home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2: Пух и все–все–все.

Просидели тихо как мыши под веником несколько часов. Сколько точно не знаю, поскольку наручных часов у меня не было, а мобильный оказался раздавлен в какой–то из схваток. Даже прочная советская техника не выдержала нагрузок. Мне ничего не оставалось, как выкинуть испорченный гаджет. Моя соратница по неволе свой телефон оставила на рабочем месте и часов тоже не имела. Так что о течении времени мы судили субъективно.

Катерине надоело сидеть как в гимназии, и она уселась расслабленнее, уверенно заняв оба моих колена. За дверью в какой–то момент стало потише, но полной тишины не наступало, и было очевидно, что псевдо зомби никуда не делись. Быть может их и стало меньше, но судя по шуму, все еще было достаточно, что бы порвать как Тузик грелку меня вместе с Катькой.

— Встань, пожалуйста, у меня ноги затекли, — попросил девушку, и та поднялась с моих коленей.

Встал и встряхнул сначала одной ногой, а потом другой. Снова пошел к окну. Придирчиво осмотрел и потолкал стеклопакет. Держится действительно крепко. Стулом точно не вышибу, а выстрел оставит только дырку. Пошел к писсуарам потолкал рукой, попробовал пошатать обеими, потолкал ногой. Все бесполезно. Сделано на совесть. Скорее писсуар разнесу, чем оторвать сумею.

— Хочешь выбить окно? — поинтересовалась Катерина.

— Хочу. Тут всего второй этаж. На улице вроде тихо. Можно спрыгнуть.

— Ногу не боишься сломать?

— Боюсь.

— В таких условиях это верная смерть, — покивала девушка и тут же нелогично предложила. — Может, попробуем бачок снять?

— Обязательно попробуем. Все попробуем, — подошел обратно к двери и прислушался. — Что–то слишком тихо там. Уж не ушли ли они? — за дверь пока я ходил к окну, в самом деле, все как–то внезапно стихло.

— И правда тихо, — согласилась блондинка прислушавшись.

Не успела она этого сделать, как со стороны пожарной лестницы послышался скрежет сминаемого и раздираемого металла. Потом послышался грохот. Упало что–то тяжёлое и большое.

— Похоже, пришел кто–то страшнее этих, — высказал свое мнение и красавица с размазанной по лицу косметикой заметалась взглядом в поисках укрытия получше имеющегося, но ничего не нашла. — Не спрячемся мы тут, — покачал я головой и взялся за стул.

Катя сразу пристроилась за моей спиной и ножка от стола уже была у нее в руке. Разблокировал дверь и, приоткрыв, выглянул в коридор. Он оказался пуст. Ни одного безумца жаждавшего нашей плоти там не было. Не было и двери на балкон, с которого можно было попасть на пожарную лестницу. Дверь, порванная и измятая, словно жесть от консервной банки лежала в коридоре.

Глядя в сторону балкона я встретился взглядом с огромным монстром с поросшей несимметричными костяными пластинами головой. Он заглядывал в коридор через дверной проем с балкона и разевал клыкастую пасть полуметровой ширины. Будь эта пасть еще чуточку шире, и она бы не поместилась в дверном проеме. Монстр стоял на четырех конечностях, но его плеч я не видел. Они были где–то за рамками двери на балконе. Можно было надеяться, что чудовище к нам не пролезет, но я понимал, что это существо весом больше пары тонн стены нашего офисного центра не удержат.

Я глянул в другой конец коридора и увидел, что он пуст. Проход вглубь помещения, к лифту и лестнице был полностью свободен. Только кровь на полу и истерзанные трупы. Псевдо зомби без стеснения растерзали своих собратьев убитых Виктором и нами.

— Бежим! — мгновенно принял решение, схватил блондинку за руку и тут же ринулся прочь.

Чудище возбужденно и неописуемо заурчало и ринулось, было, за нами, но это оказалось не так–то просто. Сведя плечи и повернув голову, оно стало протискиваться в коридор по диагонали. Получилось у него далеко не сразу и это подарило нам кое–какую фору. Не будь ее нам бы там и пришел конец. Мы бежали со всех ног, слыша, как за спиной не выдерживает напора твари бетон. Вот он влез, сделав дверной проем едва не вдвое шире. Монстр не помещался на полу в коридоре, но он не огорчился и перемещался, поместив себя по диагонали коридора, опираясь двумя ногами на пол и двумя ногами на стену едва не под самым потолком. Катерина смотрела на него, повернув голову и визжала, так что у меня звенело в ушах, но не забывала перебирать ногами и не отставала ни на шаг.

Мы проскочили мимо помещений и стеллажей с бумажным архивом. Промчавшись насквозь пинком, открыл дверь и, встретив ее возврат плечом, выскочил на лестничную клетку, не выпуская руки Катерины. Хотел было рвануть вниз к такому близкому первому этажу, но там оказалась еще одна тварь, и это был не безумный человек, казавшийся теперь безобидным как новорожденный щенок или котенок. Эта тварь на человека только походила. Ростом за два метра. Голова почти без волос. Всего несколько клочков грозящих скоро выпасть. Здоровенные челюсти с клыками вместо, нормальных зубов. Мощные руки с опущенными плечами и плоскими когтями, слабо напоминающими ногти. Узлы могучих несимметричных мышц на обнажённом кривоватом теле. Своим видом монстрятина не вызывала никаких сомнений в том что будет если мы попробуем через нее прорваться. Конечно, у меня в руках был пистолет, но стрельба по такому могла занять время, а монстр, что был сзади, не выказывал желания ждать.

Перепрыгивая по несколько ступеней за раз, помчались наверх. Катя сразу же сломала каблук и, оступившись, упала. Тут же помог ей подняться. Она сбросила туфли, и помчались дальше, но на пятки уже наступала человекообразная тварь, а сзади на лестницу выбиралась тварь на человека совершенно не похожая. Отчего–то у меня создалось впечатление, что они действовали заодно, но мог ошибаться.

