home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11: Горбун из Нотр–Дама.

Наутро выяснилось, что Дизель от нас сбежал. Втихаря перегрыз импровизированный поводок, которым был привязан и растворился в ночи. Случилось это во время дежурства Занозы. Кот как опытный диверсант воспользовался тем, что она клевала носом перед рассветом. Девушка подняла суету и разбудила меня, когда обнаружила пропажу, но было уже поздно. Расстройству Занозы не было предела, и она требовала, что бы мы вернулись обратно, но я не поддался ни на требования, ни на уговоры и даже на слезы не поддался. Тронулись в путь, и спутница не разговаривала со мной целых полчаса. Блаженное, но не вечное время, сменившееся неугомонным треском девушки–сороки.

Наткнулись на лесную дорогу и пошли по ней в надежде, что она куда–то выведет. Дорога вывела к мосту через заболоченную, но широкую реку. Возможно, это была та же река, по которой мы плыли ранее, а возможно и совсем другая. Вот так сходу было не определить, и не интересовал меня этот момент. Меня интересовал сам мост. Граница кластера прошла здесь вдоль по реке и Улей пристыковал нормальный железобетонный мост на опорах к мосту засыпному с вложенными для тока воды толстыми трубами. Грунтовка с нашей стороны забегала на засыпной мост, а от моста железобетонного бежал в нужном нам направлении уже нормальный асфальт. Довольно старенький и битый, но вполне рабочий. Таких дорог и в моем мире достаточно. Не все успевают ремонтировать вовремя и держать в идеальном состоянии. Хотя к этому стремятся и ежегодно тратят деньги сравнимые с бюджетом нескольких стран. Советские дороги это стратегически важные объекты при расстояниях Союза.

В паре километров от моста начинался пригород небольшого городка. С виду он казался целостным, но отнюдь не был целым. То есть он казался одним большим кластером и этот кластер достаточно сильно пострадал. Кое–где виднелись дымы, являвшиеся следствием серьезных пожаров. Между мостом и пригородом, примерно на середине дороги, можно было различить целый завал из различных машин. Точно ребенку надоело играть со своими машинками, и он их сгреб в одну кучу. Хорошо хоть машины не горели и не дымились. Пешком там вполне можно пройти, не обходя по бездорожью.

Коротко посовещавшись, решили идти через мост и понаблюдать за городом. Потом решили бы идти через город или обходить его. Ну а что? Варианты были только такие. Не возвращаться же в лес, в самом деле? Мы, люди, существа социальные. В одиночку выживать долгий срок не обучены. Если не сожрут, то кукушка улетит.

Еще у кучи машин услышали звуки боя. Сначала слышались звуки выстрелов из ружья. Кто–то бахал из охотничьего гладкоствола с периодичностью метронома. На бой как таковой это не походило. Казалось, что кто–то просто балуется стрельбой по мишеням. Причем умудряется стрелять совершенно не перезаряжаясь.

— Стреляли, — констатировала факт Заноза после первого выстрела из ружья.

— Саид в юбке, — покачал я головой. — Слушай.

Когда стал вслушиваться, услышал помимо звуков ружейной пальбы громкие человеческие крики. Но они тоже были странными. Чуть послушав, я начал узнавать всего три разных крика повторявшихся друг за другом. И это не три человека кричали по очереди. Было именно три совершенно одинаковых крика повторяющихся раз за разом точно в записи.

Потом звуки изменились и стали походить на нормальный бой. Короткими очередями лупил мощный крупнокалиберный пулемет. Это был даже не Корд, а скорее всего что–то под калибр 14,5 мм. Может КПВ. Ему подпевала пара кордов или утесов. Выстрелы автоматов были, и их можно было вычленить, но они терялись на фоне звуков настоящего крупняка. Стреляли где–то совсем рядом, не больше чем в километре — полутора от дороги. И стрельба не была панической. Хотя когда в действие включилось боевое оружие, это перестало походить на стрельбу ради развлечения и запись. Однако же завершилось все быстро. От первого выстрела и крупняка до последнего прошло не более трех — четырех минут.

Как только стих последний настоящий выстрел снова включилась запись.

— Давай за мной, — двинул в ту сторону, откуда слышались выстрелы и прочее.

— Ты куда? — спросила не поспевающая за мной девушка.

— Посмотреть нужно кто там, а то мы так будем до морковкиного заговенья шарахаться по лесам да кустам, — ответил ей.

— А если муры? — попыталась одернуть она меня.

