home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18: Чужая среди чужих.

Разумеется, раз уснули поздно, то и встали не рано. Лучше было выйти из убежища попозже, чем иметь на руках капризного не выспавшегося ребенка и самому чувствовать себя разбитым. Даже выспавшемуся и собранному бойцу, с нормально отдохнувшим и вообще совершенно не капризным ребенком таскаться по заражённому городу еще то удовольствием, но благодаря Люси, она решила изменить в своем имени всего одну букву, мы справлялись. Девушка оказалась деловой и ответственной. Она следила за пацаном, когда это требовалось, и не позволяла ему испугаться и наделать глупостей. Эта забота не давала напугаться и ей самой.

Пацана теперь тоже звали не Сережкой. Он решил, что его должны теперь называть Воробьем. Вроде такое прозвище было у его отца из–за фамилии Воробьев. Ну, по крайней мере, мама иногда звала его Воробьем младшим или Воробьенком. Я пошел на поводу у ребенка и, проводя крестины, изобразил нечто вроде торжественного обряда, хотя понятия, не имел, есть ли он и как должен выглядеть. Сразу после этого обряда и покинули давшую нам приют квартиру.

Рыскали по городу мы, разумеется, не ради праздного удовольствия. Люси вспомнила что неподалеку, в ее городке был магазин «Охотник и рыболов». Огнестрельного оружия она в нем не видела, но вот ножи, арбалеты, луки и различное снаряжение для охоты и рыбалки там точно были. Девушка рассчитывала найти там себе рюкзак и походную одежду, а я тут вспомнил, что некоторые трейсеры умудрялись охотиться с арбалетами не только на бегунов и пустышей, но даже на лотерейщиков и топтунов. Решил, что Люси подобное оружие вполне подойдет. Ведь можно найти достаточно мощный и легко взводимый арбалет. А после и потренировать девчонку без лишнего шума. Даже по пустышам пострелять можно. Главное стрелы и ноги потом унести всем троим.

Пока пробирались к этому магазину пришлось много раз прятаться и тихо убить нескольких зараженных рангами от пустыша до лотерейщика, включительно. Тут все было вполне традиционно, но непривычным было желание Люси самолично вскрыть споровые мешки. Помниться, у меня особого желания ковыряться во внутренностях не было. Делал это исключительно по необходимости и как–то привык. А девочка вдобавок высказала вслух желание проверить изменения в анатомии зараженных, но для этого ей нужен был не поверхностный осмотр, а полноценное вскрытие. Такому точно было не время и не место.

Магазин нашли. Он располагался в полуподвальном помещении трёхэтажного здания. В нем мы одели и вооружили Люси с ног до головы. Как планировал, подобрали ей арбалет. В них я понимал не сильно, но сумели найти мощный блочный агрегат. Девушка сумела привести его в боеготовность достаточно легко и с расстояния в половину десятка метров поразила мишень, повешенную на стену. Помимо, подобрали Люси нож, рюкзак, одежду, обувь, компас, бинокль и многое другое.

Для того что бы нормально одеть Воробья пришлось перебежать в другой магазин. Он был всего в нескольких сотнях метров, но путь занял у нас больше трех часов. Пришлось залечь в кустах и ждать когда уберется компания из десятка бегунов. Как назло они никуда не спешили и что–то выискивали. Предметом их поиска точно были не мы. Хорошо хоть искали на противоположной стороне улицы и до нас не добрались.

После искали нормальную еду в дорогу. Интересовали в основном качественные консервы. В нескольких дешевых магазинчиках вместо нормальной пищи долгого хранения были сплошные соевые слабо съедобные субстанции. Питаться такими на протяжении нескольких дней, да еще кормить ребенка, конечно можно. Но ведь все будут давиться и ругаться, что поленились поискать нормальную еду.

Выпотрошили аптеку. Повезло, что входные двери оказались, не заперты, как и двери в подсобку. В подсобке, кстати, встретили бегуна убившего не то ползуна, не то обычного пустыша. Люси сама пристрелила бегуна из арбалета и сама же вскрыла, добыв споран. Можно сказать, что это был ее первый споран добытый полностью самостоятельно. До этого убивал я сам, а она только вскрывала.