Убежать вдвоем уже не было возможности, но бросать спутницу я не собирался. Лучше было рискнуть и попробовать если не застрелить, то хотя бы притормозить лидера преследования пулей. Остановившись, пропустил мимо себя девушку и выстрелил из пистолета прямо в морду преследователю. Пуля, очень удачно угодившая в глаз решила вопрос окончательно и я мысленно благодаря школьную подготовку и непростую службу в армии, научившие обращению с оружием помчался наверх. Стоять было слишком опасно. Большой монстр уже спешил к нам по лестнице, с трудом помещаясь на ней.

Взглянул на двери на третий этаж все еще связанные моим ремнем. За дверьми возбужденно урчали и толкались запертые зомби. Судя по количеству теней за мутным стеклом, обратились все или почти все чувствовавшие себя плохо люди.

— На четвертый! — крикнул я, уже таща спутницу выше.

Та уже давно, еще до сломанного каблука, бросила визжать и полностью доверилась мне. Меня же это полностью устраивало. Лучше пусть делает, что скажу, чем визжит или скулит. В таком случае, может быть, выживем и я, и она, а вдвоем всегда лучше, чем в одиночку.

Ворвались в открытую дверь. Выскочили в пространство с сотами–кабинетиками для таких же, как я клерков. Хлипкие стеночки в полтора метра высотой, столы, стулья и компьютеры. Ничего способного задержать тварь, преследующую нас, но и для нас самих никаких препятствий. На пути попался человек. Повел он себя далеко не как тупой зомби из фильмов, но и не как нормальный. Он поспешил убраться подальше с нашей и монстра дороги. Сомневаюсь, что эту тварь испугали мы, но инстинкт самосохранения на лицо. Убирался с дороги этот псевдо зомби слишком медленно, но я не стал тратить на него патрон, а опрокинул пинком.

— Кабинет шефа! — крикнула на бегу блондинка, но я и так спешил туда.

Планировка этого этажа несколько отличалась. Туалет был передвинут в другое место, а перед балконом располагался кабинет шефа. С него же, как уже упоминал, можно было попасть на пожарную лестницу. С лестницы можно было рвануть на крышу дожидаться спасателей, но от чего–то мне казалась, что монстр нам их дождаться не даст, да и скорее всего не будет никаких спасателей. Оставалось рваться вниз на улицу и бежать, бежать, бежать. Лишь бы нас там не ждала сплошная толпа зомби как в том фильме название, которого не могу вспомнить. Или не ждал тот уродливый огромный тигр, которого мы видели через окно на лестничной клетке.

Ураганом ворвались в обставленный в стиле социалистического братского японского народа кабинет начальника. У стены отделявшей кабинет от остального здания стояла специальная подставка с двумя японскими мечами. За подставкой часть стены украшала какая–то мазня в псевдо восточном стиле. Назвать сие «искусство» картиной у меня бы язык не повернулся. Но шеф гордился картиной не меньше чем самими мечами. Видимо, слишком мало я понимал в подобной живописи.

Не раздумывая и не тормозя, схватил короткий меч в ножнах. Шеф не раз хвалился этими мечами. Настоящая катана и викадзаси созданные едва ли не лучшим оружейником Японии наших дней. Классная сталь, которой обзавидовался бы любой самурай древности. Вроде как подобные сейчас держат в домах все уважаемые люди Японии и эту пару клинков шефу подарили наши японские партнеры. Шеф гордился ими, но до всего этого мечи были совершенно ненужными предметами годными только в качестве пылесборника. В таком же положении как у нас полуметровая остро отточенная железяка могла сильно пригодится. В любом случае она лучше отломанной от стола деревянной ножки.

Катя хотела было последовать моему примеру и схватить катану, но монстр был уже слишком близко. Он тараном влетел в прозрачную пластиковую часть стены, служившую окном во внутреннюю часть помещения, и проломил его мгновенно. Почти вышвырнул спутницу на балкон и выскочил туда сам, чувствуя затылком зловонное дыхание твари и слыша клацанье огромной пасти за собственной спиной.

Времени на осознание, сколь близка была скоропостижная смерть в зубах монстра, не было. Отскочили в дальнюю часть балкона, откуда через невысокую дверку можно было выйти на пожарную лестницу. Дверь здесь оказалась уже, чем на втором этаже. Совсем чуточку уже, но этого вполне хватило, что бы тварь ни протиснулась сходу. Чудище попробовало выглянуть на балкон и попыталось сломать стену, но ни того ни того вот так сразу не вышло. Оно сунуло переднюю лапу и попыталось нас достать когтями. Ничего не получилось, но мы не стали ждать, когда монстр догадается воспользоваться окном с увеличенным оконным проемом или вынесет дверь вместе с косяками и протиснется в стандартный дверной проем. Поспешили к лестнице, перемахнули через дверь, запертую на одну щеколду, и поскакали вниз точно испуганные белки.

— Ходу! Ходу! — торопил я Катерину и торопился сам.

Монстр все же сообразил и в мгновение ока, вынеся большой стеклопакет, через окно, выбрался на балкон. Стеклопакет полетел вниз и громко грянулся об асфальт. Чудище, цепляясь за стену и подоконник, умудрилось не свалиться вниз с маленького для него балкона и закрутило головой, в поисках удирающей во все лопатки дичи.

Не знаю, сколь быстро он бы нас настиг, и хвала провидению выяснить этого так и не пришлось. Неожиданно и для монстра и для нас грохнуло два выстрела практически слившихся в один. Бабахнуло что–то мощное вроде крупнокалиберной винтовки или противотанкового ружья. Звук был серьезный басовитый и вполне соответствовал, хотя и был чем–то приглушен. Наверное, использовали какой–то ПБС, но не слишком хороший. Или стреляли без спец патрона. Выстрелы не на всю округу, но ближайшая местность теперь знала, что на охоту вышел один из самых страшных зверей — вооруженный человек. И человек этот был не один. Минимум двое.

