home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


12 глава. Воссоединение с семьей

Эстер была вынуждена поехать вместе со своим мужем к врачу, хотя ей ужасно не хотелось оставаться с ним наедине. Планкетт на прощанье пожал кузену руку и посоветовал ему придумать историю по правдоподобнее.

— Поменьше сочиняй, — сказал он, — похищение пусть остается в силе, только подробности измени, вот и все.

— Сам знаю, — буркнул тот.

Рэнфилд решил остановиться в гостинице, так как тайник еще не был найден и он собирался его отыскать. Он попрощался с Сильвией и пообещал написать ей, что именно он там найдет, так как она очень настаивала.

— Я бы осталась, — посетовала она, — но, боюсь, не получится. Сперва нужно разобраться с родственниками. Сейчас это важнее.

— Конечно, — признал он с подобающей серьезностью, — и мои нервы следует поберечь. Займись лучше капитаном. Он уже немного отдохнул от тебя, так что пусть привыкает.

— Не забудь написать, — чуть сдвинула брови девушка, — мне очень интересно.

Лео собирался отправиться на корабль, невзирая на поздний час. Он пообещал Карлайлу, что все будет в порядке в его отсутствие на судне. Проводив взглядом удаляющихся Сильвию и капитана, он покачал головой, подумав, что ожидание затянется.

— Бедняга, — негромко заметил стоящий рядом Рэнфилд.

— А по-моему, ему это нравится, — хмыкнул помощник капитана, пользуясь тем, что вышеозначенный его не слышит, — он так нервничал, когда вы сбежали, просто на стену лез. Я думал, он вас просто придушит. Но нет, он как будто даже успокоился.

— Ну, тогда ему не придется скучать, — развеселился мужчина, — Сили — очень забавная девушка и я просто в восторге от нее. Но у меня слабые нервы и терпение никудышнее.

— А я уже привык, — пожал плечами Лео.

Он не подозревал, как ему повезло, что его не слышит капитан. Иначе он мог бы познать все его методы на собственной шкуре.

Карлайлу и Сильвии удалось попасть на тот самый дилижанс, который ходит один раз в неделю. Они еле на него успели. Сильвия даже не успела отряхнуть платье от пыли, скопившейся в доме дедушки Рэнфилда и ей пришлось заняться этим в салоне, поскольку именно там она и обратила на него внимание. В первую очередь она отметила недоуменные взгляды, которые бросали на нее немногочисленные пассажиры, а потом догадалась связать их со своим экзотическим видом. Опустив глаза на платье, девушка ахнула и принялась энергично отряхивать подол, обнаружив там целую пыльную бахрому. Взгляды пассажиров сменились с недовольных на возмущенные и недовольные. Пыль с подола Сильвии переместилась на пол, сиденья и все остальное. Единственным пассажиром, кто остался к этому безучастным, был Карлайл. Во-первых, его уже давно не удивляли выходки дрянной девчонки, разве что ее безмерная фантазия в этом вопросе. А во-вторых, он начал ломать голову над тем, что именно он скажет ее родным. История все никак не придумывалась.

Закончив приводить себя в порядок и проверять предел терпения пассажиров, Сильвия облокотилась о спинку сиденья, устроившись поудобнее. Она начала чувствовать подкрадывающуюся скуку. Делать ей было решительно нечего, а с Карлайлом и вовсе не стоило заводить разговор, поскольку он только и умел, что рычать на нее или громко возмущаться. Сильвия, впрочем, давно к этому привыкла, но вот остальные пассажиры могли и не понять. Некоторое время девушка смотрела в окно, но за ним уже сгустилась темнота и ничего видно не было, так что глазеть туда абсолютно бессмысленно. Пару раз Сильвия зевнула, отвернувшись к стене, а потом решила, что если заняться нечем, то лучше всего было бы поспать. Тем более, что места в дилижансе было достаточно. Но едва она, приняв более-менее удобную позу, собиралась закрыть глаза, как Карлайл самым бесцеремонным образом помешал ей, спросив:

— Скажи, а у твоей тети такой же характер, как и у тебя?

— Хуже, — отозвалась она мгновенно, но потом сообразила, что именно он сказал, — сто раз вам говорила, — зашипела она, — прекратите говорить мне «ты»! Это просто невыносимо!

— Интересное дело, — недовольно отозвался он, — Рэнфилду ты почему-то разрешила это делать.

— Это для маскировки, чтобы Кармоди ничего не заподозрили, — пояснила Сильвия, — а потом уже просто по привычке. Какая разница! Зачем вам знать, какой характер у моей тетки? Он у нее просто омерзительный.

— Если вы с ней похожи, то…

— Нет, мы с ней не похожи. Она совершенно в другом стиле. Но зачем..?

— Совершенно не представляю, что же ей все-таки сказать, — признался капитан нехотя.

— О, так бы сразу и сказали. Это очень просто. Что касается этой истории, то не надо ничего выдумывать. Сказать ей правду.

— Правду? — с ужасом переспросил он.

— Ну да, правду. Что меня похитили французские грабители или как там они называются для того, чтобы требовать выкуп. Я от них сбежала. Вот и все.

— А я-то здесь с какого боку?

— Ну, вы можете сказать, что они вас похитили тоже, — тут же придумала она, — или, что я вас случайно встретила по пути и вы решили мне помочь по доброте душевной. Не надо так кривиться, я знаю, что доброты в вас кот наплакал, но эта история для моей тети, а не для меня. Выберите сами, что вам нравится.

— Тише, — зашипел Карлайл, бросая беспокойный взгляд на пассажиров.

Впрочем, никто их них не прислушивался к этому разговору. Одна дама, закрыв глаза, дремала, а пожилой мужчина сидел слишком далеко. Сильвия тоже оглядела всю честную компанию и поморщилась.

— Господи, до чего я докатилась! В дилижансе, в таком ужасном виде, словно последняя бродяжка!

— Последние бродяжки не раскатывают в дилижансах, — внес ясность капитан, — они идут пешком.

