home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Палец начал давить на крючок, но тут дверь распахнулась, и у меня была доля секунды, чтобы увидеть: это Алекс в образе человека. Будь я человеком, я бы его застрелила, но у меня хватило реакции, чтобы направить ствол в потолок. И в тот же момент усомниться, что это было правильно.

Мгновение у меня было, чтобы его увидеть, секунда той кристальной ясности, когда адреналин и схватка замедляют время, и у тебя целая вечность, чтобы что-то сделать или увидеть, как что-то произойдет. Это иллюзия. Если потом увидеть этот момент заснятым, все происходит невероятно быстро. Но эта ясность дает мне возможность увидеть невообразимо выпукло какие-то детали, хотя все остальное теряется. Темные волосы Алекса были короче, чем в прошлый раз, почти наголо состриженные. На меня полыхнул взгляд желтых тигриных глаз, человеческое лицо исказилось гневным рычанием, и размытой полосой скорости и силы он бросился на Этана, у которого пистолет был в руке, а времени прицелиться не было — а если бы и было, стал бы он стрелять в своего принца?

Алекс врезался в Этана, тот отлетел спиной на находящиеся позади механизмы, треснул и застонал металл, будто сломался под их тяжестью. Кашляющий рык вырвался из человеческого горла Алекса прямо Этану в лицо.

— Алекс, нет! Алекс, стой! — орала я, направив на него пистолет и отходя так, чтобы ничто не загораживало выстрела. И можно было стрелять, но я не могла. На такой дистанции я бы его убила, а он — тигр моего зова, то есть если он умрет, я тоже могу умереть, и все, с кем я метафизически связана, — тоже. Вот же блин!

Сунула пистолет в кобуру, уронила ее на пол, а сама пошла к ним. Сейчас я видела, что какая-то металлическая трубка проткнула Этану бок, и по всему этому красивому торсу растекалась кровь. Черт! Не могла я рисковать и стрелять в Алекса, но стоять и смотреть, как он разорвет Этана в клочья, я тоже не могла. И вернулась к своей груде оружия за ножом. Однако я забыла, кто такой Этан и что нужно от него клану: мускулы.

Мелькнул размытой бледной полосой кулак, и Алекс отшатнулся. У него по лицу текла кровь. Он упал на пол, успев подставить руку, а Этан стал сдергивать себя с трубы. От этого зрелища у меня желудок скрутило: это должно было быть чертовски больно. От него пошла волнами сила оборотня, и трем моим тигрицам понравился ее вкус, ее жар, ее разрушительная мощь. Я знала, глядя, как он сдергивает себя с трубы, что если ему это удастся, драка возобновится.

Я встала между ними, что было бы глупо, если бы я хотела драться с любым из них, но я не планировала закончить конфликт, вырубив кого-то одного. Мне не пришлось особо опускать метафизические щиты, чтобы найти гнев, всегда клокочущий у меня под поверхностью. Питаться сексом — это свойство вампирской линии Жан-Клода, потомков Белль Морт — Красивой Смерти. А вот гнев — это уже мое. Гнев пришел ко мне как теплый душ, ласкающий и согревающий кожу. И так было хорошо его поглощать, втягивать в себя. Секунда была на чувство, что у меня есть выбор: проглотить его или использовать, чтобы разозлиться самой. Это было ново — обычно гнев бывал только пищей. Я его «съедала», впитывала в себя.

Алекс смотрел на меня, стоя на полу на коленях, согнув одну руку.

— Что это было? — спросил он.

Энергия его полностью переменилась, он ощущался нормально, как обычно.

— Я съела твой гнев. Ты чего так взбесился?

— Понятия не имею.

Привлеченная движением, я обернулась к Этану. Он трясся, труба наполовину торчала из бока. Было видно, как ему больно. Да, если труба не серебряная, рана затянется, но все равно: когда она торчит в боку, это адски больно. Я себе даже представить не могла, как стаскивала бы себя с такой штуки. Слишком об этом задумалась, и меня сжало рвотным спазмом.

— Что значит понятия не имеешь, Алекс?

— Не знаю. — Он посмотрел на меня и позвал: — Джордж, иди сюда, поможешь.

Я повернулась и увидела другого охранника в белой футболке и защитных джинсах — очевидно, это форма у них такая. Короткие густые волосы традиционного цвета — глубокий, почти до черного красный, глаза как апельсин с желтыми факелами. И легкий золотой оттенок, чуть усиливающий экзотический вид, который бывает у красных тигров.