Монстр, словивший сразу две крупнокалиберных пули, рыкнул, взвизгнул и опередил нас со спуском. Тварь рухнула с высоты четвертого этажа и зашевелилась. Она совершенно точно осталась жива. Снова приглушенно грохнуло только что звучавшее мощное оружие, но в этот раз выстрел был один. Поднявшееся было чудовище, дёрнулось раз, затем другой и замерло на асфальте. Только одна задняя конечность подергивалась в агонии.

Мы замерли.

— Может нам помогут? — спросила у меня Катерина.

— Может, и помогут, — ответил, оглядывая крыши в поисках кого–то из наших спасителей.

Из–за угла одного из домов выскочила пара мужчин. Эти субъекты тащили на себе черный пластиковый милицейский шлемы с зеркальным забралом и черные же бронежилеты. Различные щитки, наколенники и налокотники дополняли снаряжение. На бедре у каждого красовалась кобура с пистолетом. Из–за спин выглядывали надежные Калашниковы устаревших модификаций и виднелись рюкзаки. На поясах висели ножи внушительного вида и фляжки. В руках оба держали некое подобие клевца с острой похожей на огромную швейную иглу боевой частью на метровом черене.

— Давайте бегом вниз! — помахал нам один из них, и направился к лестнице, вертя головой и контролируя улицу.

Второй за ним не последовал, а побежал к туше убитого монстра. Подбежав, человек с некоторой опаской подошел к монстру и стал что–то ковырять в его затылке. Мне некогда было пристально за ним наблюдать, я смотрел под ноги, дабы не оступиться и не полететь кубарем вниз по лестнице. Еще при этом и за округой пытался следить, но не видел ни одного живого зомби.

Пожарная лестница не достигала асфальта и заканчивалась на высоте пары метров. Ниже были только металлические столбы опоры, так что пришлось прыгать. Приземлился на ноги и, выпрямившись, оказался лицом к лицу с одним из наших спасителей. Точнее он смотрел мне в лицо, а я в зеркальное забрало его шлема.

— Не пырни меня своей железкой, — сказал он.

— Не пырну, — сказал я, по–прежнему озираясь.

— Ну, вот и хорошо. Давайте быстрее.

— Ты кто? — спросил я, видя, несмотря на облачение, что передо мной не милиционер и не солдат.

Разговаривал, ослабляя наблюдения за человеком и одновременно помогая слезть Катерине. Девушка была достаточно спортивной и уже повисла на руках. Вот только при этом задралась ее юбка, обнажив не слишком широкие полоски нижнего белья. Человек в черном костюме от этого зрелища приоткрыл рот и не услышал моего вопроса глядя на упругие ягодицы и стройные ноги всегда следившей за собой девушки. Моей невольной спутнице оставалось только спрыгнуть, но я сунул ножны с мечом за ремень и, подхватив девушку за талию, поставил на асфальт. Та тут же одернула юбку вниз.

Одновременно с этим раздался выстрел из крупнокалиберного оружия. Исчезновение ягодиц или выстрел вернули человека в реальность. Он мотнул головой, ударом ладони снизу поднял забрало и явил нам лицо пацана лет 16 – 17 поросшее клочками пуха на щеках и с реденькими черными усиками над верхней губой.

— Я Пух, — представился он.

На поясе ковырявшегося в затылке монстра ожила небольшая рация в чехле. Из–за черного чехла я ее раньше и не приметил.

— Жбан уходите. На подходе еще один клиент. Не элита. Похоже, матерый рубер. Очень шустрый и хитрый. Я не успел завалить. Спрятался зараза, — сказала рация чуть слышно.

— Принял, — ответил ковырявший выпрямившись. — Пух давайте сюда, — он махнул всем нам.

— Быстрее! — Пух махнул рукой.

Тот, кого назвали Жбаном, обернул, что достал из головы мертвого монстра тряпкой и вручил Пуху.

— Держи. Я если что буду отвлекать тварь, а ты уводить новичков. Если придется разделиться просто обойдешь кругом и выйдешь к нашим. А если не получится, то по обстоятельствам. Пошли, — люди поспешили вдоль по улице.

— Давай за нами, — Пух позвал нас полуобернувшись всем телом, а мы и без того спешили следом.

— Жбан, он рядом, — сказала рация, когда мы подбежали к углу дома.

— Завалишь? — спросил Жбан.

— Он прячется. На открытое место не выходит. Видно опытный, — зло ответил другой абонент.

— Разделяемся, — велел Жбан и, схватив рацию, заговорил в нее. — Клуб, веди меня. Нам не уйти буду приманкой. Попробую выманить тварь на открытое место, а уж вы не подведите. Пуха со свежаками отправил в обход…

Дальше мы разговора не слышали, поскольку отбежали слишком далеко и продолжали удаляться от бегущего вдоль улицы мужика лица, которого так и не увидели. Обогнули офис, пересекли улицу, что была за ним, огибая, брошенные как попало машины, и нырнули в какой–то двор, где затаились. Пух при этом выглядывал через щель в одну сторону улицы, потом тихо перебегал к другой щели и снова выглядывал, но в другую сторону.

На такой его перебежке нас настиг звук сдвоенного выстрела приглушенного крупняка. Потом снова два выстрела, но не слитных, а в разнобой. Дальше тишина, но Пух как замер, так и стоял.

— Все в порядке? — шепнул я.

— Не знаю, — ответил парень слушая.

— Что происходит? — шёпотом спросил я.

— Тихо. Понимаю вопросов много, но надо помолчать. Там сзади огромный монстр, который может уже порвал Жбана, — пацан указал туда, откуда мы появились. — И еще неизвестно кто набежит. Появится элита или хотя бы рубер и все, — парень на секунду смолк присматриваясь. — Давайте за мной. Вроде никого, — парень выскочил на улицу и мы следом.