— Все равно, — буркнула она, — все равно, это просто ужасно. И эти люди мне не нравятся. У них такой подозрительный вид.

— Самый подозрительный вид у тебя, — хмыкнул он, — ты вся в пыли.

— Прекратите мне «тыкать», в конце концов! Возмутительно! Почему вы постоянно меня раздражаете?

— Откуда я знаю, почему ты раздражаешься от любого пустяка.

Сильвия надулась, поняв наконец, что он все равно будет говорить ей «ты» просто из чувства противоречия. Она отвернулась к окну, мстительно подумав про себя, что когда будет подходящий момент, она все ему припомнит. Впрочем, девушка вполне могла бы приступить к этому и сейчас, но наличие пассажиров, пусть даже и подозрительных на вид ее смущало.

Смотреть в абсолютно черное окно было невыносимо скучно, Сильвия закрыла глаза и наконец заснула.

Утро было пасмурным и хмурым, так что неудивительно, что и настроение девушки, когда она проснулась было таким же. Она раздраженно фыркнула, вспомнив, где именно находится и куда едет. А потом ее настроение еще более испортилось, когда она вспомнила, что все ее вещи находятся в саквояже, а тот — у Карлайла. А ей бы сейчас не помешал носовой платок. Но если она попросит у него саквояж, то он, разумеется, с радостью сунет его ей и назад уже не возьмет. Некоторое время она была раздираема двумя чувствами: желанием достать платок и нежеланием просить саквояж у капитана. Наконец, Сильвия уже почти склонилась к последнему, но посмотрев случайно в окно, позабыла. Она начала узнавать знакомые места. А это значило, что очень скоро они окажутся почти на месте. Само собой, к самому дому ее не подвезут, но в ближайшей деревне можно найти кого-нибудь, кто бы их подвез. Идти пешком Сильвия не имела ни малейшего желания. Она уже находилась на всю оставшуюся жизнь.

Прошло еще полчаса и дилижанс остановился у вышеуказанной деревни.

— Приехали, — сообщил кучер пассажирам.

Сильвия недовольно поморщилась и вышла. Еще немного — и эта пытка наконец закончится. Она доберется до дома, который показался ей куда желанней, чем прежде. Желанней потому, что в нем она могла помыться, переодеться и как следует поесть.

Оказавшись на обочине дороги, девушка попала ногой в лужу, что лишило ее хорошего настроения вовсе.

— Гадость, — скривилась она, поспешно отступая, — какая гадость.

— Ерунда, — отозвался Карлайл, — обыкновенная лужа. Где находится ваш дом?

— За поворотом, — ответила Сильвия.

— Тогда пошли, сколько можно тут стоять.

— Ну уж нет, — она замотала головой, — сперва нужно найти какое-нибудь средство передвижения. Пешком не пойду.

— Кажется, вы уже продемонстрировали свое умение ходить пешком.

— Любой пойдет пешком, когда ничего другого не остается, — злобно зашипела девушка, — я не желаю появляться дома в таком виде, да еще и пешком при этом. Представляю, что они скажут, когда увидят меня!

— Да какая разница, — он пожал плечами, — что вам за дело до их мнения? Пусть себе думают все, что угодно.

Сильвия уже открыла было рот, чтобы в самой доходчивой манере объяснить ему, какое ей дело до всего этого, но тут послышался шум подъезжающей повозки и бодрый, но несколько изумленный голос спросил:

— Мисс Эверетт, что это вы здесь делаете?

— Ну вот, — еще больше разозлилась она, но обернулась.

Постаравшись согнать с лица злобную гримасу, отозвалась:

— Здравствуйте, Джон. Я возвращаюсь из школы.

Джон, восседающий на козлах, приподнял брови:

— Что-то вы поздновато для школы, мисс.

— Непредвиденная задержка, — буркнула она уже совсем недовольно, — хорошо, что вы тут оказались, Джон. Подвезите до дома, пожалуйста.

— Конечно, мисс, — согласился тот, — садитесь. Я вас мигом домчу. Вас, верно, уже заждались дома.

— Да, еще бы, — ядовито отозвалась она, но Джон не понимал сарказма и принял это за чистую монету.

Вслед за девушкой в повозку сел и Карлайл, а ее владелец, только сейчас обративший на него внимание, недоуменно спросил:

— А это кто, мисс Эверетт? Он вместе с вами?

— Да, — признала она, — это мой кузен.

— Кузен? — Джон изумился еще более, — насколько я знаю, у мистера Вуда…

— Это другой кузен, Джон, — стальным голосом перебила его Сильвия, — поедем, сделайте милость.

— Да, мисс, — он подхлестнул лошадей, все еще посматривал на неизвестного «кузена» с интересом.

Сильвия не сомневалась, что и часа не пройдет, как эта новость разлетится по всей деревне.

Карлайл взглянул на нее с изумлением и тихо переспросил:

— Кузен?

— Ну, а что я должна была сказать? — огрызнулась она, — что вы похититель? Ничего вам не сделается, можете и побыть моим кузеном для разнообразия.

Джон больше не задавал ей никаких вопросов, до поместья домчал быстро, что называется, с ветерком. Распрощавшись с Сильвией у ворот, он кинул еще один любопытный взгляд на ее спутника и поехал дальше по своим делам.

— Надоело все до смерти, — проворчала девушка, входя вовнутрь, — уверена, к вечеру вся деревня будет знать, в каком виде я приехала. О Господи, да еще и с неизвестным кузеном!

Она кинула взгляд на дом и тяжело вздохнула. Ей предстояла теплая встреча, оттянуть которую больше было нельзя. Карлайл тоже осматривал дом, но в отличие от нее, с интересом.

— Это поместье принадлежит вам? — спросил он.

— Нет, дяде Стефану, — ответила Сильвия, — до совершеннолетия я должна жить с ними. О-о, — вдруг заметила она, — вы снова говорите мне «вы»! Поразительно!

— Иди вперед, скверная девчонка, — тут же исправился Карлайл, — и топай поживей, у меня много дел.

— О, да неужели? — фыркнула девушка, — у него много дел!