После встретили свинью кусача, от которой не получилось спрятаться. Хрюшка обзавелась большей мышечной массой, ее передние конечности стали значительно длиннее задних и обзавелись когтями. Плечевой пояс раздулся так, что свинья в передней части стала почти вдвое шире. Задние ноги были покороче и явно послабее, но то же имели внушительные когти вместо копыт. Поплывшую словно нагретый воск голову украшала огромная, от уха до уха, пасть заполненная клыками в несколько рядов. Все тело покрывала ороговевшая кожа наподобие той, что украшала часть моего собственного тело, только явно прочнее.

Не знаю та ли эта была свинья, что я когда–то не добил, но мне показалось, что она меня узнала. Увидев наставленный ей в морду украшенный глушителем ствол Машки, она замерла и даже попыталась попятиться. Мы находились в подъезде с сорванной с петель дверью, где попытались спрятаться и заглушенный звук выстрела должен был быть на улице почти совсем не слышен, так что тварь я выпускать не собирался. Нажал на спусковой крючок и тяжелые дозвуковые пули разнесли монстру всю его только–только начавшему обзаводиться броней страшную морду.

Свинья кусач осела на круп, а потом повалилась на бок, но все еще была жива. Подойдя к ней, я выстрелил в висок, окончательно умертвив зараженное животное, и тут же уступил место Люси. Девушка, орудуя ножом и прицокивая, вскрыла споровый мешок, что бы положить в свою копилку горошину сразу с несколькими споранами.

Все эти приключения и поиски необходимого заняли почти весь остаток светового дня. Ночевать снова пришлось в городе, но на утро собранные для похода и с запасами продовольствия мы его оставили. Шли испытанным путем, обойдя пустую сейчас свиноферму по большому кругу. Потратили на дорогу гораздо больше времени, нежели с Блондой. Девушку с ребенком я сильно не нагружал, их рюкзаки были легки, но все равно расстояние давалось им не так легко как квазу или девушке с особым умением. Правда, снова ночевали в поселке, где встретили с Блондой добермана Диану. Пришли туда уже в самых сумерках и для этого пришлось поспешить в конце. Иначе бы могли дойти и в полной темноте.

В этот раз собаки не было, хотя кластер с тех пор вроде перезагрузился. Дыра в заборе знакомого дома исчезла, как и в стене самого дома. Зато дверь в вольер собаки была вырвана напрочь, и пришлось упокаивать развитого лотерейщика, практически кусача. По всей видимости, он сожрал и хозяев дома и собаку. Хотя может он и был хозяином дома схарчившим соседей.

Устроились ночевать в том же доме. Я как мог, позаботился о безопасности предстоящего сна. Устроились на ночлег. Тем вечером я сидел и, поглядывая на нормальный почти Земной закат, считал, сколько дней нахожусь в Улье. Выходило не то 18, не то двадцать. В какой–то момент я сбился со счета, а в некоторые дни событий было столько, что они казались двумя. И не было полной уверенности, что я прав, считая их одним днем. Могло ведь выйти, что это и взаправду два дня слившихся в моей голове в один.

Потом думал, не стоит ли мне оставить девушку с ребенком здесь, но сразу понял, что это слишком опасно. Перезагрузиться кластер, и прощай умная медичка вместе с сообразительным непогодам и совершенно не пожившим ребенком. Придется тащить их с собой дальше и оставлять где–то ближе к хутору, а там самому идти на разведку и решать, что делать по обстановке. В принципе все, как и решил заранее.

Додумать не успел. Забеспокоились еще возившиеся в постели Люси и Сережка—Воробей. Они сели молча уставившись на меня и принюхиваясь. Я отставил посторонние мысли и обратил внимания на запахи. Даже потянулся вперед принюхиваясь.

— Вроде кисленьким подпахивает, — высказалась девушка.

