home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14: Безбашенные.

Пробуждение было поздним. Голова не болела, хотя окончание вчерашнего вечера вспоминалось с трудом. Может это от того что выспался, а может и еще по какой причине. Тут радовало следствие, и причину искать было лишним. При случае потом выясню.

Следствием пьянки было не только осознание отсутствия похмелья, но хорошее знакомство. Далеко не такое хорошее как знакомство с Мамелюком или с Квазимодо, но все же не плохое. Бровастый человек оказался одним из основных командиров среднего звена Мехзавода. Он рулил малыми и средними рейдерскими группами, а теперь ему получили собрать из своих основных бойцов и стороннего люда целую роту. Я в его списке оказался последним, сто четвертым по счету бойцом, вот он и решил отметить окончание обхода. Не всех обошел он лично, но на его долю досталось 20 человек, что тоже не мало.

Посему им было решено совместить приятное с полезным. Он решил снять стресс спиртным потрепаться с малознакомым человеком, привлечь меня к мероприятию и, возможно, были для этого возлияния еще какие–то основания. Показалось мне, что он хотел привлечь меня не только на разовую акцию, но и в свою основную команду. Правда, разговора непосредственно об этом за весь вечер так и не поднималось. Возможно ввиду моего твердого решения о скором уходе.

По итогу мы с Угрюмым сначала выжрали изрядно пива в свое удовольствие, а после единогласно решили перейти на напитки по крепче. Видимо, командир группы рейдеров никуда поутру не собирался и решил снять напряжение до конца. Я же находился в таком настроении, что без сомнений решил его поддержать.

В процессе возлияния я узнал довольно много о быте этого города. Ничего секретного, но меня и не интересовали местные секреты. Узнал что кваз Квазимодо, не всегда носил такое имя, но старого никто не помнил, а кто помнил, не упоминал. Был этот субъект похожий на изуродованного зараженного, одним из основных в стабе. Или участвовал в его основании или присоединился к основателям сразу после этого. Кваз имел дар сенаса и был в этом одним из лучших в стабе, если не лучшим. При этом он имел второй дар, которым и спас тогда пулеметчика. Этот дар требовал сосредоточения и поэтому Квази не покидал машину, а сидя в ней, защищал ее. И еще кваз любил работать в поле и именно почти рядовым бойцом, а не командовать всем и вся. Поэтому он частенько и ходил с Угрюмым в качестве сенса и принимал его командование несмотря что занимал положение куда выше. Увы, для бровастого и меня тоже, в предстоящей операции Квазимодо должен был находиться в другой группе. Ему предстояло защищать штабную машину и работать сенсом для старшего командира операции.

Поднявшись с постели, снял слабенькие признаки похмелья живцом из фляжки, принял контрастный душ и насладился чистотой собственного тела. Сменил «арендованный» спортивный костюм на новенький довольно качественный камуфляж неизвестной мне модели. У нас было нечто подобное, но расцветка была немного другой и расположение карманов чуть отличалось. Нацепил ремень, повесил на него не новый вообще, но новый для меня АПБ в кобуре с местом под рамочный проволочный приклад и кармашком для ПБС. Снарядил все обоймы к пистолету. Одна пошла в рукоять пистолета, вторая в карман на кобуре, а остальные в один из карманов штанов. Сразу понял, что при ношении бронежилета придется перевешивать кобуру на РПС. Иначе будет неудобно и долго доставать. На ноги нацепил армейские ботинки с высоким берцем и металлическими вставками в носок. Точно такой обуви я вроде бы не видел в своем мире, но мы ходили в чем–то похожем. Удобные, довольно легкие с хорошими защитными качествами.

Собравшись, изучил карту подаренную Угрюмым. Это была не карта мира, но карта ближайшей округи. Со слов нового знакомого, карт мира тут не было вовсе, да и карты отдельных участков местности нужно было обновлять. Все в этом мире время от времени менялось. То те или иные кластеры начнут загружаться быстрее, то новый кластер на месте давно знакомого появится, то еще что–нибудь случится.

В центре карты располагался Мехзавод. Не очень далеко от него на запад протекала знакомая мне река. Рядом раскинулся лес, через который мы шли с Занозой. Были отмечены быстрые, медленные кластеры и стабы. На обитаемых стабах имелись пометки. Крупных селений не было, но имелось несколько маленьких сателлитов Завода. На некоторых особо пунктуальных кластерах стояла отметка со временем перезагрузки. Можно было найти Квартал и кучу других небезынтересных мест различной степени опасности. Некоторые кластеры были закрашены красным и на них нарисовали череп. Это значило, что туда соваться нельзя совсем. На северо–западе находился Чертов город, и он тоже был отмечен красным и черепом. Город был со всех сторон окружен мертвыми кластерами, но вокруг нарезки из сибирских городов имелось достаточно нормальной территории. Получался круг с радиусом километров в 15. Не меньше. От этого круга в сторону Мехзавода тянулся рукав шириной километра в 4 в широких местах и сужавшийся до 2 в самых узких. По этому рукаву мы и пришли к лесу с обиталищем Бирюка. Там рукав резка расширялся, а потом уступал место большому скоплению стандартов. По нему же текла река и проходила дорога, которую использовали трейсеры вроде Клуба и его команды и на которую мы не попали из–за того что шли с другой стороны реки.