Понеслись вдоль улицы до следующего угла, обогнули воткнувшуюся в угол дома машину и нос к носу столкнулись с тройкой живых зомби. Пух без затей приголубил своим клевцом одного в голову. Острие его клевца вошло точно в лоб твари. Пробило прочную лобную кость и убило мужчину на повал. Я, не раздумывая с полуоборота, ударил пяткой в живот второго медленного и тот кулем отлетел в сторону и упал на тротуар.

— Не жалей их! Они не люди! Их не вылечить! Руби мечом! — прикрикнул Пух, разбираясь со вторым.

Я никогда не занимался достаточно популярным у нас кендо или другим фехтованием, но рубанул коротким мечом на загляденье. Ударил прямо по шее и почти снес голову. И без того давно не свежую куртку охранника вместе с откровенно грязной рубашкой и брюками обдало кровью. Ее было не так много как в фильмах, где отрубают головы, но мне хватило, что бы уделаться окончательно.

— Валим. Валим, — поторопил нас парень, уже на бегу поворачиваясь в пол оборота к нам.

С известной стороны донесся басовитый гул не приглушенного ничем пулемета, но не крупнокалиберного, а более или менее обычного, вроде старенького ПКМ или современного Печенега. Его поддержали столь же громкие автоматы без ПБСов. По длинным очередям и прочему я понимал, что это почти паническая стрельба, но говорить Пуху о том, что его товарищам сейчас, наверняка, приходится очень туго, не стал. Он и сам это понимал, но вроде держался. А раз держится незачем его добивать. Пусть действует по плану, а то глупостей натворит. Бросится еще обратно забыв обо всем на свете включая нас.

Добежали до очередного укрытия и затаились, дожидаясь чего–то известного только нашему проводнику. Тот ничего не говорил, только смотрел и слушал.

— Как ты? — шёпотом спросил у Катерины.

В ответ моя невольная спутница попробовала улыбнуться, но вышло слишком вымученно. Увидев это Пух снял с пояса обшитую материей флягу и протянул нам.

— По глоточку не больше, — сказал он.

— Что это? — спросил, отпуская торчащие из–за ремня ножны, что придерживал и, беря фляжку.

— Объяснять некогда, но нужно выпить. Ведь голова же болит? Вас мутит? — он притормозил. — Быстрее. Это споровое голодание может стать хуже. Если не пить живчик, то умрете.

— Это живчик? — я потряс флягой.

— Живчик. Живец. Нектар. Как называть неважно. Названий много, — он помотал головой. — Пейте. Не тормози.

Свернул крышку фляги и сделал один единственный глоток чего–то по вкусу напоминающего довольно сильно разведенную какой–то мерзкой дрянью водку. По желудку разлилась толика неестественного для алкоголя подобной крепости тепла, тошнота начала отступать и вроде как с головой стало полегче.

— Один глоток, — протянул фляжку Кате.

Девушка послушно выпила.

— Что за дрянь? Алкоголь? — скривилась она.

— Без алкоголя никак, но он слабенький. Пейте как лекарство. Оно не обязано быть вкусным. Со временем привыкните, — ответил пацан, которому годочков было явно меньше возраста разрешения законом потребления спиртного и забрал фляжку. — Теперь репеллент, — из кармана рюкзака появился жестяной немного мятый флакон без этикетки. — Набрызгаю сам, — парень экономно распылил вещество с крепким запахом резины и сосновой стружки на нашу одежду и обувь. Особенно на обувь, включая подошвы.

— Для чего это? — поинтересовался я в процессе.

— Твари не только хорошо слышат, но и запахи неплохо чуют. По крайней мере, лучше людей. Этот репеллент уберет ваш запах. Хорошая штука, — он убрал флакон. — Давайте за мной.

Еще одна перебежка и новая встреча с зомби. В этот раз мужчина в окровавленном костюме лизал почти чистый асфальт и хватал руками окровавленные клочки. Рядом лежала перевернутая детская коляска. Еще можно было увидеть несколько мелких обломков начисто обглоданных костей. Воображение легко дорисовывало картину гибели ребенка. Уже на многое насмотревшаяся Катерина побледнела. Я придержал ее.

— Убей, — крайне требовательно шепнула женщина.

Я молча кивнул, сунул пистолет за пояс и опередил оглядывающегося по сторонам Пуха. Меч сжатый обеими руками обрушился на заметившего меня только в последний момент монстра сверху вниз. Снова брызнула неестественно темная кровь, но я ударил снова.

— Уходим, — велел парень и указал направление.

Мы бодрой рысью снова обогнули здание, снова петляя между стоящими машинами, пересекли улицу в обратную сторону, обежали второе здание и встретили новых живых зомби. На наше счастье они столпились вокруг дерева, на макушке которого сидел, вздыбив шерсть какой–то матерый дворовый кот. Монстры так сильно были заняты этим котейкой, что не видели ничего вокруг. Мы же косясь на них, побежали к подъезду следующего дома.

— Куда! Стоять! — из окна пятого этажа высунулся человек амуницией и оружием похожий на нашего проводника. — Валите отсюда… — его оборвал приглушенный выстрел из винтовки крупного калибра и второй, последовавший с непозволительно короткой задержкой. Крупняк поддержал пулемет и пара автоматов без ПБС. — Пух сюда их нельзя, — мужчина мотнул головой себе за спину. — Твари сильные и хитрые. Похоже, мы вообще зря сунулись, так глубоко в город. Зарвались и нарвались, так что ноги бы унести. Свежаки нам сейчас только мешать будут. Так что, уходи сам и уводи свежаков…

— Но… — возразил, было, наш провожатый.

— Никаких но. Тварей несколько. У нас потери. Жбана нет. Будем отходить, а ты знаешь какая это задница. Там свежаки только мешать будут. Топай. Встретимся у водонапорной башни. Если дойдешь, посидишь пока с Мохнатым посторожите машины. Если что будете… — он махнул рукой. — Если что без нас уезжайте. Мохнатый все знает. Давай, — больше ничего не став слушать человек скрылся в доме, оставив нас с Пухом.