Она решительно зашагала к дому, столь поспешно, чем немного привела его в замешательство.

Дернув за шнурок звонка, Сильвия пригладила волосы, а потом подумала, что это уже ничего не изменит. Уныло махнув рукой, она приосанилась, приготовившись достойно предстать перед родственниками. Через полминуты дверь отворилась и на пороге застыл дворецкий.

— Мисс Сильвия? — осведомился он непередаваемым тоном, после секундного колебания.

— Да, — кратко признала она и шагнула вперед.

Дворецкий посторонился. Девушка вошла, за ней следовал Карлайл, удостоившийся сперва изумленного, а потом подозрительного взгляда дворецкого.

Не успела Сильвия толком оглядеться и подумать, что же ей теперь делать, как на лестнице послышались чьи-то шаги, а спустя мгновение показалась долговязая девица лет восемнадцати, бледная блондинка с мелкими чертами лица и пронзительными синими глазами. Она застыла от удивления, увидев Сильвию, а потом проговорила, растягивая слова:

— Сильвия? Ты?

— Да, это я, Эмилия, — кивнула девушка, — и счастлива, что ты меня узнала.

— Теперь я тебя узнала, — хмыкнула Эмилия и повернулась назад, — Пит, ты не поверишь, кто приехал.

— Чудно, — прокомментировала Сильвия, — милые родственнички встречают у самого порога.

Она с неудовольствием проследила, как по лестнице спускается Питер, который так спешил ее увидеть, что едва не рухнул к ее ногам.

— Кузина Сили, — протянул он, окидывая девушку взглядом, не упускающим ни единой детали, — ты попала в аварию?

— Что-то вроде этого, — отозвалась она.

— Вид у тебя какой-то… потрепанный.

— Тебя смущает мой вид, Пит?

— Нет, но…, - он снова замолк, потому что увидел, что Сильвия не одна, — о, простите, — спохватился он, — я вас не заметил.

— Добрый день, сэр, — с самой обаятельной улыбкой поздоровалась Эмилия, которая углядела его немного раньше и увиденное произвело на нее самое благоприятное впечатление.

— Сили, я не понимаю, — на Пита гость произвел совсем другое впечатление, — происходит что-то странное. Ты приезжаешь из школы не одна. Могу я узнать, кто это?

— Конечно, — ехидно улыбнулась она, — это учитель рисования.

— Хватит, — вполголоса одернул ее Карлайл, немало раздосадованный тем, что его причислили к когорте учителей, да еще и тех, которым выпала нелегкая доля учить мисс Эверетт.

— Дядя дома? — между тем спросила девушка, игнорируя его слова.

— Пока нет. А мама — да. Она будет в восторге от твоего приезда.

— Конечно. Пройдемте в гостиную, — она наконец обернулась к Карлайлу.

— Где ты была, Сили? — настойчиво расспрашивал ее Питер по дороге, — мама рассказала какую-то дикую историю, что тебя похитили. Это правда?

— В некотором роде.

Они оказались в гостиной, где Сильвия тут же села на стул, предоставив остальным делать все, что они захотят.

— Ты не представишь нам своего спутника. Сили? — елейным голоском спросила Эмилия, которая, конечно, тоже была тут.

— Разумеется. Сэймон Карлайл — мои кузены, Эмилия и Питер Вуд.

— Что ты имеешь в виду, когда говоришь «в некотором роде»? — не отставал Питер.

Эмилия с ленивой грацией села на стул и у нее было такое лицо при этом, что если бы на нее в данный момент кто-нибудь смотрел, то всем стало бы понятно, что это было предназначено исключительно для гостя. Но внимание остальных было сосредоточено на другой особе женского пола.

— Что значит «в некотором роде»? — повторил Пит свой вопрос.

— Я все расскажу, — закатила глаза Сильвия, — когда придет тетя.

— Но я хочу знать это сейчас.

— Я знаю, что хочешь. Но я не собираюсь два раза повторять одно и то же.

— А где твои вещи? — вдруг спросила Эмилия.

— Вот, — девушка указала на пыльный саквояж, стоявший у ног Карлайла.

— Это все? Но я прекрасно помню, что ты уезжала с тремя чемоданами.

— Я рада, что ты удосужилась пересчитать мои чемоданы, Эмилия. Но их у меня больше нет.

— А где они?

Сильвии очень захотелось как следует стукнуть назойливую кузину по носу, чтобы она не совала его, куда не просят. Но она только поморщилась:

— Потерялись.

— Господи, до чего же мы дожили! Ты уже чемоданы теряешь! Что будет дальше?

— Я думаю, что чемоданы входят в ту историю, которую припасла Сили для мамы, — усмехнулся Питер, — все-таки, пока ее нет, хотя бы намекни, что с тобой случилось.

Но в это время в гостиную вошла женщина. Одного взгляда, брошенного на нее было достаточно, чтобы понять, на кого похожи ее дети. Она была такой же блеклой и долговязой, а синева глаз совсем не поблекла от времени.

— Сильвия, — произнесла она четко и посмотрела на нее в упор.

— Тетя, — отозвалась девушка, выдавив из себя подобие улыбки.

Женщина окинула ее столь же внимательным взглядом, что и Питер несколькими минутами раньше, а потом заметила:

— У тебя потрепанный вид.

— Я знаю.

— Итак, ты вернулась, — продолжала она.

Повернулась к гостю, который встал при ее появлении и ее брови поползли вверх.

— Сэр?

Он подавил тяжелый вздох, понимая, что имела в виду Сильвия, когда говорила, что у ее тети въедливый характер. Он уже чувствовал, как его начали потрошить.

— Могу я узнать, кто вы, сэр? — протянула миссис Вуд, давая понять, что и манеру столь тягучей речи ее дети тоже получили от нее, — Сильвия, кто этот джентльмен?

— Это мистер Карлайл, тетя, — ввела ее в курс дела племянница.

— Я рада, — отозвалась та, имея в виду неизвестно что, — но я спрашивала, кто он.

Сильвия посмотрела на Карлайла, считая, что он уже мог бы начать говорить.