— Совсем слабо, но есть, — кивнул я. — Собирайтесь. Это, скорее всего, кисляк. Не знаю через сколько, но кластер перезагрузится. Нужно найти другое безопасное место, — говорил спокойно, но не ради успокоения спутников.

Отлично знал, что край кластера рядом и в редколесье мы уйдем уже через несколько минут. Такого панического бегства, как было когда–то у нас с Блондой со свинофермы, не предвиделось. Основная опасность состояла в возможности неожиданно наткнуться в темноте на матерого зараженного.

Действительно уже через 20 минут мы без лишней суеты покинули кластер с элитным поселком. Все это время запах кисляка крепчал, появилось усиливающееся пощипывание на языке. К тому времени, когда мы вышли на новый кластер, кисляк за спиной уже стоял такой густой что через него невозможно было рассмотреть крайние дома. Похоже, обновление должно было начаться вот–вот. А после обновления сюда поспешат зараженные со всех окрестных кластеров. Мне говорили, что даже те твари, что довольно далеко, чувствуют перезагрузку и спешат за новым мясом.

— Потихонечку уходим, — я указал направление и пошел первым.

Шли совсем неспешно, и постоянно слушая ночь. Воробей устал и уснул, забравшись на руки Люси. Девушка стоически несла паренька и не жаловалась. Где–то рядом послышалось возбужденное урчание, и мы замерли. Урчал кто–то не слишком крупный, но и не пустыш. В чистом поле и темноте это могло быть опасным. Оружие к бою было готово с самого начала, так что оставалось только ждать.

Сзади со стороны поселка послышались громкие хлопки пистолетных выстрелов, потом еще громче бабахнуло ружье. Сережка проснулся, но Люси успела зажать ему рот ладонью, что бы избежать вскрика или хотя бы тихих вопросов. Даже этого могло хватить, что бы привлечь монстра. Урчание монстра стало громче, хотя он не приблизился, а потом он стал удаляться по направлению к поселку.

— Я так не могу, — обреченно сказала Люси.

— Что такое? — прошептал я.

Нас прервали звуки аварии. Визга тормозов если он и был, мы не услышали, а вот грохот врезающейся во что–то машины до нас донесся. Потом снова были выстрелы из ружья и пистолета.

— Нужно вернуться и помочь людям, — в голосе девушке появилось возбуждение.

— Тихо, — прошипел я, вслушиваясь в появившиеся звуки работы моторов.

Машины ехала не по дороге иначе бы мы их попросту не услышали. Три или четыре машины шли прямо по редколесью к элитному поселку. Я прикинул направление и понял, что идут они со стороны хутора. Сразу же закралась мысль, что это могут быть только хуторяне. Похоже, Ксенос не только не убрался из этих мест, но и в кратчайшие сроки обзавелся единомышленниками. Вот только я не знал, что они промышляют охотой на людей, хотя удивительного в этом ничего не было. Наловят, кого–то сделают рабами, а кого–то скормят элитнику Тимошке.

Конечно, существовал маленький шанс, что в машинах едут нормальные рейдеры, сталкеры желающие получить какой–то хабар или доброхоты желающие спасти иммунных. Вот только величина этого шанса стремилась к нулю. Ближайший на всю округу стаб с нормальными людьми это Мехзавод и так далеко заводчане не забираются. Могли быть еще муры, но и они так далеко не лезут. Они и в Чертов город раньше не лезли. Им хватало кластеров в своем рукаве и человеческой фермы. Похоже, в этот раз они влезли в Город только по прямому приказанию своих хозяев внешников.

— Что это? — прошептала Люси.

— Ты чего? Это же машины, — прошептал ей в ответ Сережка, потрясая ладошкой зачем–то сложенной лодочкой.

— Нужно посмотреть, — не стал открывать своих мыслей я и поманил рукой девушку в обратную сторону. — Воробей, давай своими ногами, — это я уже велел ребенку.

