home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


11 глава. Элеонора жива

Бэзил встретил тетю Сару, подъезжая к Сэвидж-холлу. Он издали заметил старомодный экипаж, неторопливо едущий ему навстречу по дороге и в его душе волной поднялась злоба. Он подхлестнул лошадей и преодолев расстояние, разделяющее их, резко развернулся, преграждая путь. Кучер экипажа тети едва успел натянуть вожжи.

— Что это вы делаете? — вскричал он, — ведь так убиться можно!

Тетя Сара выглянула наружу.

— Бэзил! — возмутилась она, — ты с ума сошел! Что за дурацкие выходки! Немедленно дай мне проехать!

— Ну уж нет, — отрезал он, соскочив вниз и двумя прыжками добираясь до экипажа.

Распахнул дверцу:

— Где она? Что вы с ней сделали, выжившая из ума старуха?

Лицо мисс Сэвидж исказила гримаса гнева.

— Бэзил! Ты забываешься! Ты находишься на моей территории и смеешь оскорблять меня? Ты такой же, как и твой отец.

— Оставим пока моего отца в покое, — отмахнулся он, — потом поговорите о его ужасных качествах. В данный момент меня интересует другое.

— Ты должен лучше следить за своей сестрой, — женщина стукнула в окно и приказала, — поезжай, Дэйв.

— Стой, Дэйв, — Бэзил погрозил кучеру кулаком, — я знаю, где Гес, — это уже относилось к тете, — мне нужна не Гес. Я вас спрашиваю, где Норма.

Мисс Сэвидж приподняла брови:

— Норма? А что с ней такое?

— Что такое?! — взревел он, хватая ее за руку, — сначала идиотские мыши, потом труп в кровати, а теперь она пропала! Где она, дьявол вас возьми? Куда вы ее дели?

Тетя Сара нахмурилась, глядя на племянника встревоженным взглядом. Она даже не сделала ему замечания, позабыв, что он вцепился в ее руку, делая ей больно.

— Норма пропала? Труп в кровати? В чьей кровати?

— Вы даже не спросите, что за труп? — прищурился Бэзил, — вам, конечно, лучше знать, где вы его взяли.

— Садись. Поехали, — она приняла решение, — я расскажу тебе, в чем дело. Давно следовало это сделать. Ох, — вздохнув, мисс Сэвидж велела кучеру разворачиваться, — хотелось избежать шума и ненужных разговоров.

Бэзил был упрям и строптив, но действовал быстро. Он сел на сиденье и закрыл за собой дверцу. Экипаж развернулся и поехал обратно к дому.

Тетя Сара несколько раз вздохнула, поглядывая на племянника, а потом сказала:

— Это долгая история. Я расскажу ее после. Но ты должен знать главное. Все это делала не я.

Он посмотрел на нее скептически и хмыкнул:

— Только не говорите, что мыши сами развесились по стенам, а труп самостоятельно забрался в кровать Нормы.

— Понимаю, тебе трудно поверить. Признаюсь, я сама создавала нужное впечатление, чтобы у вас не возникало вопросов. Ох, как все это сложно! Я надеюсь, что с Нормой все в порядке.

— Я тоже на это надеюсь, — мрачно отозвался Бэзил, — иначе я не завидую тому, кто мне попадется, даже если это будет целый выводок летучих мышей.

— Она не опасна, — извиняющимся тоном промолвила женщина, — совершенно безобидна. Может лишь напугать, но причинить вред — никогда.

— Кто?

— Элеонора.

— Так, понятно, — он повернулся к ней с угрожающим видом, — опять за свои штучки? Элеонора умерла десять лет назад, — отчеканил племянник.

— О нет, — тетя Сара покачала головой, — нет, она не умерла. Это мы сказали, что она умерла.

— Кто это, мы?

— Крис и я.

— Дядя Крис? Господи помилуй! — вытаращил глаза Бэзил, уставившись на женщину, — вы шутите! Дядя Крис обманул всю семью, сказав, что Элеонора умерла? Только не говорите Фрэнку об этом, у него будет апоплексический удар.