— Может и муры, а может внешники и твари на выстрелы собираться начнут. Рисков полно, — не стал отрицать я.

Девушка замолчала и через несколько минут мы из кустов через бинокль тоже прихваченный из дома Бирюка наблюдали за местом побоища. Стрелки настреляли много зараженных и теперь несколько человек в коже и камуфляже под прикрытием двух БТРов и какой–то машины сноровисто потрошили споровые мешки.

БТРы были самыми обычными старенькими 80. Машины, проверенные временем и вроде в хорошем состоянии. Третья же машина была совсем необычной. Внешне она походила на старый БТР — 152 в варианте с бронированной крышей над десантным отделением. Сходство усиливалось почти идентичными обводами, аналогичным количеством колес и похожим образом расположенными дверьми и люками, но перепутать их мог разве что слепой или не видевший никогда настоящий 152. Этот агрегат был значительно выше из–за размера колес и имел корпус метра на два длиннее.

Верхний люк гиганта 152 находился в открытом состоянии и из него торчал боец. Он торчал не просто так, а управлял закрепленным на станине крупнокалиберным пулеметом. Издали точно было не определить, но вроде старичок Утес. Сейчас пулемет направлен по курсу, но при желании боец мог легко выбраться из люка на броню, и направить в какую угодно сторону. В задней части бронемашины из люка поменьше торчал еще один боец, но у него пулемет был полегче и без станины. Вроде у этого бойца в руках находился Печенег, но может быть что–то похожее.

Двое бойцов с пулеметами не были единственной защитой машины. В корпусе наличествовали бойницы, сквозь которые виднелись стволы оружия экипажа и пассажиров. Помимо бойниц с оружием имелась и еще защита. Все боковые поверхности и часть крыши были утыканы острыми трехгранными шипами. Даже колеса прикрывали шторки с такими же шипами. Имелись шипы и на мощном переднем бампере способном без потерь пережить столкновение с каким–нибудь кусачом и возможно даже рубером из тех, что посильнее. Вот насчет элиты я сомневался. Тут зависело от того что будет за элита.

Заднего пулеметчика на 152 подвинул какой–то мужик без оружия, но в камуфляже. Он выбрался на крышу броневика и встал, широко расставив ноги и раскинув руки крестом. Сделать ему это было не так–то просто, поскольку его спину скрючивал горб, и одно плечо было заметно выше другого. В целом внешностью горбун проходил на матерого лотерейщика. Морда, ну или лицо, соответствовало, узлы несимметричных мышц под одеждой угадывались. Все это наверняка было следствием неудачного приема жемчуга, как и у меня. Вот только, похоже, этому квазу с изменениями повезло куда меньше чем мне.

Мужика что–то насторожило и он, бросив свое картинное стояние, почти кубарем скатился в нутро броневика. Оба пулемета 152 повернулись точнехонько на нас. Один из БТРов направил стволы в противоположную сторону, то есть на город. Второй с характерным урчанием мощного двигателя устремился в нашу сторону.

— Они нас заметили. Это наверняка был сенс, — сообразила Заноза.

— Сенс? — спросил я, уже отползая назад.

— Сенсор. Они разные, но многие из них могут чувствовать живых и даже различать людей, животных и зараженных, — девушка поднялась на колени, развернулась и поползла следом за мной.

Позади нас находился в небольшой овражек с каменистыми осыпавшимися склонами.

— Лезь туда и не высовывайся. Будет стрельба, уходи, — велел Занозе, а сам собрался возвращаться.

Была надежда, что если не стали сразу как заметили стрелять, то люди адекватные и она подтвердилась. Шум двигателя БТРа нарастал и я полусогнутый с СКСом наготове затаился готовый, если что нырнуть в овражек. Заноза уже успела отойти по нему, но не слишком далеко. Она зачем–то затаилась вместо того что бы уходить на безопасное расстояние.

БТР остановился и из него высунулся мужик с кустистыми бровями точно у Брежнева. Он был в кожаной куртке, камуфляжных штанах и кроссовках, с автоматом Калашникова в руках.

— Выходи, а то стрелять будем, — сказал он громко, но это нельзя было назвать криком.

— А если выйду, не будете? — с такой же громкостью ответил я.

— Зависит от того кто ты по жизни. Муров и внешников мы не любим, — ответил мужчина с автоматом.

— А квазов? — поднял я животрепещущий вопрос.

Наличие одного в их рядах меня не очень обнадежило. Может он у них на правах раба или домашнего животного проживает.