Мы вышли к селу и залегли в относительно безопасном месте. Со стороны наблюдали за творящимся концом света в миниатюре. Люси пыталась закрывать ребенку глаза ладонью, но тот сдвинул ее с глаз на рот и смотрел на происходящее с испугом но, не отводя взгляда ни на секунду. Воробей словно смотрел страшный, кровавый и чрезмерно реалистичный, но всего лишь фильм ужасов.

Я не ошибся в своем предположении, и приехали к поселку именно хуторяне. Узнать их было легко по ручному элитнику Тимошке. Он изрядно отожрался и прибавил в холке, с тех пор как я его видел в последний раз, но это точно был он. Был тут и знакомый Гусар, но теперь его переделали. Наварили решётки, добавили шипов, соорудили нечто вроде небольшого отвала перед капотом. Помимо Гусара с Кордом на крыше был Урал, доработанный под условия Улья и какой–то иностранный пикап, переделанный в том же стиле.

Машины подъехали на край поселка, и из них высыпало десятка два бойцов вооруженных совершенно не единообразно. У кого–то был пулемет, у кого–то охотничий карабин. Среди бойцов я приметил кваза. Больше всего он походил на матерого лотерейщика, которого зачем–то нарядили в грубо сшитую одежду. Лотерейщик этот, похоже, был у них тут за главного. Он отдавал распоряжения, в том числе и Ксеносу, которого я тоже приметил. Оба эти недочеловека выбрались из Гусара: лотерейщик с командирского сидения возле водителя, а Ксенос вместе с простыми бойцами из десантной части машины. С ним же выбралась женщина с Печенегом в руках. Увидев ее, я обомлел. Этого просто не могло быть, но все же было. С Ксеносом прихрамывая шла Блонда. Живая Блонда.

Я на секунду порадовался, что она жива, но потом сообразил, что девушка шла добровольно. Конечно, это могла быть только копия Катерины, появившаяся в другую загрузку, но это было бы уж воистину божественное совпадение. Получалось, именно моя подруга Блонда выжила в тот день и по какой–то причине стала муром. Партийная коммунистка, при мне вопреки логике момента порицавшая насилие над женщинами вошла в состав группировки занимавшейся откармливанием монстра, отловом людей и еще Бог знает чем, возможно, гораздо худшим.

— Что происходит? — тихо шепнула вопрос Люси.

— Это мои старые знакомые, — коротко ответил я.

Надеюсь, она не услышала злобного скрежета моих зубов. Зол я был больше на себя чем на Катю. Не оставь я ее там, прояви я больше бдительности и прозорливости, не сложись все так как сложилось и мы бы сейчас с ней вместе были где–нибудь в Мехзаводе. Но это не значило, что она невиновна во всем. Стать муром это предательство, как его не крути и какую основу под это не подводи.

— Большой монстр с ними? Так бывает? — продолжила шептать она.

— Как видишь. Один из них может управлять этим элитником.

— А второй монстр? Он что разумен?

— Это кваз. Точно такой же, как и я. Только мне с обликом повезло гораздо больше, — криво усмехнулся.

— Так что они делают?

— Сейчас увидим, — закончил я диалог, и мы продолжили наблюдать.

Тимошка первым вошел в село и при его появлении все зараженные поспешили убраться. Элитников тут больше не было, а больше никто с такой тварью тягаться не смел. Да даже если бы посмел, на такого надо пяток матерых руберов и никак не меньше. Бойцы врывались в дома и вытаскивали оттуда людей. Всех подводили к квазу, Ксеносу, Блонде и еще нескольким людям, стоящим с ними одной группой. Все среди них были вооружены кроме одной девушки. За этой девушкой явно следили, что бы ни сбежала и не наделала иных глупостей. Она не была связана, но находилась под конвоем. Эта девушка смотрела на вытаскиваемых людей и что–то говорила квазу. После людей либо волокли в кузов Урала либо хладнокровно убивали ударами ножа. Несколько раз это делала Блонда. Убивала она хладнокровно, без жалости или брезгливости, так словно делала нужную работу.

— Уходим, — тихо сказал я, выяснив все что требовалось.