Мисс Сэвидж взглянула на племянника сурово:

— Это вовсе не смешно, Бэзил. Ты как всегда просто невыносим.

— Невыносимых людей не бывает, — мгновенно отпарировал он, — бывают узкие двери.

— Точно, — кивнула она, — очень точно. Ценю твою самокритичность. Но моя дверь не покажется тебе особенно узкой.

Он рассмеялся. Впрочем, его веселье продолжалось недолго. Когда экипаж остановился и они, спустившись на землю, направились к входной двери, Бэзил был мрачен и суров.

Входя в холл, тетя Сара бросила на него любопытствующий взгляд и спросила:

— Неужели, ты бросил Гесси на произвол судьбы и помчался спасать Норму?

— Она в опасности, — буркнул он, — в настоящей опасности. А Гес, как обычно, дурака валяет. К тому же, с ней Фрэнк и Теодор.

Джон, увидев вернувшуюся хозяйку, приподнял брови, но его удивление этим и ограничилось.

Мисс Сэвидж посмотрела на племянника:

— Жди меня здесь. Я схожу за ключом.

— Может быть, мне сразу пройти на третий этаж? — спросил он.

— Хм, — отозвалась она, — ты и это знаешь. Ну, что ж, ты прав. Ступай туда.

Тетя Сара обернулась быстро. Она поспешно взбежала по лестнице и на ходу сообщила племяннику:

— Ключа нет.

— Как нет? — не понял он, — и где же он?

— Элеонора частенько таскала его у меня.

— Да? Жаль, что это вас ничему не научило.

— Я не хотела быть слишком суровой к бедной девочке. Ей и так приходится несладко.

Бэзил хотел съязвить, но сдержался. Он впервые слышал, как тетя Сара оправдывалась и это произвело на него гнетущее впечатление.

— И что…

Он не договорил. По дому прокатился странный, вибрирующий звук. Он был не слишком громок, но несмотря на это в доме наверняка не осталось угла, где бы его не слышали.

— Что это? — прошептала мисс Сэвидж, когда обрела дар речи.

В отличие от нее, Бэзил не стал задавать глупых вопросов.

— Дьявол! — вскричал он, — это она! Только она может так визжать. Где она? Может у себя в комнате?

Не обращая внимания на тетю, он помчался по коридору и скрылся за поворотом. Мисс Сэвидж пришла в себя в считанные секунды и побежала за ним, но была не столь быстра и легка на ногу, годы брали свое.

Она столкнулась с Бэзилом на втором этаже, когда он уже возвращался.

— Ну? — спросила женщина отрывисто.

— Там ее нет.

— Боже, — простонала она, — нет, только не это!

— Что «это»? Что?

— Неужели, она там, в подвале?

— Пошли туда. Где этот чертов подвал?

Бэзил схватил ее за руку.

— Да, сейчас, сейчас, — заторопилась Сара, тряхнув головой, словно отгоняя непрошенное видение.

На первом этаже они встретили миссис Коултер. Ее лицо было белее мела, а в глазах металась паника.

— Что стряслось, мисс, что? — залепетала она, — кто кричал? Ох, Господи, чуяло мое сердце, чуяло! Беда, ох, беда!

— Принеси лампу, Сьюзен, — попросила мисс Сэвидж, — и пожалуйста, поторопись.

Миссис Коултер кивнула и удалилась с несвойственной ей скоростью.

— К черту лампу, — бросил Бэзил, — где подвал, тетя? Нельзя терять времени.

— Там слишком темно, — возразила женщина, — мы ничего не найдем, только сами заблудимся. Подожди несколько минут.

Вернувшаяся экономка, запыхавшись, подала хозяйке лампу.

— Мне пойти с вами? — спросила она, хотя было видно. Что идти ей не хочется.

— Подожди нас здесь, Сьюзен, — распорядилась мисс Сэвидж, — пойдем, Бэзил.

Миссис Коултер проводила их взглядом и тяжело вздохнула. Она все еще никак не могла отойти от жуткого вопля, от которого у нее кровь застыла в жилах. Воображение тут же нарисовало такие мрачные картины, что женщине хотелось бежать без оглядки из этого дома. Воображение никогда не было ее сильной стороной, но сейчас оно сработало на полную катушку.