— Кваз это нормально. Покажись, давай, а то нам некогда с тобой возится, — мужик на секунду скрылся внутри и снова высунулся.

— Выхожу, — поднял руку с СКС и, помедлив, готовый пугливой ланью сигануть в спасительный овраг, выпрямился сам.

— Где второй? — спросил мужик, хмурясь кустистыми бровями.

— Спрятал я его. Опознайтесь сначала, — сказал с таким видом, будто знал всех в ближайшей округе.

— Мы рейдеры с Мехзавода. Я Угрюмый. Старший здесь. Ты кто и что здесь делаешь?

— Я Самурай. Ищу людей. Хочу попасть в стаб. Мехзавод это ведь стаб? — вспомнил, что в дневнике Бирюка было это название и вроде как там жили относительно нормальные люди.

— Стаб. Стаб, — отмахнулся он. — Еще раз говорю тебе, мне некогда с тобой возится. — Угрюмый нахмурился еще сильнее. — Мы выманиваем из города зараженных. Скоро здесь будет жарко. Или к нам, или валите отсюда, — мужик снова отвлекся на происходящее внутри. — Пять минут у тебя.

— Заноза! Давай сюда! — крикнул я, направляясь к БТРу.

Девушка выбралась из оврага. Нас ожидаемо разоружили, отвезли к 152 и запихнули в его нутро. На наше счастье 152 поставили во второй линии и основной напор зараженных должны были встречать БТРы 80. Рядом с нами оказался похожий на горбатого лотерейщика здоровенный кваз, что вылезал на крышу и несколько вооруженных людей. Повисла неловкая тишина, нарушаемая только урчанием двигателя и переговорами по рации.

— Квазимодо, — протянул мне когтистую лапу толще моей ноги кваз.

— Самурай, — моя ладошка утонула в его лапе. — А это Заноза, — кивнул на притихшую девушку.

— Что вы тут делаете? — спросил Квазимодо.

— Выражайся яснее. Мы понятия не имеем где это тут. Я почти что новичок. У нее, — кивнул на Занозу, — с географией проблемы.

— Не проблемы. Я просто не знаю где мы, — не громко проворчала девушка в свое оправдание.

— Не знаете где? Хорошо, объясню. Сейчас вы у кластера Квартал, но это наше название и оно вам ничего не скажет. Вы сюда случайно попали? Заблудились?

— Нет не заблудились. Мы вообще не представляли куда идти. Шли через лес, вышли к мосту и оказались здесь, — разъяснил я.

— Это что? Вы пришли со стороны Чертова города?

— Не знаю что это, но вроде слышал название, — пожал плечами.

— Генерал, так город, откуда ты пришел, называл, — подсказала Заноза.

— Так ты из Чертова города?

— Судя по названию это не хорошее место, — сделал вывод я.

— Нехорошее не то слово. У нас его еще Микропеклом зовут. Пекло это место где перезагружаются мегаполисы. В том числе Москва, — он смолк, давая мне домыслить.

— Много зараженных, много корма и много страшных тварей, а Микропекло то же самое только микро, — сообразил я.

— Совершенно так, — кваз кивнул.

— Там где мы появились, мегаполисов не было. Может мы не оттуда? — усомнился я.

— Оттуда, — вставила Заноза.

— Тут кругом не туда кроме направления, по которому вы пришли. Все вокруг Микропекла мертвыми кластерами утыкано и нормально выйти можно только вдоль реки. Только обычно двигаются по другой ее стороне. Там дороги есть и кластеры поинтереснее. Другие дороги ведут к Мурам или внешникам. А мегаполисов в нет, но есть часто грузящиеся куски различных городов. В основном Сибирских.

— Я как раз из такого города, — сглотнул.

— Жёстко было?

Пожал плечами.

— Не с чем сравнивать.

— Жёстко, — утвердил он. — Элитников больше чем во всей остальной округе, внешники нет–нет да рейды устраивают, хоть и чернота достаточно близко. Жилых стабов не сыскать, потому что внешники близко и тварей развитых лишнего. Если появляются нормальные люди из вне, то это по большей части конченые отморозки или дураки, решившие что смогут по быстрому много жемчуга поднять. Да только поднимает один, может два, на десяток, а остальные на корм уходят или под внешников попадают.

— Может и так, — равнодушно пожал плечами.

— Везунчики вы походу.

— Я бы так не сказал, — горько усмехнулся.

— Если жив после такого, значит везучий. Оттуда мало кто выходит.

— Я бы не сказал что там мало людей. Встречал.

