home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16: Ничего себе поездочка.

Операция по очистке Квартала от ценного имущества в целом прошла успешно. Не без потерь, конечно, но уж таков Улей. Люди здесь гибнут постоянно. Заводчане вывезли все, что должна была вывезти ранее группа, прикрываемая Угрюмым и Квазимодо. Помимо этого, своим ходом из заражённого города выехало два автозака КАМАЗа, которые заводчане собирались переделать под условия улья в качестве транспорта для людей, вышло несколько десятков различных машин нагруженных добром под завязку. В том числе среди груза было оружие и патроны из полицейского участка и пары охотничьего магазина. Добра набирали с запасом, что бы взять больше чем потратили.

После операции заводчане не поскупились, компенсируя рейдерам потери в боезапасе, и я свое получил с лихвой, хотя пару десятков патронов 12,7 мне возместить никто не смог. Их потерю компенсировали в спорановом эквиваленте по цене 4 к одному. Всех раненых включая Эльзу, обязались лечить в больнице стаба и за счет Мехзавода. К счастью я в этом не нуждался. Больничный знахарь осмотрел и выпроводил меня, сказав, что за пару дней слух восстановится полностью и смогу слышать все.

Каждый получил долю от трофеев с монстров. Не все, но большая часть потрохов была собрана, учтена и оценена. Полученную сумму разделили на всех и раздали. Жемчуга, разумеется, никто не получил, но по нескольку горошин в одни руки попало. Что посчитали вполне справедливым. Финансы нужны были всем, включая меня. На этот горох я посетил парочку частных оружейных магазинов и сумел прикупить несколько десятков разносортных боеприпасов к своей нежно любимой спутнице Машке.

Уже на следующий день я намеревался уйти, но вмешались судьба и Клуб. Лидер отряда Безбашенные прекрасно знал, куда я намереваюсь двигаться и предложил задержаться еще на пару дней. Пара дней нужна была его отряду на подготовку, а после они намеревались отправляться к Чертову городу во всеоружии и полном составе. У меня была возможность проделать весь этот путь с ними на машинах, и я согласился.

За пару дней успел посетить знахарку, к которой так и не сходил. Она помогла мне активировать новую грань таланта и помогла научиться управлять им. Представляла собой эта грань электрическую сеть или полусферу, возникающую передо мной. Ей я мог на время остановить заражённых в узком проходе или мог на меньшее время защититься в чистом поле со всех сторон. Так можно было защититься и от довольно сильных монстров. Твари боялись электричества, были уязвимы к нему и вряд ли какая–то бестия будет бросаться под такой удар, что бы сдохнуть.

Научился, и дозировать применение дара, но это уже сам. Теперь я мог использовать не больше чем хотел. Получалось устроить нечто вроде удара электрошокером и ударить короткими молниями сразу по десятку за раз. Число целей по числу пальцев рук. Одиннадцатой молнии сотворить не получилось, как ни старался.

Дважды ходил к Занозе, но не ради развлечения, а по делу. Оба раза забирал у нее патроны для моей Машки. В первый день она дала мне 50 бронебойных патронов, а во второй 50 дозвуковых и 20 бронебойных. Получился не такой большой, как хотелось бы, но вполне приличный боезапас. Во второй же свой визит оставил на хранение все, что не собирался брать с собой. На хранение остались АПС, СКС, топор и некоторая часть патронов. Решил идти с АПБ, ПП, МРШ, Машкой и мечом. Разумеется, взял с собой все патроны 12,7 и большую часть 9 на 18 мм.

В последний вечер сдал дежурному номер и ключи от него, после чего со всем своим походным скарбом отправился к Безбашенным. Ребята, оставаясь в своем репертуаре, устроили обильное возлияние с легкодоступными девочками и эротическими танцами. Позволил себе уединиться с одной из девочек, но даже имени ее не запомнил. Кажется, во время ночных развлечений я звал ее Катей и думал о ней. Посему неудивительно, что под утро мне приснилась Блонда. В этот раз на нас никто не нападал. Она сама на меня напала. Обратилась в пустыша и двинулась с намерением вцепиться мне в горло. У нее на поясе висели клюв, так по–простому здесь называли оружие, звавшееся в учебниках истории клевцом, и пистолет, через грудь висели РПК и кедр, но пустыши не ведают что такое оружие.

Я ее застрелил и проснулся в холодном поту. Ночная фея уже оставила меня и в огромной, как у арабского шейха из сказки, постели я был один. Слегка потряхивало от столь яркого и реального сна. Отголоски похмелья и споровый голод объединились и единым комом катили к горлу. Хлебнул несколько добрых глотков живца и вроде бы успокоился.

Поскольку машины были подготовлены заранее, утром назначенного дня погрузились и тронулись в путь по еще незнакомым мне кластерам и мелким необитаемым стабам. Колонна двигалась по 14 – 16 часов в сутки, останавливалась только в знакомых и часто подготовленных местах. Перед ночлегом выставлялась сигнализация, и расставлялись часовые, соблюдался режим, свето, звуко и даже запахомаскировки. Но все равно сюрпризы и нападения случались как в дороге, так и на привалах. За три дня и две ночи, что отняла дорога до водонапорной башни, я насчитал 8 серьёзных нападений. Нападения вроде выскочившего на дорогу рубера в сопровождении двух лотерейщиков не считаю. Колонна с огневой мощью Безбашенных такого врага почти не замечала. В тот раз скорострельная пушка коротко плюнула в их сторону, взрыкнул пулемет и все закончилось.

В счет шли атаки вроде той, что состоялась утром второго дня. Из зарослей на машины, движущиеся на полном ходу, выскочила стая зараженных возглавляемая бронированным по самые уши быстрым элитником. Элитник первым и атаковал, что было не совсем стандартно, поскольку обычно хозяин стаи вперед посылает свои пешки, а уж потом приходит сам.