Миссис Коултер переминалась с ноги на ногу, маясь от ожидания. Ей хотелось, чтоб хозяйка и ее племянник возвращались поскорее и заняли бы ее делами, выполняя которые она могла бы не думать о самом худшем.

Постояв немного на одном месте, экономка прошлась до лестницы и обратно, оглядываясь по сторонам и надеясь, что все обойдется. Ей очень хотелось в это верить, и она велела своему воображению замолчать, хотя это и не имело особого успеха. Вздыхая и охая, миссис Коултер ходила взад-вперед, изредка останавливаясь и прислушиваясь.

Но неожиданно до ее слуха донеслись странные звуки. Миссис Коултер замерла. Она напряженно слушала, все больше недоумевая и пугаясь.

По лестнице кто-то спускался. Но не совсем обычным способом. Необычные шаркающие шаги, иногда затихающие, какое-то шуршание. Женщина подняла голову, не понимая, что происходит, а липкий страх уже взял ее в оборот. Она попятилась, прижав руки к груди и не сводя панического взгляда с пролета.

Шаги раздавались все ближе. Женщина ойкнула и зажала рот рукой. Ее глаза казалось вот-вот вылезут из орбит. Но увидев фигуру на лестнице, она почувствовала огромное облегчение, которое тут же сменилось тревогой.

По лестнице спускалась Норма, но в каком виде! Ее платье было перепачкано, волосы сбились и свисали спутанными прядями, лицо белое, словно бумага. И шла девушка как-то странно. Держась обеими руками за перила, опираясь на них всем телом и еле переставляя ноги. Периодически она останавливалась и переводила дух.

— Мисс Сэвидж, — ахнула экономка.

Норма спустилась с последней ступеньки и выпустила из рук перила. Она тут же потеряла равновесие и упала на пол.

— Господи! — миссис Коултер кинулась к ней, — мисс Сэвидж, что с вами? Вставайте, Давайте, я помогу вам. Где вы были? Вас по всему дому ищут.

Наклонившись над девушкой, она увидела странную бледность лица и лоб, покрытый бисеринками пота. Норма тяжело дышала.

— Мисс Сэвидж, вы заболели! Боже милостивый! Вставайте же. Ох, дайте руку, я вам помогу.

Норма протянула руку, миссис Коултер взялась за нее. Рука оказалась неожиданно скользкой. Мельком взглянув на это, женщина взвизгнула.

— Господи, вы поранились! У вас вся рука в крови!

— Там есть повязка, — прошептала девушка, — затяните ее потуже, если вам нетрудно.

Но миссис Коултер было трудно. Взглянув на руку Нормы, а потом на свою, перепачканную в крови, экономка издала полузадушенный писк и кулем рухнула на пол, потеряв сознание.

Норма хмыкнула и покачала головой. Ясно, что помощи от нее не дождаться. Придется обходиться собственными слабыми силами. В том, что силы были таковыми, сомневаться не приходилось. Норма ощущала дурноту. Проклятая повязка! Она снова сползла. Переведя дух, она села и с помощью левой руки и зубов затянула узел так туго, как только смогла. Потом для верности еще один.

Но вставать все-таки было нужно, как это было ни трудно. Девушка оперлась руками о ступеньку и приподнялась, пытаясь подняться на ноги. У нее ничего не вышло. Она предприняла еще одну попытку, тоже неудачную. Встать ей удалось лишь с третьего раза, когда она догадалась схватиться за перила.

Опасаясь их отпускать, девушка всем телом привалилась к ним, сжимая зубы. Нужно прийти в себя и выбираться из этой ситуации. Помощи ей ждать неоткуда. Экономке самой нужна помощь, черт бы ее побрал. Взяла и шлепнулась в обморок, старая клуша. Какие тут все нежные, сил нет.

