home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


5 глава. Призрак Элеоноры

Поздним вечером они разошлись по своим комнатам, распрощавшись дружески, все, кроме Бэзила, разумеется. Он до сих пор был зол на Норму и демонстративно ее не замечал. Она была этому даже рада, так как это избавляло ее от необходимости язвить.

Войдя в свою комнату, девушка первым делом осмотрела драпировки и с удовлетворением отметила, что Энни выполнила ее просьбу и убрала мышей. Норме очень хотелось хоть немного отдохнуть от лицезрения ощеренных пастей и распахнутых крыльев. Хотелось чего-нибудь более спокойного и приятного глазу.

Собираясь лечь в постель, она подумала, стоит ли ей брать пистолет и решила, что не стоит. Возможно, вчерашним происшествием дело с летучими мышами исчерпало себя. Вдруг тете надоело доводить ее до белого каления. Все когда-нибудь надоедает.

Немного поворочавшись, Норма заснула, напоследок вспомнив шумных родственников и хмыкнув.

Сон ее не был крепок, как обычно, так как каким-то уголком сознания она все-таки ожидала чего-нибудь необычного. Именно поэтому девушка и услышала шорох, который в обычное время не произвел бы на нее никакого впечатления.

Приподнявшись на локте, Норма прислушалась. Звуки слышались со стороны драпировок.

«Опять», — подумала она про себя с раздражением. Ее глаза уже привыкли к темноте, и девушка сумела разглядеть высокую фигуру, закутанную в белое. Фигура вышла на середину комнаты и огляделась, а потом направилась к окну. В тот же момент Норма протянула руку за пистолетом.

Фигура обернулась на шорох, но девушка уже стояла посреди комнаты.

— Мне надоели ваши хождения, — сказала она громко, — сколько можно, в конце концов? Я что, не имею права выспаться?

Женщина метнулась к стене, но Норма была наготове и преградила ей путь.

— Ну уж нет, — она выставила вперед пистолет, — отвечайте, что вам здесь нужно? Если вы думаете, что это забавно, то вынуждена вас разочаровать. Это просто безобразие, тетя. Вы ведь взрослая женщина. Даже пожилая.

Она замолчала, не потому, что у нее закончились аргументы, а потому, что свет луны на мгновение упал на лицо женщины.

А в следующую секунду та тенью метнулась к двери, повернула ключ и вылетела в коридор.

Придя в себя, Норма помчалась за ней, охваченная азартом, позабыв, что на ней ночная рубашка и что она босиком. Но главное, что в руке у нее оружие, которое ей вряд ли понадобится.

— Если вы немедленно не остановитесь, я выстрелю, черт возьми! — предупредила девушка громко.

Она с трудом могла различить фигуру женщины впереди себя и это ее особенно раздражало. Стрелять она, конечно, и не думала.

Вдруг раздался громкий скрип и прямо перед Нормой выросла высокая фигура. Она едва не налетела на нее, но вовремя остановилась. Рука дрогнула, девушка была почти готова спустить курок. Удержало от этого ее лишь нечто знакомое, промелькнувшее в облике человека.

— Что происходит, черт возьми? — осведомилась фигура знакомым голосом.

— Ничего, — отозвалась Норма, — кроме того, что вы стоите на моем пути.

— И поэтому вы решили меня пристрелить?

— Если я захочу от вас избавиться, кузен, то изберу какой-нибудь другой способ. Менее гуманный, — мстительно заключила она.

— Отлично, — хмыкнул Бэзил, — что вы бегаете по коридору ночью?

Норма с досадой отметила, что женщина под шумок успела скрыться. Она опустила пистолет и раздражительно вздохнула.

— Вы здесь никого не видели?

— Кроме вас, никого. Впрочем, должен отметить, — он прищурился, — на вас презабавный наряд, кузина. Пистолет особенно подходит к ночной рубашке. А где же чепец?

От образного выражения Норму удержало лишь наличие хорошего воспитания.

— Какой еще чепец? Ох, как вы мне надоели!

— Ого! Это что-то новенькое. Раньше вы ограничивались лишь ядовитыми стрелами в мой адрес.

— Из-за вас я упустила ее, — сердито заявила Норма, — я ее почти догнала. Встал тут, как… как столб придорожный.

— Интересно, — протянул Бэзил, — вы за кем-то гнались?