— Они убивают людей, — чуть громче, чем следовало, возмутилась Люси.

— Скоро эти люди заурчат и захотят тебя сожрать. Та баба, похоже, может отличить иммунных от тех, кому с этим не повезло. Идем, — я едва не поволок своих спутников за собой.

— Дядька Самурай, — тихо позвал меня Сережка.

— Что? — так же тихо спросил я.

— Ты их убьешь?

— Постараюсь.

— Убей их обязательно. Они плохие, — со всей серьезность даже не попросил, а велел ребенок.

Я замер, стоя на месте и думая, что делать. Атаковать? Сколько народу я смогу положить, прежде чем погибнем все мы втроем? Будь я один, то, скорее всего, атаковал бы и попробовал взять Блонду для вдумчивой беседы. А так не мог. Нужно было обезопасить ребят. Вот только как их обезопасить, не топая при этом до самого Мехзавода или хотя бы до лесной обители отшельника Бирюка? Ближе ничего достаточно безопасного не было. Хотя бы стаб какой–нибудь пустой с подвалом и то бы было чудесно.

Мои размышления прервало раздавшееся из темноты утробное урчание. Урчали где–то в стороне от нас, но очень громко и агрессивно глухо. Тварь наверняка была большой и хорошо, что двигалась не к нам, а прямиком к поселку. Мы замерли, присели и снова никуда не ушли. Вскоре, не прошло и минуты, со стороны поселка раздались крики ярости двух зараженных, стрельба и крики людей.

Вернувшись на карачках на наблюдательный пункт, мы увидели как на улице поселка в свете звёзд и фар машин сцепились два элитных зараженных. На Тимошку напал другой элитник не уступавший ему силой и размерами. Должно быть, только появившийся элитник кормился с этого села после каждой перезагрузки и был очень недоволен тем, что кто–то решил отжать его кормовые угодья.

Два монстра рвали друг друга когтями и зубами. Люди в панике попрятались. Кто–то стрелял, попадая то в Тимоху, то во второго монстра. Кваз, Ксенос и Блонда стояли у гусара. Первый матерился и кричал, пытаясь, навести порядок, но пока возымел мало успеха. Ксенос сосредоточенно хмурил брови. Видимо сосредоточился на своем подчиненном. Блонда же схватила за предплечье девчонку, определявшую иммунных и крепко держала ее, что бы та не сбежала. Место за кордом занял какой–то боец, но не стрелял. Видимо кваз ждал, кто победит и боялся, что подстрелят своего монстра, оттого и не давал команды применять крупнокалиберное вооружение. Что он собирался делать в случае поражения Тимохи, я точно не знал, но примерно представлял. Или добьют израненного зверя ради потрохов или его возьмет под контроль Ксенос. Если он так может, конечно.

Мое внимание привлек человек со знакомым лицом убегавший в панике прочь из поселка. Это был один из хуторян. За ним бежал второй. Он пытался остановить и вернуть первого, но не тут–то было. Мужик сверкал пятками с такой скоростью, что любой спринтер позавидует и это при том, что бежал он далеко не 100 метровку.

Снял с себя ПП и положил рядом с Люси. Машку на время отложил в сторону и быстро стянул шлем и бронежилет. Защитное снаряжение и Кедр оставил девушке. Первое на хранение, а второе в качестве оружия. Я показывал ей как им пользоваться и надеялся, что в случае какого–нибудь внезапного форс–мажора не оплошает.

— Ты куда? — шёпотом спросила девушка.

— Возьму человека для беседы, — указал в сторону бегущих в темноту.

— Убей их дядька Самурай, — зло напутствовал меня ребенок.

— Сидите тут и не шумите. Ни в коем случае не вздумайте меня выручать, если что–то пойдет не так. Я постараюсь быстро, — оставив своих спутников, скользнул в темноту и поспешил наперерез беглецам.