Постояв немного, Норма осторожно разжала руки, проверяя, удастся ли ей устоять без помощи перил. Устоять удалось. Тогда она сделала шаг вперед. Потом еще один. Что ж, неплохо. Ее, конечно, шатает и идет она не по прямой, словно загулявший пьяница, но в конце концов, это неважно. Главное, она может идти.

Но уйти не удалось. На лестнице вновь послышались шаги, но на сей раз быстрые и торопливые. А спустя несколько секунд на последнем пролете появилась Элеонора с яростно сверкающими глазами и перекошенным ртом. В руке у нее был пистолет.

— Как ты мне надоела, — сказала Норма еле слышно.

— Гадкая, дрянная девчонка! — рявкнула Элеонора, — как ты посмела убежать!

— Не сказать, чтобы легко, тетя. Но не думаете ли вы, что я должна была покорно вас дожидаться?

— Конечно!

— Спасибо, за этот день я сделала достаточно глупостей.

Элеонора с легкостью преодолела последние ступеньки и направилась к девушке.

— Пойдем, — сказала она, взяв ее за руку.

— Нет, мне и здесь хорошо.

— Пойдем же. Я не собираюсь тебя тащить снова, — она угрожающе взмахнула пистолетом, — иди сама, иначе я тебя пристрелю.

— А как же любимый граф? — ехидно осведомилась Норма, — ведь я нужна ему живой, если не ошибаюсь.

— Отпусти ее! — прогремел грозный голос, так что все вздрогнули, — немедленно отпусти ее, Нора! Ты меня слышишь?

Элеонора как-то съежилась и словно стала меньше ростом. Она втянула голову в плечи и поспешно убрала руку с предплечья девушки.

— Сара, — пролепетала она, — я ведь ничего плохого не хотела, Сара, клянусь, честное слово.

Мисс Сэвидж шагнула к ней.

— Дай мне это, Нора, — она указала на пистолет, — это ведь не твое. Я много раз говорила тебе, что нельзя брать чужие вещи.

— Да, Сара, — опустив голову, признала Элеонора и протянула ей оружие.

Сара взяла его двумя пальцами и повертев, положила на столик. Потом взглянула на неподвижно лежащую экономку.

— Что со Сьюзен? Нора, если я узнаю, что ты что-то сделала со Сьюзен..! — ее голос возвысился.

— О нет, нет! — вскричала та тонким голосом, — я ничего с ней не делала, клянусь тебе, Сара! Когда я пришла, она уже здесь лежала.

— Она в обмороке, — пояснила Норма, — шлепнулась при виде крови и глазки закатила.

Мисс Сэвидж посмотрела на племянницу и покачала головой.

— Ты ужасно выглядишь, Норма. Погоди немного, я должна увести Нору. Это важно.

— О, я понимаю. Я доберусь сама.

— Я не виновата! — вдруг взвизгнула Элеонора, — нет, нет, я не виновата! Это все он! Он заставлял меня! Сара, я никогда бы ничего не сделала, ты же знаешь!

— Пойдем, Нора, — женщина взяла ее за руку, — тебе нужно отдохнуть.

Она несколько раз кивнула и уже шагнула наверх. Но тут послышался грохот, а через мгновение на лестнице показался Бэзил.

— Там никого нет! — сообщил он и остановился, во все глаза глядя на тетю Сару и ее спутницу, — не может быть! Элеонора! Это же Элеонора!

Норма сдавленно прыснула. Мисс Сэвидж набрала в легкие побольше воздуху, чтобы сурово отчитать племянника за то, что он нервирует ее сестру, но он уже не смотрел на них и не слышал ничего.

— Норма! Господи, это ты! Живая. Норма! — перепрыгивая через три ступеньки, Бэзил оказался около нее, — Боже мой, что эта… с тобой сделала? — он назвал Элеонору не совсем приличным словом, но никто этого не заметил.

Тетя Сара была слишком поражена, чтобы заметить хоть что-нибудь. Она видела перед собой Бэзила, но это был не Бэзил. Бэзил никогда не стал бы так волноваться, хватать девушку за руки и так на нее смотреть. Встряхнув головой, она потянула сестру за собой.

— Пойдем, Нора.