— Пошли, — парень сделался похож на брошенного щенка, но направился вдоль по улице. — К кошке и на выстрелы могут сбежаться новые заражённые. Нужно уйти отсюда быстрее. Пока нас не заметил кто–то серьезный.

Мы молча поспешили за ним. Он вел нас поперек улиц в каком–то неизвестном нам направлении. Мы часто прятались и сидели молча. Мрачный Пух всю дорогу молчал. Его было жалко, но себя было жальче. В туфлях я много не набегаю, а босая совсем Катерина совершенно точно набегает еще меньше.

— Идти долго? — спросил я.

— Прилично, — буркнул он.

— Нам по возможности нужна обувь, — сказал пацану.

Пух глянул на мои ноги в туфлях, потом на босые ноги моей спутницы. Кивнул.

— Нужна и не только обувь, — вздохнул он. — Крюк придется делать большой, так что лучше переобуться. Думаю, по дороге найдем, где взять. Мы в этом районе всего второй раз, но помню, по пути вроде был магазин.

— Был, на Последнего комиссара 15, — подтвердил я.

— Последнего комиссара? Что за название? — Пух удивился, но потом махнул рукой. — Хотя у вас тут все странное. Как город называется?

— Тихомлинск, — ответила Катя.

— Россия? Украина? Белоруссия? Откуда город? — Пух пристроился спиной к стене дома и выглянул за его угол.

— Россия, — ответил с некоторой долей непонимания.

— А президент кто? — отвлекшийся от судьбы товарищей парень видимо решил зайти к выяснению нужных ему сведений с другой стороны.

— Какой президент? Ты о чем? — не понял я.

— Президент это в САШ, — добавила Катя.

— Понятно. Пошли, — пацан поманил рукой нас за собой и скользнул вдоль стены за угол дома.

Перебежали до следующего угла и снова прилипли к стене.

— Погоди, вы кто такие? — поймал парня за плечо, не пуская дальше.

— Лапу убери, — покачал он головой. — И не делай так больше никогда. Я тут единственный из нас кто сечет в обстановке, так что не отвлекай меня лишний раз. Если сейчас за углом тварь серьезная, а мы ее базаром привлекаем? — после этих слов я благоразумно убрал руку, а парень, заглянув за угол снова и убедившись, что огромного монстра там нет, все же ответил. — Трейсеры мы. Это значит охотники на монстров. Отстреливаем больших тварей ради жемчуга. Ваш кластер в этом плане богат, только рискован сильно. Ты охотишься, и на тебя охотятся.

— Значит те, кто остались, выберутся? — сделал я вывод.

— Должны. Там в большинстве люди опытные. Все тихо. Пошли, — Пух повел нас дальше короткими перебежками, с резкой сменой маршрутов в случае опасности и игрой в прятки.

Дважды он замечал кого–то большого и, проложив палец к губам указывал, куда влезть пока тварь не пройдет мимо. Первый раз это был подъезд дома, а второй двор дома с забранной решеткой аркой и открытой настежь калиткой. Приходилось быть крайне осторожными и не обращать внимания на останки людей и кровь повсюду. Катя при виде особенно «живописных» картин, бедолага, бледнела, прикрывала рот ладошкой, давила рвотные позывы, но держалась. Мне отстраниться было попроще. МАШ — 12, мое штатное армейское оружие, обходится с людьми не хуже монстра, так что навидался всякого. Всю дорогу в основном молчали, только жесты и короткие тихие фразы. Пух сильно опасался привлечь кого–то опасного.

На улице Последнего комиссара нас встретили несколько живых зомби. Большинство из них были медленными обычными. Они ходили в одежде и сильно походили на людей. Но парочка в конце улицы немного удивила. Мужчина и женщина, голые ниже пояса, с гениталиями наружу, с грязными остатками волочащейся по асфальту одежды. Они явственно попахивали экскрементами и давно не мытыми телами, а передвигались, распластавшись вдоль асфальта. Монстры опирались на ладони и пальцы ног. Их вихляющие движения отдаленно напоминали движения ящериц, и они были гораздо шустрее обычных псевдо зомби.

— Что с ними? — спросила Катерина.

— Мутируют, — коротко ответил Пух.

— Что с этими делать? — спросил, понимая, что просто так мимо этих тварей не пройдешь.

— С пустышами–то? — уточнил он, кивая на псевдо зомби.

— Если вы так их называете, — покивал я.

— Бить будем, — парень перехватил свой клевец поудобнее. — Смотри внимательно эти твари наверняка прыгают или шустро бегают, — его оружие указало на распластавшихся над асфальтом.

— А это кто? — перефразировала свой вопрос неудовлетворенная ответом Катерина.

— Хрен их знает. Может, были пустышами. Из–за недостатка еды стали ползунами. Потом нашли еду и подкормились, но на ноги не встали. По виду так еще почти пустыши. Ползучие спидеры, если так бывает. Странные какие–то твари, — не определился парень.

— Катя, — я протянул ей пистолет Макарова. — Патрон в стволе, — предупредил на всякий случай.

— Ты умеешь стрелять? — спросил Пух, но у меня такой вопрос не стоял.

— Конечно, — фыркнула девушка. — Нормативы в школе на отлично.

— Нормативы в школе, — покачал паренек головой. — Без нужды не стреляй. Шуметь ненужно. Парни вон постреляли, — махнул рукой в сторону, откуда мы пришли и где еще стреляли.

Тут нам стало уже не до разговоров. На пути возникли первые медленные обозванные нашим проводником пустышами. Парень ударил клевцом такому пустышу в голову и, вырвав оружие, оттолкнул его от себя. Я подскочил ко второму и воткнул меч точно в сердце, но это мало помогло. Тварь схватила меня руками и потянулась зубами.

— Бей в башку, так вернее, — просветил меня парень.