Первый несся, не глядя под ноги и бешено вращая глазами. Мне даже сбивать его с ног не пришлось. Он обо что–то споткнулся и растянулся в траве. Встав на карачки, человек вертел головой по сторонам и шарил руками в поисках оружия. Оставалось только подскочить и приложить его по голове. После удара, мужик со знакомым лицом снова растянулся в траве так и не найдя своего оружия. Приложил палец к шее оглушенного и убедился, что не убил его. Глянул на АКС и пока оставил лежать. Приближался второй.

Этот передвигался не так спешно и подсвечивал себе фонарем. К нему так просто было не подойти, а рисковать излишне я не собирался. Мне все равно был нужен только один язык. Оставил МАШ висеть на ремне и достал из кобуры АПБ. Быстро навернул не него глушитель. Тем временем вторая моя жертва приблизилась. Не раздумывая выстрелил ему дважды в грудь и один раз в голову. Человек тихо вскрикнул, всхлипнул, опустился на колени, а потом завалился вперед и воткнулся лицом в траву. Подскочив к телу, я взял его оружие. На мое счастье это был помповик. Бабахнул из него в воздух, как мог громко закричал, стараясь чтобы крик больше походил на визг и звучал панически. Выстрел и крик нужны были что бы привлечь зараженных и создать эффект неожиданного нападения этой братии. До Тимошки со вторым элитником было вроде довольно далеко, так что можно надеяться, что тело быстренько объедят до невозможности понять причину смерти на глазок, без экспертизы.

Поспешил к бесчувственному бойцу, подобрал его АКС, закинул тело на плечо и, слыша чьё–то уже близкое урчание, отступил в темноту с пистолетом в свободной руке наготове.

Пока я ходил бой элитников закончился в пользу Тимошки. Элитник разорвал своего противника, и теперь серьезно подранный отошел к убитым людям и пожирал их. Хуторяне подавили панику в своих рядах, и большинство занялось делом, снова начали таскать людей с окрестных домов и выбирать из них иммунных. Трех бойцов отрядили на поиски пропавших и я, связывая пленного, едва не поддался соблазну пойти и напасть на них.

Решил подождать, чем кончится затея со скрытием следов похищения. Ведь если бы не получилось скрыть следы и по нашему следу пустили Тимоху, то это был бы конец. Иллюзий насчет своих возможностей и возможностей своего оружия я не строил. Был вариант подорваться вместе с тварью на гранате внешников. Это, скорее всего, убило бы монстра, ну или сильно искалечило, но и я бы при таком раскладе точно погиб. Метнуть в элитника гранату и подорвать его с безопасного расстояния считал невозможным. Радиус гарантированного поражения всего 2 – 2,5 метра, а тварь такое расстояние покроет в сотые доли секунды.

На мое счастье, чистой воды импровизация сработала как надо. Зараженные не подвели и уже как могли, рвали убитого. Поисковая группа наткнулась на них и открыла огонь. Из трех вернулись только двое, и только присутствие трупа элитника и живого Тимошки не дало тварям их преследовать. Не уверен кого точно, но я рассмотрел пару мутантов вместе преследующих по пятам убегающих хуторян. Скорее всего, это были руберы или сильно заматеревшие кусачи.

Грамотно связанный пленник с кляпом во рту очнулся, замычал и стал вращать глазами. Я, стараясь не отрываться от земли высоко, метнулся к нему и сунул под нос АПБ с навинченным глушителем.

— Тихо сиди, Пирожок или как тебя там, — прошипел ему в лицо и, судя по глазам, ставшим еще больше, человек вспомнил меня. Я повернулся к Люси. — Не будем ждать конца. Уходим.

— А люди? — возмущенно шепнула она мне в ответ.

— Что люди? Мы их не спасем. У меня в кармане танка нет. Пошли, — поволок за собой пленного.

Девушка и ребенок последовали за мной. Первая помимо своего рюкзака волокла мой и бронежилет. Ей явно было тяжело. Она едва волокла свою ношу, но не жаловалась. Воробей нес мой шлем. Отойдя подальше, я напялил свою броню, водрузил на голову шлем и повесил рюкзак за спину. Помимо этого на мне был еще и пленный. Пистолет–пулемет оставил пока Люси и ей же вручил АКС пленного и снятый с него по дороге ПМ с запасными магазинами. Сережке отдал довольно внушительный нож хуторянина–бандита. У девушки нож уже был, а вот пацану я в магазине давать оружие, даже пусть и холодное, что–то постеснялся.

