом мы с ним и расстались. Тепло, не планируя больше возвращаться, попрощался и с остальными знакомыми ребятами из Безбашенных. Ребята предложили не уходить, а идти к ним в команду. Убийство Годзиллы внешниками и мурами их не удовлетворило, и теперь желали найти такого же монстра или пострашнее. Чертов город для поисков подходил. Через пару дней, как все будет готово, они собирались туда рвануть, что бы начать поиски, но вглубь пока соваться не хотели. Желали посмотреть окраины, а заодно настрелять потрохов, пощекотать нервы и обкатать в деле нескольких новичков.

От Безбашенных отправился заправлять машину и пополнять припасы. Продал в аптеку Семен Семеныч янтарь. Купил спек и прочее. Потом была тихая ночёвка и расставание. Тяжелее всего расставаться было с Воробьем. У парня потекли слезы из глаз, но он держался. Мне тоже было нелегко. Прощаясь, отдал Люси все потроха монстров, что у меня были. Не пожалел ни жемчуга, ни гороха. Оставил себе только несколько споранов на живчик. На девушку свалилось пусть не слишком великое по местным меркам, но все же, какое–никакое богатство.

На машине добрался от Мехзавода до самого леса, так словно ехал в относительно нормальном мире. Заражённые словно сговорились и не желали подставляться под доставшийся от внешников ствол. Пришлось специально остановиться и опробовать пушку в деле на ни в чем не виноватом далеком доме. Стрелял метров с пятисот и оружие показало себя с лучшей стороны. Оказалось что в моих руках реально мощь короткоствольного мини, но крупнокалиберного пулемета. Обладателю такого оружия на дистанции в половину километра, или даже немного больше, была страшна только элита. Ну, разумеется с оговорками. Даже появилось желание сменить свою Машку на этого монстра или взять его себе еще одним стволом, но все же лучше его было оставить Блонде вместо Корда с Печенегом. С этим стволом она должна была справиться.

Добравшись до леса, нагрузил все добро на себя и поперся пешком через заросли жалея, что дальше никак не проехать. Шли с котом не один день. Когда походили к дому покойного Бирюка Дизель проявил непривычное беспокойство. Кот зафырчал и выгнул спину. Я подумал, что это из–за близости собаки, ведь даже на заражённых этот зверь так не реагировал, а просто тихо сваливал. Правда, на всякий случай я насторожился. Всякое бывает. Кот может и не на собаку так агрессивно настроился.

Подошли к закрытой калитке. Кот единым прыжком вскочил почти на всю высоту забора, вскарабкался и исчез во дворе.

— Блонда! — позвал я не слишком громко.

— Ууау. Ууау, — донеслось заунывное и какое–то скорбное тявканье Дианы.

— Катя! — крикнул я погроме.

Обошел забор и постучал в стену дома, все сильнее подозревая беду. Ответом не снова был только лай. На этот раз собака выскочила во двор и загавкала несколько радостнее. Вернулся к калитке и, сбросив тяжеленую ношу свою перебрался через забор. Запах не так давно начавшего разлагаться тела я почуял почти сразу. Он шел от сарая, и Диана меня потянула туда же. Дизель сидел на крыше и с укором смотрел на вход в этот самый сарай.

Чувствуется, как сдавливает сердце, направился к двери. Я уже представлял, что за ней увижу и оказался прав. Моя подруга висела на перекладине, не доставая ногами до земли. Под ногами лежала опрокинутая набок табуретка. Тело провисело несколько дней и выглядело уже не очень приятно, но мне было плевать. Я словно не заметил тогда этого. Бросился к девушке, выхватил меч, обхватил ее одной рукой и отсек мечом веревку. Тут же отбросил меч, подхватил покойницу второй рукой и уложил на пол.

Где–то внутри рождался громкий утробный крик. На глаза наворачивались слезы. Сердце сжималось все сильнее и сильнее. Я услышал электрический треск и почувствовал, как по коже пробегают знакомые электрические мурашки, только посильнее. Дизель, сунувший было в сарай любопытный нос, тут же поспешил убраться. Собака, почуяв неладное, бросилась к выходу, но не успела. Вокруг меня засверкали и затрещали молнии, бившие из моего тела, как попало и куда попало. Одна из них ударила прямехонько в Диану. Собачонка взвизгнула и тут же на месте испустила дух. Молнии били в стены в крышу, в мертвое тело Блонды. Это была хаотичная и неудержимая буря из ветвящихся и изгибающихся под разными углами голубых молний.

Все набирало обороты всего несколько секунд, а потом стало стихать с той же скоростью с какой и зародилось. Считанные мгновения и последняя из голубых убийц отсверкала. Я тут же почувствовал не мыслимую слабость во всем теле. Затылок и виски прострелило болью с одинаковой силой. Я кулем повалился на бок, и лицо словно накрыли непроницаемой для света тряпкой.


Глава 20: Тропа войны. | Мир большой охоты | Вместо послесловия.