— Нет, я просто бегала по коридору и размахивала пистолетом. Легкая разминка перед сном, — съязвила девушка, — конечно, я гналась за кем-то! Что еще я могла делать?

— Откуда же мне знать ваши привычки, кузина. В этом отношении я полнейший профан.

— И это радует, — Норма скорчила самую жуткую гримасу, на которую только была способна, — продолжайте спать.

Развернувшись, она хотела идти, но Бэзил удержал ее за руку.

— Что еще? — осведомилась она далеко не любезным тоном.

— Вы не можете так уйти, кузина. Вы раздразнили мое любопытство. Расскажите, в чем дело. За кем вы гнались?

— За женщиной. Эта, хм, особа ходит по ночам в мою комнату и развешивает летучих мышей. Каждую ночь, надоела ужасно.

— Ха, — отозвался Бэзил, — в самом деле? Для вас загадка, кто эта женщина?

— До сегодняшней ночи я думала, что это тетя, — признала Норма нехотя.

— Что же заставило вас передумать?

— Ее лицо. Это не тетя.

— Вы в этом уверены?

— Конечно, уверена!

— Не кричите, кузина. Я просто уточнил. Ну, а кто же еще это может быть?

— Понятия не имею, — Норма пожала плечами, — эту женщину я никогда раньше не видела.

Бэзил немного подумал, а потом сказал:

— Говорите, она приходит к вам каждую ночь?

— Да.

— Этого легко избежать. Запирайте свою дверь на ключ.

— Благодарю вас за ценный совет, — снова рассердилась девушка, — нечего держать меня за идиотку! Думаете, я и сама не догадалась это сделать? Конечно, я запирала свою дверь, но что толку!

— У нее есть ключ?

— Нет, она приходит через потайной ход в стене.

Бэзил издал сдавленный смешок.

— Мне все ясно, кузина. Вам приснился страшный сон. Нельзя так много язвить на ночь.

— Это был не сон! — яростно воскликнула она, — Я умею отличать сны от действительности, черт возьми! Это было на самом деле!

— Вы бы себя послушали, кузина. Женщина, приходящая ночью сквозь стену и развешивающая летучих мышей, — он не выдержал и расхохотался.

— Не сквозь стену! — заметив, что это не произвело на него ровно никакого впечатления, Норма добавила, — тетя совершенно права. Вы и в самом деле болван. Вы мне надоели.

— А вы пристрелите меня, — потешался Бэзил.

— Обойдетесь, — и она быстрым шагом направилась по коридору в свою комнату.

Через минуту Бэзил услышал, как хлопнула дверь. Хмыкнув, он повернулся и уже хотел уйти, но тут нечто темное на полу привлекло его внимание. Он подошел ближе и пригляделся. Потом наклонился и поднял этот предмет.

Перед ним было чучело летучей мыши с распахнутыми крыльями. Клыки ее были оскалены и испачканы чем-то темным. Бэзил смотрел на нее некоторое время, потом присел и усадил подле своей двери. После этого вернулся в комнату.

Норма заперла дверь, швырнула пистолет в ящик и с размаху села на постель. Черт возьми, и как же ее угораздило повстречать этого типа в коридоре! Теперь он выставит ее на всеобщее осмеяние. Кузине Норме приснился страшный сон, и она бегает по коридору с пистолетом, гоняясь за призраком.

Она сама не знала, что злит ее больше: собственная неосторожность или появление Бэзила. Но, конечно, больше всего ее злила ночная посетительница.

Она огляделась и заметила на полу летучую мышь, которую женщина уронила, когда убегала. Подскочив, девушка схватила ее, кинулась к окну и распахнув его, выбросила мышь на улицу. С сознанием выполненного долга Норма вернулась в постель и накрылась одеялом с головой.

Утром девушка спустилась к завтраку немного позднее, чем обычно, так как спала слишком крепко после ночных похождений и не проснулась на стук Энни в дверь.

Спускаясь по лестнице, она краем уха слышала громкие голоса, но даже не подозревала, что же это такое. Открыв дверь в столовую, обнаружила семью Сэвиджей в полном составе. Не хватало лишь тети. Разъяренный Бэзил бегал из угла в угол и кричал:

— Она не дождется от меня этого! Никогда! Я никому не позволю мне указывать!

