home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Правда и кривда

Почти два дня ушло на то, чтобы добраться в пункт назначения — к квартире Ричарда Росса, которую, как выяснилось, он продал еще четыре года назад, как и семейный бизнес, разорвав все связи с ведьминскими общинами США.

К счастью, я помнила, где жила его сестра. Навестив немолодую женщину, с помощью заклинания, развязывающего язык, выяснила, что ее брат теперь живет в соседнем штате, где приобрел целое поместье. Пентхаус в мегаполисе сменил на дом в деревне? Мой отчим сильно сдал, раз его потянуло на природу.

На Родину я не спешила и вообще рассчитывала задержаться в США на пару недель, поэтому к поместью Ричарда Росса, окруженному высоким каменным забором, подъехала поздним утром четвертого дня.

Ох, два дня, четыре… я изобрела собственное времяисчисление, отсчитывая дни до назначенной Мэйтусом встречи в «Дежавю». Но разумеется, я не планировала видеться с ним, наоборот, стремилась быть как можно дальше, когда настанет время рандеву.

О своем появлении решила не сообщать. Не потому, что хотела устроить сюрприз, нет. Меня интересовало, насколько серьезно отчим озаботился своей безопасностью. То, что через покупателя пентхауса его не найти, — я убедилась. О сестре Росса не знали в Темных Водах, не то что в Зеленой Волне. И какое же счастье, что Арина давно отошла от дома Вороновых и никогда не интересовалась биографией второго мужа нашей матери! В противном случае у него давным-давно объявились бы ведьмы, ищущие рабочие дневники Марии Вороновой.

Договорившись с таксистом, что вернется за мной ровно через тридцать минут, заплатила ему наличкой, оставив щедрые чаевые. Машина медленно отъехала, а я, прикрывшись «вуалью невидимости» пошла вдоль ограждения. Кроме камер видеонаблюдения, на трехметровом заборе стояли магические сторожки. Может, Росс официально и не общался с местными общинами, но услугами артефакторов все еще пользовался.

Кованые ворота позволили рассмотреть длинный двухэтажный дом в колониальном стиле и кусочек старого яблоневого сада. Цвета запекшейся крови и желтые, краснобокие и зеленые плоды щедро облепили ветви деревьев. Умиротворяюще гудели пчелы, медово-сладкий воздух пьянил, настраивая на легкомысленный лад.

Недавно подстриженный газон, чинные клумбы, фигурные кусты — все так по-американски правильно и нудно… Сонную тишь последних золотых деньков лета нарушало далекое карканье ворона. Обычного ворона, не Морригана, который летел за такси почти два часа, а теперь где-то искал себе поздний завтрак.

Решив устроить отчиму маленькую встряску, я не стала сообщать ему, что стою у ворот. Опустив козырек бейсболки ниже, беспардонно отключила заклинанием видеонаблюдение и взломала замок.

Беспрепятственно по мощенной серыми плитами дороге я прошла несколько метров. Потом за фигурными кустами послышался смех — и под ноги мне вылетел мяч. Самый обычный кожаный мяч для игры в европейский футбол.

Хихикая, из-за кустов выскочили две девочки в одинаковых пышных юбках лилового цвета, белых футболках и розовых мокасинах. Русые волосы собраны в такие же одинаковые задорные хвостики. Близняшки трех-четырех лет. Открытые личики сердечком и неприкрытое любопытство в голубых глазах вызвали у меня улыбку и одновременно настороженность. Дети прислуги? Или отчим женился? Но тогда, судя по возрасту девочек, он забыл о маме слишком быстро… Что ж, это объясняет его молчание в последние два-три года и то, что перестал звать меня в гости.

— Здравствуйте!

— А вы кто? — в один голос произнесли девочки.

Я постаралась подавить раздражение — вспыхнувшая на отчима злость не касалась его детей.

— Здравствуйте. А я — гостья.

— К нашей маме?

— К нашему папе? — снова в один голос спросили девочки.

Позабытый мяч остался на дорожке, все внимание приковано к моей персоне. Я тоже не сводила с них глаз, выискивая черты Росса. Да, определенно это его дочери. Что ж, теперь понятно, почему он продал семейное дело и свил гнездо в глуши. Дети — веский повод не связываться с ведьмами после развала первой семьи.