Элитник размером с микроавтобус и весом в несколько тонн внезапным ударом бронированной туши выбил из колонны хорошо бронированную машину и тут же принялся ее увечить, пытаясь добраться до спрятавшихся внутри бойцов. Убить он успел только огрызнувшегося пулеметной очередью стрелка в люке на крыше. Через этот же люк пытался влезть, но не помещался. Он пытался дотянуться лапой хоть до кого–нибудь, но парни успели укрыться и грамотно огрызались автоматным огнем, несмотря на опасность рикошета в случае промаха. Тогда элитник стал расширять люк своими лапами с когтями, напоминающими консервные ножи.

Тут уже сориентировался Клуб, прочие командиры, водители не пострадавших машин и стрелки. Машины с кордами и утесами при поддержке стрелков стрелявших через бойницы приступили к истреблению руберов, кусачей и мелочи набравшихся в изрядном количестве. Я тоже поучаствовал, израсходовав несколько бронебойных на тварей поматерее.

Тем временем машина с интегрированной в башню ЗУшкой тщательно навелась на элитника и срезала его с крыши. Хорошая очередь смела тварь с броневика и почти перерубила его поперек. Задние лапы монстра отказали, но он не останавливался, и ловко перебирая передними конечностями поволок свою тушу к боевой машине с ЗУ. Эту его атаку остановила короткая очередь из автоматической пушки с крокодила. Она размолотила грудь и часть головы монстра. Больше ЗУшка и крокодил 30 мм стволом в той стычке с зараженными не стреляли. Для них не было целей.

После сбора трофеев и короткого совещания выбитая с дороги машина была возвращена в колонну. В остальном транспорте места на всех не хватало, а возвращаться бойцы наотрез отказались. Люк был сильно поврежден, и до ночного привала ребятам из этой машины пришлось ехать с дырой в крыше. После дыру кое–как залатали, но пулеметчика и крупнокалиберный пулемет это вернуть уже никак не могло.

Еще стоит вспомнить, как на одном из мест привычной для отряда ночевки нас поджидала засада сразу из двух элитников, но без свиты. Пара монстров сумела укрыться от коптеров обследовавших место стоянки и, проявив недюжинное терпение, прождала аж до самого отбоя, но это им не помогло. Твари умудрились спрятаться от людей, но их выдала грамотно расставленная сигнализация. Поднялась тревога и монстрам ничего не оставалось, как атаковать или отступить. Их хищная натура не позволила уйти после стольких потраченных на засаду физических и моральных сил. Они атаковали, как могли стремительно. В мгновение ока мы лишились двух бойцов стоявших на постах и не успевших укрыться.

Оператор ЗУ не подвел и в этот раз. Его машина смерти заработала сразу же, но пули выбивали фонтаны искр из монстра, казавшегося сделанным целиком из металла. Тварь использовала какое–то умение Улья, сделавшее ее шкуру прочнее любой брони. Она ринулась к машине, которую посчитала самой опасной. Тем временем автоматическая пушка с крокодила срезала вторую тварь подобным свойством не обладавшую и в последний момент успела перенести огонь на первую. Очередь малокалиберных снарядов накрыла бестию в прыжке и откинула в сторону. Тут в дело вступили парни с гранатометами. Их выскочило трое из разных машин с готовыми к бою трубами. Самый ближний к твари успел только вскинуть трубу на плечо, и был разорван. Второй присоединил снаряд гранатомета к общему вкладу в убийство монстра. У твари или кончились силы или закончилось время действия умения. Ее проняло, и последний гранатометчик остался без дела.

ЗУ и пушка на 30 мм сделали свою работу. После этого пришлось поспешно вскрывать споровые мешки и убираться с этого места. Стоянка себя дискредитировала пальбой и взрывами. Останься мы там всю ночь бы только и делали, что отбивались от элитных монстров. Этих тварей становилось все больше, чем ближе мы находились к Чертову городу.

Пока занимались потрошением и сворачивали сигнализацию, появилась еще одна элитная тварь в сопровождении довольно внушительной свиты. Так совпало или она надеялась застать нас врасплох, но они появились, когда сигнализацию уже отключили, но еще не успели собрать. Увы, для тварей их вовремя заметили наблюдатели с тепловизорами и ПНВ. Сигнализацию бросили и, отстреляв тварей, выпотрошили только элитника. После благополучно убрались на запасную стоянку, где развернули запасную сигнализацию и поспали остаток ночи.

Помимо этих нападений еще можно отметить одну интересную теорию, услышанную от Корма. Он и все парни в отряде считали, что весь мир, в котором мы находились это огромный искусственный механизм, созданный неведомыми архитекторами. По Улью рассказывали истории о каком–то центральном кластере, откуда осуществлялось управление всем Ульем. Вроде как кто попадет туда, сможет распоряжаться этим миром, управлять перезагрузками и вообще всеми процессами.

После попадания в Стикс я не мог относиться к подобным теориям полностью скептически и с полным недоверием. Ввиду возможности того, что я раньше считал невозможным, и это имело шанс оказаться реальным. Тем более что именно эта теория прекрасно стыковалась с теорией о нашем копировании из родных миров. И она имела хоть какое–то логическое обоснование. Просто получалось, что архитекторы обладали невообразимыми по земным меркам технологиями и ими создали такую машину как мир Стикс. После они его заразили проклятым вирусом, который некоторые считали вовсе не вирусом, а грибом. Конечно, цели заражения были не совсем ясны, но они могли быть самыми разными, включая испытание биологического оружия. А ведь заражение могло быть и совершенно случайным.