— Ничего особенного она со мной не делала, — ответила Норма на вопрос, — в общем-то, все в порядке. Просто мне нужно куда-нибудь сесть.

Бэзил недолго думая, подхватил ее на руки и понес в ближайшую комнату, ею оказалась гостиная. При этом он переступил через миссис Коултер, но даже не обратил на это внимания.

Усадив Норму на диван, он взял ее за руку и пораженно спросил:

— Кровь? Ты ранена? Она в тебя стреляла?

— Нет, — Норма мотнула головой, — руку порезала.

— Покажи.

Увидев окровавленный платок, Бэзил вскочил:

— Тебя нужно перевязать. Посиди здесь. Я сейчас.

Распахнув дверь, он вылетел в коридор. Норма вовсе не собиралась никуда идти. Она услышала, как Бэзил выругался:

— Черт, эта старая дура разлеглась здесь именно тогда, когда больше всего нужна.

Девушка улыбнулась. Бэзил, как обычно, был неподражаем.

Через пять минут прибежала Энни с ворохом бинтов и тазом с водой. Увидев окровавленную руку девушки, она вскрикнула.

— Надеюсь, ты не собираешься шлепнуться в обморок? — осведомился у нее Бэзил, подталкивая ее вперед, — нам достаточно одной миссис Коултер. Не хватало еще, чтоб все слуги валились тут как кегли.

Энни замотала головой.

— Нет, сэр, что вы.

Она присела перед Нормой и развязала платок. Снова ахнула.

— Господи, как глубоко!

И девушка принялась за дело. Вначале она перетянула ее руку выше пореза, пытаясь остановить кровь, потом намочила тампон, чтобы смыть потеки.

— Это Элеонора порезала тебе руку? — спросил Бэзил между тем.

Норма кивнула.

— Но зачем?

— Хотела оживить труп. Думала, что это поможет.

Энни вздрогнула и выронила бинт.

— Ох, мисс, что это вы такое говорите!

— Что за бред? — отозвался Бэзил, — да она совсем спятила!

— Из меня вылилась, наверное, целая пинта крови.

— Ужас, — пискнула служанка, заканчивая обматывать ее руку бинтом, — этого нельзя так оставлять, мисс. Нужно послать за доктором.

— Это верно, — спохватился Бэзил, — я сейчас.

— Мисс, вам нужно выпить вина. Вы бледная, как смерть.

Энни поднялась на ноги и развила кипучую деятельность. Когда процесс был в самом разгаре, отворилась дверь и в гостиную шатаясь вошла миссис Коултер.

— Ой, нет, нет, — предупредила ее Норма, но опоздала.

Взгляд экономки упал на окровавленную воду и бинты, она застонала.

— Энни быстро усади ее в кресло, — распорядилась девушка, — она опять упадет в обморок, а это ни к чему.

Служанка выполнила ее просьбу, после чего сунув в руки девушке стакан вина, подхватила таз и все остальное и поспешно вышла за дверь.

Вернулся Бэзил и с неудовольствием посмотрел на миссис Коултер.

— Уже очнулись? — бросил он небрежно, садясь на стул около Нормы.

— Ох, это было ужасно, — простонала та, — рука в крови, все в крови. О Боже мой! — экономка уставилась на свою руку, — и здесь, и здесь!

— Уймите ее кто-нибудь, — Бэзил на секунду закрыл глаза, — где Энни?

— Пошла убирать следы кровавой деятельности, — хихикнула Норма.

— Подожди. Объясни мне ради всего святого, зачем ты потащилась в этот жуткий подвал? Почему мне не сказала? Да там гроб стоит!

— Пустой? — полюбопытствовала Норма.

— Да, пустой. Думаю, нас следует с этим поздравить. А в нем должно было что-то лежать?

— Конечно. Сушеный граф. Он лежал именно там. Что ж, значит Элеонора успела его убрать. Ни минуты без него прожить не может.

— Ты мне зубы не заговаривай, — разозлился Бэзил, — я спросил, кажется, зачем ты пошла в подвал?

— Я вовсе не ходила в подвал. Элеонора затащила меня туда. Она стукнула меня по голове в комнате, когда я вернулась за пледом, а потом стащила вниз.