— Может быть, ты сядешь? — Фрэнк указал на стул, — у меня уже голова кружится.

— А мне наплевать на твою голову! — рявкнул тот, мельком взглянув на Норму и сел, громко двинув стулом.

Гессия с улыбкой пожелала кузине доброго утра.

— Бэзил беседовал с тетей Сарой, — сообщила она, — насчет завещания. И она велела ему убираться к чертям.

— Гесси, такое крепкое выражение не к лицу девушке, — укорил ее Фрэнк.

— Знаешь, Фрэнки, иногда, когда я тебя слушаю, у меня создается впечатление, что ты пастор, призванный возвращать заблудшие души на путь истинный.

Норма села за стол и взяла салфетку.

— Я говорила тебе, Бэзил, из этого ничего не выйдет, — продолжала Гессия.

— Я не собираюсь уезжать, — твердо заявил он, — ни за что. Уеду лишь тогда, когда сам захочу.

— Тетя может рассердиться.

— Ну и пусть сердится, мне все равно, — фыркнул он злобно.

Гессия улыбнулась и взглянула на Норму:

— Тетя, оказывается, посоветовалась с юристом, и он утверждает, что завещание абсолютно законно.

— Тогда он тоже спятил, — Бэзил принялся намазывать тост маслом.

— Разумеется, братец, все спятили, кроме тебя, конечно.

Бросив на сестру тяжелый взгляд, он повернулся к Норме:

— Как спалось, кузина?

— Прекрасно, — отозвалась она.

— Страшные сны больше не снились?

Норма заскрипела зубами.

— Что значит «больше»? — приподняла брови Гессия, — ты-то откуда знаешь?

Хмыкнув, Бэзил объяснил. Фрэнк на протяжении этой истории все больше изумлялся, а Гессия хихикала.

— Чушь, — отрезала Норма, прерывая его на полуслове, — это мне не приснилось.

— О, кузина, — с тревогой проговорил Фрэнк, — вы не должны столь серьезно воспринимать кошмары. Вспомните тетю Сару.

— Что это значит? — свирепо переспросила девушка.

— Ты совсем сошел с ума, Фрэнк? — посмотрела на него Гессия, — я понимаю вас, Норма. Мне тоже иногда снятся страшные сны, но я никогда, никогда не путаю их с явью. Я ведь не истерична, а вы — тем более.

— Я так и думал, что тебе понравится эта история, — хмыкнул Бэзил, — это вполне в твоем духе, Гес.

— Перестань же. Это куда серьезнее, чем тебе кажется. Если тетя ходит по ночам в комнаты и развешивает летучих мышей…

— Это была не тетя Сара, не так ли, кузина?

— Это была не тетя, — кивнула и Норма.

— Боже, но кто же тогда? — ахнула Гессия.

— Не знаю. Это была женщина моложе тети Сары, высокая, со светлыми волосами, довольно симпатичная, если бы не шрам.

— Ка… какой шрам? — прервала ее кузина.

— На щеке, длинный, изогнутый, — объяснила девушка.

Гессия огромными глазами посмотрела сначала на нее, а потом на брата. Тот пожал плечами.

— Господи, — прошептала девушка, — Бэзил, ты не думаешь, что это… это Элеонора?

— Ерунда, — фыркнул тот, — она умерла десять лет назад.

— Я знаю, — кивнула Гессия, — Боже мой, Норма, вы видели призрак Элеоноры!

— Какая чушь! — не выдержал Бэзил, — это был дурной сон, только и всего.

— Кто такая Элеонора? — спросила Норма.

— Самая младшая сестра тети Сары. Она умерла десять лет назад. Была там какая-то темная история. О, как это сразу не пришло мне в голову! — она вскочила, — пойдемте, я покажу вам портрет Элеоноры!

— Полагаю, кузина уже видела его, отсюда плохой сон, — вставил Бэзил вкрадчиво.

— Она настолько страшна, что может являться в кошмарах? — съязвила Норма, — нет, я его не видела. Никаких портретов, кроме родословной графа Дракулы.

— Да, вы ведь не знаете. Тетя убрала семейные портреты из холла, посчитав графа более важным, чем все наши предки. Все портреты в библиотеке.

Они встали из-за стола и направились к двери. В коридоре к ним присоединился скептически хмыкающий Бэзил и сбитый с толку Фрэнк.