Тогда же услышал о Тех кого нельзя называть, но настоящего имени так и не узнал. Ребята подтвердили, что только из них можно добыть белый жемчуг, обладающий почти волшебными свойствами даже по меркам этого мира. Подтвердили, что этих существ охотились, несмотря, что эта охота даже по сравнению с охотой на сверх элиту вроде Годзиллы была чудовищным риском. И их и вправду убивали. И те, кто интересовался, знали, что это не один вид, а, по крайней мере, несколько различных видов, спокойно сосуществующих с вирусом. Ну, или грибом, если это гриб. Они не превращались в зараженных и не были вершиной их эволюции. Возможно, их тоже создали Архитекторы, но возможно они были завезены сюда из какого–то совершенно отличного от стандартной Земли мира. Тут вопросов было огромное количество, и ответы на них взять было неоткуда.

Наконец ближе к вечеру третьего дня мы добрались до той самой водонапорной башни. Она оказалась старым сооружением, стоящим на холме на небольшом пустом стабе. Вокруг стаба стояли простые кластеры со свежевспаханными полями и приподнятой над ними на насыпи дорогой. Где–то по насыпи шла засыпанная щебнем грунтовка, где–то лежал асфальт различного качества, но везде была насыпь. В этот раз с перепадами высоты Улей и его архитекторы, если таковые есть, не подвели. Их почти не было. Подогнали все почти без изъянов.

Холм с водонапорной башней примыкал к такой дороге, а дорога выскакивала на центральную ведущую непосредственно к Чертову городу. Сам город был рядом, и ехать дальше на машинах не имело смысла. Та защита, что получали от брони терялась в городской застройке и обилии развитых зараженных. Безбашенные всегда делали ставку на относительную скрытность и, оставляя машины, двигались к городу пешим порядком с относительно тихим, но мощным оружием. Крупнокалиберные винтовки со штатным или кустарным глушением для крупной дичи, клювы и пистолеты с глушителями для мелочи. Наличествовало и относительно бесшумное оружие, добытое стронгами у внешников и выкупленное через торговцев. Дополнительно брали пару крупнокалиберных пулеметов на станках. Тут и о каком глушении звука выстрела и речи не шло, но и использование пулеметов было крайней мерой. Их обычно тащила отдельная группа в обычной охоте не участвующая. Зато каждая группа охотников брала с собой гранатомёт с несколькими зарядами.

Работали парни в основном по окраине. В самые опасные места совались, только если заставляла нужда, но все равно процент потерь был велик. После каждого такого похода обновлялось до трети отряда, а бывали случаи, что и больше. Кому то везло остаться в живых несколько поездок подряд, и он уходил из отряда обеспеченным человеком, если вовремя останавливался. Исключением был Клуб. Он не был основателем отряда, но взял бразды правления в свои руки более полугода назад после смерти четвертого с момента основания лидера. Все это время он успешно ходил в рейды, был пару раз ранен, но до сих пор оставался на коне и бросать свою опасную деятельность не собирался.

Сегодня была не простая охота и на группы никто не делился. Оставив машины с надежным прикрытием в виде большей части отряда, мы отправились разведывать обстановку на свинофермы. На разведку пошел сам Клуб. Он всегда лез туда, где было опаснее всего. С ним был знакомый мне Корм и еще девять мало, но все же знакомы бойцов. Меня тоже взяли, поскольку мне нужно было в ту сторону, и потому что я был единственным очевидцем тех событий. Мог легко показать и рассказать все на месте.

Нам нужно было преодолеть путь в несколько километров, но все равно двигались пешком. Шли напрямик через поля. На наше счастье поблизости ничего не перегружалось, и дорогу перед нами успешно разведывал коптер с оператором, оставшимся в штабной машине и водонапорной башни. Нам по рации сообщали о передвижениях заражённых, что позволяло избежать преждевременных встреч. Клуб сначала хотел проверить возникшую у него теорию и уж, потом, если она окажется неверна, охотится.

Теория у него была простая. Он считал, что Годзилла оказался на свинарнике не случайно. Монстр обязательно приходил на свинарники после каждой перезагрузки, и будет приходить несмотря, а попытки внешников уничтожить его с воздуха. Вообще у трейсера были мысли, что и сам Годзилла родом из этого свинарника. И действительно он вполне сам когда–то мог быть свиного роду племени. Возможно, он посещает свинарник с самого своего появления в Улье. Возможно, для него это стало некой традицией, которую не нарушит даже появление танковой роты или катаклизм всемирного масштаба.

Добрались до места. Осмотрелись. Свинарник был разрушен, но мне сразу показалось что иначе. Вокруг рыскали зараженные подъедавшие трупы своих собратьев. По этой причине решили тихо наблюдать с безопасного расстояния с помощью биноклей и других приборов. Трупы явно более–менее свежие, а не полутора недельной давности. На моих глазах один рубер драл другого, отгоняя от этого дела третьего. Было прилично монстров помельче, но элита отсутствовала, и трупа Годзиллы видно не было. Похоже, его снова подловили здесь и он снова ушел.

Приметили характерные разрушения на административном здании. Разрушения были характерны отнюдь не для авиационного налета. Казалось, что на него взбиралась огромная туша. В стороне, но совсем рядом валялась искореженная вертушка внешников.

— Получается, он их ждал, — шепотом озвучил мои мысли Корм.

— Что? — не понял Клуб.

— Годзилла пришел сюда со свитой. Быстренько все подожрал, а потом залез на здание что бы с крыши наблюдать и ждать внешников, — развернул наши общие на двоих мысли для командира отрядный разведчик слывший самым дерзким и везучим.

— Дождался и приземлил вертушку, а после ушел, — продолжил за него представитель коренных народов русского севера.

— Думаю, надо посмотреть в той стороне, — Корм провел пальцем воображаемую прямую линию от административного здания до вертушки и дальше.

— Думаешь, он пошел к городу? — прошептал Клуб.

— Ну а куда? — шепнул в ответ тот.

— Действительно, — кивнул командир. — Обходим, — махнул он рукой.