— Вам должно быть известно, миссис Вуд, какая история приключилась с вашей племянницей, — нехотя сказал он.

— О да. Здесь была мисс… миссис… э-э..

— Эллистон, — вставила Сильвия с усмешкой.

— Эллистон, — повторила женщина, отчеканив это имя и бросив на девушку суровый взгляд.

— Учительница этикета, — продолжала Сильвия, — любезно согласившаяся сопровождать меня домой.

— Конечно, — легко признала та, — и она сказала, что ты, Сильвия, оказалась похищена. Это так?

— Неужели ты думаешь, тетя, что миссис Эллистон тебя обманула?

— Нет, я так не думаю. Но я хотела убедиться, — с этими словами миссис Вуд села в кресло и аккуратно расправила складки платья, — в высшей степени неуравновешенная особа. Она закатила здесь настоящую истерику с воплями и слезами. Мы просто не знали, как ее успокоить.

— Наверное, вы сказали, что не произошло ничего страшного, из-за чего стоило бы устраивать такой шум.

— Я не удивлена, что эта история приключилась именно с тобой, Сильвия, — с полным самообладанием отпарировала тетя Беллинда, — я удивлена только, что этого не случилось раньше.

— Я тоже, тетя, — Сильвия уже едва сдерживала смех.

— Но все-таки, что там произошло? — вмешался Питер, — кому вздумалось похищать Сили?

— Я думаю, мистер Карлайл нам все объяснит, — заметила миссис Вуд, — ведь вы для этого здесь, не так ли?

— Да, вы совершенно правы, — признал он.

Заметив, что все смотрят на него с интересом и ожиданием, Карлайл на секунду закрыл глаза. Итак, нужно было приступать. История вдруг показалась ему дикой и неправдоподобной. Он начал сомневаться, что в нее хоть кто-нибудь поверит, включая младшую мисс Вуд, которой в данный момент здесь не было. Но лучше было озвучить ее, чем не говорить вообще. И Карлайл приступил к этой неприятной обязанности.

Его слушали, не прерывая. Эмилия вытаращила глаза от изумления и легкой зависти, в которой не призналась бы никому на свете. Надо же, такое захватывающее приключение случилось не с ней, а с Сильвией! Питер хмурился, словно ему не нравилось все это, а миссис Вуд была озабочена какой-то иной мыслью и оттого выглядела немного рассеянной.

Но впоследствии Карлайл понял, что это было ошибочное впечатление.

Но сперва миссис Вуд благосклонно кивнула и проговорила:

— Значит, эти люди требовали выкуп?

— Выкуп, — согласилась Сильвия, хотя ее никто не спрашивал.

— И много? — с интересом спросил Питер.

— Десять тысяч фунтов стерлингов.

— Сколько? — ахнула тетя Беллинда с абсолютно такой же интонацией, как когда-то сама Сильвия.

— Десять тысяч, тетя.

— Возмутительно! Неслыханно! Безобразие! Десять тысяч! Они сошли с ума?

— Десять тысяч! — эхом повторили ее дети и переглянулись между собой.

— Что это были за люди? Эта учительница говорила, что они были в масках.

— В масках, — признала племянница.

— Но полагаю, они не ходили в них все время. Сколько их было? — с этими словами она обернулась к Карлайлу.

— Четверо, — ответил он.

— Куда они вас отвезли? Как они выглядели? Вы сможете их описать?

— Я смогу, — снова вмешалась Сильвия, — но зачем это тебе, тетя? Десять тысяч они уже не получат.

— Я хочу знать все подробности. Вы почему-то были предельно кратки. Как вам удалось сбежать?

— Ночью, когда они спали.

— И вас никто не охранял? — женщина приподняла брови.

— Охраняли, как же. Часовой стоял под дверью. Но в ту ночь он спал. Впрочем, как и все другие. Мы вылезли в окно.

— Почему же вы не могли сделать этого сразу?

— Потому что на окне была решетка, — с невинным видом пояснила Сильвия, — когда нам удалось ее открыть, мы и сбежали. Ты хочешь знать, как именно это было проделано?

— Естественно.

Девушка посмотрела на Карлайла.

— Там был замок, — отозвался он, начиная понемногу паниковать, — его нужно было сломать.

— Понятно. А в каком месте находился этот дом?

Вопросы тети сыпались как из рога изобилия. И все они, надо было признать, били точно в цель. Ее интересовало решительно все и Карлайлу приходилось проявлять чудеса изворотливости и немалую фантазию, чтобы находить на все верные ответы. Иногда масла в огонь подливали Питер и Эмилия, хотя их вопросы были менее прицельными, их больше интересовали другое. Эмилия, к примеру, спросила, не испугалась ли Сильвия, когда ее похитили.

— Разумеется, нет, — холодно ответила на это тетя Беллинда, — если вы знаете хоть одну вещь, способную напугать вашу кузину, то я с интересом об этом послушаю.

Наконец, вопросы прекратились. Карлайл даже не перевел дух. Он чувствовал себя выжатым, как лимон. Причем, выжатым основательно, до последней капли. Сейчас он готов был согласиться с Сильвией, что она и в подметки не годится собственной тете. На ее фоне девушка выглядела почти ангелом.

— Ну что ж, — заключила миссис Вуд, — мне почти все ясно. Не сочтите за труд, сэр, дождаться моего мужа. Он должен скоро подъехать. Полагаю, он найдет, что спросить у вас. Ах, да, помнится, та миссис говорила, что было похищено трое человек. Кто еще?

— Еще одна дама, — ответила за Карлайла Сильвия, — миссис Планкетт.

— Знакомое имя, — чуть нахмурилась женщина, — кажется, я что-то слышала об этом. Интересно, почему грабители решили, что вы представляете наибольший интерес. Откуда они узнали, что нужно было похитить именно вас?

Сильвия пожала плечами.

— Они взяли явно не первых попавшихся. Ох, как мне это не нравится! Такое могло случиться только во Франции. В Англии ничего подобного не происходит. Значит, эти люди были французами?