Подобный рукав только почти вдвое шире уходил на запад от Чертова города. Он упирался в край карты и где–то за ее пределами в этом рукаве находилась база серьезных муров с которыми не рисковали связываться даже заводчане. Впрочем, и муры к заводским не лезли, а редкие стычки с пострелушками на нейтральной территории не в счет. Там можно было так столкнуться не только с мурами, но и с нормальными рейдерами. Конечно, стычки между честными рейдерами случались реже, но Угрюмый говорил, что и такое бывало. В этом мире люди сначала стреляют, а потом думают.

Неизвестно был ли на другом конце рукава с мурами массив с нормальными кластерами, но точно было известно, что там обитали достаточно развитые англоязычные внешники. Это их вертолеты и беспилотники мы видели. Они представляли какой–то Европейский союз и занимали главенствующее положение в своем мире. И надо сказать занимали по праву, потому что довольно сильно опережали технологически миры всех попаданцев в Улей. Опережали и мой мир. Использовали какие–то полуфантастические боевые скафандры. Конечно, были внешники и посильнее, но они были где–то далеко, а эти проживали относительно близко. При этом ЕСовцы могли столь мощно дать по зубам, что отбивали желания связываться с ними у любого стронга. Доходили до Завода сообщения о стронгах пытавшихся разнести колоны ЕС, но получалось это редко. Получалось уничтожить такие колонны обычно при хорошей подготовке, хорошем вооружении и внезапности.

После изучения не слишком подробной и не слишком точной карты занялся оружием. Снарядил барабан МРШ алюминиевыми патронами. Проверил, как револьвер извлекается из набедренной кобуры и отрегулировал крепления. После занялся Машкой. Еще раз все посмотрел и проверил. Отдельно проверил, как рукоять для переноски совмещена с прицельными приспособлениями. Простой и надежный целик находился между креплений стоек смещенной рукоятки. В моем случае рукоять была смещена вправо, но ее можно было снять перевернуть и сделать смещение влево. Унификация для удобства пользования правшами и левшами. Плюс, конечно, но был и своеобразный минус, если его можно так назвать. При определенной криворукости и безалаберности ручку можно было закрепить не правильно. В таком случае крепления закрывали целик и делали прицельную стрельбу через него невозможным.

Один магазин к МАШ заполнил дозвуковыми, два бронебойными, один алюминиевыми и два двупульными. Двупульным достались магазины от старичка АШ и их помечать не стал. Остальные обоймы пометил изолентой, что бы в пылу скоротечного боя не зарядить алюминиевые вместо бронебойных. Все что мог, загрузил патронами и необходимым снаряжением. Собрал все свои вещи в рюкзак и подсумки. Положил для перекуса пору банок консервы. Не забыл и свой бронежилет со шлемом, налокотниками и прочим. Налокотники с наколенниками остались еще те, что взял в магазине в осколке родного города вместе с черепахой.

МАШ-12 и Кедр с навинченным глушителем положил в сумку что бы не привлекать внимание СБ и не провоцировать не нужных конфликтов. Туда же сунул СКС который решил пока не продавать. Патронов к Машке у меня было маловато, так что карабин мог пригодиться. АПС лежал на дне рюкзака, набитого в основном патронами. Не настолько я нуждался в деньгах, а точнее споранах, так что пусть будет запасное оружие и с коротким стволом. Вдруг АПБ потеряю или сломаю. Всякое в жизни бывает.

Собравшись, свернул карту, спрятал ее в карман и, оставив номер, отправился завтракать, прихватив все, дабы не возвращаться. Набив желудок достаточно вкусно и плотно, отправился к городским воротам. Дорогой не случилось ничего примечательного. Запомнился только разговор какой–то одетой и накрашенной как попугай дамы, по всей видимости, не слишком тяжёлого поведения со своей подругой.

— Ты смотри, как вырядился, — сказала она девушке одетой тоже ярко, но все же куда скромнее.

— Не иначе на войну с внешниками собрался, — с издевкой сказала вторая и по ее голосу стало понятно, что девочка в подпитии.

— А дуру смотри, какую прицепил? — наманекюреный не для Улья длинный ноготь ткнул в мое бедро с МРШ в кобуре.

— Слышала чем больше у парня такая пушка, тем меньше у него ствол в штанах, — пьяненькая девушка прыснула смехом от собственной крайне старой и неказистой шутки.

Вторая последовала ее примеру.

— Дети попугая, — вздыхая, покачал головой и пошел дальше.

Для пешеходов были совсем не те ворота, через которые мы въезжали, но это не помешало мне рассмотреть сами стены Мехзавода. То были сооружения собранные из всего, что можно было найти на кластерах. Большие железобетонные блоки соседствовали с маленькими, встречался кирпич всякого рода, и можно было найти другие прочные строительные материалы. Стены пятиметровой высоты и не менее метра толщиной с основательными усилителями и подпорками с внутренней стороны, с обилием путанки, противотанковыми ежами и ДОТами с внешней. Поверху были предусмотрены зарешеченные парапеты клетки из толстостенных труб, профилей и арматуры. Клетки парапеты были накрыты крышами для удобства несения службы наблюдателями в непогоду. Поверх крыш была растянута еще и колючка. Парапеты тянулись от одной несколько выступающей за пределы стен башни до другой. В башнях располагались огневые точки крупнокалиберных пулеметов. Получался эдакий город–крепость на манер Улья.