— Ты это серьезно?

— Нет, это я так шучу, — рассердилась девушка, — конечно, серьезно. Она еще не то делала.

Сделав еще один глоток вина, она отставила стакан.

— Выпейте весь, — метнулась к ней вернувшаяся Энни.

— Мне не хочется.

Бэзил взял со стола стакан и сунул ей в руки, аргументировав этот жест просто и кратко:

— Пей.

Норме ничего не оставалось, как подчиниться. Она с трудом осилила стакан, но это пошло ей на пользу. На лицо вернулись краски, правда, оно все еще было бледным, но уже не столь пугающе.

— Мне нужно привести себя в порядок, — заметила она, обнаружив на платье пятна крови.

— Вам нужно лечь в постель, — сказала Энни, — пойдемте, я помогу вам, мисс.

— Нет, — Норма отмахнулась и вжалась в спинку дивана, — нет, только не туда.

— На втором этаже есть свободные комнаты? — спросил Бэзил у служанки, с полуслова поняв, почему она так занервничала.

— Да, есть одна, сэр, — кивнула недоумевающая девушка, — но там уже давно никто не спал.

— Приведи ее в порядок.

— Но сэр…

— Шевелись.

Энни кивнула и изумленно таращась на них, удалилась.

— Какого дьявола я уехал? — спросил Бэзил у пространства, — ведь чувствовал же, что дело нечисто. Но она сбила меня с толку, — он мотнул головой в сторону миссис Коултер, — заявила, что ты поехала с Гес.

— Зачем мне ехать с Гес? — Норма приподняла брови, — мне бы такого и в голову не пришло.

— Вот и я о том же. Глупец. Столько времени было потеряно!

— Не стоит так расстраиваться. Все в порядке.

— Кто расстраивается? Я? Вот еще, — Бэзил взял со стола пустой стакан и принялся его разглядывать с преувеличенным вниманием.

За окном послышался шум подъехавшего экипажа. Кузен встал.

— Что-то слишком быстро он приехал, — буркнул он себе под нос, отодвигая портьеру.

Но в следующее мгновение выругался:

— Черт! Это не доктор. Это Гесси, Фрэнк и Теодор. Принесла же их нелегкая!

— Ой, — спохватилась Норма, — мне нужно уйти. Я в таком виде!

— Сиди, — велел ей Бэзил, — я их спроважу.

И он вышел за дверь.

Миссис Коултер, до того сидящая молча с уныло-умирающим видом, сказала:

— Я не узнаю мистера Бэзила. Такое впечатление, словно его подменили.

— Это ненадолго, — успокоила ее Норма, — сейчас он сцепится с Гес и все станет прежним.

— Мисс, — укоризненно проговорила экономка, — нельзя так говорить, вы ведь приличная девушка из хорошей семьи.

— Что я такого сказала? — девушка пожала плечами.

— «Сцепится». Это слово не произносят приличные люди, мисс.

— Только что Бэзил сказал: «спроважу». Или это относится только к девушкам?

Миссис Коултер покачала головой.

Тем временем, в холле происходила совершенно другая сцена. Когда Бэзил там оказался, дверь уже открывалась, впуская внутрь его сестру, кузена и друга. Все трое были необычайно взволнованы, а у Гессии широко раскрыты глаза, в которых застыла тревога и тень страха. Первым заметил кузена Фрэнк.

— Что происходит? — с порога задал он вопрос, — что ты вытворяешь? Свихнулся?

— Это ты мне? — агрессивно осведомился кузен.

— А кто бросил нас в Лондоне одних и исчез вместе с пролеткой? Ты подумал, как мы будем добираться?

— Только об этом и думал, — огрызнулся тот, — вот всю дорогу ломал голову, но так ничего и не придумал.

Гессия против воли фыркнула.

— Да будет тебе, Фрэнк. Всем ясно, что произошло что-то из ряда вон выходящее. И хватит ныть. Он всю дорогу стонал, ныл и жаловался, — сообщила она брату, — надоел ужасно. Все ему не нравилось. Кэб в ужасном состоянии, рессоры расшатались, сиденья жесткие, пыльно, душно, окна не открываются.