— Так что не с ними вышел?

— Две группу уничтожили практически на моих глазах, а про судьбу третьей не знаю. Они, наверное, вышли, но без нас. Еще был хутор некоего Генерала, но его больше нет.

— Генерала? Случайно не знахарь? — уточнил Квазимодо.

— Знахарь, — насторожился я.

— Мутный тип, — покачал головой человек в шкуре монстра. — Он живой?

— Нет, — помня о том, что тут есть дары помогающие распознать ложь, не стал врать в открытую.

— Квази, на связь, — донеслось из рации Квазимодо.

— На связи, — ответил мой собеседник, подняв рацию к зубастой совершенно не человеческой пасти.

— Где твари? Ты обещал что вот–вот, — теперь я узнал искаженный голос Угрюмого.

— Нужно смотреть, — сказал кваз.

— Полезай, — велел Угрюмый.

— Я сейчас, — сказал мне Квазимодо, и полез на крышу 152, снова потеснив пулеметчика в люке.

Получалось у здорового, горбатого кваза на редкость ловко. Такой ловкостью и не каждый нормальный обладает. Во время отсутствия Квазимодо Заноза и я успели переброситься парой слов под неодобрительными взглядами молчаливых охранников.

— Меня на Мехзавод вели, — сказала мне девушка.

— Твой Краб? — уточнил я.

— Краб был хорошим мужиком, но он такой же мой, как и твой, — она немного недовольно нахмурилась.

— Вы знаете Краба? — спросил один из охранников.

— Он мой крестный, — ответила Заноза.

— Может это другой краб, — сказал второй охранник.

— Как он выглядел? — спросил первый.

— Высокий, худой и походка, такая как у краба, полубоком. Его за эту походку Крабом и окрестили, — охотно рассказала девушка.

— Точно он. И где мой знакомец? Очень давно не виделись, — первый охранник заинтересовался.

— Его Генерал элитнику ручному скормил, — без сомнения оповестила всех девушка.

— Генерал? Элитнику? Краба? — охранник выпучил глаза.

— Он и его скормить хотел, — Заноза кивнула на меня. — А я у его банды в плену больше трех месяцев прожила.

— Банды? Генерал же честный рейдер, — охранник явно не понимал, о чем ему говорят.

— Ты на его хуторе был? Что там творилось, видел? — с прищуром спросила Заноза.

— Нет, — смутился боец.

— И хорошо, что нет, а то тоже бы стал обедом для Тимошки, — с некоторым упреком сказала девушка.

С крыши спустился Квазимодо. Он тут же взялся за рацию.

— Угрюмый, на связь. Угрюмый, на связь, — пробормотал кваз в устройство.

— Что там? — донеслось в ответ.

— Твари на что–то отвлеклись. Нужно пошуметь. Нужно пошуметь. Как принял?

— Принял отлично, — донеслось из рации, и почти сразу же от одного из БТРов 80 раздался грохот пары охотничьих ружей и крики людей.

Никто не стрелял в воздух из ружей, и никто не кричал. Мое предположение о записи было верным. На корпусе БТРа разместили мощную колонку и именно из нее все эти звуки и доносились.

— Для чего вы тварей привлекаете?! — спросил, уже жалея, что вышел к этим людям.

— Выманиваем на себя! Нужно что бы в Квартале их как можно меньше осталось!

— Парни внимание! — заговорила рация голосом Угрюмого. — Наблюдатели видят десятка три бегунов и одного рубера! Возможно, затесался еще кто–то посерьезнее бегуна! К бою!

Ружейная пальба стихла, и стало как–то чересчур тихо.

— Что–то мало зараженных, — в слух подумал я.

— Это только одна волна. Сейчас на стрельбу еще сбегутся. Мы настреляем, сколько сможем, а потом отойдем, уводя зараженных за собой. В это время сталкеры с прикрытием возьмут в городе что нужно, а наши сборщики по–тихому соберут лут с убитых тварей. Не зря же мы их крошить будем? — разъяснил не особо хитрый план кваз.

— А не боитесь что та тварь что машины в кучу сгребла придет? — спросила Заноза.

— Для нее у нас тоже заготовки есть, — Квазимодо оскалился в улыбке и этот его оскал не сулил ничего доброго для монстра, сгрудившего в кучу столько машин. — Да и не придет он. Мы облетели все беспилотником. В городе нет таких тварей. Хотя расслабляться нельзя. Мог кто–то и спрятаться, — добавил он как перестал улыбаться.