Но это было только внутреннее кольцо. Непосредственно Мехзавод или Старый город. А вокруг него раскинулся Нищий город с понятиями и правилами попроще. С собственной системой обороны из окопов, капониров с орудиями и боевыми машинами, с ДТОами, колючей проволокой и целыми полями противопехотных мин. Заводчане где–то нашли небольшой кластер со складом с противопехотными минами и теперь ни капли, не стесняясь вовсю пользовали.

Мне следовало пройти через КПП, что я и сделал, предъявив местные документы. В составе караула был ментат, который сверил мою личность с личностью, обозначенной в документах. Потом другой безопасник проверил меня по базе и узнал, что за Самураем нет долгов, и его никто не ищет. После меня спокойно пропустили.

Пройдя через КПП, оказался на дороге утыканной поставленными на торец и врытыми в дорогу бетонными блоками. Они торчали короткими и мощными столбиками, гарантируя, что никто не пойдет на таран пешеходного КПП на мощном транспорте. По моим прикидкам такими блоками можно было остановить даже танк.

По обе стороны от дороги стояли разносортные и не всегда красивые дома. Можно было встретить как достаточно красивые кирпичные особняки, так и коробки простых блочных домов. Попадались даже фанерные будки, построенные временно, но до сих пор служившие жильем каким–то опустившимся людям. Здесь можно было найти и купить спек или иной сильно действующий на иммунного препарат. Здесь не обязательно было иметь документы удостоверяющие личность. Тут можно было ходить с блинным стволом без особой боязни. Точнее не нужно было бояться таскать ствол, а нужно было бояться, если у тебя его нет. В какой–нибудь подворотне за один единственный споран можно было получить нож в бок, несмотря на активную деятельность СБ. Они физически не успевали, да и не все и не всегда старались успеть разгрести дела Нищего города.

Достал из сумки СКС и повесил на себя. Машку оставил в сумке. Брать основным и не проверенное и возможно вовсе не пристрелянное оружие было полной глупостью. Поэтому МАШ-12 и остался на своем месте, а я взял не столь мощный и убийственный карабин. Машинка проверена в достаточно суровых условиях и показала себя хорошо. По зараженным в Квартале мне пришлось пострелять не мало.

Эта часть города сейчас меня не особо интересовала и я, по инструкции Угрюмого, топал прямо по асфальтированной дороге, не сворачивая на боковые засыпанные щебнем и гравием улицы. Таким манером достаточно быстро добрался до блокпоста из каменных блоков, бетона и мешков с цементом. Тут меня никто не останавливал. Охрана у шлагбаума и часовой на вышке просто проводили ленивыми взглядами и этим успокоились.

Выйдя за пределы Завода, и пройдя мимо обозначенных табличками минных полей, пошел по дороге один и навстречу никто не попадался. Это направление было не самое популярное. Тут трудно было встретить даже пустыша, и не было ценного хабара. Сначала шел стаб, а потом кластер с пустым заброшенным еще в своем мире полуразрушенным заводом. Потом несколько кластеров с полями и река с мостом. У моста был тройник. На этом маленьком стабе стоял хорошо укрепленный блокпост. Он был крайней точкой контролируемой заводчанами в этом направлении. Помимо блокпоста еще были патрули. Обычно в эти патрули ставили людей, что бы они отдохнули после работы на тяжелом направлении. Были тут и такие места, где стрелять приходилось днем и ночью. Где спали вполглаза, и не расставаясь с оружием.

Топать до дальнего блокпоста я не собирался. Меня интересовал заброшенный завод. Это место отлично подходило для проверки и в случае необходимости пристрелки моего нового оружия, чем я и собирался заняться сегодня. До завода было около трех километров, так что прибавил шагу, но не забывал посматривать по сторонам. Всякое бывает. Угрюмому, и мне от него, доводилось слышать о редких сильных залетных тварях. Вероятность их встретить была крайне мала, но она все же была.

Отличная дорога, проложенная по стабу заводчанами, при переходе на обычный кластер сменилась раздолбанной старой бетонкой. По ней я добрался до поворота на заброшенный завод видневшийся совсем недалеко. Провалившиеся крыши. Коробки зданий с пустыми дверными и оконными проемами. По большей части поваленный забор из ржавой сетки рабицы. Горы строительного мусора. Голые железобетонные столбы без проводов и какая–то ржавая вышка. Ничего выдающегося.

Такое запущенное место можно было найти и у нас в Союзе. Где–то закрывали нерентабельное частное производство, где–то происходило еще что–то. Обычно такое происходило именно с частными предприятиями, поскольку государство всегда находило выход из положения. Либо государство находило тех, кому будет нужна продукция завода, либо перепрофилировало его. Государственные предприятия должны были работать несмотря ни на что и обеспечивать народ рабочими местами. Пусть иногда на них платили меньше чем у частников, но зато имелась стабильная гарантия долговременной занятости.