— Их что только в голову убить можно? — спросил, всаживая клинок монстру в висок и вспоминая, что охранник Витя всех застрелил не в голову, и мы до этого дубасили всех по головам.

— Нет. Можно и так, но такой вот штукой в голову вернее, — он снова порешил пустыша с пугающей легкостью и кивнул на клевец.

Я ударил по тянущейся ко мне руке викадзаси, но меч не перерубил кость. Оттолкнул вторую руку своей свободной рукой и рубанул по шее. Снова было лишнего темной крови, и снова я стал грязнее. На что указал Пух, не ослабляя внимания за оставшимися и ринувшимися в нашу сторону прыгунами.

— Слишком грязно с мечом, — сказал он.

Один из ползучих вскочил на машину, ткнувшуюся в фонарный столб и так стоящую, а второй прыгнул прямо на Пуха. Но парень моргнул, и тварь пролетела сквозь него. Сначала я думал, что мне показалось, и он просто шустро увернулся, но это было не так. Ползун пролетел прямо сквозь него. Через грудь. При этом парень успел развернуться, подскочил к монстру и ударил заражённого, непонимающего, что произошло, клевцом в голову. Со вторым он разобрался из автомата. Отбросил в сторону клевец и, вскинув АК 74, дал короткую очередь в три–четыре патрона. Тварь еще шевелилась и, подобрав клевец Пух без промедления добил ее.

— Теперь валим. На стрельбу сбегутся, — он уже начал движение и поманил нас, повернувшись в половину оборота на ходу.

— Что это было? — спросил я на ходу.

— Что конкретно? — уточнил парень, отчего–то в этот раз не пресекая лишний разговор.

— Ты моргнул, — сказал я утвердительно.

— Это мой дар. Дар от этого мира. Мы его зовем Ульем.

— Этого мира? — моему изумлению не было предела.

— Ну да вы не в своем мире. Это другой мир. Сюда попадают люди из разных миров. У вас вон в России президента нет, а у кого–то император до сих пор правит… — он оборвался и, показав нам тыльную сторону сжатого кулака прислушался.

Катя порывалась что–то сказать, но я покачал головой, и тишина осталась не нарушенной. Где–то далеко, но не там где мы были, взрыкнул крупнокалиберный пулемет и огрызнулись автоматы или пулеметы обычного калибра. Затявкало еще какое–то оружие. Громыхнул взрыв. Возможно выстрел РПГ или чего–то подобного. Пух покивал собственным мыслям и указал на магазин.

— Хорошо бы там не только одеждой разжиться, но давайте по–быстрому. Это стреляли у водонапорной башни. Парни отойти так быстро не могли, но если что нас слишком долго ждать не будут, — сказал он не слишком весело.

— А у тебя рации нет? — спросил хоть и так видел, что нет.

— Разбил я свою рацию, — признался он.

— А запасной не было? — продолжил любопытничать я.

— То запасная и была. Мне ее отдали, а на замену запаску найти не успели, — парень скривился и больше его донимать не стали.

Увы, никакого оружия в магазине не было. Только одежда. В основном деловая, спортивная, для любителей мотоциклов, но было и кое–что в стиле милитари. Вещи с песочными цветами и множеством карманов, но не форма. Скорей уж спецодежда или туристические шмотки, нежели форма. Еще наличествовал большой выбор кожи для любителей моторазвлечений и джинсы как зарубежные разных цветов и оттенков, так и наши богатством палитры не блещущие, но качеством получше.

Посмотрели по быстрому, что можно взять. Катя сменила свою юбку с блузкой на песочную туристическую милитари одежду, на которой ПМ смотрелся как родной. Не забыла про удобные полувоенные ботинки. Прихватила рюкзак, в который что–то посовала. Наверное, одежку на смену или свои старые тряпки.

Я содрал рубаху брюки, как мог, оттерся и отмылся минимумом воды, от грязи и крови. После подобрал себе джинсы, майку водолазку. Джинсы были отечественным аналогом и обещали даже большую прочность, чем песочный туристический милитари костюм Катерины. Разношенные и привычные туфли без жалости поменял на полу армейские ботинки с надежной подошвой и высоким берцем. Сейчас было не до моды и сочетаемости одежды, а вот надежность была крайне важна.

Пошел смотреть куртки и наткнулся на наборы для мотоспорта. Здесь были зарубежные и наши кожанки, куртки со встроенной защитой и наколенники, налокотники и полноценные моточерепахи. Памятуя, как кусаются твари, взял себе одну такую моточерепаху. Прекрасная основа из сетчатой металлизированной ткани с нашитыми на нее прочными пластиковыми защитными элементами. Получалось, что спина, грудная клетка, плечи, локти и предплечья защищены достаточно хорошо. Конечно, такая защита не переживет нападения такой твари что расшугала живых зомби в офисе, но вот от самих зомби убережёт. К черепахе подобрал наколенники и перчатки, такие, что бы защищали, но и стрелять не мешали. Зацепил небольшой чёрный рюкзак, в который сунул сменные джинсы, точно такую же, как одел водолазку и смену белья. Приспособил к ремню на поясе короткий меч самурая, оставшийся сейчас единственным моим оружием. Все делал быстро почти бегом и потратил минут 15 не больше.

Собравшись, отправился к Пуху. Парень сначала помог проверить помещение, оказавшееся пустым в плане тварей, а после стал сторожить вход. Ему тут ничего нужно не было. У входа стали ждать чуть дольше собиравшуюся Катерину.

— Вот ты прикинулся, — вскинул брови Пух.

— Что–то не так? — забеспокоился я.

— Воля твоя, но не думаю, что эта защита защитит тебя от ветра, холода или дождя. Мы долго не прошляемся, но тут всегда нужно готовиться как к долгому походу. Ты бы поддел что–то под нее или нацепил сверху.

— А я и забыл, — покачал головой я.