— Наверняка, — согласилась ее племянница.

— Но та учительница говорила, что они разговаривали по-английски.

— Иногда даже грабители могут знать пару языков, тетя.

Миссис Вуд окинула ее внимательным взглядом и заметила:

— Иди к себе, Сильвия. Я уже сказала Пэшенс, что ты вернулась. Тебе следует привести себя в порядок.

Девушка молча встала и направилась к двери. Ей тоже не нравились вопросы тети, но она относилась к ним гораздо спокойнее. За время, проведенное в этой семье, она смогла изучить всех почти досконально и отлично знала, что тетя обожает дотошно выпытывать подробности, даже если дело не стоило и выеденного яйца. Столь же дотошно она выпытывала у слуг, как именно они приготовили то или иное блюдо и каким образом вытирали пыль в гостиной.

Проследив за ней глазами, миссис Вуд обернулась к собственным отпрыскам:

— Эмилия, Питер, оставьте нас на несколько минут.

Карлайл, не выказывая никаких признаков паники, но испытывая ее в полной мере, проводил взглядом уходящих, отметив, что они не пытались возразить или выказывать недовольство.

За дверью Эмилия наклонилась к брату и прошептала:

— Ну вот, мама оседлала любимого конька. Теперь она его не отпустит, пока всю душу не вытянет.

— Она права. Мне тоже не нравится эта история. И я понимаю ее желание узнать больше, чтобы попытаться их найти.

— А зачем? — Эмилия пожала плечами, — ведь все обошлось.

Когда в гостиной остались только миссис Вуд и Карлайл, женщина немного помолчала и спросила:

— Сколько человек видело вас вместе?

Он широко раскрыл глаза, не понимая сути ее вопроса.

— Простите, мэм?

— Я спрашиваю, многие ли видели вас вдвоем с Сильвией, мистер Карлайл.

— Я не считал, сударыня.

— Многие?

— Если подумать, то да, вероятно, так. Это важно?

— О да, это чрезвычайно важно. Мой муж является опекуном Сильвии, а как вы уже успели убедиться, это очень хлопотно. Я уже устала получать жалобы из школы на ее длинный язычок и всевозможные выходки. А тут еще эта дикая история с похищением и требованием выкупа. Неслыханно! Они требовали десять тысяч! Я чрезвычайно благодарна вам, сэр, что вы прекратили это безобразие.

Услышав последнюю фразу, Карлайл не поверил своим ушам. Неужели, пронесло? Неужели, она поверила наконец? Он уже не чаял дождаться этого чуда.

Между тем миссис Вуд продолжала:

— Они требовали такие огромные деньги, что мне кажется, что они все знали о том, кем является Сильвия, а это значит, что они достаточно долго за ней наблюдали и возможно, даже подслушивали ее разговоры. А это не может не настораживать. Такие случаи нужно пресекать на корню. Ведь не всегда все заканчивается столь удачно. Если бы не ваша своевременная помощь, нам пришлось бы платить. О да, разумеется, мы никак не смогли бы это проигнорировать.

На ее лице появилась искренняя благодарность. Карлайл не был туп и прекрасно понял истинную природу этого. Миссис Вуд благодарила его не за то, что он привез Сильвию в целости и сохранности, а за то, что им не пришлось платить похитителям такие огромные деньги.

— Но есть и еще кое-что, — продолжала женщина после паузы, — нам приходится заботиться о Сильвии, и не только о ее здоровье, но и о ее репутации. Страшно подумать, какой урон нанесла ее репутации эта ужасная история. Именно поэтому я и спрашиваю, многие ли видели вас вместе. Все усложняется тем, что Сильвия еще несовершеннолетняя. Приходится следить за соблюдением приличий.

— Не понимаю, мэм, что вы хотите от меня? — не выдержал Карлайл.

— О, самую малость, — улыбнулась она, — поменьше распространяться о том, что случилось.

— Просить меня об этом совершенно излишне, сударыня. Я не собираюсь никому рассказывать об этом.

— Прекрасно, — женщина расцвела куда более очаровательной улыбкой, — так значит, теперь мы сможем вернуться к происшедшему. Вы утверждаете, что с вами была еще одна женщина, по имени миссис Планкетт. Верно?

Карлайл кивнул. Судя по всему, она радовался преждевременно. Эта дама дала ему лишь небольшую передышку для того, чтобы он немного расслабился, а потом вновь на него набросилась.

— Я припоминаю, что мой муж часто упоминал это имя, — говорила миссис Вуд между тем, — стало быть, он уже в курсе происшедшего?

— Да, мэм.

— Хорошо. Тогда мы сможем объединить наши усилия и попытаться заняться этими грабителями всерьез. Я не хочу пускать это дело на самотек.

Понимая, что она не шутит и в самом деле намерена так поступить, Карлайл уже прикидывал в уме, каким образом предупредить кузена о происшедшем и посвятить его в подробности, чтобы не было никаких расхождений. Но больше всего его волновала Эстер. Согласится ли она поддержать их? Судя по тому, как она была настроена, ему казалось, что нет. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы миссис Вуд добралась до Эстер и насела на нее с расспросами. И дернул же черт Сильвию за язык! Не могла придумать какое-нибудь другое имя!

Тут Карлайл понял, что миссис Вуд у него что-то спрашивает, а он как на грех не слышал ни единого слова. Пришлось переспросить, что она имеет в виду.

— Я говорю, — правильно поняла его женщина, — почему именно вы сопровождали Сильвию до дома? Насколько я поняла, сам мистер Планкетт тоже присутствовал? Почему он не занялся этим, раз он знакомый моего мужа?

— Потому что я хотел обсудить с вами еще одну вещь, мэм, — ответил Карлайл с видом человека, который собирается прыгнуть в холодную воду.

— Что же? — она приподняла брови.

— Я собираюсь жениться на вашей племяннице, вот, в чем дело.

На этот раз окаменела миссис Вуд. До сих пор ничто не могло сбить ее с выбранной темы, которой она неукоснительно придерживалась. Но теперь эта тема перестала интересовать ее напрочь.