Сперва понаблюдал за заводом со стороны. Понаблюдал за ним невооруженным глазом и через тепловизор. Ничего примечательного не нашел. Не заметил, не считая мелких птиц, не одного живого существа. После по бурьяну обошел завод по кругу и понаблюдал за ним с противоположной стороны. Оттуда тоже ничего не заметил. После этого направился к ржавой вышке.

Осторожно приблизившись к ней, попробовал прочность ржавой лестницы. Держалась достаточно надежно хоть и проржавела изрядно. Рискнул забраться на вышку и с биноклем осмотрел округу. С вышки было видно практически весь кластер, и он ожидаемо оказался совершенно пуст. Ни зараженных, ни патрульных, ни прохожих. Одни синички с воробьями и больше ни единого живого существа.

Стрелять с вышки я не собирался, спустился с лестницы, подошел к более или менее целой стене из силикатного кирпича. Стена была длинной, похоже, принадлежала цеху, назначение которого теперь было не угадать. На этой прекрасной стене на значительном расстоянии друг от друга нарисовал несколько мишеней. Минимально мне нужно было три цели, но я нарисовал больше. Для рисования пришлось использовать подручные средства: землю и обломок красного кирпича, поскольку ничего подходящего я с собой не взял.

Отошел от стены на двадцать шагов. Получилось расстояние примерно метров в 15. Отметил место, прочертив берцем полосу в поросшем реденькой травой мусоре. Достал АПБ и тщательно прицелился. Сделал пробный одиночный выстрел без ПБСа. Тут же осмотрелся по сторонам. Вроде никого шум выстрела не привлек. Все было тихо.

Подошёл к мишени, снова посмотрел по сторонам и приценился к отметине на стене. Пуля легла как надо. Отошел на прежнюю позицию, в очередной раз осмотрелся и отстрелял по мишени почти весь магазин. Глянул по сторонам, навернул глушитель и отстрелял остаток патронов с ним. Вышло довольно тихо. Мне понравилось. Тут же сменил пустой магазин на полный и долго всматривался в окружающий мир и прислушивался к округе.

Убедившись в отсутствии опасности, снял с пистолета глушитель убрал оба предмета в кобуру и взялся за неоднократно проверенный в деле ПП. С ним в руках сходил к мишени и, осмотрев ее, убедился, что бесшумная машинка шьет как надо. Отошел ко второй мишени отсчитал 50 шагов и снова отметил место. Навинтил глушитель на Кедр. Отстрелял по цели несколько патронов. Звук был гораздо громче, чем от АПБ, но значительно тише, чем у пистолета пулемета без глушителя. Проверил мишень и понял, что с ПБС аппарат бьет достаточно точно для моих целей.

Теперь пришел черед крупнокалиберного оружия.

Не снижая и не увеличивая дистанции, вернулся на позицию для стрельбы. Сменил кедр на МРШ. Бабахнул первый выстрел. Отдача ощутимо, но приемлемо для такой дуры, дергала руку. Прицелился снова. Бабахнул второй выстрел. В этот раз благодаря своей нечеловеческой силе удержал револьвер и смог выстрелить в третий раз без промедления. На этом решил закончить и убрал револьвер в кобуру на бедре. После пошел смотреть какие повреждения на силикатном кирпиче оставили далеко не самые прочные пули из моего арсенала. Повреждения и точность удовлетворили.

Осталось пострелять из Машки с тактическим глушителем и с нормальным ПБС. Еще можно было попрактиковаться в стрельбе из СКС, но планам не суждено было сбыться. Я заметил тень на стене. Что–то мелькнуло позади и в стороне, отбросив ее. Всего доля мгновения. Можно было списать на показалось, но рефлексы полузабытые в родном мире в этом восстановились и стали еще сильнее. Раньше, чем осознал, что делаю я, метнулся в сторону, падая и привычно хватая в руки МАШ. Сумка полетела прочь. Оружие навешанное на меня как игрушки на новогоднюю елку беспорядочно забрякало друг о друга, застучало о броню.

Над тем местом, где я только что стоял, пролетела сильно изменившаяся тварь. Начинающий, но очень хитрый рубер сбил бы меня с ног, и я бы даже мякнуть не успел, не заметь его тень или не среагируй мгновенно. Штурмовой автомат с тактическим глушителем прогрохал значительно тише МРШ и двупульные тандемные заряды искалечили и буквально смели монстра к стене. Выиграв время, не раздумывая сменил магазин от АШ на родной с бронебойными и дал еще дну очередь по уже очухавшейся и рванувшей ко мне твари. Одна из пуль разметала висок и часть макушки монстра, вторая разворотила нижнюю челюсть, а третья шею. Я выдохнул глядя на дергающегося в пыли монстра и тут же крутнулся осматриваясь.

— Чемодан с зубами, — убедившись в отсутствии новых агрессоров, сплюнул в сторону мертвого зараженного.