Гессия провела всю процессию в библиотеку. Портреты и в самом деле висели на одной из стен. Девушка шагнула к одному из них:

— Вот Элеонора.

Норма подошла ближе и внимательно осмотрела изображенную на нем женщину. Пока она это делала, остальные молчали, ожидая ее слов. Наконец, Гессия не выдержала и тихо спросила:

— Ну что?

— Очень похоже, — признала Норма, — только здесь она гораздо моложе. А этот шрам, — она указала рукой на требуемое, — откуда он?

— В детстве Элеонора упала с дерева и напоролась на сучок, — сообщила Гессия, хорошо знавшая историю семьи, — говорят, именно поэтому она так и не вышла замуж.

Бэзил слушал это, переводя взгляд с портрета на Норму. Потом, дождавшись паузы, произнес:

— По-моему, вы выдумали эту историю, кузина.

— Нет, — она покачала головой, — у меня нет желания вас забавлять.

— Ха-ха-ха, — засмеялась Гессия, — точно, Бэзил. Забавлять тебя — напрасная трата времени. Я думаю, это призрак Элеоноры, — понизила она голос, — в этом доме происходит что-то неладное.

— Все неладное происходит в голове у тети Сары. И я смотрю, что это заразно.

Фрэнк оглядел родственников и спросил:

— Вы хотите сказать, Норма, что по дому бродит призрак Элеоноры?

— Я ничего подобного не хочу сказать, — раздраженно отозвалась та, — это Гессия сказала, а не я. Эта женщина не была призраком.

— Ну, а кем же она была? — осведомилась Гессия.

— Я не знаю. Но если бы она была призраком, то не стала бы от меня убегать, а просто просочилась бы сквозь стену. И потом, мне кажется, призраки не имеют обыкновения развешивать летучих мышей по стенам, а именно этим она и занималась.

— Летучие мыши? — переспросила кузина.

Она задумчиво посмотрела на портрет Элеоноры.

— Летучие мыши — это тетин конек, — сказал Бэзил, — если кто-то и был в вашей комнате, кузина, то никак не призрак, а сама тетя Сара. Это она обожает мышей. Я все время опасаюсь, как бы она в один прекрасный день не подала мне их запеченными в тесте.

— А как же шрам? — напомнила Гессия.

— Шрам? Ну, не знаю. Может быть, она решила стать Элеонорой и нарисовала его на щеке.

— Боже, Бэзил, но если ее странности заходят так далеко, то Норма в опасности.

— В какой? — скептически хмыкнула Норма, — разве только я могу спятить от обилия летучих мышей в своей комнате.

Бэзил рассмеялся:

— Думаю, опасность грозит скорее летучим мышам. И тете. Кузина столь воинственно размахивала пистолетом, что я почувствовал себя неуютно.

— У вас есть пистолет, Норма? — оживилась Гессия.

— Да, — признала она очевидное.

— Вы умеете стрелять?

— Конечно.

— Кузина, это ужасно, — заявил Фрэнк, — пистолет у молодой девушки! Зачем он вам, ради всего святого?

Она пожала плечами:

— Подарок отца.

— Дядя Рональд начинает мне нравиться, — фыркнул Бэзил, — если вы скажете, кузина, что это именно он научил вас стрелять, я сниму перед ним шляпу.

— Это лишнее, Бэзил, — сказала Гессия, — дядя Рональд умер.

— Очень жаль.

Гессия вздохнула:

— Состояние тети начинает меня беспокоить. Теперь я понимаю, кто развесил в моей комнате летучих мышей. Я велела их убрать, но кто знает, вдруг они окажутся там снова?

— Берегись, Гесси, — поддел ее брат, — тетя Сара возьмется за тебя.

— Будь серьезней, Бэзил. По-твоему, это нормально?

— Я давно утверждал, что нет. Ничто из того, что делает тетя, нельзя назвать абсолютно нормальным.

— Завещание тоже?

— Особенно завещание, — скривился он.

— Придется тебе с этим смириться. Юрист тети, во всяком случае вполне нормален. Тебе не видать этих денег, если только… О-о!

— Ну, говори, что еще пришло тебе в голову, — потребовал он.

— Ты можешь получить все, если женишься на Норме, — засмеялась Гессия.

— Спасибо за ценный совет, Гес, — кивнул ей брат, — пожалуй, я им воспользуюсь, если только кузина Норма не будет против.