Обошли свиноферму по большому кругу, и нашли четкие следы когтей на земле. Отпечатков самих лап существа не было, но борозды, оставленные природными клинками сабельной длинны, обещали не зарасти до следующей перезагрузки кластера. Еще бы, следы от них остались как от резко опущенного и тут же поднятого плуга.

— Смотрим за округой, — распорядился Клуб, хотя внимание солдат и так не ослаблялось и на секунду.

Корм, изображая из себя Гойко Митича вжившегося в свою самую известную роль, прильнул к земле и ощупал следы когтей гиганта.

— Какой же он здоровый, — следопыт померил след раздвинутыми в стороны ладонями.

— Как я рад, что в этот мир не попадают динозавры, — покачал головой Клуб, хотя по его довольной роже складывалось обратное впечатление.

— Представляешь, какой бы из тираннозавра получился пустыш? — спросил я.

— Да. И совершенно не представляю, что бы за элита из него вышла, — покивал со знанием дела Клуб.

— Не думаю что намного больше. Есть пределы размерам, — высказался Корм.

— Пределы есть, но эта тварь выбрала бы их все. Максимально здоровая и быстрая бестия. Такая тварь, что куда там пресловутому Юрскому периоду, — сделал почти экспертное заключение командир отряда.

Двинулись по следу монстра, но не прошли и нескольких десятков метров, как услышали взрывы в относительной близости. На паре — тройке взрывов ничего не прекратилось. Послышалась стрельба. Кто–то жег крупнокалиберные патроны не жалеючи. Пришлось спешно убираться в сторону. Монстры со свинофермы побросали недоеденные тела себе подобных и отправились на звуки, надеясь получить там что–то повкуснее. Бой же не стихал и его интенсивность даже нарастала. В небе появилось несколько беспилотников характерной для внешников конструкции, а потом и звено ударных вертолетов. Мы прятались.

— Зуб даю, что это Годзиллу мочат, — недовольно проворчал Клуб.

— Может, как–то посмотрим? Хотя бы одним глазком? — состроив несчастную мину, почти заканючил Корм.

— Беспилотник жалко, — вздохнул командир. — Ну да новый найдем. Проверить обязательно надо, — махнул он рукой.

После принятого решения была отдана команда, и оператор направил к месту действия беспилотник группы. Его тут же сбили, но главное мы увидели. Предположение командира Безбашенных оказалось совершенно верным. Люди пытались уничтожить самую мощную на всю округу тварь. С неба атаковали вертолеты и беспилотники внешников, на земле работали муры. Последние ввели в город технику и теперь теряли ее вместе с личным составом, но держались. Потери внешников с мурами были несравнимо малы, да и учувствовало первых в операции не больше десятка. Кроме вертолетчиков операторы никого не заметили. Хотя может, просто не успели.

Еще оператор успел разглядеть, что Годзилла достаточно серьезно ранен, но это были не те раны, что когда–то видел я. Бешеная регенерация мутантов не шла ни в какое сравнение с усиленной регенерацией иммунных. За прошедшее с нашей последней встречи время Годзилла просто обязан был восстановиться полностью.

— Надо идти туда. Нужно посмотреть на месте. Муров много, но может, что–то придумаем. Пусть лучше Годзилла уйдет, чем достанется им, — загорелся безумным огнем Клуб, как только выслушал доклад по рации.

— Пошли, — замотал головой Корм и остальные Безбашенные тихо загомонили в поддержку.

— Тихо, — шикнул на всех командир. — Ты с нами? — спросил он у меня.

— Дела нужно доводить до конца, — кивнул я.

— Отлично. Пошли, — дал команду Клуб.

Двинулись обходными путями и, пытаясь не попасться идущим к месту схватки монстрам. В какой–то мере это удавалось, но иногда приходилось убивать тварей, которых не было возможности обойти по–быстрому. После же, когда мы подобрались совсем близко к месту боя, твари исчезли. И мелочь и крупные зараженные предпочитали раствориться в пространстве, когда чуяли что за существо виновник происходящего торжества.

По рации доложили, что видели уходящие в сторону предполагаемого места расположения базы внешников вертолеты. Боевые машины слили боезапас в ноль и убирались к базе. Один из вертолетов отчего–то дымил, но не собирался сваливаться с неба. Вдали уже слышалось гудение новых винтокрылых аппаратов. Это на смену уходящим летели новые вертолеты.

Разделились на две группы и заняли наблюдательные позиции как раз к появлению нового звена вертолетов и развязке событий. На наших глазах люди забили Годзиллу точно муравьи большого жука. При этом и до этого было разрушено несколько домов различной этажности и несколько пострадало частично. Годзилла пробовал взбираться по домам что бы с крыши достать вертолетчиков, но его сбивали не жалея ракет и патронов. Множество наземных машин и муров погибло, но их оставалось еще около пятидесяти человек и транспорта хватало.

Среди муров с их машинами сработанными и переделанными грубее машин Мехзавода нашлась одна машина заводского производства. По всей видимости, она была разработана специально для Улья. Крупная, но без проблем помещающаяся в городской застройке она уверенно стояла на восьми колесах точно БТР и отдаленно напоминала его увеличенную копию. На крыше водил стволами боевой модуль с крупнокалиберным и ракетным вооружением. Большую часть корпуса покрывала не только толстая броня, но и мощная динамическая защита. Можно было рассмотреть и узнать различные устройства активной защиты.

Машина не принадлежала мурам, она принадлежала внешникам, что подтвердилось, как только она пробралась к распластанному телу Годзиллы. В задней части машины опустилась небольшая аппарель. По ней сбежали бойцы. Внешним видом они напоминали каких–нибудь космических десантников. Серо зеленая броня с интегрированным экзоскелетом позволявшим нести тяжёлое вооружение. За плечами какие–то непонятные горбы, в которых, скорее всего, прятались элементы питания и дополнительное снаряжение. В руках каждый нес оружие мощное оружие, но это были не только крупнокалиберные пулеметы с объемными коробами боеприпасов. Имелись там и крупнокалиберные штурмовые винтовки, явно помощнее моей Машки. Из–за плеча у каждого торчит квадратная коробка. У одного такие коробки торчат из–за каждого плеча.