Позволил себе успокоиться, а группе отдохнуть только когда между нами и поселком расстояние увеличилось не меньше чем на километр, а в самом поселке все стихло. Устроились под березой, к коей привязал пленного, и я велел Люси немного отойти вместе с Сережей. Сказал бы уйти дальше, что бы ни слышали и не видели допроса, да опасно было.

Приставил к горлу пленника нож.

— Пикнешь. Зарежу без предупреждения, — вынул кляп изо рта пленника.

Пленник молча сглотнул.

— Как тебя там? Пирожок или как–то так? — спросил его.

— Ватрушка, — хрипло от пересохшего горла и страха отозвался тот.

— Чего забыли в селе Ватрушка?

— Иммунных собирали, — полностью подтвердил мои мысли он.

— Смотрю, ты быстро бегаешь. В прошлый раз тоже так спасся?

— Да, — прохрипел он.

— Это ты молодец. Не бегал бы ты так шустро, мне не с кем было бы говорить по душам. Сколько вас на хуторе?

— Тридцать человек и 20 с… — он осекся и поправился — 20 рабов.

- 20 скота ты хотел сказать? — почти ласково спросил я.

— Да, — его голос окончательно пропал и он едва просипел.

— Ну, нормальные люди понятно, откуда, а 30 уродов откуда? Вас в прошлый раз, по–моему, столько не было?

— Ксенос за главного у нас был, но нас совсем мало оставалось. Тогда он решил к мурам на поклон пойти. Муры людей дали, а заодно и главного своего поставили. Хотят на месте нашего хутора потихоньку базу строить.

— Рабы за этим нужны? — я сидел на корточках, так что сейчас опустился одним коленом на лежащие на земле ноги пленного.

— Не только. Большую часть Ксенос с Троглодитом отвозят мурам, — он скривился, видимо придавил достаточно сильно.

— А что вооружение у вас такое паршивое? У половины вместо автоматов не пойми что, — я размышлял как его потише и при этом помучительнее прикончить.

— Так муров прислали почти без оружия и недавно совсем. Пришлось за свой счет вооружать. Что на кластерах находим, то и наше. А нет на кластерах оружеек с пулеметами и автоматами. Разве что в Чертовом городе. Но туда так просто не сунешься.

— Почему муры безоружные?

— Их почти всех только в отряд приняли. Они большинство из свежаков. Вот и не было оружия своего. А главный их, видно, жадный.

— Гусар, где взяли?

— У залетных солдат. Свежаками были, один был ранен сильно.

— Тимохе их скормили? — что бы это предположить, не нужно было быть семи пядей во лбу.

— Да.

— И даже не пытались узнать, откуда Корд и машина? — немножко удивился я.

— Узнали все, но перезагрузка их в дороге застала. Одну машину от колонны и перенесла. Пытались съездить туда, откуда они приехали, но там больше не было ни в ту перезагрузку, ни в следующие.

— БК где брали к пулемету? Тоже на дороге?

— Нет. Выменивали у Заводских. У тех все есть.

— Сколько у вас пулеметов? — он промолчал, видимо набравшись смелости. Я нажал на острый нож, и из–под лезвия потекла кровь. — Ты чего? Убью же, — сказал, не повышая голоса.

— Ты меня и так убьешь? — просипел он.

— Убью. Поговорим, а потом раз и нож в сердце. А могу ведь перед этим пальцы отрезать. Вотку кляп в рот, что бы ни пищал громко, и буду резать кусочек за кусочком. Поверь мне, если потребуется, то я и что–то поизощереннее придумать смогу. Хочешь? — поднес нож к его глазу.

— Не хочу, — воспользовавшись моментом, он постарался смочить рот слюной.