— Да, мой принц, — сказал он и действительно опустился на одно колено, прижимая кулак к груди. Я приподняла бровь при виде этого, потому что никогда не видела таких церемоний у других кланов. Какой-то средневековый обряд.

— Помоги Этану.

— Как пожелает принц, — сказал Джордж и встал.

Я услышала за спиной резкий вздох боли и звук падения тела. Обернувшись, увидела: Этан стоит на коленях, упираясь руками, чтобы не упасть. Кожа у него стала почти серой, покрылась бисеринками пота от шока и боли. Но прямо у меня на глазах стал ослабевать поток крови — тело исцелялось. Волна облегчения (я даже не знала, что оно мне нужно) залила меня. Не то чтобы Этан сейчас уже для меня много значил, но было бы очень несправедливо, чтобы он погиб жертвой простой глупой ревности.

Джордж, охранник, только полпути прошел до Этана, как снова нахлынул гнев. Только что Алекс стоял, вытирая кровь с лица, и вдруг бросился, рыча, и ударил раненого дважды — только потом Этан сумел начать защищаться. И они вскочили с пола рычащей бьющейся массой.

Я снова попыталась съесть этот гнев, но будто соскальзывала с него. Не могла до него добраться — что-то не пускало. А двое мужчин молотили друг друга, рыча и катаясь по полу.

— Разними их, — обратилась я к охраннику.

— Если мой принц желает его наказать, не подобает мне вмешиваться.

— Серьезно?

Джордж слегка улыбнулся, пожал плечами:

— Если серьезно, я не пойду против Красной Королевы всего лишь ради Этана.

— Дерьмо ты несчастное.

Он посмотрел на меня, сведя брови:

— Анита Блейк, слова «Отрубить ему голову» не только в «Алисе» встречаются.

У меня была секунда вспомнить факт, что Красная Королева рубила головы стражникам за неповиновение, но наше внимание было направлено на драку. Будь Этан в хорошей форме, он бы Алексу просто набил морду — видно было уже из того, что он, даже столь сильно раненный, начинал брать верх. Алекс силен и быстр, но работа у него — репортер. Случалось ему, конечно, посещать тренажерные залы, может быть, даже школу боевых искусств, но Этан же ничего другого не делает, кроме как тренируется. Ничего, кроме постоянного старания сделать из себя боевую машину, и сейчас, когда его тело заживляло раны, он стал наносить встречные удары посильнее, ставить больше удачных блоков. Это было различие между профессионалом и любителем. Если любителю не будет сильного везения в самом начале, его побьют.

Алекс получил очередной удар в лицо, которым его развернуло. Он попытался повернуться обратно, но Этан ударил его ногой в колено, послышался хруст. Алекс вскрикнул и рухнул. Этан ударил его в лицо, плеснула кровь, и крик оборвался. Алекс упал на пол без сознания. Будь он человеком, я бы встревожилась, не сломана ли у него шея, но он не человек. Да и никто в этом помещении не человек, если честно. Да, я себя включаю в список.

Этан повернулся к нам, тяжело дыша. Грудь его поднималась и опадала, болезненный пот сменился обыкновенным. Он вытер рукой бок, где еще была кровь. Рана почти уже затянулась.

Стоящий рядом со мной охранник вытащил пистолет и направил на Этана.

— Ты знаешь, какое наказание ждет поднявшего руку на члена королевской семьи.

— В битве за самку это правило не действует, — ответил Этан, и придыхание в голосе было едва слышно.

Я увидела, как напряглась рука Джорджа, и среагировала, не рассчитывая успеть, но успела — подбросила его руку с пистолетом к потолку. Выстрел в тесном помещении прогремел как гром с оглушительным эхом.

Он не пытался опустить руку, преодолевая мое давление, и я посмотрела ему в лицо. Увидела, как шевельнулись губы, услышала:

— Ты быстрее, чем я думал.

Тут он напрягся, и меньше мгновения у меня было, чтобы понять: сейчас он ударит другой рукой. Даже не было времени это увидеть, не только подумать, куда придется удар. Просто он напрягся и шевельнулся.

Рука ударила меня поперек тела. Просто прямая рука по талии, но меня подняло на несколько дюймов и свалило на пол. Годы на матах дзюдо помогли мне упасть без травм, погасив инерцию в основном руками. И даже при этом я сперва заморгала, сидя на полу полуоглушенная. Прогремел еще выстрел, резкий и болезненный, как удар по ушам.

«Вставай, или погибнешь!» — вопил мне мозг. Я встала.


Глава 13 | Список на ликвидацию | Глава 15