— Мощные ребята, — заговорил я.

Клуб отвлекся от бессильного скрежетания зубами. Он бесился и был готов кинуться на убийц его добычи, но понимал, что это ничего не даст. Атакуй его ребята и это ничего не дало бы кроме их смерти. Слишком мало было нас и слишком много было их. Даже фактор неожиданности бы не сыграл в достаточной степени. И Годзилла бы не ушел, и погибли бы без толку. Ну, разве что прихватили бы с собой пару тройку десятков муров.

— Мощнее некуда. Их только из крупняка валить, — согласился трейсер.

Тем временем, бойцы внешников окружили тушу убитого монстра и машину. Тут настал черед выбираться их ученым. Эти были без брони и оружия, но в защитном снаряжении напоминавшем противорадиационное или химзащитное. Некоторые из ученых сходили по аппарели, толкая перед собой тележки с оборудованием, некоторые несли серебристые чемоданчики с ним же. Ученые без стесненья обступили тушу сравнимую размерами с динозавром и стали раскладывать оборудование. Кто–то сразу же полез на верх вскрывать споровый мешок, спрятанный под костяной конструкцией отдаленно напоминавшей створку ракушки. Между створкой ракушки и шеей, к которой она оказалась, прижата, сунули домкрат и через несколько минут открыли доступ к споровому мешку. В это время другие ученые, вооружившись пилами и огромными тесаками, вскрывали тушу, что бы добраться до внутренних органов. Кто–то вырезал и выпиливал из десны самые крупные и самые мелкие клыки. Кто–то драл когти. Кто–то срезал внешнюю броню. Работа кипела и спорилась. Внешники сейчас напоминали настоящих муравьев растаскивающих большого жука на части.

Тем, кому не хватило работы со сверх элитой в сопровождении солдат и муров стали разбредаться в поисках трупов иммунных. Впрочем, далеко они не расходились. Зато все трупы, с которыми можно было работать под прикрытием и которые не были слишком фрагментированы, оказались буквально выпотрошены. Из них забрали больше половины внутренних органов, начиная с мозга и заканчивая желудками. Все изъятое помещалось в специальные пластиковые контейнеры и вакуумные упаковки, а после должно было пойти на микстуры и препараты для родных миров внешников.

Ребята смотрели на это, скрежеща зубами и хмурясь не хуже чем во время убийства Годзиллы. У меня тоже увиденное не вызывало радости, но тому кто брал целых три незаконных конторы потоком поставлявших органы для трансплантации из Африки в цивилизованные страны, в том числе и Союз, удивляться особо было не чему.

Тогда местные, в смысле Африканские, с этими бандами не справлялись. У бандитов было лучше финансирование и вооружение чем у иных правительств республик того континента, вот и пришлось помогать тем кто был рядом, а были мы. Волевым решением командования африканским контингентом нас и подключили. Тяжеловато было, но ничего справились. Правда потеряли нескольких ребят, но на то она и война, хоть в очередной раз никем и не объявленная.

— Похоже, вывозить будут по земле, — высказался Клуб, прервав немного затянувшуюся и очень сильно напряженную паузу.

— Похоже на то, — согласился Корм.

— Вы что собрались их атаковать? — тихо изумился я, поняв к чему клонят.

— Конечно, собираемся. Мы раскатаем их в блин. Эти шалашовки нашего Годзиллу убили на наших глазах, — едва не снова проскрежетал зубами командир Безбашенных.

— Сил хватит? — спросил всерьез, а не ерничая.

— Если получится засада, то хватит, — прищурился Клуб.

— И уже есть план? — решил спросить о конструктиве я.

— Есть, — кивнул Клуб. — Они пойдут известной нам дорогой. Возможно под прикрытием вертушки и беспилотников. Мы сами можем уже не успеть, но наши будут ждать их в месте за городом, которого колонне не миновать. Шквал огня, гранатометы и колонны нет. Есть чем и вертолетам по зубам нащёлкать. Никто живым не уйдет, а мы возможно не только трофеи с Годзиллы заберем, но и у внешников кое–чем обзаведемся. Ты с нами?

— Это далеко от города? — спросил я.

— Нет. Километра три, — ответил он.

— Тогда я с вами, — мое согласие вызвало улыбку одобряющего решение маньяка на лице командира Безбашенных.

Клуб вышел на связь с группой у водонапорной башни, потом связался со второй пятеркой. Мы втроем переглянулись.

— Пешком не успеем, — высказал общую для всех мысль Корм.

— Ты реально на корм нас всех пустишь, — усмехнулся Клуб и снова связался со второй пятеркой. — Второй как слышишь?

Пауза показала, что абонент ответил, но благодаря гарнитуре мы ответа не услышали.

— Уходи, как придумаешь. Нас не жди. Мы попробуем рвануть на транспорте. Как принял?

Новая пауза означила новый ответ.

— Спасибо, — закончил сеанс связи командир Безбашенных.

Видимо с той стороны ему сказали какие–то благие пожелания, поэтому и поблагодарил собеседника.

Подходящую машину мы нашли в нескольких кварталах. Джип иностранного производства, достаточно мощный и с ключами в замке зажигания. Недалеко валялись кости. Обглоданные начисто и раздробленные мощными челюстями. Возможно, это были кости прежнего хозяина джипа.

— Не беха, но тоже пойдет, — критически осмотрел машину командир. — Корм давай за руль. Что с топливом? — спросил без паузы, даже не дав разведчику устроится.

— Минуту, — Корм завел машину. — Все нормально. Полный бак.

— Давайте по местам. Оружие держите наготове. Это Чертов город, — Клуб уселся на переднее пассажирское сидение.