— Ханна, Элли, вас ищет няня, идите в дом, — приятный женский голос вызвал у меня оторопь.

Я медленно, через силу повернула голову в сторону говорившей — и забыла, как дышать.

Тяжелый пучок из русых волос с редкими нитями седины, красивое бледное лицо с лучиками морщин в уголках глаз. Персиковое платье и золотистые босоножки на высокой платформе дополняли жемчужные серьги и браслет. В потертых серых джинсах и темно-синей футболке с геометрическим принтом я почувствовала себя плебейкой рядом с королевой.

Красивая, элегантная женщина внимательно рассматривала меня в ответ. Страха или сожаления в ее небесно-голубых глазах я не заметила.

— Мама, а кто это? — спросила девочка, та, что смелее.

— Я — гостья, — улыбнулась невесело, не отрывая взгляда от хозяйки дома.

— Ханна, веди Элли в дом, вам пора обедать, — велела женщина строго.

В этот раз близняшки ее послушались и, не забыв мяч, поспешили исполнить приказ. Мы же остались стоять, глядя друг на друга, как ковбои на площади в каком-то второсортном вестерне.

— Здравствуй, Вероника, — мелодичный голос прозвучал надломленно. — Войди в мой дом, дочь.

Я не ответила, опасаясь, что разревусь. Молча последовала за матерью. Я старалась смотреть на особняк, отмечая особенности его архитектуры и отодвигая подальше мысль, что я — самая большая в мире идиотка.

Дом с мансардой скорее всего имел интересную историю. Белые стены и колонны, серая черепичная крыша. Окон столько, что рябило в глазах. Высокая центральная лестница с узорными перилами — солидное строение, явно под вкусы Росса.

Переведя взгляд на мать, я невольно отметила, что после поздних родов она немного поправилась, но ей шло.

На самом верху лестницы сидел ворон Абрахам. Нахохлившись, эквиум матери смотрел на меня осуждающе, как будто говоря, что я не имею права здесь объявляться. А может, он и прав…

Внутри дом выглядел соответствующе: мебель и резные панно из ценных пород дерева, великолепные картины и статуи, призванные украсить интерьер. И море цветов в больших кадках.

Я усиленно глазела по сторонам, лишь бы поменьше смотреть на женщину, идущую впереди. Ох, женщину, которая меня предала! Обманула, бросила, заставила страдать… Сначала я убивалась, оплакивая ее мнимую гибель, затем мучилась, стараясь отмстить убийце. Милосердное Провидение, да я же Стеллу ненавидеть начала из-за обмана! Ненавидела невиновную женщину впустую! Но самое страшное — четыре года я терпела нелюбимого…

Я сбилась с шага, чувствуя, как злость ищет выхода, грозя всплеском бесконтрольной силы.

— Папа, а у нас гостья! — долетел щебет одной из близняшек.

И я выдохнула. Нет, я сдержусь. Проклинать за страшный обман не буду, хотя в своем праве и отбить мое «слово обиды» мать бы не смогла. Но не хочу я никого проклинать… Не хочу… Впрочем, и простить не могу. Пока не могу.

К моменту, как в холле появился Росс с девочками, я успокоилась, и он встретил меня теплее, чем мать.

— Ричард, я хочу поговорить с дочерью наедине, — сообщила она.

— Как скажешь, дорогая.

Седовласый мужчина улыбнулся безмятежно и увел близняшек.

Здравствующая глава рода Вороновых открыла передо мной дверь, приглашая в какую-то комнату. Кабинет, как вскоре выяснилось.

— Присаживайся, Вероника, — прохладно предложила хозяйка дома, указывая на низкое кресло с овальной спинкой.

Сама она заняла точно такое же. Стеклянный журнальный столик на мощных металлических ножках в виде львиных лап стоял четко между нами, как граница.

— Поговорим, дочь?

— Поговорим, мама…

Я смотрела на нее, уже не сдерживая скачущих мыслей: обдумать предстояло однозначно интересные вещи. Теперь понятно, почему гримуар Вороновых не хотел подчиняться — я оставалась рядовой ведьмой, ведь глава дома жива.

— Спрашивай.