Отдышавшись, озираясь по сторонам, отправился вскрывать споровый мешок своей добычи. Не успел собрать трофеи, как услышал звук работы мотора. Звук приближался к заводу со стороны самого дальнего от Мехзавода КПП. По–быстрому закончил с вырезанием содержимого спорового мешка и скоренько шмыгнул в бурьян, в месте где он стоял повыше и рос погуще.

К повороту на завод подъехало шесть машин в стиле Улья. Решётки, шипы, броня и пулеметы. Все как полагается. Большинство из них осталось стоять на месте, но чудовище из УАЗа с неизвестным мне пулеметом на крыше и стрелком за ним поехало к развалинам завода. Следом за ним выдвинулся на позицию мехзаводской крокодил. Был он точно таким же, как виденные мной ранее за тем исключением, что вместо люка с передним пулеметом на этом стоял блок из пулемета и автоматической пушки. Этот внушающий уважение блок тут же навелся на завод что бы прикрыть беззащитный по сравнению с крокодилом УАЗик мутант.

Что бы найти место моей стычки с мутантом разведывательной машине пришлось объезжать завод, а крокодилу пришлось съезжать с дороги и подбираться ближе, что бы его прикрыть. Наконец УАЗ добрался до места и под прикрытием пулеметчика из него выскочил человек. Оба видимых бойца были в знакомой черной экипировке. Точно такая же или подобная была на Пухе с его товарищами. Так что лиц за непрозрачными забралами шлемов видно не было.

— Вижу тварь, — доложился разведчик в микрофон рации, — Рубер, — сообщил он, подойдя ближе. — Вокруг тихо. — Рубер вскрыт и изувечен как после крупняка. Тут гильзы стреляные. Девятка и еще какие–то непонятные. Возможно от выхлопа. Калибр вроде подходит, — пауза на выслушивание собеседника. — Нет не все по твари. Вижу мишени нарисованные на стене. Большая часть пуль на ней, — снова пауза. — Что сенс говорит? — еще одна. — А раньше он, где был? — человек осмотрелся как–то по новому и уставился в том направлении, где сидел я. Меня он не видел, но сенс способный своим даром меня найти его явно сориентировал по месту нахождению. — Кто бы ты ни был выходи! — крикнул человек.

Ничего не оставалось, как подняться.

— Не стреляйте. Я из Мехзавода. И я кваз, — кричать, что бы меня услышали, не требовалось.

— Как зовут? — разведчик даже оружия не поднял, хотя видел что на мне целый ворох стволов.

— Самурай, — я выбрался из бурьяна на место где было посвободнее.

— Я Корм. Мы все команда Клуба. Тоже с Мехзавода. Что тут делал? Где рубера взял? — человек поднял забрало и показал мне достаточно молодое чисто выбритое лицо все покрытое веснушками.

— Оружие пристреливал, а рубер сам пришел. Откуда не знаю.

— И как? Пристрелял?

— Не все?

— Погоди, — велел он мне и заговорил по рации. — В канале. Да явный новичок. Говорит с Мехзавода. Прикинут недурно. Оружия на маленькую войну. Джон Рембо мля, — он смолк, выслушивая собеседника. — Понял. Пойдем к крокодилу, — последнее он сказал мне и махнул рукой в сторону БТР.

Подошли к боевой машине. Из нее вылезла еще пара человек. Один из них был без шлема. Это был низкорослый мужчина с внешностью кранного жителя русского севера. Может якут, а может и кто–то еще.

— Как звать? — спросил он с непонятным акцентом.

— Самурай, можно Сам, — снова представился я.

— Я Клуб. Кто крестный?

Я посмотрел на каждого, не зная, как отреагируют вооруженные мужчины.

— Крестный Пух из Мехзавода.

— Пух?! — воскликнул разведчик.

— Тихо, — совсем негромко велел воистину коренной сибиряк. — Он жив? Где он? — Клуб был готов схватить меня за грудки, но держался.

— Парень погиб, — опустил глаза, будто я был в этом виноват.

— Ты видел это? Где? — последовали новые вопросы от лидера отряда.

— Это случилось на моих глазах. Его убил лотерейщик в Чертовом городе в тот день, когда вы спасли нас, — после этих моих слов глаза командира на секунду потухли, но он взял себя в руки.

— Ты один из тех новичков, — догадался он.

— Да нас было двое, но К… — едва не назвал ее старым именем. — Блонда тоже погибла.

— Вместе с ним?

— Нет позже. Тогда чуть вместе с Пухом не погиб я. Она меня вытащила.

— Как он погиб? — Клуб явно хотел подробностей.

— Пух что–то говорил нам. Не помню что именно. В этот момент из окна второго этажа выскочил лотерейщик. Мы моргнуть не успели, как он одним ударом оторвал Пуху голову, а после прикрылся им, что щитом, что бы Блонда ни смогла стрелять. Мне пришлось драться с ним с мечом, и я сумел его порубить. Он меня вырубил. Добила лотерейщика уже Блонда.

— С мечом? Ты силен, — с искренним удивлением покачал головой собеседник.

— Не было больше ничего. Пришлось, — пожал плечами я.