— Прикинь, они говорят Генерал мур, — сказал сенсу охранник говоривший с девушкой на эту тему.

— Я такого не говорила, — покачала она головой.

— Как не говорила? — удивился охранник. — Ты же сказала, он Краба элитнику скормил.

— Скормил, но с внешниками он не сотрудничал и с мурами контактов не имел.

— Это того Краба? — уточнил сенс у всех сразу.

— Того, — сказал охранник.

— Как же он Краба скормил? Бросил? Или как? — заинтересовался кваз.

— К столбу привязал веревкой, а его помощник Ксенос позвал элитника, — разъяснила ксер.

— Как позвал? — всплеснул руками охранник, едва не зацепив своего молчаливого напарника.

— Огонь! — оборвала разговор команда по рации.

Снаружи застрекотали пулеметы и автоматы. Многие били одиночными. Крупнокалиберное оружие не задействовали. Только пару раз коротко стрекотнул КПВ одного из БТРов и больше целей для него не нашлось. Впрочем, и автоматы стреляли недолго.

— Квази, на связь, — подала голос рация, как все стихло.

— На связи, — ответил Квазимодо.

— Проверь.

— Лезу, — кваз снова стал выбираться на крышу 152.

— Так как Генерал элиту позвал? — поинтересовался наш по–моему чрезмерно болтливый и любопытный охранник.

— Не сам Генерал, а прихвостень его Ксенос. У Ксеноса этого способность особая. Он тварь может контролировать. Говорили, сначала пустышом простым управлял, но его Генерал жемчугом откормил и в итоге Ксенос смог держать под постоянным контролем элиту, причем не самую молодую.

— Вот дела ты говоришь, — охранник прицокнул языком. — Если все так, как говоришь то туда ему и дорога муру проклятому.

— Почему муру–то? Он же с внешниками не якшался? — не унималась Заноза.

— Якшался, не якшался, однако же, подонок и мур. У нас всех таких мурами зовут. Не разделяя.

— Кого, не разделяя? — в 152 вернулся Квазимодо.

— Муров не делим. Генерал–то оказывается мур, — сказал ему охранник.

— Может и так, но мне до него нет дела, раз он уже дохлый мур Краба только жалко, — кваз устроился на своем месте. — Нормальный мужик был. Приготовьтесь. Скоро будет жарко.

Не успел он нас предупредить, как короткими очередями забили автоматы и пулеметы. В этот раз самый крупный ствол подключился по серьезному. Он бил короткими очередями, видимо, по уже намеченным целям. Руки сами зашарили по привычным местам в поисках оружия, но разумеется не нашли его. Сказали, что вернут стволы после проверки у ментата. А проверка эта, похоже, будет, когда вернемся в Мехзавод.

Эту волну заводчане сдержали, и даже было время собрать добычу с убитых, или облутать, как говорили сами заводчане. От следующей волны пришлось отступать. Бойцы запрыгнули в БТРы и на броню. К нам в 152 тоже набилось немало народу. Бортовое вооружение и стрелки с брони поливали огнем преследующих нас монстров. Самых крутых зараженных там не было, их завалили в первую очередь, но хватало не слишком развитых кусачей, топтунов и всякой мелочи.

В какой–то момент кто–то из тварей добрался до одного из БТРов, но эту тварь сбили умелым огнем с нашего 152. Потом твари стали отставать. Видеть этого я, конечно, не мог, но все было понятно по переговорам, звучавшим из рации и выкрикам бойцов занявших места у бойниц. Наконец прозвучала и команда об остановке. Остановились на пересечении обводной дороги с прямой дорогой в город. Квазимодо в очередной раз влез на крышу и просканировал местность.

Оказалось достаточно безопасно и нам с Занозой даже позволили выбраться наружу, как и всем остальным. Далеко никто не расходился. Люди держались на стороже. Пулеметчики оставались у турелей. Были выставлены дополнительные наблюдатели с ручными пулеметами и автоматами. Командир группы и его приближенные какое–то время совещались, сбившись группкой из четырех человек. Оказалось, что в это группу входил не только кваз, но и молчаливый второй охранник. Нас же оставили всего с одним болтливым сторожем.

— Сейчас Крампус за вас все расскажет, — сказал болтун.

— Мы сами за себя можем рассказать, — ответила на это заноза.

— Крампус ментат хоть и слабенький. Он может отличить ложь от правды, — добавил охранник.

К нам как раз направился Угрюмый. Именно этот персонаж тут был главным. Судя потому что охранника ментата с ним не было, тот выполнил свою функцию и перешел к другим делам.