Она скрестила руки на груди и агрессивно вскинула подбородок.

Кроме обиды я испытывала страх, что мне все чудится, что мамы здесь нет. Она же явно ждала обвинений, а не расспросов.

— Недавно ты тайно приезжала в Темные Воды? Хотела забрать книгу?

Мама вздрогнула.

— В первую очередь тебя интересует власть? Причина, по которой ты не заполучила могущество рода?

— Нет. Все встало на свои места — у гримуара есть законная хозяйка, а я даже не наследница.

Так вот кого видел Морриган возле схрона и почти опознал. И конечно, ведьма из Вороновых знала, чем отвлечь эквиума, когда бросала на землю пригоршню блестящей дребедени.

— Вероника, понимаешь… — Мама вздохнула, помолчала, но все-таки ответила на вопрос: — Да, я дважды в этом месяце спускалась в хранилище, но ничего не нашла.

— Поразительно, что ты побывала в Темных Водах и никому не попалась на глаза, — с иронией произнесла я. — Видать, натренировалась в чарах маскировки в последние годы.

Она спокойно подтвердила:

— Да, мое мастерство выросло. Я вынуждена была рискнуть — Ханне и Элли пора осваивать наследие предков. У тебя очень одаренные сестры, Ника.

Лицо мамы освещала мягкая улыбка, беспокойные руки же выдавали нервозность.

— Не сомневаюсь, что одаренные… — Я старалась не ревновать, гоня от себя мысль, что, узнав о беременности, она сразу вычеркнула меня из своей жизни ради будущих дочерей. — Это ведь из-за «Пинка», да?

Мама скрестила руки на груди и кивнула:

— Разумеется. Но, заверяю, это вышло случайно, я не надеялась на его успех.

— Верю… Жаль, что ты не рассказала о своих экспериментах мне.

И снова тяжкий вздох. Тонкие пальцы старшей ведьмы переплелись в шаткий домик.

— Ты же понимаешь, что я не могла так рисковать? Твои сестры — уникальной силы дети, хоть и рождены от обычного мужчины. Они заинтересовали бы общину.

— А Стеллу бы разозлили? У нее ведь не получилось то, что вышло у тебя? Тебя пугала ее реакция?

Я сама давала ей подсказки, как оправдаться. Но она не пожелала воспользоваться шансом, предпочтя честность.

— Я также делала это и для тебя, Вероника. Принадлежать к сильному дому приятнее, чем к умирающему, не так ли? Я планировала выйти из тени сразу, как малышки чуть окрепнут.

— Принадлежать к сильному дому, мама? Я четыре года считала себя последней Вороновой. Если бы ты думала обо мне, то не позволила бы поверить в свою гибель.

— Росс звал тебя в Америку, дочь. В Темных Водах ты сама решила зачем-то остаться.

— Зачем-то? — Я задохнулась от боли. — Зачем-то, мама?! Я считала, что тебя убила Верховная! Так для чего я могла остаться?!

Мать тонко улыбнулась:

— Ради своего мужчины? Герман — хороший мальчик. Рада, что ты приняла его предложение.

Я нахмурилась. Вот и последний кусочек мозаики — хороший мальчик Герман, который хотел в чем-то признаться, прежде чем на него подействовали сонные чары. В день мнимой смерти моей матери Стелла находилась далеко от Темных Вод. Во всей общине было только две ведьмы, умеющие создавать «Перуницу». Герман вытащил меня из горящего дома, но не успел найти мою мать…

— Это ведь ты? Это не трагическая случайность, что наш дом сгорел? Ты не воспользовалась подвернувшимся случаем, чтобы исчезнуть? Ты сама организовала свою гибель, мама? Сама подожгла дом «Перуницей»? А Герман тебе помог скрыть следы?

Мать встала с кресла и повернулась ко мне спиной.

— Какой же ты тугодум у меня, Вероника… Да, узнав о беременности, я решила покинуть общину так, чтобы меня потом не беспокоили. Герман любезно мне помог, купив подходящий труп в морге соседнего города и вытащив тебя из горящего дома.

— А что ты ему пообещала за помощь, мама? — спросила тихо, уже зная ответ.

Взамен она не забрала меня с собой, оставив Герману. Зачем ей взрослая сломленная дочь-неудачница, когда она ждала двух талантливых девочек?..