— На, попей и отвечай, — отвинтил крышку и сунул ему в рот горлышко пластиковой бутылки с водой.

Ватрушка выхлебал всю пол–литровую бутылку.

— Живца бы, — запросил он, когда я отбросил за ненадобностью в сторону пустую пластиковую тару.

— Еще чего? Говори, давай.

— Всего у нас три крупняка: один Утес, Корд на Гусаре и какой–то натовский, я названия не помню. Еще есть пара ПКМов и Печенег у твоей бабы.

— Неплохо. Минные поля есть? — сделал вид, что не обратил внимания на его слова о Блонде.

— Нет. Мин взять негде. Окопы вырыли, колючку натянули, частокол достраиваем. Хотим потом стену поосновательнее выстроить, но это еще когда будет.

— Та баба как–то чуяла иммунных?

— У нее такой дар, — он сразу понял, о чем я.

— У Ксеноса только одна тварь под контролем?

— Да. Уж сколько жемчуга сожрал, но контролировать может только одного элитника. Тварей послабее может нескольких за раз контролировать, но не много. Пару руберов или штук пять лотерейщиков, но и только.

— Молодец, — похлопал его по щеке ладошкой. — Муры далеко от вас? Как связь поддерживаете?

— У них не одна база. Ближайшая далеко, а основная еще дальше. Где точно я не знаю. Где–то в рукаве. Связи с ними нет никакой. Пока мы к ним ездили трижды. Я сам не ездил ни разу. Первый раз Ксенос с Тимошкой вдвоем ходили. Тогда они до самой ближней базы ходили. Потом отправляли машины к Чертову городу. Там где–то в окрестностях есть условленное место. По условленным дням туда приезжает отряд муров, а наши отвозят туда пленных.

— Сколько до следующей встречи?

- 9 дней.

— Ну, наверное, все. Теперь давай про мою бабу, — провел ножом по его щеке точно бритвой.

— Ее тогда Ксенос с Тимохой приволокли. Она чуть живая была, но он решил выходить и выходил. Жемчугом подкармливал. Потом она спать с ним стала. Он ее за главную оставлял, когда к мурам уезжал. Представляешь? Не меня, а ее. Видно классно она подмахивает, — протараторил он.

— Классно, — согласился я. — Что–то еще?

— Злая она, что черт. Никого не щадит. Слышал и как тебя грозилась найти и на фарш живого прокрутить, — добавил он.

— Прощай, — отвел нож, что бы ударить.

— Стой, — он едва не взвизгнул.

— Что? — помедлил я.

— Обещай, что не убьешь меня, и я тебе еще кое–что скажу.

— Что же?

— Сначала обещай.

— Ты дурак? — засомневался в его разумности я.

— Я тут пулемет приныкал. Старый, советский, но рабочий и надежный. Обещаешь не убивать, и я расскажу где.

— Не знаю, — я сделал вид что думаю.

— Там и патронов к нему навалом. Тебе всяко пригодится, — подтолкнул меня к нужным словам он.

— Обещаю, что не убью, — тут же согласился я.

— Это западнее нашего хутора. Сильно западнее. Там тройничок небольшой есть, на нем трактор стоит. Это вроде Кировец был, но теперь точно не скажешь. Его сначала переделали, а потом разворотили. Он стоит там один, а под ним я пулеметик и прикопал. Если боишься не найти возьми с собой, я покажу где. Потом отпустишь, — уцепился за надежду он.

— Я как–нибудь сам найду, — я улыбнулся и воткнул кляп обратно ему в рот.

Встал и направился к своему маленькому отряду оставив мычать привязанного к дереву пленника. Убить я его не убил, а отпускать не обещал. Пусть сидит связанный. Выберется, так потом прибью, но скорее всего не выберется. Я связал его на совесть, так что скорей уж его найдут и сожрут зараженные. А пулемет приберу, если попадется этот тройник. Специально рыскать по всей округе не стану. Времени на это нет.


Глава 17: Две судьбы. | Мир большой охоты | Глава 19: Дорога.