home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

У Эдуарда зазвонил телефон, и он вытащил его из кармана.

— Форрестер слушает.

Голос на другом конце провода был мужской, но больше я ничего не могла сказать. Эдуард хмыкнул несколько раз, потом ответил:

— Будем через десять минут, подождите нас.

Он еще послушал, потом повернулся ко мне, не отнимая телефон от уха.

— Экстрасенс определила вампиров очень близко к месту первого преступления. Настолько близко, что их можно найти и заколоть до полной темноты. Некоторые полицейские уговаривают Ньюмэна быть мужчиной и идти в лес, не ожидая нас. Мнение, что мы с тобой трахаемся, подорвало не только твою, но и мою деловую репутацию.

— Тогда они берут с собой спецназовцев? — спросила я.

— Они не думали, что вампиры будут в лесу. Заранее заявку не послали, и пока спецназ доберется до нашего захолустья, будет уже темно.

— Вампиры еще спят, но не спят оборотни. А возле вампиров есть хотя бы один из них, если не несколько. Это к гадалке не ходи.

Эдуард отдал мне телефон и прибавил газу, заодно резко добавив нашему путешествию интереса, хотя и не слишком здорового. Я ухватилась за дверную ручку.

Тилфорд спросил:

— Отчего ты так уверена, что возле вампиров есть оборотни?

— Потому что это звери их зова, то есть основания их работа — помогать своим мастерам. Если вампиры просто закопались в опавшую листву, оборотни ни за что их не оставят днем без охраны. Какое-нибудь животное может их откопать и подставить под солнечные лучи. Слишком опасно оставлять вампира одного. Ты видел, Тилфорд, какая у них быстрота. И ты действительно хочешь идти в лес с горсткой маршалов и местной полиции?

— Нет, — сказал он.

— Так не ходи.

— Ты же понимаешь, что если все пойдут, я не смогу остаться.

— А ты не давай им запугивать Ньюмэна. Защити его, черт побери, и защити их всех от них самих.

— Другие маршалы считают, что твое и Форрестера присутствие погоды не сделает. Они предпочитают не упускать дневное время.

— Ты думаешь, что десять минут, даже меньше, сделают погоду? — спросила я. Эдуард в этот момент вошел в поворот, и мне пришлось с телефоном в руке упереться ногой и как следует схватиться за рукоять — О господи! — буркнула я себе под нос.

— В чем дело? — спросил Тилфорд.

— Тед пытается ускорить время прибытия. Если не слетим с дороги, то будем очень скоро.

— Не слетим, — отозвался Эдуард, не отрывая глаз от дороги и утапливая педаль газа. Я попыталась сделать вид, что верю.

— Я бы предпочел, чтобы вы были с нами, но из вас никто в список самых популярных здесь лиц сейчас не входит.

— Потому что считается, будто мы спали вместе?

— Я этого не говорил.

— Тед сказал, что поэтому утратил авторитету некоторых маршалов. Моя-то репутация давно уже ниже плинтуса.

— Мне очень жаль, — сказал он, что означало, что я сказала правду.

— Они просто завидуют, — сказала я, стараясь не пищать по-девчачьи, когда машина задевала ветки деревьев при дороге.

— Что? — спросил Тилфорд.

— Либо они хотят знать, почему я не сплю с ними, либо их бесит факт, что я кому-то даю, а монстров все равно убиваю больше, чем они.

— Первое вряд ли, а второе вполне может быть.

— Мужское чувство, Тилфорд. Им не то чтобы надо со мной спать, просто тут такое: если кто-то, так почему не я? Идиотское мужское чувство.

Он несколько секунд помолчал.

— Входим в лес.

— Мы уже почти на месте, честное слово!

— Если там та тварь, что ранила Карлтон, без разницы, будете ли вы там, Блейк.

— Ты не поверишь.

— Что вы можете такого, чего не можем мы?

На это я не знала, что сказать, потом остановилась на одном:

— Я иногда умею чуять оборотней и вампиров.

— Экстрасенс тоже может.

— А стрелять в них она умеет?

Он коротко засмеялся:

— Это вряд ли. Входим в лес.

— Тилфорд, подождите, бога ради!

— Мы уже почти здесь! — сказал Эдуард почти на крике, наш внедорожник вышел из поворота — и тут Эдуард так ударил по тормозам, что если бы не напряженная нога и не держись я за ручку — ткнулась бы мордой в приборную доску.

— Какого хрена, Эд… Тед?

— Что там у вас? — спросил Тилфорд.

— Грузовик посреди дороги, — ответила я.

— Авария?

Грузовик лежал вверх колесами, кабина наполовину сплющена, окна выбиты, будто он перевернулся.

— Ага.

— Пострадавшие?

Мы с Эдуардом смотрели на грузовик.

— Не видим ни одного пока, — ответила я.

— Если есть пострадавшие, можем направить туда сотрудника местной полиции.

Эдуард держал руку на дверной ручке, но выходить не спешил. Я тронула его за руку.

— Перезвоним вам, — сказала я и отдала Эдуарду телефон.