— Довольно, Гес! — вскричал Фрэнк.

— Я что-то упустила? — осведомилась она с невинным видом, — ты именно так и говорил.

Олридж хмыкнул.

— Хочешь сказать, я был не прав? — сощурился кузен, — все именно так и было. И сиденья жесткие, и душно. Просто отвратительно.

— Что ж, Фрэнк, если все тебе так не нравилось, зачем же ты в таком случае ехал? — спросил Бэзил.

— А что я должен был сделать? Ведь ты самым вопиющим образом угнал пролетку, бросив нас на произвол судьбы. Я не мог оставить Гес одну.

— Я была не одна, — уточнила девушка, — я была с Теодором.

— Это все равно. Он не член семьи. Это было бы неприлично.

— Зато ехать в экипаже с кузеном-нытиком очень прилично, — съязвила она.

— Вы закончили? — поинтересовался Бэзил, — все выяснили? Или так и будете стоять тут и спорить до Второго Пришествия?

— Кто бы это говорил, — фыркнул Фрэнк, — ты-то сам готов спорить вечно.

— А кто у нас тут образец для подражания? Факт, что не я.

— Вот именно.

— Так что же все-таки произошло? — задал вопрос Олридж, — как я понял, нечто серьезное, раз это заставило тебя бросить пролетку посреди дороги.

— Да, ты прав, — согласился друг, — очень серьезное.

— Что, что случилось? — спохватилась Гессия, хватая брата за рукав.

— Странно, что тебя интересует что-то еще, помимо твоих излюбленных скачек. Ну, ты выиграла?

— Когда это она выигрывала, — ответил за потерявшую дар речи Гессию ее кузен, — естественно, продулась в пух и прах. Ее фаворит пришел третьим. Даром, что зовут его Всех Побеждающий. Я бы назвал его немного иначе. Всех Надувающий.

Олридж, а за ним и Бэзил расхохотались, не обращая внимания на яростно сопевшую девушку.

— Фрэнк, ты сегодня в ударе, — провозгласил Бэзил, — ты уже съязвил целых два раза и все в один день.

Теперь злорадно захихикала Гессия. Фрэнк лишь покачал головой и отозвался:

— Это не родственники, а наказание Господне. На вашем фоне любая шутка будет выглядеть бледной, поскольку вы язвите постоянно.

— Тебе просто завидно, — сказала Гессия.

— О, разумеется, я просто умираю от зависти.

— Так что же в конце концов случилось? — спросила она, — Бэзил, хватит умалчивать. Думаешь, я не понимаю, зачем ты затеял эту свару? Лишь бы не говорить нам, в чем дело. Уж я тебя знаю.

— Извини, не я это начал, а Фрэнк.

— Фрэнк начал, а ты подхватил.

— Подхватила ты.

— Ну, хватит спорить, — произнес Теодор, — вы так до вечера не управитесь. Бэзил, что случилось?

— Случилась большая неприятность.

— О Господи! — ахнула Гессия, — но все в порядке? Никто не пострадал?

— Относительно.

— Что это значит, относительно? Прекрати говорить загадками, Бэзил. С Нормой все в порядке?

— Не прошло и года, как ты вспомнила о Норме.

— Ну, какой же ты..! Прекрати, Бэзил. С ней все в порядке?

Заметив, что брат колеблется, она решила нажать на него посильнее.

— Надеюсь, в этом не замешана тетя?

— Которая?

— У нас только одна тетя.

— А вот тут-то ты ошибаешься, Гес.

Вслед за Гессией на Бэзила уставился и Фрэнк, и даже Олридж, у которого было по меньшей мере четыре тети и двое дядей.

— Что ты имеешь в виду? — медленно спросил Фрэнк.

— Он имеет в виду, что у нас не одна тетя, — пояснила Гессия, — ну да, у нас их было две, но потом Элеонора умерла.

— Нет, она не умерла.