— Болабол, давай на тройку, — велел Угрюмый собеседнику Занозы и смерил меня взглядом. — Ну что? Как вы?

— Мы больше не пленные? — со всей непосредственностью в ответ спросила девушка, сообразившая, что проверка состоялась.

— Вы и не были пленными, — еще сильнее нахмурился главный.

— Под охраной это пленные, — продолжила гнуть свое ксер.

— Вы по–прежнему хотите остаться с нами? — махнул на нее рукой Угрюмый.

— Нам нужно в стаб. Без вас добраться будет сложнее, — пояснил я.

— Добраться можно и без нас, а нам придется сунуться в город. У наших сталкеров проблемы. Вы не в моей команде и если хотите, можете топать на Мехзавод сами, или подождать нас тут, — разъяснил он, как мог быстро.

— Оружие вернешь? — спросил я.

— Верну. Так что? Решение нужно прямо сейчас. Мне некогда с вами возится. Там люди в затруднительном положении.

Я глянул на Занозу и вернул взгляд на Угрюмого.

— Она не боец.

— Да или нет, — мужик постучал пальцем по циферблату наручных часов.

— Да, — коротко кивнул.

— Тогда в крокодил, — он кивнул на 152. — Командует Квазимодо. Слушаться его как родного папу, — командир развернулся и направился к одному из БТРов.

Нам вернули оружие. Людей перераспределили. В этот раз на броне не должно было быть никого, поэтому все места внутри были заняты. Снаружи оставались только пулеметчики в люках крокодила. Тронулись в путь.

— Слушайте все! — тут же объявил кваз и сразу заговорил, поскольку все и так молча слушали. — Твари устроили настоящую засаду. Подловили наших на обратной дороге из города. Как–то обманули Мойшу, а вы все знаете, что он сенса из лучших. С ними был какой–то элитник, спрятавшийся от нашей разведки, так что, скорее всего это его лап дело. Сумел отвести глаза или еще как–то обманул сенса. Твари перевернули один бардак, так что перекрыли улицу. При этом с другой стороны раскурочили фуру и пикап с пулеметом. Колона оказалась в грамотной ловушке. Элитника вальнули граниками, но сами понесли серьезные потери. Заперлись в броне и не могут вылезти. Твари хозяйничают. Один БТР всего на ходу, но и это может измениться. Нужно помочь ему расчистить дорогу, что бы вышли покемон, сейф и все остальные. Все ясно?

Большинство промолчало. Кто–то молча кивнул и все.

— Не все. Вот мне что делать? — подняла вопрос Заноза.

— Тебе сидеть и не мешать другим, — ответил вместо Квази я.

Кто–то, услышав это, нервно хохотнул. Девушка стрельнула в меня обжигающим взглядом. Убила бы им, если бы смогла. Я, отвернувшись, пристроился к бойнице, как и большинство солдат. Кваз велел Занозе делать то же самое, то есть наблюдать. Сам Квазимодо уселся, скрестив голени и скрестив руки положенные на колени. Вдобавок он еще и глаза закрыл. Было, не понятно то ли он так медитирует, то ли пытается следить за округой своим даром, но всех окружающих его поведение не напрягало.

Нам повезло, что торговый центр, подвергшийся налету рейдеров из Мехзавода, оказался не так далеко от окраины города, а точнее от границ кластера. По какой–то причине Улей выдрал несколько городских кварталов с жилыми домами, магазинами и поставил его посреди полей, так что со стороны они казались небольшим целостным городом.

Грузился Квартал с завидной регулярностью и приносил с собой еду и изредка новых жителей для стаба. Рейдеры выработали тактику, приспособились к специфике Квартала, все изучили и стали собирать хабар практически без потерь. Делалось это раз за разом, но вот нашлась какая–то хитрая тварь сумевшая устроить настоящую засаду. Она не пошла туда, где ей с вероятностью в 100 процентов ничего кроме смерти не светило, а пришла сюда и заставила толпу других тварей выждать необходимое время и атаковать по плану. Не зомби, а гений тактики какой–то.

Все было так, как и описывал Квазимодо. Колону заблокировали с двух сторон. БРДМ 2 не совсем обычного вида, шедшая впереди, была опрокинута, так что встала между ранее растолканными в сторону машинами и заблокировала проезд вперед. Позади колоны стояла фура с развороченной кабиной и воткнувшийся в нее пикап. Фура была самой обыкновенной, а пикап я не узнавал. Он был сделан из модели автомобиля неизвестной в моем мире или переделан до такой степени, что модель стала неузнаваема. В кузове пикапа находилась станок крупнокалиберного полуметра. Пулемет был смят и едва не завязан узлом.