— Ты на нас зла не держи, что так получилось. Неудачно все вышло. Шли охотиться мы, а получилось, что охотились на нас. Мы работали тремя группами. Нашу группу отрезали от водонапорки и группы прикрытия. Почти полностью вырезали. Не обстрелянные и не подготовленные вы бы с нами, скорее всего, погибли, да и мы вместе с вами. И так только мне и еще трем парням удалось отойти. А так пока самые страшные звери были заняты нами, у вас был шанс, хоть и не большой. Только ты не думай, что мы вас списали вместе с пухом. Шанс действительно был, и наши шансы повышались, — он горько усмехнулся. — Зато остальные группы вернулись вообще без потерь и трофеев набрали как никогда.

— Я на вас зла не держу и ни в чем не виню. Я понимаю, — вздохнул и поднял глаза на Клуба.

Понял, что меня никто ни в чем винить не собирается. Допросов с пристрастием не будет и никто не поинтересуется судьбой содержимого вычищенного спорового мешка элитника. Ну а про их логику и мораль рассуждать не мне. Решили они, что так будет лучше, чем прорываться всей толпой, так пусть жизнь их товарища будет на их совести.

— Ты тут закончил? — сменил тему Клуб.

— Не совсем. Нужно отстреляться из одного ствола, — оповестил его я.

Стрельбы из МРШ по живой мишени мне было мало. Я стрелял практически не целясь, а нужно было проверить насколько точно он бьет и не сбит ли прицел.

— Хочешь, подкинем до города, как закончишь? — спросил он.

Я прикинул, могут ли они представлять для меня опасность и пришел к выходу что да, теоретически могут, но не в этой ситуации. Слишком близко к городу и слишком велика вероятность появления патруля в неудобный момент. Легко можно погореть и потерять репутацию. Да и нет у меня оснований полагать, будто они хуже, чем кажутся. Не похожи они на муров.

— Подождете? — уточнил я после короткого раздумья.

— Подождем, — кивнул он.

— Постараюсь быстро, — я взялся за оружие.

— Мы подождем сколько надо. Не торопись. Жду тебя в крокодиле, — Клуб повернулся и направился в БТР.

Рядом со мной остались разведчик, и боец что выбрался из боевой машины вместе с командиром.

— Что это у тебя за пушка? — поинтересовался Корм.

— Какая конкретно? — уточнил я.

— Самая большая. Эти же вижу. АПБ. ПП Кедр. Это что? Вроде РШ? Я похожий видел.

— Это МРШ — 12. Модифицированный револьвер штурмовой 12 калибра. Неприхотливый мощный аппарат. Может стрелять патронами от моего основного оружия, от ВКС «Выхлоп» или от любого другого оружия аналогичного калибра. Главное что бы патроны в каморы барабана влезли, — похлопал себя по бедру. — А это МАШ — 12. Модифицированный автомат штурмовой. Калибр тоже 12 мм, но с патронами уже не так просто. От Выхлопа или Удара не подойдут. У нее патрон хоть и того же калибра, но немножко длиннее. Для револьвера не критично, у него длина камор рассчитана, а вот в обойму автомата уже не вставишь. В общем, с патронами туго. Правда на складах и в одном магазине в Мехзаводе немного нашлось, — показал автомат.

— Это ты им рубера?

— Да им, — кивнул в подтверждение слов.

Я направился отсчитывать ногами подходящую дистанцию. Разведчик последовал за мной.

— Выхлоп? Ты про винтовку? — уточнил он.

— Да, — кивнул, не прекращая счета шагов.

— А Удар? Что это? Никогда не слышал.

— Удар, — пришлось остановиться. — Ну, вроде выхлопа, но получше. Можно сказать, что это доведенный до ума Выхлоп, — продолжил шагать и считать.

Отойдя не на предельное, но на приличное расстояние, поднял автомат к плечу выстрелил пару раз одиночными. Тут же направился к мишени проверить точность боя.

— А там, на складах и в магазине, еще одного такого же не было? — спросил разведчик глядя на отметины, оставленные бронебойными пулями в стене из силикатного кирпича.

— Точно такого же не было. Но на складах города оставался АШ — 12. Предок моего автомата. Правда магазинов и патронов там к нему нет. Еще есть какой–то не знакомый мне ТКБ. Этот в магазине Сирин. К нему обоймы есть, а вот патронов тоже нет, — ответил пока отходили на позицию для стрельбы.

— Патрон у них такой же?

— Да. Они взаимозаменяемы.

Разведчик хмыкнул и, направившись еще раз осмотрел раны оставленные бронебойными и тандемными пулями на монстре. Убедился, что картина ему нравится. Еще бы. Из АК даже калибром 7,62 завалить такого монстра нужно умудриться. Его голову, грудь, часть спины и отчасти предплечья хорошо защищают хитиновый, или очень похожие на хитин, пластины биологической брони. Слабым оружием их не пробить.

— Надо поговорить с Клубом. Может где–то достанет. Нам такая штука может пригодится, — немного порассуждал вслух Корм.