— О, что заставило вас подумать, что я буду против? — осведомилась Норма, приподняв брови, — это было заветным желанием всей моей жизни.

— Договорились.

Гессия расхохоталась. Ситуация развеселила даже Фрэнка.

— В самом деле, нельзя допустить, чтобы деньги ушли из семьи, — пошутил он.

— Ну, так они и не уйдут, — подытожил Бэзил, — кузине придется только поменять фамилию.

— Прекрасный аргумент, кузен, — признала Норма, — вот, прямо так и тянет после него выйти за вас замуж.

— Нет, но что же нам все-таки делать с этими мышами? — вспомнила Гессия.

— Лично я ничего не собираюсь с ними делать, я терпеть не могу летучих мышей, — отозвался Фрэнк, — по-моему, лучше оставить все, как есть.

— Ну нет, этого нельзя так оставлять.

— Пойдем отсюда, — предложил Бэзил, — я уже достаточно нагляделся на предков.

Они вышли за дверь, где Гессия взяла Норму под руку:

— Скажите, кузина, а вы сможете попасть в карту с двадцати шагов?

— Нет, она не сможет, — ответил за Норму Бэзил.

— Смогу, конечно, — возразила девушка, — пара пустяков.

— В самом деле, кузина?

— А что такого? — она пожала плечами.

— Бэзил, а ты сможешь? Я уверена, что нет.

— Я догадываюсь, что за мысли бродят в твоей голове, Гес. Разумеется, я попаду в карту с двадцати шагов.

— А вот и нет. Я говорю, что не сможешь. Ты отвратительно стреляешь.

— Я не смогу? — рассердился он, — что ты в этом понимаешь?

— Бэзил, — сказал Фрэнк, — не иди у нее на поводу. Ты же знаешь Гес. Она это нарочно делает.

— Она утверждает, что я не попаду в карту с двадцати шагов! Да это же курам на смех. Кузина, где ваш пистолет?

— Наверху, — ответила Норма.

— Ты же не собираешься стрелять здесь? Прекрати, Бэзил. Гес, это нехорошо с твоей стороны.

— Бэзилу и не нужно стрелять здесь, — хмыкнула Гессия, — можно выйти во двор. Но он этого не сделает, уж я-то знаю своего братца.

— Я не сделаю? Кузина, — Бэзил обернулся к Норме, — будьте так добры, принесите свой пистолет, если вам нетрудно.

— Не нужно, Норма, — остановил Фрэнк девушку, — пусть они оставят эти глупости. Гесси любит доводить Бэзила.

— Не вмешивайся, Фрэнк. Кузина, вы принесете пистолет?

— Хорошо, принесу. Если вы признаете, что я умею стрелять и попаду в карту с двадцати шагов.

— Вздор. Впрочем, если вы покажете это…

— А я принесу карты, — закончила довольная Гессия, — встречаемся во дворе. Фрэнки, если это тебя так волнует, можешь не ходить.

— Нет, я пойду, — отрезал он, — иначе вы Бог знает чего натворите.

Норма отправилась за пистолетом, улыбаясь. Это немало ее забавляло.

Спустившись во двор, она обнаружила там всю компанию. Гессия держала в руках карты, Бэзил посмеивался, а Фрэнк хмурился и оглядывался по сторонам.

— Не бойся, Фрэнк, — успокаивала его кузина, — никто не сбежится полюбоваться на стрельбу, что, конечно, очень досадно.

— «Досадно», — повторил он с непередаваемым выражением лица, — как ты можешь так поступать, Гес?

— А что я сделала? Не будь таким занудой. Кузина Норма! Вы принесли пистолет!

— Он заряжен? — хмыкнул Бэзил.

— Конечно, кузен, — кивнула она, — не сомневайтесь.

— Кто стреляет первым? — спросила Гессия, полная энтузиазма.

— Я, разумеется, — брат взял пистолет из рук Нормы, — надеюсь, он не заржавел.

— Уверяю вас, я чищу его каждый вечер, — успокоила его девушка.

— Отлично. Фрэнк, отмерь двадцать шагов и возьми карту.

— Нет уж, — тот отступил от кузена на шаг, потом, подумав, еще на один, — а что, если ты попадешь в меня?

— Я не попаду в тебя, болван! — разозлился Бэзил, — что за чушь приходит тебе в голову!