Тут же машина с сумасбродными трейсерами, к коим теперь отношу и себя, рванула с места набирая скорость. Впрочем, скорость была большой только относительно окружающей обстановки. Особенно в городе прошедшем через апокалипсис наперегонки не погоняешь. Если только наперегонки с преследующей по пятам смертью.

Как это ни странно, но то ли дуракам везет, то ли по другой причине нам до самого выезда не попалось ни единого зараженного. Даже самого медленного пустыша не попалось. Хотя вроде бы, на шум должно были собраться все заинтересованные лица. Пусть к супер монстру никто бы из них не рискнул подойти даже к мертвому, но за пределами радиуса влияния его запаха, ауры или что там влияет, монстры пастись были просто обязаны. Причем, моя фантазия рисовала едва ли не живую стену из зараженных.

Оказавшись за городом, где места на дороге было побольше, Корм еще прибавил газу, и джип запетлял меж брошенных и раскуроченных машин гораздо веселее. Потом мы выскочили на основной выезд–въезд в Чертов город на нужном направлении. На самом выезде пришлось объезжать по обочине. Внешники с мурами двигаясь в город, столкнули с центральной дороги все мешавшие машины. При объезде со страшным скрежетом продрали бок джипа, но иначе было никак не проехать. Зато после оказались на пути расчищенном. Тут явно постаралась мощная машина с отвалом расшвыривавшая бесхозный транспорт точно кегли. Поэтому чистому пути, опережая врага заканчивающего свои дела, пылили без остановок и эксцессов до самого места предстоящей засады.

Как выяснилось ребята, ожидавшие у водонапорной башни, были уже на месте, успели спрятать технику и распределить и подготовить позиции. Готовили и маскировали основательно, хотя и в спешке. Нас должны были обнаружить раньше времени ни визуально, ни по тепловому излучению, ни иным возможным способом. Только таким образом, гарантируя внезапность первого удара и обеспечив шквал огня, мы могли рассчитывать на относительно легкую победу над обескровленным, но все ещё крайне опасным противником.

На месте не хватало только пятерки разведчиков, но они, судя по докладам, уже выбрались из города и следовали к нам в пешем порядке. Клуб решил, что не они успеют, и решил сделать из них наблюдателей. Ребята нашли себе место, укрылись и из него наблюдали за дорогой. Ждали, когда пройдет колонна муров и внешников. Об этом они должны были незамедлительно доложить нам условным сигналом. До этого и после этого мы сохраняли радиомолчание. Ребята Клуба хоть и использовали какую–то кодировку каналов, но все же лучше было перестраховаться.

Получилось, как планировали. Внешники и муры привыкли чувствовать себя достаточно спокойно. В этой местности их раньше никогда никто не трогал, вот они и обнаглели. Хотя шли, все равно не забывая об осторожности. Над дорогой с периодичностью в пять — десять минут прошла пара беспилотников с вооружением. Они даже по кому–то отстрелялись, но это был не один из нашего отряда. Скорее всего, в тепловизоре высветился одинокий заражённый.

После БПЛА пролетел истративший большую часть боезапаса, но все еще опасный вертолет и тут же прошел сигнал от наблюдателей о прохождении головного дозора. Вскоре он появился и в поле нашего зрения, но прежде мы получили сигнал об основном теле колонны. Все замерли в ожидании. Наверняка многие даже дыхание затаили. Признаться честно и у меня присутствовал мандраж. Его просто не может не быть перед боем у человека с нормальной психикой. Только говорят, что привыкнуть можно ко всему, но это не так. Далеко не так.

Так получилось, что вся засада расположилась с одной стороны дороги. С другой в скошенном поле укрыться было совершенно негде. Это было не очень хорошо, но времени на подготовку замаскированных позиций в чистом поле нам никто бы не дал. Вон уже головной дозор из пары серьезно бронированных колесных машин прошел мимо на приличной скорости. Одна из этих машин помимо вооружения имела отвал и трал для расчистки возможных завалов. Ее однозначно нужно было выводить из строя, но сейчас дозор приходилось пропускать.

Через небольшой промежуток времени появилось основное тело колонны из 7 различных машин, включая второй вооруженный аппарат для расчистки завалов и машину внешников потрошивших Годзиллу. По команде Клуба вскинулось сразу пять гранатометчиков со снаряженными к бою старенькими, но вполне надежными РПГ — 7. Били по головной машине и по замыкающей. Тут же из перелеска заговорила вышедшая на позицию машина с ЗУшкой. От нее не отставал крокодил с 30 миллиметровкой. Остальные тоже не прохлаждались, а вносили свою посильную лепту в активное уничтожение муров и внешников.

Нам отвечали. Некоторые машины, включая аппарат внешников, попытались уползти в поле, но бесстрашные гранатометчики уже давали второй залп, намереваясь не упустить никого. Одного гранатометчика враг срезал, но его оружие тут же подхватил другой боец и сжег слабо бронированную коробочку врага. Кто–то с их стороны выскочил из–за машины с массивным квадратным тубусом с 4 пусковыми для ракет, но тут же сбил с ног пулей в лоб от нашего снайпер. Тут же кто–то попытался броситься к трубе, но снайпер был начеку и подстрелил второго мура. Этого он только ранил и мур истошно завизжал. Появился желающий вытащить не то его, не то гранатомёт, но снова не оплошал снайпер.

Их стрелок пристроился под одной из горящих машин и, спрятавшись за колесом, стал бесстрашно отстреливать наших одного за другим. Бесстрашным я его посчитал от того что боец не побоялся сгореть под машиной или погибнуть от ее взрыва, но погиб он все же не от этого. Пристрелялся один из наших пулеметчиком. Пули крупного калибра пробили колесо насквозь и подарили муру вечный покой.