В получившемся мешке стоял такой же, как наш крокодил с изломанным Утесом. Там же был бронированный грузовик с кунгом. Стояло еще три фуры с пустыми кабинами. Мощный квадратный автобус с настоящей броней вместо обычной обшивки и массивными решётками на маленьких окнах или скорее даже бойницах. Крупняк что был на крыше автобуса, тоже накрылся, но пассажиры огрызались автоматами через бойницы. Еще один пикап лежал опрокинутый внутри мешка. На ходу оставался только БТР незнакомой мне модели. Нечто вроде нашего бумеранга, но с явными отличиями внесенными еще на стадии проектирования, отстреливалось автоматической скорострельной 30 мм. пушкой и спаренным с ней в один блок пулеметом 7,62. Пушка говорила достаточно редко и даже скупо. Видимо сказывался недостаток боекомплекта. Зато пулемет бил так словно у него ствол не грелся и соответственно не мог перегреться.

Вся улица была заполнена зараженными от матерого рубера до не слишком развитого бегуна. Не было видно только совсем уж никчемных пустышей. Элитная тварь, затеявшая эту бойню, как и говорили, оказалась дохлой и лежала где–то тут, но ей почти удалось. Добей она последний БТР, как до этого уничтожила все источники повышенной опасности для себя, и это был бы финиш. Ей осталось бы только вскрыть бронированные машины. Без вооружения они для нее были не более чем вкусными и достаточно легко открываемыми элитой и даже руберами консервами.

— Парни не жалей патронов! Огонь! — раздалась команда в рации.

— Огонь! — повторил ее Квазимодо сам по прежнему сидевший без оружия и даже не открывший глаза.

Не стал раздумывать над этим, а взялся за оружие. Наш крокодил остановился. С крыши весомо заговорили пулеметы. Я стрелял из СКСа доставшегося от Бирюка останавливаясь только на перезарядку. Бил по бегунам, лотерейщикам и топтунам. Всех кто был старше топтуна оставил ребятам с оружием посерьезнее. У меня тоже имелся шанс их завалить, но именно шанс, а не 100% гарантия. Так зачем пытаться отнять цели у крупняка, если целей для моего оружия более чем хватало.

— Самурай! — мне на плечо легла рука Занозы. — У меня кончились патроны! — заявила она.

— Что? — глянул на АПС в ее руках. — Снаряжай магазины! Патроны в рюкзаке! — вернулся к отстрелу зараженных.

Под нашим прикрытием и прикрытием одного БТРа второй высадил десант. Бойцы быстро зацепили БРДМ тросами, и одна боевая машина стала выдирать вторую. Спешенные бойцы при этом отступили к нашей машине под наше прикрытие. БРДМ не получалось выдрать. Уж больно крепко он засел. Тогда боевая машина похожая на бумеранг набрала, какую могла, скорость. Тела мертвых и живых, зараженных набору скорости не способствовали. Он рискованно, но вполне расчетливо протаранил застрявшую машину.

БРДМ после тарана и очередного рывка восьмидесятки поддался, но не пошел. Мощности БТРа все еще не хватало, что бы его выдрать.

— Давай крокодилом! — раздалась команда Угрюмого.

— Все выходят! — тут же скомандовал Квазимодо.

Открылся десантный люк, и мы выскочили. Заноза тоже выскочила, и я ее тут же засунул себе за спину, веля все время быть там. Несколько бойцов с тросами побежали вперед. Наш транспорт тоже подался вперед, а мы подались к командирской боевой машине. Стрелять никто не прекращал. Твари не просто не кончились, они постоянно пребывали. Водимо подтягивались все ранее отвлеченные группой Угрюмого. Сначала подтягивались самые быстрые, а это равно самые сильные, а следом могли подтянуться и всякие пустыши. Если мы не справимся с ловушкой быстро, то монстры завалят нас трупами, но все равно сожрут. Даже те, кто вроде бы под надежной броней в опасности, ведь выйти они не смогут, и рано или поздно появится кто–то способный эту броню вскрыть.