Отошел к одежде, но не отправился туда, где отыскал моточерепаху и где были кожаные куртки. Из верхней одежды поблизости находились толстовки, и я подцепил черную с молнией и капюшоном. Натянул ее на себя тут же и убедился, что она нормально сидит на мне поверх черепахи. Без черепахи была бы великовата, но тоже носить можно. Заодно прихватил и определил в рюкзак тоненький и занимающий совсем мало места, но надежный дождевик.

— Вот так–то лучше, — показал мне большой палец Пух и тут же без задержки спросил. — А ты где так стрелять и мечом махать научился?

— В школе стрелять научили, потом учился в ВУЗе, там тоже подготовка была. В армии служил, но мечом я не владею, — ничего не стал скрывать, но и не вдавался в подробности я.

— Прямо вот так? Ты в какой–то специальной школе учился? — он выглянул на улицу и спрятался нормально.

— Обычная для всех школ и обычная ВУЗовская подготовка, самая обычная срочная служба в армии, — с последним без стеснения солгал, ведь мою службу нельзя было назвать обычной.

— Вас во всех школах учат стрелять и махать мечом? — удивился он.

— Разбирать и собирать оружие, стрелять. Сначала в школе, потом в других заведениях. Нас готовят к службе в армии и защите родины. Но мечом владеть не учат, — практически повторился я с ответом.

— Вот блин, — поджал губы он. — А я стрелять только в Улье и научился. И мечом ты неплохо орудуешь. Тому пустышу голову почти напрочь снес и тех, потом, рубил лихо.

— Ты снова говоришь про Улей. Что это? — заинтересовался я и не стал поддерживать тему про владение мечом.

— Я же говорил, — вздохнул он. — Смекай все с первого раза. Это мир, в котором мы все оказались. Мир, в котором все охотятся на всех. Мир большой охоты. Жили в своих мирах, потом появился кисляк и мы все попали сюда…

— Кисляк? — перебил я.

— Вонючий туман. Клуб говорит, что этот туман снимает копии с нас в наших мирах, а потом переносит в Улей. Настоящие мы остаемся там, и поэтому правительства ничего не замечают, — разъяснил он и снова выглянул на улицу что бы проверить обстановку.

В голове кое–как уложились его слова. Верить или не верить ему я не знал, но что вокруг происходит черт пойми что было очевидно. В таком случае вполне возможен вариант с иным миром. Если отбросить все самое нелогичное и невероятное, то этот вариант войдет в десятку, а то и пятёрку наиболее логичных и возможных.

— А Клуб это кто? — спросил я, что бы прервать паузу.

— Наш старший. Он с Пауком на винтовках сидел, и вы его не видели. Классный чувак. Это он нашу группу сюда водит, — парень еще раз выглянул сам и махнул мне. — Пригляди за улицей, — сам полез разбирать то, что ему досталось от Жбана. — Три черных жемчужины. Вам бы неплохо съесть по одной, но это уж как Клуб решит. Я сам не могу.

Не стал спрашивать, что за черные жемчужины и зачем нам их есть. Вместо этого спросил другое.

— Может, расскажешь, что со всеми людьми сделалось. Почему они стали такими?

— Все они заразились вирусом, поэтому и стали такими.

— А мы не заразились?

— И вы заразились и я, но мы иммунные. Нам нужно только пить живец, что бы ни умереть от спорового голодания. Это очень дрянная смерть.

— Не уверен, что все понял, — признался я.

— Клуб все объяснит. Он про Улей все знает.

— Значит пустыши это зараженные? — не смирился я.

— Пустыши это самые свежие зараженные. Они медленные и почти не опасные. Если только толпой где–то зажмут, то тогда беда будет. Но пустыши остаются пустышами недолго. Они либо погибают, либо начинают отжираться и изменяться, — более или менее понятно разъяснил парень.

Тут появилась наша блондинка переодетая и разобравшаяся с потёкшей от слез косметикой. Наш парень при ее виде едва не забыл, зачем мы тут. Похоже, девушки в милитари стиле его возбуждали даже больше чем в задранных юбках.

— Пойдем к твоему Клубу? — спросил я.

— Клуб? Что за клуб? — заинтересовалась Катя.

— Не что, а кто. Клуб это их старший, — внес ясность я.

— Клуб? Пух? Что за клички? Вы какой–то криминал? — напряглась моя невольная спутница.

— Мы честные трейсеры, — возмутился парень.

— А кто такие трейсеры? — логично спросила Катя.

— Охотники на зараженных, — отозвался он.

— Так что за клички? У нас такое только в блатной среде. Ну, еще у военных позывные иногда на клички похожи, — это уже темой занялся я.

— Это не просто клички или позывные. Это новые имена. Вам тоже будут нужны новые имена. Правда, девушкам разрешают и свои оставлять и выбирать, но мужикам всем дают новые имена. Примета такая. Серьезная. Иначе беда.

— Что за беда? — поинтересовался я.

— Элита на встречу или еще что–нибудь. Все. Тихо. Идем. Поговорим, как возможность будет, — Пух собрался выходить.

— А имена? — всерьез спросила Катя. — Нам этих бед не надо. Я очень суеверная, если что. Вороны там и черные коты. Я во все верю.

— Тут все куда серьезнее котов, — парень посмотрел на меня. — Нужно бы как–то поторжественнее, но не до торжеств. Так покрестим. Ну, пусть будешь… — он прищурился раздумывая. — Будешь Самураем. Вон у тебя и меч есть и нарядился ты соответственно. Прямо доспех какой–то, — парень потыкал пальцем в хорошо видимый под расстегнутой толстовкой защитный элемент на груди моей моточерепахи.

Только пожал плечами. Хочет звать Самураем, так пусть зовет. Не отнесся я к этому достаточно серьезно. Всегда, даже во время службы, слабо верил во всякие суеверия.

— А мне? — потребовала Катя.

— Зачем? Девушкам можно самим выбирать или старые оставлять, — отмахнулся Пух.

— Нет уж, — закачала головой Катя. — Дал ему новое имя давай и мне.