— Я подержу, — сказала Норма, — у меня нет ни малейших сомнений, что кузен Бэзил умеет стрелять.

— Верно, — засмеялась Гессия, — тем более, он не сможет застрелить будущую жену, так и не дождавшись свадьбы.

— Гесси, что бы я без тебя делал, — восхитился ее брат.

Отмерив двадцать шагов, Норма взяла карту за уголок.

— Цельтесь в середину, кузен, — сказала она, — попадете даме в лоб, будем считать, что вы выиграли.

— Он промажет, — вставила неугомонная Гессия, — промажет, как пить дать.

— Помолчи, сделай милость, — Бэзил выставил руку вперед и тщательно прицелился.

— Смотри, не попади в лоб Норме. Она тоже дама. Не перепутай, Бога ради.

— Прекрати, Гес, — одернул ее Фрэнк, побледнев, — Бэзил, может быть ты оставишь эту затею?

— Помолчите оба, — отрезал он.

— Не отвлекай его, Фрэнки.

— Я никого не отвлекаю. Я в ужасе от того, что может случиться.

— А что может случиться?

— Может случиться, что я подстрелю кого-нибудь из вас, — тихо, но угрожающе произнес Бэзил, — особенно если вы будете болтать у меня под ухом.

— Ты слишком долго целишься. Мы тут совсем уснем, пока ты нажмешь на курок.

— Гес, лучше будет…, - Фрэнк взял ее за руку и отвел в сторону.

Наконец, раздался выстрел. Норма посмотрела на карту и сказала:

— Ну что ж, не так уж и плохо. Но вы прострелили край, а не середину.

Она сунула ему в руки карту:

— Дайте мне пистолет.

Бэзил с досадой посмотрел на дырку от пули в углу карты и вернул ей оружие.

— Норма, я уверена, что уж вы-то попадете, куда следует, — сказала Гессия.

— Боже, Бэзил! — заволновался Фрэнк, — я на твоем месте не стал бы…

— Знаю, что не стал. Но тебя никто и не просит этого делать.

— Кузина, я вас умоляю.

— Фрэнк, ты сегодня утомителен, — заметила Гессия, — ты всех замучил. И ты мешаешь Норме целиться.

— Мне никто не мешает целиться, — Норма вскинула руку, — если только не толкает под локоть.

— Фрэнк, не вздумай толкать Норму под локоть.

— Я и не…

Он не договорил. Раздался выстрел. Он от неожиданности подскочил на месте.

Бэзил взирал на карту с такой гримасой, что она без слов говорила о том, что Норма попала туда, куда следует.

Гессия, увидев это, захлопала в ладоши.

— Браво, Норма, браво! Вы отлично стреляете, теперь все это видят!

— У меня было много практики, — сообщила Норма.

— Практики? Где? — не смолчал Фрэнк.

— В саванне.

— Саванна — это…

— Степь. Американская степь.

— Понятно.

— Ничего тебе непонятно, Фрэнк. Там, в саванне кровожадные индейцы.

— Нет, больше нас беспокоили обычные бандиты, — пояснила Норма.

— Вы стреляли в бандитов? — восхитилась Гессия.

— Приходилось. Каждый негодяй, обзаведясь лошадью и парой приятелей считал своим долгом ограбить какой-нибудь дилижанс. Иногда за время пути на нас нападало по три-четыре таких банды. Правда, от них всегда бывало больше шуму, чем беспокойства. Покричат, постреляют, потом развернутся и — ходу в обратную сторону.

— Боже, вы там так развлекаетесь? — фыркнул Бэзил, — оригинально.

Он с кислой миной вернул сестре карту.

— Ну что, Бэзил, убедился? — поддела его она.

— Я промахнулся лишь потому, что ты трещала под ухом, как сорока.

— Настоящего стрелка не должны отвлекать такие пустяки.

— Не рассуждай о том, чего не понимаешь. Иди лучше посчитай летучих мышей в своей комнате.

— Думаешь, я в этом разбираюсь лучше?

— Ну, считать-то ты умеешь?

— Какой ты противный! Нет в моей комнате никаких мышей. Я велела их снять.

— Нужно следить внимательнее. Вдруг они вновь там появились. Кузина, как насчет мышей у вас?

— Пока ни одной, — ответила она, — но я не сомневаюсь, что это была лишь небольшая передышка.