Он убрал телефон в карман, и мы стали смотреть на перевернутый грузовик, а потом на деревья, подступившие так близко к дороге.

— Неестественный вид у грузовика, — сказала я.

— Тут нет места перевернуться такому грузовику, — сказал Эдуард. — Он мог бы оказаться в деревьях, мог свалиться на бок, но перевернуться — никак.

— Ага, — согласилась я и отстегнула ремень.

Эдуард свой уже успел отстегнуть. Я повернула на лямке «МП-5», чтобы он был в руках и наготове. У Эдуарда уже был в руках «П-90», но он уронил руку, будто поглаживая «М-4» возле своей ноги.

— Выбираешь оружие? — спросила я, оглядывая деревья со своей стороны.

— От машины с «П-90», а как войдем в лес, переключусь на «М-4».

Я знала, даже не глядя, что он сканирует свою сторону дороги.

— Мой все еще в оружейной мастерской на модификации, — сказала я.

Видны были только деревья, много-много деревьев.

— Я бы мог тебе это сделать.

— Ты в Нью-Мексико. Немножко далековато — стволы отсылать в ремонт.

— Ты сказала «модификация», а не «ремонт».

— Ага.

— Под те спецификации, что я тебе предложил? — спросил он. Голос у него стал очень тихим.

— Ага, — ответила я и услышала, что у меня голос стал таким же.

Голос в таких ситуациях приглушаешь автоматически, хотя с этими оборотнями, сопровождающими нашего вероятного преступника, мы бы их приближения не услышали. Все равно напрягаешься и стараешься слушать, и все время глаза просто жжет от вглядывания в местность. Я попыталась дать им отдохнуть и стала высматривать движение, контур — все, что не похоже на дерево. Что-то не свое в этом пейзаже.

— Ничего не вижу, — наконец сказал Эдуард.

— И я тоже.

— Они это сделали, чтобы не дать нам соединиться с другими маршалами, или это засада на нас? — спросил он.

— Не знаю.

— Три варианта, — сказал он.

Я продолжала осматривать деревья. Тени в них густели. Где-то часа полтора до полной темноты.

— Встаем и идем к охотникам, или замираем здесь, или сваливаем отсюда.

— Ага, — ответил он, и я знала, что он осматривает свой участок не менее внимательно, чем я свой.

— Замереть мы не можем, — сказала я.

— Верно.

— Либо они на нас набросятся, как только мы выйдем из машины, либо подождут, пока мы двинемся к другим маршалам.

— Я бы сделал именно так.

— Блин, — сказала я.

— Бывают моменты, когда мне очень жаль, что у нас значки, — сказал он.

— Потому что иначе мы могли бы сдать назад и сделать ноги.

— Что-то вроде этого, — ответил он.

У меня появилась мысль:

— А что если мы сдадим назад, будто удираем?

— В смысле, чтобы они подумали, будто мы удираем? И это вынудило бы их показаться?

— Ага.

— Мысль хорошая. — Я почувствовала, как он повернулся на сиденье, и он сказал: — Только лучше тебе за руль, а я буду стрелять.

— Я бы нас два-три раза уже вывалила в канаву, Эдуард. Стрелять я умею, но водишь ты лучше. Вопрос в том, что для нас будет главным: ехать или стрелять?

— Ты признаешь, что я стреляю лучше?

— На дальней дистанции, из винтовки — да.

— Пристегнись. Дальней дистанции не будет, а ехать, может быть, придется.

Я пристегнулась и теперь пыталась держать под визуальным контролем всю местность. Это невозможно, но Эдуарду надо вести машину, и я всматривалась изо всех сил. Встав коленом на сиденье, я осматривала дорогу и лес по обе стороны.

— Сзади, Анита. Проверь, что они нас не отрезали.

Я проверила, но спросила;

— Мы же не уезжаем?

— Притвориться должны убедительно, — ответил он.

С этим я не могла спорить, но бросать своих коллег полицейских в сумеречном лесу не хотела. Я изо всех сил старалась осматривать все вокруг, пока мы сдавали назад на скорости, на которую я бы на этой дороге не осмелилась, тем более задним ходом. Рукой я уперлась в подголовник, чтобы не упасть с «МП-5», потому что нехорошо было бы случайно, падая, застрелить Эдуарда. Никогда бы я не попыталась держать под наблюдением и прицелом такой широкий сектор, тем более в машине, мчащейся задним ходом по узкой дороге. Пульс бился в горле, в голове вопил голосок: «Это уж слишком! Мне за всем не уследить!» Сомнения я задвинула поглубже и продолжала держаться.

Приходилось верить, что если надо будет стрелять, то я смогу.

Справа что-то шевельнулось в деревьях, но мне, чтобы прицелиться, надо было встать коленями на сиденье. Окрутивший ноги ремень безопасности был совершенно бесполезен. Молясь, чтобы Эдуард не ударил по тормозам, я обхватила рукой подголовник, чтобы винтовка не моталась. Но то, что я увидела, что бы оно ни было, уже исчезло. Остались только деревья, и дорога, а поперек дороги — упавшее дерево. Это я сообразила через миг после того, как его увидела, и заорала:

— Дерево на дороге!