— Что вы хотите, простите? — подскочила она в кресле.

— Хочу попросить у вас руки вашей племянницы.

Женщина открыла рот, собираясь что-то сказать, да так и застыла на добрые полминуты. Наконец, она сумела взять себя в руки огромным усилием воли.

— О-о-о, — протянула она, — Боже мой, сэр, вы хотите жениться на Сильвии? Ох, но понимаете, это совершенно невозможно.

— Почему?

— Она несовершеннолетняя.

— Это не имеет значения, сударыня и вы это знаете так же хорошо, как и я.

— Да, но… но мы о вас совершенно ничего не знаем, сэр.

— Это очень просто исправить, сударыня. Готов предоставить вам самые исчерпывающие сведения.

Миссис Вуд судорожно вздохнула.

— Я не могу решать такой серьезный вопрос одна. Ведь по сути опекуном Сильвии является мой муж.

— Но и от вас кое-что зависит, не так ли, сударыня?

— Да, разумеется.

— Тем более, если вспомнить, как вы волнуетесь за репутацию вашей племянницы. На мой взгляд, несколько поздновато. Интересно, почему вы сразу не предприняли никаких шагов для ее поисков?

— Потому… потому…, - было видно, что Карлайл впервые застал ее врасплох, — мы ничего не знали, кто, где, зачем.

— Но вы подробно расспросили учительницу и на основании ее слов могли сделать кое-какие выводы.

— Да, но…

— Но вы почему-то не стали делать совершенно ничего. И меня удивляет, что вы исполняете свои опекунские обязанности столь избирательно.

— Это возмутительно! — воскликнула женщина, полностью приходя в себя, — вы, кажется, в чем-то меня обвиняете, сэр?

— Я только хочу, чтобы вы ответили на мой вопрос. Почему вы ничего не предприняли?

— Но этим занимался Стефен. Нельзя требовать от меня, чтобы я занималась розысками. Об этом поговорите с ним. Кстати, вот и он.

И в самом деле, в гостиную в это время входил высокий худощавый мужчина.

— Что я слышу, Бэлла! — воскликнул он с порога, — Сили нашлась, это правда?

— Да. Но прошу тебя, Стефан, познакомься. Это мистер Карлайл, который помог ей выбраться из этой неприятной ситуации.

Когда знакомство состоялось, мистер Вуд приступил к расспросам. Но вскоре выяснилось, что он был гораздо менее дотошен, чем его жена, и его вполне устраивала поверхностная версия событий. На вопрос, занимался ли он поисками, мистер Вуд отозвался:

— Что за вопрос! Конечно! Но при тех скудных данных, что нам удалось узнать у миссис Эллистон, это было почти безнадежно. Тем более, что мне посоветовали не предпринимать никаких шагов до тех пор, пока что-либо не прояснится. Мы ожидали хоть каких-нибудь известий.

— Зато теперь мы знаем гораздо больше, — напомнила ему жена, — и следует заняться поисками тех негодяев, кто похитил Сильвию.

— Что после драки кулаками махать, Бэлла? — пожал плечами мистер Вуд, — я уверен, что эти люди не сидят до сих пор в том доме и не ждут, пока их найдут. Они давно успели скрыться, так что мы пришли к тому, от чего оттолкнулись. Следует благодарить Бога и мистера Карлайла, что все обошлось так хорошо. Да, а где же Сили?

— Она скоро спустится, Стефан, — отозвалась миссис Вуд, недовольная его тирадой, — а пока ее нет, я хотела б обсудить с тобой кое-что еще.

— Случилось еще что-нибудь?

— Некоторым образом. Дело в том, что мистер Карлайл просит ее руки.

— Вы хотите жениться на Сили? — мистер Вуд сделал большие глаза, — ну и ну. Что ж, если это и есть ваше желание, то я не возражаю.

— Стефан! — повысила голос его жена, — подумай, что ты говоришь!

— А что я такого сказал? Если он хочет на ней жениться, то пусть женится. Я очень рад.

— Ты больше ни о чем не думаешь, — упрекнула его женщина вполголоса.

Карлайл спрятал усмешку. Забавная семейка, надо это признать. И становится совершенно неудивительно, что их племянница столь остра на язычок. Какой она еще могла быть с такими-то родственниками!

— Не о чем беспокоиться, дорогая. Еще неизвестно, что скажет Сили, когда узнает об этом. Или она уже знает? — он проницательно взглянул на гостя.

Под давлением общественности тот был вынужден признать, что нет, не знает. Это безумно обрадовало миссис Вуд и у нее вырвался вздох облегчения. Если Сильвия об этом не знает, тогда еще неизвестно, как она отреагирует на это. Женщина не заметила в ней никаких признаков подступающей влюбленности.

Сильвия между тем не заставила себя особенно долго ждать, хотя использовала предоставленное ей время с полной отдачей. Приведя себя в порядок и почувствовав, что стала человеком, а не бездомной бродяжкой, девушка обрела отличное настроение, которое не могли испортить даже ее любимые родственники.

Когда она вошла в гостиную, то в первую очередь посмотрела на тетю и отметила, что та выглядит вполне обычно, стало быть, она не сумела ничего выведать. А это уже хорошо. А потом девушка заметила дядю.

— Здравствуй, дядя, — проговорила она.

— Да, Сили, — обернулся к ней он, — наконец-то! Мы все ждали, когда ты спустишься. Я только что выслушал самую возмутительную историю из всех, какие только бывают на свете. Подумать только, ты стала жертвой похищения! И о чем это говорит?

— О чем? — повторила она послушно.

— О том, что ты слишком беспечна, вот о чем. Ты должна была вести себя более осторожно и не сообщать всем и каждому, кем ты являешься на самом деле.

— Я не сообщала.

— Достаточно посмотреть, сколько стоит вот это твое платье, чтобы все понять.

— Ты прикажешь мне ходить в лохмотьях, дядя?

— Какие глупости! — вмешалась тетя Беллинда, — конечно, нет. Но твой дядя прав, ты должна быть более осторожна. К примеру, тратить поменьше.