— Что за чушь! — воскликнул кузен, — что за глупые шутки! Всем прекрасно известно, что Элеонора умерла десять лет назад. Не принимаешь же ты во внимание выдумки кузины Нормы?

— Я сам видел ее, — злорадно отозвался Бэзил, — собственными глазами.

— Ты видел Элеонору? — прошептала Гессия.

— Полчаса назад на этой вот лестнице. И она была жива так, что живее и не бывает.

— Мамочка! — сестра всплеснула руками.

— Не может быть! — вторил ей Фрэнк.

Руками он, правда, не размахивал, но глаза у него стали размера на два больше. Бэзил хмыкнул.

— Но как же так? Ведь все говорили, что она умерла. Ее ведь похоронили. Бэзил! Как это возможно?

— Не спрашивай это у меня. Я при этом не был. Я говорю только о том, что видел.

В холле воцарилось молчание. Все не сводили глаз с Бэзила, который сперва приподнял брови, а потом отвернулся, начиная раздражаться. Наконец, он не выдержал:

— Ну, что вы на меня уставились? Так, словно это моих рук дело? Я сам до смерти удивился, когда ее увидел. Спрашивать нужно не меня.

— Тетю Сару? — уточнила Гессия, — кстати, где она?

— Не знаю и знать не хочу. Повела свою сдвинутую сестрицу отдыхать. Та, видите ли, очень устала носиться по дому с пистолетом в руке и таскать повсюду своего любимого сушеного графа.

— Что ты сказал? — пролепетал Фрэнк, — кого таскать? Ведь это выдумка!

Бэзил выразительно фыркнул.

— О Господи! Она ненормальная!

— А тетя Сара? Тетя Сара в своем уме? Ведь так?

— Ты догадлива, Гес. Точно. Она просто выгораживала свою больную сестрицу. Такова участь всех, кто имеет сестер. Увы.

— На что это ты намекаешь? — воинственно осведомилась девушка.

— Да так.

— Ах, ты, отвратительный, гадкий, противный..!

— Хватит, Гес, — остановил ее Фрэнк, — это и без того слишком серьезно. Элеонора жива и сошла с ума, тетя Сара скрывает от родственников этот факт, а Норма… Кстати, что с Нормой? Она что-нибудь сделала с Нормой?

— Да, — согласился Бэзил, — она ударила ее по голове, затащила в подвал, где порезала ей вену, чтобы ее кровью напоить своего сушеного графа, дабы возвратить ему жизнь. Подробностей не спрашивайте, я их не знаю.

Гессия покачнулась и упала бы, если б Олридж не подхватил ее, хотя сам с трудом удержался на ногах от изумления. Фрэнк схватился руками за голову и едва не сел мимо стула. Но это почему-то никого не насмешило. А все трое снова уставились на Бэзила, не моргая инее шевелясь.

Первым пришел в себя Теодор. Он покачал головой и сказал:

— Надеюсь, с мисс Сэвидж все в порядке?

— Почти. Скоро приедет доктор.

— О Боже, где она? Я хочу ее увидеть, — встрепенулась Гессия.

— Ты ее не увидишь. Ты немедленно отправишься в свою комнату и будешь сидеть там тихо, как мышь. Кстати, это относится ко всем.

Олридж кивнул. Фрэнк хотел что-то возразить, но промолчал. Гессия, разумеется, была с этим не согласна.

— Я никуда не пойду.

— Ты пойдешь.

— Ты не можешь так отвратительно поступать.

— Ах, значит отвратительно? Вот как? Я тебе скажу, что на самом деле отвратительно! Твое неуместное любопытство, вот что! Верх деликатности, пойти туда и уставиться на нее, словно на какую-нибудь диковину!

— Ты прав, — тут же согласился Фрэнк, — Гес, он прав, тебе следует сделать так, как он говорит.

Гессия прерывисто вздохнула.

— Прости, — она опустила голову, — прости, я не подумала…

— Тогда сделайте одолжение, ступайте к себе, — заключил Бэзил.

Они закивали и без возражений отправились наверх по лестнице.


10 глава. Несостоявшийся ритуал | Бедная родственница | 12 глава. Скелет в шкафу







Loading...