Эдуард ударил по тормозам. Я отчаянно цеплялась за сиденье, уже не беспокоясь насчет стрельбы — главное было не улететь в стекло. Машина остановилась юзом, и на секунду наступила тишина, перехватывающая дыхание, ревущая в ушах, и ощущение, что в теле избыток крови — так действует адреналин.

— Пять минут назад этого бревна не было, — сказал Эдуард.

— Знаю, — ответила я, снова нацеливая винтовку и пытаясь отыскать цель. — Итак, нас заперли. Что теперь? — спросила я, прижимая приклад к щеке.

— Это засада, — сказал Эдуард. — Лучшее для нас укрытие — машина, так что сидим здесь. Пусть заставят нас выйти.

Я расстегнула ремень, чтобы в ногах не путался, и села.

— Пока что они работали клинками. Будем надеяться, что за нашей шкурой они пошли без современных средств.

— Согласен. — Он достал телефон, продолжая оглядывать местность. На мой вопросительный взгляд Эдуард ответил: — Я звоню Тилфорду, потому что если это ловушка на тебя, то в ней все мы, а только ты нужна им живьем.

Я сообразила, что он прав. Меня они хотят живой, и все ради этого.

— Вот черт!

— Ага. — Он сказал в телефон: — Тилфорд, это западня. Они перекрыли дорогу отсюда.

Я услышала на этот раз голос Тилфорда чуть громче, но слова все равно разобрать не могла.

— Перевернули грузовик и бросили поперек дороги бревно. — Эдуард слушал, хмыкал, потом повернулся ко мне: — Они нашли вампира в полном костюме, с маской. Ньюмэн уже его проткнул, и сейчас его обезглавят.

Я покачала головой:

— Эти не бросили бы своих мастеров без защиты, Эдуард. Может, я им и нужна, но не настолько, чтобы рисковать смертью своих мастеров.

— Тилфорд, проверьте зубы, — сказал Эдуард. Тилфорд чуть ли не заорал в ответ, но Эдуард добавил: — Если есть следы современной работы дантиста, то это не тот вампир, которого мы ищем.

Я подумала и сказала:

— Не обязательно так. Могут быть выщербленные зубы, этого я точно не знаю, но дупла не может быть ни одного. Ищите пломбы.

Эдуард повторил мои слова, и мы ждали, пока Тилфорд проверит. Пистолеты мы держали наготове, но полное отсутствие движения в пейзаже и сгущающиеся тени начинали мне действовать на нервы. Враги нас поймали в ловушку, и им оставалось только дождаться темноты.

— Блин, — выругалась я.

— Что так? — поинтересовался Эдуард.

— Они ждут темноты.

Он кивнул, потом заговорил с Тилфордом.

— Четыре запломбированных зуба? Может, это и вампир, но не из тех, кого мы ищем. Это ложная цель, Тилфорд.

Эдуард дал отбой и сказал мне:

— Тилфорд нам верит.

— А остальные?

— Не знаю.

— Эдуард, сидеть тут до темноты нельзя — тогда на нас не только пара оборотней полезет, но еще и оба их мастера-вампира. Сейчас шансы лучше.

— Пойдем к другим маршалам?

— Чем больше стволов, тем лучше, — ответила я.

— Анита, живьем им нужна только ты. Все остальные — заложники. Или попутные жертвы.

— Если я пойду в другую сторону, они могут на других даже не нападать.

— Одна ты от них от всех отбиться не сможешь, и выйти отсюда после наступления темноты — тоже.

Сделав глубокий вдох, я выдохнула очень медленно.

— Знаю.

Он посмотрел мне в лицо, внимательно.

— Я пойду туда, куда и ты.

— Это я понимаю, но что с остальными? К ним пойдем или от них? Будем надеяться, что противники пойдут за нами, или рискнем, что они направятся к другим копам, с которыми не будет нас? Они ведь их либо вырежут, либо захватят заложниками, чтобы заставить меня выполнить их требования? Как было с Карлтон.

— Слишком много переживаешь на эту тему.

— О'кей, скажи тогда, что мне думать.

Его взгляд стал далеким, холодным. Я знала, что это он заглушил все эмоции, чтобы его решение базировалось на фактах, и только на них. Отличная штука — кто умеет. У меня никогда так не получалось.

— Я думаю, что они пойдут за тобой. Так что будем их уводить.

— О'кей, — сказала я.

— Только оборотней нам надо убить до того, как встанут вампиры.

— Я знаю.

— У нас до их подъема еще больше часа.

— Знаю, — ответила я.

У нас был момент, чтобы переглянуться, и в этом взгляде много было всякого. А слова нам не были нужны.

Эдуард положил руку на ручку двери, я сделала то же самое.

— Раз, два, три! — сосчитал он.

И на счет «три» мы вышли.


Глава 17 | Список на ликвидацию | Глава 19