Боевая машина внешников сумела отвести от себя выстрел одного РПГ и, отползая, накрыла выстрелом ракеты из боевого модуля нашу пулеметную точку. Вторая ракета едва не зацепила одну из наших машин. Еще две ракеты оставалось в запасе и безостановочно грохотал крупнокалиберный пулемет, пытаясь и иногда не без успеха накрыть кого–то из наших.

Безбашенные не жалея снарядов использовали сразу три РПГ. Одного бойца подстрелили прямо на выстреле, но он, оседая, сумел направить свое оружие в нужную сторону. Граната взорвалась, попав в обочину в нескольких метрах от коробочки внешников. Ее осыпало землей, щебнем и кусками асфальта. Похоже, это вывело из строя совсем или на какое–то время ослепило активную защиту и два других заряда РПГ достигли цели. Один попал в борт и был полностью нейтрализован динамической защитой, а вот второй угодил под колеса броневика внешников.

Машина качнулась с бока на бок, но не опрокинулась, а просто замерла на месте. Похоже, ехать она уже не могла, но вооружение продолжало работать. Открылся вход, опустилась аппарель и из нутра броневика наружу стали выскакивать солдаты в бронекостюмах. На них перевел огонь один из стрелков крупнокалиберных пулеметов. У второго, наконец, дошли руки до боевого модуля машины, и он вывел его из строя парой метких очередей. По какой–то причине произошла детонация не стартовавших ракет и двойной, почти слившийся в один, взрыв добавил смятения и хаоса в ряды врага.

Почти сразу же, как прозвучали первые выстрелы, вернулся вертолет, но у ребят нашлось средство и против него. Они ждали его появления и не дали сделать ни единого выстрела. Ракет у него вроде не было, но и остальным вооружением вертушка бед натворить могла не мало. Сразу три бойца вскинули трубы незнакомой мне системы поражения воздушных целей и отработали по вертушке. Я только диву давался подготовленности Безбашенных. Создавалось впечатление, что они готовились именно к этому. Казалось что передо мной профессиональные вояки с внешниками стронги, а не охотники на монстров трейсеры.

Вертолет, к сожалению, не сбили. Винтокрылая машина сманеврировала, выпустила ложные цели, пустила в действия прочие системы активной защиты и избежала двух ракет из трех. Третья ракета зацепила вертолет, но не ссадила с неба. Он задымил, закружился, потеряв управления. К нашему сожалению, пилот все же справился с подбитой машиной и ушел прочь от боя. Оставалось надеяться, что до базы внешник не дотянет и погибнет на просторах Улья или обратится в пустыша.

Не заставили себя ждать и беспилотники. Тут оказалось, что парней Клуба я перехвалил и на этих небесных убийц у них труб не осталось. По беспилотникам лупила ЗУшка и била автоматическая пушка. Получилось сбить оба, но прежде один из беспилотников накрыл крокодил и вывел из строя его пушку.

Подрыв ракет на боевом модуле уничтожил далеко не всех бронированных внешников. Они поливали все огнем, не экономя патронов. Короба за их плечами оказались оружием с мини ракетами. В каждом коробе четыре ракеты. Вдобавок они то и дело метали мощные зажигательные гранаты. Все кто имел крупные калибры, перевел огонь на ходячие танки. Калибром 5,45 и возможно даже 7,62 их было не взять. Они были очень опасными противниками, и будь их больше, нос бы попросту раскатали в блин. Нам и так пришлось совсем не сладко против них.

Я в этом бою не отсиживался в стороне и не отставал от трейсеров вдруг подавшихся в стронги. Не экономил патроны, но и не палил куда попало. Дистанция для прицельного огня из Машки и одиночными подходила отлично. Бронебойными с 300 – 350 метров прекрасно пробивал бронекостюмы уцелевших после подрыва ракет внешников и броники муров. Уверен, что в тот день на свой счет записал не меньше восьми, а может и десяток противников. Больше убить, попросту не успел. Бой закончился, несмотря на отчаянное сопротивление последних внешников. Понимая, что пощады не будет, они отстреливались до последнего патрона и щедро швырялись незнакомыми мне термическими гранатами. Один даже подорвался на такой гранате, прихватив одного из наших, когда его ранили.

Две коробочки противника все же сумели отойти, но больше не ушел никто, а эти машины не преследовали, как и не вернувшийся на выручку своим головной дозор. Главное что машина научников так и осталась стоять на месте с прочими. После взрыва ракет с нее слизало всю динамическую защиту, но все же внутренности пострадать должны не были.

Постарались как можно быстрее добить чужих уцелевших и раненых. Находившиеся в герметичной научной машине ученые были испуганы, растеряны, контужены, но в принципе целы. Они лопотали на хорошо знакомом мне английском языке. Кто–то умолял, кто–то требовал, а кто–то угрожал, но всех их без исключения ждала смерть.

После казни стали, как могли быстро собирать трофеи, подбирать своих убитых, раненые уже были собраны. Забрав все, что смогли оставшееся подожгли. После этого убрались, отстреливая первых подтянувшихся к месту боя зараженных. В процессе выяснилось, что крокодил поврежден, не критично и вполне мог передвигаться самостоятельно. Только пушка восстановлению не подлежала, но уж лучше так чем совсем лишиться машины. Получилось, в технике мы не потеряли вообще, только в людях. Несмотря что мне казалось больше, наши людские потери составили 19 человек. Из них половина была мертвыми, остальные ранеными разной степени тяжести. Со временем все они могли вернуться в строй. Улей в этом плане благосклонен к тем, кого не убил сразу и при наличии живчика, спека и знахарей ставил на ноги почти всех.

Удалились на достаточное расстояние, после чего я решил прощаться с парнями. Они закончили свой рейд досрочно. С ранеными на руках, сильно прореженным составом и окупавшей материальные затраты добычей его не было смысла продолжать. Не знаю, все ли было с Годзиллы или что–то муры прихватили с других монстров, но Безбашенным перепала полулитровая емкость с красным жемчугом, пара килограммов гороха, более пяти килограмм споранов и еще парни перешёптывались о найденной белой жемчужине. Ее якобы нашли у главного лабораторного. Видимо он был далеко не последним человеком, раз ему выделили такую редкость. Наверняка хотели гарантировать, что ученый вивисектор не обратится, а станет иммунным в случае какой–нибудь аварии и разгерметизации костюма.