Отстрелял пару коротких очередей, что бы проверить, не хромает ли у данного экземпляра оружейной промышленности кучность. Все было в пределах нормы для Машек. Не самое кучное оружие в мире, но стрелять короткими очередями попадая всеми пулями в грудную мишень не сложно. Напоследок сменил магазин и специальными патронами проверил работоспособность глушителя. Понял, что он нуждается в замене обтюраторов. Имевшиеся, похоже, были использованы до полной непригодности. После замены будет нужно еще одно испытание, а пока можно было заканчивать.

Повесил на плечи рюкзак, сунул в подобранную сумку СКС и вслед за приглашающим не представившимся спутником Клуба. Мы проследовали к крокодилу и заняли в нем места. Место было достаточно. Можно было посадить еще трех — четырех бойцов. Как только мы устроились, Клуб отдал команду, машины выбрались на дорогу, заняли свои места в колонне и направились в сторону города.

Бойцы Клуба ехали, не снимая шлемов, только подняли непрозрачные забрала, показывая молодые, но суровые лица. Видимо, мое присутствие не давало им расслабиться до конца. Не очень верилось, что они всегда столь суровы и даже в компании своих не улыбаются. Помниться у нас даже в самых суровых условиях находилось место расслабляющей шутке. Иначе просто крыша поедет, и ни какие психологи не смогут не просто остановить, но даже замедлить этот процесс.

Глядя на суровых парней тоже не стал снимать шлем и забрало поднял несмотря, что у меня оно было прозрачным. Не обращая внимания на молчунов и движение по ухабам, скрутил ПБС с Машки и убрал его в РПС. Вместо него накрутил трубку тактического глушителя. Сменил магазин с дозвуковыми пулями на бронебойный боеприпас. Передернул затвор налету, поймав вылетевший дозвуковой патрон, и вложил его обратно в магазин.

На въезде в стаб Мехзавода, когда под колесами появился отличный асфальт, ко мне подсел Клуб. Он пытливо заглядывал в мои глаза, пытаясь в них что–то рассмотреть, и молчал.

— Что? — не выдержал я.

— Ты в Городе, — он употребил это слово как название, — долго пробыл?

— В Чертовом? Там где появился? — уточнил я.

— Да. Там, — сын народа оленеводов не отводил взгляда от моих глаз.

— Несколько дней.

— Ты там, наверное, много насмотрелся?

— Не то слово.

— А что самое примечательное ты видел?

Повисла пауза. Я обдумывал линию поведения с этим довольно странно ведущим себя мужчиной.

— Что конкретно тебе интересно? Я же понимаю, что ты не из любопытства спрашиваешь.

— Я и не говорил что из любопытства, — сказал он, но что ему интересно так и не ответил и глаз не отвел.

— Так что тебе интересно? — переспросил я. — Там был милицейский, — чуть покривился от ошибки, — точнее полицейский, участок. В нем были кедры и еще кое–какое оружие. Интересно?

— Нет не интересно. Полицейские стволы можно найти и в месте побезопаснее, но нам они не интересны. Нас интересуют особенные заражённые. Элиту видел? Не такую, от какой мы вас спасли, а что–то пожирнее? — после этих его вопросов я несколько раз моргнул, поняв, что за необычный монстр ему нужен.

— Видел. Я видел огромного монстра. Такого больше не видел ни разу. Он был размером как хорошая фура. Даже больше.

— Как он выглядел? — Клуб заерзал на своем месте.

Краем глаза отметил, что и остальным эта тема не безынтересна. Они прислушивались. Кто–то даже пригнулся сидя, что бы его голова оказалась ближе к нам, и стало лучше слышно.

— Про размеры я уже сказал. Он был весь покрыт костяной броней. Голова мне больше всего напомнила танковую пушку с пастью. И рог, торчащий из башки точно танковый ствол, — рассказал я.

— Годзилла, — сказал кто–то с придыханием.

— Мы тоже его так назвали, — соглашаясь, кивнул я.

— Где ты его в последний раз видел? — судя по виду Клуб, был готов пешком броситься к Чертову городу.

— Свиноферму рядом с городом знаете? — я перестал играть в гляделки с командиром и обвел кучку маньяков, а именно так они и выглядели, собравшихся в БТРе взглядом.

— Знаем, — за всех ответил Клуб.

— Перед тем как я его видел, свиноферма перезагрузилась. Он явился туда со свитой. Потом прилетели вертолеты. Три штурмовых агрегата внешников незнакомой мне модели, но отдалённо похожи на апачи. Они отстрелялись по ферме ракетами. Все сровняли с землей, но Годзилла выжил. Его завалило обломками и искалечило. Когда мы пришли туда, то появился беспилотник внешников. Он хотел добить тварь, но он телепортировался и ушел из–под удара. Потом я ушел из города и больше его не видел.

— Телепортировался, — повторил за мной кто–то.

— Получается, что Карагач не врал, — добавил кто–то другой.

— Он был сильно ранен? Есть шанс, что он погиб? — зацепился за самое главное для него Клуб.

— Ранен был сильно, но если его никто не добил, то не погиб. Я думаю, у него было время скрыться в городе и отлежаться, — донес свои мысли я.