— Я трачу куда меньше, чем Фрэнк, — отрезала она, — но его почему-то никто не похищает. Странно, правда?

Дядя махнул рукой и уселся на стул, давая понять, что разговор на эту тему закончен. Тетя считала по-другому, но вспомнила о госте и решила отложить его до более подходящего времени.

— В любом случае, я рад, что все так хорошо закончилось, — наконец проговорил мистер Вуд, — тебе следует относиться к этому с меньшим легкомыслием, Сили. Надеюсь, ты извлекла из происшедшего уроки.

Она хмыкнула, давая понять, что эта тема ее нисколько не интересует.

Мистер Вуд тоже это понял и встал. Он прошелся по комнате, заложив руки за спину. Все невольно проводили его взглядами: Сильвия немного удивленно, миссис Вуд со скрытым раздражением, а Карлайл с откровенной насмешкой.

— Сили, — остановился дядя напротив нее, — что ты думаешь о замужестве?

— Что ты имеешь в виду, дядя? Почему ты вдруг задал этот вопрос?

— Сперва ответь на него.

— Что я думаю о замужестве? Вообще или в частности?

— Сперва вообще, раз уж ты выбрала такую формулировку.

— Ничего особенного, — она пожала плечами, — все когда-нибудь выходят замуж.

— Значит, ты ничего не имеешь против?

Девушка посмотрела на него с изумлением. Она всегда считала, что ее замужество будет отложено на неопределенный срок по вполне понятным причинам. И собиралась самостоятельно решать этот вопрос, поскольку ей вовсе не хотелось содержать своих многочисленных родственников до старости.

— Ты хочешь выйти замуж, Сили? — повторил мистер Вуд.

— За кого? — отреагировала она.

— Ну, за мистера Карлайла, к примеру.

Тут Сильвия расхохоталась.

— Умоляю, дядя, не бери его к примеру, я уже представляю его реакцию.

Тут и миссис Вуд улыбнулась, кинув в сторону Карлайла торжествующий взгляд.

— Ты шутишь, дядя, — заключила девушка.

— Ничуть, — отозвался мистер Вуд, — десять минут назад он попросил у меня твоей руки.

Сильвия вытаращила глаза и с минуту молча смотрела на дядю, не в силах ничего сказать и даже не моргая. Спустя долгие две минуты она открыла рот и проговорила.

— Этого не может быть.

— Почему ты так думаешь?

— Да потому, что это невозможно. Если ты не шутишь, может быть тогда это он пошутил?

— Спроси у него об этом сама, — мистер Вуд сделал широкий жест в сторону Карлайла.

Сильвия перевела полный изумления взгляд на Карлайла:

— Это шутка?

— Нет, — ответил он.

— Нет? Тогда почему это пришло вам в голову? А-а, — вдруг ее лицо просияло от внезапной догадки, — понятно.

Эта мысль показалась ей самой разумной, потому что все остальные сильно смахивали на бред горячечного больного. Она ведь богатая наследница, вот в чем дело.

— Ничего подобного, — отрезал Карлайл, прекрасно поняв, куда она клонит.

Она хмыкнула, поскольку совершенно не доверяла его словам. А потом снова посмотрела на дядю, который с интересом наблюдал за развитием событий.

— Ты в самом деле согласился бы выдать меня замуж, дядя?

— А почему бы и нет? — он пожал плечами.

— Что, вот так просто? Прямо сейчас?

— Нет, не прямо сейчас. Для начала нам нужен священник, чтобы провести церемонию венчания.

Она сдавленно прыснула. Потом захихикала.

— Допустим, но я не это имела в виду.

— Не понимаю, почему я должен быть против, Сили?

— Не слушай его, Сильвия, — поспешила вмешаться миссис Вуд, — мы будем счастливы, если ты будешь находиться под нашей опекой как можно дольше.

— Да, спасибо, тетя. Именно это я и имела в виду.

Миссис Вуд сурово нахмурилась и замолчала.

— Тебя это не останавливает, дядя? — снова приступила к расспросам Сильвия.

— Нисколько. Я уже сказал, что буду только рад.

— Поразительно, — она покачала головой, — ну что ж, тогда я по крайней мере обрадую тетю. На предложение мистера Карлайла я без колебаний отвечу: нет.

Миссис Вуд громко выдохнула, но никто не обратил на это внимания, поскольку в тот же самый момент Карлайл, не в силах это больше выдерживать, повернулся к мистеру Вуду:

— Если вас это не затруднит, оставьте нас ненадолго.

Миссис Вуд это сильно затруднило бы и она уже собиралась об этом сказать, но ее муж покладисто кивнул и взяв ее за руку, вывел за дверь, которую плотно прикрыл за собой.

В коридоре она возмущенно прошипела:

— Ты с ума сошел, Стефен! Ты не думаешь ни о ком, кроме себя. У нас дети, Эмилия совсем взрослая, ее пора выдавать замуж.

— Сомневаюсь, что мистер Карлайл захочет взять ее в жены.

— Прекрати же, — разъярилась она, — ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю.

— Прости, дорогая, но деньги все же принадлежат Сили. И я не понимаю, почему в угоду тебе она должна оставаться старой девой.

— Она ею и не останется. Ей всего семнадцать. Рановато для замужества.

— Это уже ей решать и я не собираюсь вмешиваться. Такие серьезные вопросы она должна решать сама. И потом, мне кажется, что она смотрит на это отрицательно.

Миссис Вуд полагала, что Сильвия пойдет на что угодно, лишь бы досадить ей.

— Мы могли бы подобрать для нее более подходящую партию.

— Бэлла, ты прекрасно знаешь, что все это отговорки. И такие речи я буду слышать всякий раз, когда кто-либо вздумает сделать ей предложение.

— Полагаю, охотников найдется достаточно. С ее-то деньгами!

— Я не об этом. Я о том, что тебе не понравится ни один из возможных претендентов на ее руку. Но я повторяю, это ей решать. Я дал слово ее отцу, что не буду на нее давить в этом случае. И я не буду. И ты не будешь.