Помимо Безбашенные прихватили несколько пулеметов под западный патрон калибра 7,62. Здесь западную коалицию называли НАТО, и патрон звали натовским. Имелось и другое оружие под калибры не подходящие к отечественному оружию. У внешников были стволы и помощнее, но тоже НАТО. Помимо прихватили какое–то специальное оборудования, несколько бронекостюмов и гранаты. Мне особенно запомнились именно гранаты. Ведь видел, как их метали внешники. Это было что–то посерьезнее той Ф 1, что была у меня в кармашке РПС. Гранаты внешников видом походили на РГ 42, увесистые цилиндры с запалами, но содержанием отличались. Все что попадало в поле ее поражения, вспыхивало мгновенно и потушить пожар не представлялось возможным до выгорания термита. Что–то подобное было и в нашем мире, но только подобное. Я не мог припомнить устройства весом с полкило и подобным радиусом поражения. Круг диаметром 4 – 5 метров выгорал полностью, и еще на пару метров вокруг распространялась площадь частичного поражения. Под таким оружием погибло трое из отряда Безбашенных, и еще двое им было тяжело ранено.

— Все отсюда сам? — спросил Клуб, когда мы выбрались из транспорта.

— Сам, — согласился я.

— Может, вернешься с нами, а потом сходим вместе? Найдутся ребята согласные тебе помочь, — предложил он.

— Нет, все нужно разведать. Сейчас пойду один. Не уверен, что я вообще там кого–нибудь найду. Не будете же вы вместе со мной гоняться за этим типом по всему Улью? — ответил я.

— По всему Улью это вряд ли. Мы трейсеры, а не охотники за головами. Но если он там и ты поймешь что одному не справиться, то возвращайся на Мехзавод. А пока вот. Считай это твоей долей, — Клуб протянул мне красную жемчужину. — Только лучше выпей при мне, — он улыбнулся, а я стал раздумывать закинуть ли драгоценный шарик в рот.

— Я сегодня пил горох, — предупредил его.

— Ничего страшного. Сейчас подходящий момент, — он подбодрил меня жестом. — Пей.

— Как скажешь, — пожал плечами и съел жемчужину запив простой водой из пластиковой бутылки услужливо предложенной Кормом.

— Отлично. Теперь по боекомплекту, — он почесал в затылке. — У меня ни у кого нет ничего под такой патрон как у тебя. Если нужно бери любой ствол из трофейных с боезапасом.

Можно было подобрать что–то аналогичное моей Машке, но не точно такое же. Я задумался, но решил не брать с собой еще один пулемет или автомат. Итак, стволов на мне на двух бойцов хватит, а боезапаса на даже на трех.

— Пожалуй, нет, костюм бы хорошо к стволам внешников, — вздохнул я с наигранно шутливым намеком.

— Я бы дал, но братан, оно не заработает. Я видел такой на продаже и узнавал за него. Они просто так не работают. Нужен хороший технарь, что бы сбить их пароли. Вдобавок все коцаное, нужны ремонт и отладка костюма. К тому же элемент питания часов на пять–семь автономки, а потом меняй, что не просто. Но если хочешь, мы один оставим тебе под выкуп. Выберем самый большой размер. Может и налезет, хотя вряд ли. А сейчас бери что–то другое. Нужное прямо сейчас, — на полном серьезе пояснил он.

— Не надо оставлять, в вот гранатки у тебя хорошие в трофеях, — закинул уже серьезную удочку я.

— Возьми десяток, другой, третий, — заулыбался Клуб.

— Твари от них, наверное, хорошо горят, — предположил я, направляясь довооружаться.

— Хорошо, — согласился командир Безбашенных, но тут же добавил. — Вместе с костями и со споровыми мешками.

— Учту, — я даже на секунду замер.

— А еще лучше вот посмотри, — когда мы залезли в трофеи Клуб достал массивную штурмовую винтовку.

Я взял в руки и приценился. Весила эта бандура раза в три больше моей Машки, и простому бойцу ее было так просто не потаскать. Тем более нормальный человек без экзоскелета не смог бы стрелять из нее прицельно. Но это не было удивительным поскольку калибр данного составлял полноразмерные 12,7 НАТО. По размерам пуля примерно как наш полноразмерный калибр 12,7. А это калибр сверхмощного снайперского оружия или крупнокалиберного пулемета. Ни в какое сравнение с моими обрезками для МАШ — 12. С таким оружием действительно можно пробовать выходить против крупной дичи. Возможно даже против элиты. Пусть и не заматеревшей. Против заматеревшей и танк не всегда годится. Взять того же Годзиллу для примера.

Вдобавок снизу, под основным стволом еще какая–то дополнительная и наверняка стреляющая конструкция, на которую особо не обратил внимания. Может гранатомет, а может и еще что, но если гранатомет, то непривычной мне компоновки. Ни пистолетной рукоятки, ни спускового крючка.

— Хочешь подарить? — спросил я.

— Могу, — кивнул он.

— Тяжёленькая, — пожаловался я.

— Кто бы жаловался, — усмехнулся главный Безбашенный.

— Сейчас не возьму, но если дашь запас патронов, то оставь. Сейчас у меня своего добра полно, и наверняка еще чем–то разживусь дорогой. Тем более патроны мне, где под нее брать? К внешникам идти?

— Можно сказать к твоему чудовищу патроны найти просто, — со смехом сказал он и убрал оружие внешников подальше.


Глава 15: Добро пожаловать в Зомбиленд. | Мир большой охоты | Глава 17: Две судьбы.