Два БТР, действуя вместе, смогли выдрать БРДМ, но расслабляться было рано. Твари напирали. Один кусач выскочил откуда–то сбоку и прыгнул, нацелившись на пулеметчика, стоявшего в заднем люке крокодила. Никто не успевал сбить тварь на лету, но в какой–то момент ее отшвырнуло нечто. Монстра словно ударило невидимой бейсбольной битой. Пулеметчик тут же разобрался с тварью сам. Он заметно струхнул, когда тварь прыгала, но потом смог выдохнуть и порадоваться сухим штанам.

— Квазимодо ты красавчик!!! — прокричал он, во все горло, расстреляв отброшенного невидимой силой кусача.

Фуры забрать не было никакой возможности. Слишком опасно было посылать к ним людей, и на них не было никакой защиты. Даже если бы водители смогли попасть за руль, их бы выковыряли из кабин точно из деревянных коробок. В таком месиве просто невозможно было организовать их защиту. Понимал это не один я и поэтому фуры решили оставить. Мы погрузились в броню. Выпустили транспорт, попавший в засаду, и покинули город, отстреливаясь от зараженных тварей.

Впереди пошел БТР похожий на бумеранг, где–то в середине пристроился БТР с Угрюмым, мы шли предпоследними, а последним катил второй БТР из нашей группы. Так и вырвались из Квартала.

— Вроде обошлось! — обрадовался какой–то мужик, когда мы оказались за чертой города.

— Не говори гоп! Еще не перепрыгнули! — сурово посмотрел на него Квази.

— Угрюмый, нужно тормозить. У меня раненых полно. Некоторые до стаба могут не дотянуть, — донесся из рации незнакомый мне голос.

— Давай да точки, — без промедления ответил ему главный.

— Принял, — сказал незнакомец.

Через несколько минут мы скорым маршем добрались до места, на котором останавливались ранее. Боевые машины встали так, что бы обеспечить охранение со всех сторон. Внутрь загнали небоеспособные машины. Бойцов выставили в охранение, остальные сидели по машинам, что бы ни мешать и не мельтешить. Между машин сновали только медики, знахари и их добровольные помощники. Они перемещали раненых в бронированный автобус сейф, оказывали помощь и перераспределяли из автобуса лишних людей. Вооруженным здоровым мужикам в лазарете на колесах место только у бойниц в качестве охраны, а бойниц на всех не хватило.

Кто сидел в нашем крокодиле не теряя времени, снаряжал опустевшие магазины. Я смотрел на них с завистью. У меня все, что можно было снарядить, быстро кончилось, но не от того что я такой быстрый. Просто запасных магазинов было слишком мало.

— Ну что как вы? — спросил Квазимодо у меня и Занозы.

Сам он был без оружия, если нечто массивное на бедре. Там был какой–то переделанный под его огромную лапу пистолет. Модель и оружия я вот так сразу определить не смог. Из кобуры была видна только переделанная рукоятка с бобровым хвостом.

— Вроде ничего, — отозвался я, не особо понимая к чему вопрос.

— Это хорошо, что ничего. Значит ты Самурай? Я верно запомнил?

— Все верно, — кивнул я.

— Я, как ты слышал, Квазимодо. Можно просто Квази. Можно буду звать тебя просто Сам?

— Почему бы нет. Сам нормальное сокращение, — ответил я, чуть подумав.

— Тогда Сам как будет время забегай в заведение Шутка Улья. В этом заведении есть зал только для квазов и для приглашенных гостей. Новичкам там всегда особенно рады.

— В Мехзаводе много квазов?

— Сразу ясно, что ты не местный. Заводчане говорят «в», а «на». На Мехзаводе. Не из Мехзавода, а с Мехзавода. Отчего–то так с самого начала повелось, — он улыбнулся, так что невольно нагнал страху. — Квазов не так много, но заведение для нас есть.

— Твое?

— Нет. Девочки одной. Она тоже кваз…

— Все двигаем. Занять места. Доложить о готовности, — рация заговорила голосом бровастого лидера отряда и оборвала наш разговор.

— Ну, ты меня услышал, — кивнул Квазимодо.

— Услышал, — кивнул я.

Кваз встал и высунувшись в люк велел пулеметчику позвать дозорных выставленных из нашего Крокодила.

— Уже связями обрастаешь, — шепнула мне в этот момент Заноза.

— Да брось ты, — отмахнулся я. — Какие связи?

— Да я наоборот хвалю. Связи всегда нужны, — говоря это, она по–отечески положила мне руку на плечо.

Я посмотрел на это, покачал молча головой и пересел на пока свободное место, заняв позицию у бойницы. Хотя бы посмотрю дорогу до стаба.


Глава 10: Черный лес. | Мир большой охоты | Глава 12: Город сказка.