Между тем, в гостиной происходил иной разговор. Воспользовавшись отсутствием родственников, Карлайл отбросил деликатность и заявил:

— Твоя тетка едва не свела меня в могилу.

— Ага, я говорила! — возликовала Сильвия, — я говорила, а мне никто не верил. Я же говорила, что она просто ужасна.

— И вообще, твои родственники… Не знаю, есть ли среди них хоть один нормальный человек.

— У вас они не лучше, — отпарировала она, — взять хотя бы мистера Планкетта.

— Да, — признал он, — но об этом поговорим позднее. Сейчас я хотел бы узнать, что это взбрело тебе в голову? С чего ты взяла, что я собираюсь жениться на тебе из-за твоих денег?

— А из-за чего же тогда? — задала резонный вопрос Сильвия.

— Есть и иные причины для брака.

— Есть. Но не в этом случае. У меня нет достоинств, которые вас привлекают. Красотой я не блещу, у меня отвратительный характер и вы постоянно беситесь, когда я открываю рот.

— Да, очень хочется его закрыть, — признался Карлайл.

— Вот, пожалуйста. И после этого вы говорите о каких-то там иных причинах. Нет никаких причин, кроме денег.

— Ерунда, — отрезал он.

— Ха-ха. Очень доходчиво.

— Прекрати язвить.

— А вы не говорите мне «ты»! Сколько можно повторять? Надоело уже, честное слово.

— Тогда и не повторяй. Мне это тоже надоело.

— Ну и ладно, — Сильвия махнула рукой, — обсуждать это бессмысленно, я все равно не выйду за вас замуж.

— И ты не хочешь избавиться от своих родственников?

— Очень хочу. Но не таким же способом.

— А каким? Поубивать их всех, что ли?

Девушка вытаращила глаза:

— Что-о? Ну и мысли вам в голову приходят! Просто волосы дыбом встают.

— Ну, а как еще ты собираешься от них избавляться? — Карлайл пожал плечами, — хочешь, чтобы твои родственнички сидели на твоей шее до самой старости?

— Нет! — испуганно вскричала Сильвия, — нет, только не это! Я не хочу, чтобы они сидели на моей шее, они мне до смерти надоели. А ведь они будут, в этом все дело. По крайней мере, до тех пор, пока не истратят все до последнего пенни. Вот тогда я могу считать себя свободной.

— Тогда помешай им это сделать.

— Я прихожу в ужас при мысли, что должна буду терпеть ваши выходки всю оставшуюся жизнь.

— Кто бы говорил о выходках! — презрительно фыркнул он, — себя вспомни. Тебя и святой не выдержит. Одним своим видом способна доводить людей до белого каления.

— Вы о себе? Да с вами и стараться не стоит. Вы сами начнете беситься. Гораздо труднее не вывести вас из себя. Поистине Геркулесов труд.

— Лично я уже привык к твоим выходкам.

— Да ну? — хмыкнула Сильвия, — если так, то этого что-то незаметно.

— Да это и неважно. Что надумала?

Она пожала плечами.

— Я просто не знаю. В любом случае, мне нужно подумать.

— Лучше подумай о том, как опечалится твоя тетя.

Сильвия засмеялась.

— Да, уж она-то опечалится! Она просто на стену полезет. Одно хорошо, она совсем забыла о том, что ей нужно вас допрашивать насчет похищения.

— Кстати, о допросе. Она очень хотела поговорить с Карлом, — припомнил Карлайл.

— Что вы говорите! Тогда нужно его предупредить, чтобы он знал, что ей говорить. А с Хетти она не хотела поговорить?

— Хотела.

— Вот въедливая! Не обращайте внимания, она всех так допрашивает. Просто смех смотреть, как перед ней оправдывается Фрэнк, когда она спрашивает у него, где именно он проводит свое свободное время.

Тут в комнату вошли мистер и миссис Вуд, прервав этот знаменательный разговор. Тетя очень внимательно их рассматривала, словно пытаясь сразу же определить, на что насчитывать. И судя по всему, выводы ее были неутешительны.

— Итак, Сили, — спросил дядя, — к какому выводу вы пришли?

— Я подумаю над предложением мистера Карлайла, дядя, — отозвалась Сильвия.

— В самом деле? — пробормотала миссис Вуд в полнейшем расстройстве.

— Очень хорошо, — в противовес ей обрадовался ее муж, — замечательно, Сили. Я уверен, что ты придешь к правильному выводу.

Она приподняла брови, смотря на него с усмешкой.

Когда потенциальный жених Сильвии откланялся и уехал, тетя покачала головой:

— Не совершай поспешных решений, Сильвия. Этот человек совершенно тебе не подходит.

— А по-моему, вполне ничего, — вставил дядя.

— Это ты так думаешь, — она одарила его взглядом: «С тобой я позже поговорю».

— Есть столько достойных людей, — продолжала она, обращаясь к Сильвии, — зачем же останавливаться на первом попавшемся? Ты еще молода, Сильвия, у тебя еще будет масса поклонников.

— Ты меня почти убедила, тетя, — серьезно заметила девушка, — наверное, я все-таки приму предложение мистера Карлайла.

И невзирая на выражение лица миссис Вуд, она повернулась к ее мужу:

— Мне нужно поговорить с тобой, дядя Стефен. Можно тебя на несколько минут?

— Да, конечно, — согласился тот немедля.

Но тут миссис Вуд пришла в себя и немедленно вмешалась:

— Не понимаю, что тебе потребовалось обсуждать с твоим дядей, Сильвия?

— Один очень важный вопрос, который я бы хотела обсудить именно с ним, — улыбнулась она, — дядя?

— Хорошо, — кивнул он, — пойдем в мой кабинет. Бэлла, тебе туда идти вовсе необязательно.

Миссис Вуд не пошла за ними лишь потому, что знала, что все узнает позже от мужа. Но настроение у нее от этого не поднялось.


Глава 11. Они нашли друг друга | Из пустого в порожнее | 13 глава. Большой выбор







Loading...