— Ладно, — пожал плечами проводник. — А ты будешь… А ты будешь… Блонда ты будешь. Ты же натуральная блондинка? — уточнил он.

— А что были сомнения? — фыркнула окрещённая.

— Не было, — поспешил отрезать он. — Тогда если кто спросит, говорите, что вас окрестил честный трейсер Пух. Меня мало кто знает, но уж как есть, — он печально вздохнул. — Идем? — это уже был вопрос, а не приказ как раньше.

— Пошли, — согласился я.

— Секунду. Репеллент, — притормозил нас проводник.

Он снова нырнул в карман рюкзака и достал заветный флакон. Им парень, как и в первый раз экономно обработал нашу одежду и обувь. После немного брызнул на свою обувку и спрятал флакон. При этом я краем глаза увидел, что он там не один такой. В кармашке было еще минимум два таких флакона с репеллентом, перебивающим запах.

— Вот теперь пошли, — подросток вышел на улицу и мы следом.

Трейсер Пух повел нас в какие–то дворы, собираясь то ли выбрать дорогу потише, то ли срезать путь. Где–то далеко пролетел вертолет. По жесту парня мы затаились и выждали, пока звук стихнет.

— Чего это? — спросил я парня.

— Внешники. Больше тут почти никто не летает. Они хуже тварей. Бывает, сюда заглядывают. Так что хорошо, что вроде далеко… — говорил парень, начав движение, и полуобернулся на ходу как делал это раньше.

Окно второго этажа над нами разлетелось мелкими брызгами и из него осыпая нас стеклом выскочил монстр наподобие того что мы видели в офисе на лестнице. Тому я пустил пулю в лицо и убил, удачно попав в глаз. Только этот походил на человека еще меньше. Его пасть была зубастее и сильнее раздулась в ширину, волос не было почти совсем, тело сильнее бугрилось мышцами, плечи сольно опустились вперед. Лоб больше походил на броневую пластину, а лапы имели разросшиеся еще сильнее когти.

Монстру или повезло или он оказался достаточно умен и точно подгадал момент. Падал он вместе с дождем осколков точно за нашим проводником. Он оказывался между нами и тварью. При этом осколки осыпали Пуха, наверняка дезориентируя и заставляя инстинктивно сжаться и закрыться. По крайней мере, мне захотелось сделать описанное, хотя нас с Блондой задело краем. Монстр сначала взмахнул лапой, еще не приземлившись. Этим ударом он оторвал бы парню голову, но тот еще только начав оборачиваться, краем глаза заметил опасность и моргнул, как это делал совсем недавно. Лапа прошла сквозь голову. Приземлившийся и явно озадаченный монстр не стал медлить и ударил лапой точно копьем. Полуобернувшийся Пух моргнул снова. Ему ничего кроме этого не оставалось. Увернуться или отскочить он никак не успевал.

Монстр удивился еще больше и, наверное, поэтому не отдернул лапу после удара. Пух материализовался прямо на лапе. Грудь парня и конечность монстра взорвались кровавым фонтаном. Мелкие ошметки мяса и кровь долетели до здания, откуда выскочил монстр, и часть попала на нас. Чудовище–атлет, лишившись одной кисти и трети предплечья, бешено визжа, взмахнуло второй лапой, и голова уже наверняка мертвого человека покатилась, как была в шлеме. У нас же не было ни времени, ни возможности отреагировать. Происходящее заняло считанные секунды. Может одна, а может две секунды и конец Пуху. Если мне не показалось, то все закончилось, раньше, чем последние осколки упали на асфальт.

Катя целилась в монстра из пистолета, но его скрывало мертвое тело нашего провожатого. Он успел подхватить его здоровой лапой, вцепившись в рану на груди, до того как труп упал. Девушка все же выстрелила, но попала только в мертвеца. Понимая, что ничего больше не остается я выхватил викадзаси и бросился вперед. В мою задачу не входило зарубить мертвеца. Нужно было просто заставить повернуться его и открыться для выстрелов Блонды. Полоснул по лапе, что схватила нашего спасителя за бок. Получил крайне быстрый удар культей в ответ, но все же смог отклониться. Будь лапа целой и мне несдобровать. Рубанул мечом вдогонку по ударившей лапе и сумел зацепить ее вскользь распоров плоть чуть ниже локтя.

Сместившись по дуге, обогнул мертвого Пуха и оказался сбоку от твари. Монстр, похоже, не посчитал меня достаточно опасным и не стал сосредотачиваться на мне полностью. Он видел главную угрозу в вооруженной пистолетом девушке. Видимо действительно оказался достаточно разумен. Вместо броска за мной он полуобернулся и стал отмахиваться от меня культей и прикрываться телом точно щитом от возможных выстрелов. Я стоял на расстоянии немного большем длины его лапы и покалеченная конечность меня не доставала. Зато монстра вполне можно было достать мечом. Рубанул им на первом же взмахе быстрой лапы, вложив все силы, и скорее подгадал, чем расчетливо попал. Лезвие не прошло у самого локтя и едва не застряло в кости. Тварь едва не вырвала из моих рук оружие и едва не утянула движением руки за собой. Но он по прежнему не бросил тело что бы напасть на меня используя здоровую и куда более опасную лапу, а только повернулся полностью ко мне прикрывая бок телом бедолаги Пуха.

Явно наглея от безнаказанности, резко шагнул вперед и ударом снизу вверх рассек брюшину и грудь монстра. За это он меня тут же наказал ударом не раз искалеченной руки. Бил тычком, так что бы пронзить когтями. Видимо по привычке. Ведь раньше такой удар был смертелен. Отлетая метров на пять, увидел посыпавшиеся на асфальт внутренности чудища. Успел подумать, что оставайся у него когти, то возможно таким ударом тварь пробила бы грудную пластину черепахи, а так может поживу еще. Ударился обо что–то головой и сознание погасло.


Глава 1: Апокалипсис сегодня. | Мир большой охоты | Глава 3: Город живых мертвецов.