— Слава всем богам, — облегченно выдохнул потомок оленеводов, чем глубоко поразил меня. — Мы должны сами убить его. Если Годзиллу убьет кто–то другой, то значит все зря. Все наши потери, все наши старания. Мы каждый раз лезем все глубже в Город, что бы завалить этого монстра. Мы видели его всего дважды, хотя возможно один из этих двух раз был не он. Мы собираем все рассказы и сплетни о Годзилле, это наш Моби Дик и мы его обязательно возьмем. Теперь, раз за него взялись внешники, то придется торопиться. Иначе они сами грохнут Годзиллу, — увидев какого размера у меня стали глаза, Клуб посчитал нужным внести разъяснения и вносил их с уверенность самого закоренелого религиозного фанатика.

— Тогда я вас поздравляю, — развел я руками.

— Тогда я тебя приглашаю к нам. Сегодня вечером мы помянем Пуха и отметим, что ты выжил в Чертовом городе и принес нам добрую весть. Будем веселиться, — разулыбался и сощурил узкие глаза Клуб.

— Я на завтра обещал Угрюмому помощь. Может в другой раз? — спросил с надеждой и, понимая, что это будет за праздник.

— Мы всей командой тоже задействованы, но ты же должен знать про регенерацию иммунных? — он подмигнул.

— Ты хочешь сказать, похмелья не будет? — уточнил я.

— Может и будет, но не сильное, а Угрюмого мы предупредим. Подтянешься завтра к сбору вместе с нами. И не вздумай отказываться. Обидишь почти кровно, — Клуб расхохотался.

— Мне нужно к знахарю, — попробовал еще одну попытку я.

— Я знахарь. Есть какие–то проблемы, — посерьезнел он.

— Вроде нет, но он должен отследить изменения во мне. Я принял жемчуг, — продолжил я.

Он положил мне руку на лоб, точно проверял, нет ли температуры.

— Ответственно заявляю, что все в тебе нормально и нет ничего, что не может потерпеть до завтра. Квазом ты уже стал, дар у тебя, похоже, сильный. Погоди. Погоди. Вижу, что–то еще формируется. Это нельзя назвать новым даром. То, что формируется и дар, который уже есть, исходят из одного корня и связаны с электрической силой. Пока новое не оформится, сказать тебе, что именно это будет, не могу. Об этом поговоришь со мной или другим знахарем завтра, а может и послезавтра, — он убрал руку и ощерился. — Вот и еще повод отметить. У тебя открылась новая грань таланта. Даже если ты выпил три — четыре жемчужины это большое везение.

— Две, — поправил его я.

— Тем более, — Клуб всплеснул руками.

— Мне нужно в аптеку, — попробовал я последний аргумент.

— Есть янтарь? — тут же догадался Клуб.

— Да, — пришлось признаться.

— Заедем по пути, — отмахнулся командир и заехали.

Не знаю, почему аптека получила подобное название, но это была действительно аптека. С поправкой на местные реалии, разумеется. Там можно было прикупить различные нужные в Улье медикаменты, перевязочные материалы, готовые ИПП, многое другое и, разумеется, спек. Продав там свой янтарь, я смог прикупить себе приличную аптечку, в которую попала и пара доз лайт спека. К нему прилагалась грамотная инструкция, как и в каких количествах использовать.

Как выяснилось, отряд этот назывался Безбашенными и недаром. Название было не самопровозглашённым, а происходило из народа. Рейдеры и жители Мехзавода не промышлявшие во вне прозвали так отряд Клуба за постоянную работу в преддверии Чертова города и в нем самом. Об отряде и его дерзких вылазках в одно из самых страшных мест ходило множество слухов и не все они были выдумкой. Безбашенные постоянно рисковали и часто гибли, но жили красиво, позволяя себе больше многих.

База отряда Клуба находилась во внешнем городе. Они выкупили или построили довольно просторный трехэтажный почти роскошный особняк. Он стоял обнесенный высоким забором вместе с внушительной территорией и подсобными постройками. В особняке имелась своя прислуга, работавшая за зарплату, и постоянно назначалось несколько дежурных из состава отряда. Первые следили за порядком на базе и обеспечивали быт, а вторые отвечали за сохранность вооружения, снаряжения и вообще всего имущества.

Мы выгрузились перед воротами на территорию особняка. Техника ушла в гаражи, а я сумел полюбоваться на большой дорожный знак установленный умельцами из отряда. Нельзя было сказать, что раньше изображалось на знаке, но теперь на нем был узнаваемо нарисован танк с сорванной башней, а над изображением красовалась надпись с названием отряда.

Все же попробовав отказаться от гостеприимства ребят сославшись на то, что рановато начинать возлияния, я не возымел успеха и вскоре мы большим обществом устроились за общим длинным квадратным столом во внушительном зале. Прислуга быстренько натаскала на стол сначала разного довольно дорогого и очень дорогого в моем родном мире спиртного. Потом пришел черед разнообразных закусок. Появились ярко накрашенные девушки в минимуме одежды. Они танцевали и подсаживались на колени к разгоряченным спиртным мужчинам. Праздник все набирал и набирал обороты. Про меня уже все забыли и я, найдя укромное место, устроился на отдых. Нужно было выспаться перед предстоящим мероприятием.


Глава 13: Вооружен и опасен. | Мир большой охоты | Глава 15: Добро пожаловать в Зомбиленд.