Они уже собрались возвращаться в дом, но Гессия вдруг остановилась и замахала рукой.

— Это Теодор, — пояснила она остальным, — он приехал, как и обещал. Теодор! Идите сюда.

Олридж внял ее просьбе и подошел ближе.

— Добрый день, — поприветствовал он всех, — что вы здесь делаете?

— Норма и Бэзил выясняли, кто из них лучше стреляет, — пояснила Гессия, улыбаясь.

— И кто же?

— Норма, конечно.

— «Конечно»! — взорвался Бэзил, — ничего подобного!

— Но ты попал в край, а не в середину, — напомнила сестра.

— Из-за вашей дурацкой болтовни.

— Пустая отговорка. Теодор, а вы хорошо стреляете?

— Боюсь, куда хуже, чем мисс Сэвидж, — с сожалением покачал он головой, — да и до Бэзила мне тоже далеко.

— Зато ты отлично боксируешь, — вставил Фрэнк.

— Да, и в любом случае лучше, чем Норма, — фыркнул Бэзил и рассмеялся.

— Не стану спорить. Вы абсолютно правы, кузен. Я даже не знаю, как это делается.

— А я совсем не умею стрелять, — посетовала Гессия, — я подумала, что Норма сможет меня научить.

— Она не станет делать ничего подобного, — твердо сказал Фрэнк, — уж я за этим прослежу. Тебе это ни к чему, Гес.

— Согласен, — кивнул Олридж.

— Пусть сперва найдет человека, который станет держать для нее карту, — съязвил Бэзил.

Гессия умоляюще посмотрела на Норму. Та покачала головой.

— Нет, кузина. Держать карту — нет.

Остальные расхохотались, даже невозмутимый Олридж.

— Вы невыносимы, — топнула ногой Гессия, — все, даже Теодор. Я вовсе не хочу стрелять в Норму. Как вы могли такое подумать!

— Думаю, от тебя это не зависит.

— Пойдемте в дом, — взмолился Фрэнк, — а вы, кузина, уберите пистолет подальше от греха.

— Да, он наводит Гес на ужасные мысли, — хохотнул Бэзил, — она бы с удовольствием бы всех тут перестреляла.

— Глупости, — сердилась девушка, — ничего подобного. Ну почему вы не хотите меня научить, кузина? Я не буду стрелять в вас, клянусь. Для начала можно было бы попрактиковаться на стене сарая, например.

— Только если все в радиусе двух миль дружно залягут на землю, — не смолчал брат.

Послушав, как остальные хохочут, Гессия топнула ногой.

— Да ну вас! Вы все просто ужасны. Ну, кузина Норма, пожалуйста, научите меня стрелять. Ну, пожалуйста!

— Ни в коем случае, — помотал головой Фрэнк, — уймись, Гес. Ну, зачем тебе это, скажи на милость?

— Все умеют, а мне что, нельзя?

— Очень разумный довод, — признал он, — а главное, очень убедительный.

— Ну почему мне нельзя?

— Все-таки, ты — моя сестра и мне не хотелось бы, чтоб ты случайно застрелилась, — пояснил Бэзил.

— Опять ты начинаешь! Я не собираюсь стреляться. Не дождешься!

Норма поднималась по лестнице, все еще посмеиваясь. Пожалуй, если судить беспристрастно, у нее совсем неплохие родственники и с ними можно приятно проводить время. Гессия очаровательна. Фрэнк несколько осторожен и склонен к занудству, даже Бэзил может быть вполне приятным, если перестанет раздражаться по любому поводу.

Она открыла дверь и застыла на пороге. Сперва подумала, что ошиблась комнатой и попала не туда. Но потом…

Весь пол был засыпан осколками и какими-то клочками. В воздухе до сих пор летали перья. Подушка была разорвана в клочья. Наклонившись, Норма узнала одно из своих платьев, точнее, то, что когда-то им было. Зеркало было расколото надвое, а на постели восседала огромная летучая мышь, глядя на нее бессмысленными глазками-пуговками. Ее клыки были красными. Казалось, она вот-вот зашипит, взмахнет крыльями и бросится на нее.

Норма отступила на шаг назад, осколки захрустели у нее под ногами.


4 глава. Кузены | Бедная родственница | 6 глава. Разгром







Loading...