— Я защищала нерожденных детей, Вероника. Это обстоятельство оправдывает любые преступления.

Я вздохнула, отводя взгляд от узкой, подчеркнуто ровной спины. Оправдывает, да. И все же не пойму, почему она позволила мне пройти через череду никому не нужных испытаний? Почему позволила ломать жизнь, гореть ненужной местью к невинному человеку?

Я могу задать ей эти вопросы. Вот только она ответит, что не просила мстить за себя.

Все сама… Я сама испоганила собственную жизнь… Я, как зашоренная лошадь, бежала по ухабистой дороге судьбы, не видя поворотов на более ровный путь.

— Вероника, раз ты все знаешь, отдай нам гримуар.

Требование матери не позволило окончательно раскиснуть, взбодрив. Усмехнувшись, продемонстрировала ей небольшую дамскую сумочку.

— Не могу — у меня его нет.

— Ты его с собой не взяла, оставив в Темных Водах? — Темные брови матери недоверчиво приподнялись. — Опрометчиво, дочь.

Я не стала подтверждать или опровергать ее предположение. Незачем. Мария Воронова — сильная ведьма, по щелчку ее пальцев я расскажу, где книга заклинаний, а пожелает — принесу в зубах. Но, к ее чести, она не воспользовалась своими возможностями, все-таки помня о нашем родстве.

— Я отдам гримуар и кулоны, — пообещала я. — Отдам сестрам, им нужнее.

— Когда?

— Скоро, обещаю. — Я устала и не хотела ни спорить, ни торговаться. Единственное, чего желала, — чтобы меня оставили в покое. — Мне пора.

Мать заступила мне дорогу и великодушно предложила:

— Вероника, оставайся! Будешь четвертой ведьмой в обновленном доме Вороновых.

Я — четвертой? Всего лишь четвертой? Четвертой по значимости… и так будет всегда.

— Спасибо за щедрое предложение, но я с детства мечтала о путешествиях. Ты же знаешь.

Она не стала настаивать и уговаривать. С отчимом и сестрами я не попрощалась, не думаю, что увижу их когда-нибудь еще.

С каждым шагом корочка льда вокруг сердца крепла. Я понимала, что малышки важнее меня, взрослой, что нуждаются в матери больше, чем я. И все же обида вымораживала, лишая мою душу тепла.

Когда прощались у ворот, за которыми меня ждало, как и договаривались, такси, в голосе матери я отчетливо услышала облегчение:

— Я рада, что ты восстановилась. Все-таки моя опека тебе навредила, нужно было уехать раньше. Желаю удачи, дочь.

— Спасибо, тебе тоже удачи, мама.

— Вероника!

Я замерла у открытой двери «Форда». Она одумалась и хочет меня обнять?

— Не тяни с гримуаром, — напомнила старшая ведьма дома Вороновых, — он мне нужен.

Кивнув, я нырнула в прохладный салон такси и закрыла глаза.

Не вспоминать… не анализировать… не думать вообще…

И я словно очутилась в безвременье — как-то незаметно прошло время. Костлявый индус-эмигрант в чалме, почти упирающейся в крышу автомобиля, довез до придорожного мотеля, в котором я заранее сняла номер на неделю. Я рассчитывала остановиться у отчима, но решила перестраховаться — и не зря, интуиция ведьмы не подвела.

Призвав эквиума, коротко рассказала о случившемся и попросила посторожить меня. Главное, что требовалось от него, — сообщить о появлении Абрахама, не настолько мать мне доверяла, чтобы не отправить своего крылатого соглядатая следом за такси. Старый ворон насторожится, если я не выйду из номера завтра, и тогда его хозяйка примчится ко мне. Но будет слишком поздно. По крайней мере я надеялась, что все успею.

Стандартный номер радовал чистотой и минимальным комфортом. Двухместная кровать не скрипела и оказалась умеренно мягкой.

Поставив на тумбочку несколько бутылок с водой, я достала из сумки гримуар. Коричневая кожа, узоры из серебра переплетались в фигуру парящего ворона, на груди которого сиял сапфир. Сиял агрессивно и недовольно.

Пальцы укололо слабым разрядом тока — гримуар изволит гневаться? Я криво усмехнулась. Вредная книженция чувствует близость настоящей хозяйки, и только слепая и наивная я не поняла этого раньше.

Что ж, мне понятна чужая осторожность — слабой ведьме нельзя доверять секреты, от которых зависят чужие жизни. Мать правильно сделала, сбежав из общины: девочки с даром, рожденные от обычного мужчины, — чудо, которое многие захотят препарировать, чтобы потом повторить самим.

И все же обида не ушла. Мама могла дать мне знак, что жива. Хоть какой-нибудь!..

Усевшись на кровати, я для удобства засунула три подушки под спину, четвертую положила на коленки, чтобы гримуар, если разозлится, их не обжег.

— Теперь я все знаю и могу вернуть тебя старшей ведьме дома Вороновых, — сообщила тихо, накрыв сапфир ладонью. — А могу не возвращать и пропустить через шредер — на ресепшене он должен быть.

Камень вспыхнул злым ослепляющим светом, но я успела зажмуриться.

— Не нравится? Мне тоже, когда водят за нос. Я верну тебя матери, но взамен хочу компенсацию. Я ведь имею право на свою часть знаний, согласен?

Гримуар вздрогнул — и я отдернула руку. Защитные полупрозрачные печати отделились от него и застыли в воздухе, лазурно сияя. Книга открылась, на первой пустой странице проступил огромный знак вопроса.

— Что я хочу? — Со мной вступили в переговоры, и я чуть не пустилась в пляс. — Немного. Дочитать о демонах и выучить несколько заклинаний высшего порядка.

Еще один знак вопроса.

— Спрашиваешь, зачем слабой ведьме сильные заклинания? Но ведь в будущем у меня тоже могут быть дочери, правильно?

Я лукавила, потому что хотела испытать заклятия самостоятельно. А дочери… их у меня не будет — я не планировала ни возвращаться в Темные Воды, ни вступать в иную общину. А без мужа-охотника сильную ведьму не родить. Если, конечно, не воспользоваться материнским эликсиром «Пинк», но мне его не предложили.

Гримуар согласился с моими доводами — открылся на странице, которую я однажды начала читать.

Почему я хотела узнать правду о демонах, ведь не собиралась на встречу в «Дежавю»? Ради себя самой, ведьмы от природы любопытны. Желтые листы таили истину, и я хотела узнать ее.

«Прабабка Чернава рассказывала, что миры сближаются, когда один из них начинает умирать. Он дает своим жителям возможность спастись, открыв двери в новый дом. Второй мир сопротивляется, не желая принимать чуждых себе существ. Он отторгает пришлых, позволяя закрепиться лишь самым сильным. Кровь и плоть, чары и эмоции — вот главные якоря для иномирца.

Демоны хитры и настойчивы. Они нашли слабость ведуний и предложили то, перед чем не устоять любой женщине. Они пообещали защиту и знания. Могущество и сильное потомство. Эквиумы стали первым подарком. Ведуньи в ответ дали свою любовь, первый якорь для выходцев с Дамонии. Так иномирцы пустили корни, смешав свою кровь…»

Я читала, медленно продираясь через плетения слов, и совсем иная картина событий рисовалась в моем понимании. Демоны, дамонийцы то есть, пришли с дарами к ведьмам. Те их приняли и, выждав время, коварно предали: закрыли межмировые коридоры, нагло пользуясь кулонами из пейнита, которые могли сосредотачивать силу всей общины в руках одной Верховной. Демоны, которые были в тот момент на Земле, погибли — тогдашние ведьмаки были равны им в силе, дети и внуки как-никак… Новые дамонийцы долго не могли пройти на Землю — заслоны на озерах вышли мощные. И лишь спустя время самые сильные из них сумели проникнуть в наш мир. Их целью стали кулоны Верховных, без которых круг ведьм не мог долго держать щит на портале. «Теневые» инквизиторы — это не только демоны, оставшиеся на Земле, но и люди, которые прониклись идеей помочь дамонийцам, без которых человечество якобы не справится с наплывом духов, ибо ведьмы слабеют…

Я читала — и чувствовала, как волосы шевелятся на голове.

Не пойму одного, как Верховным прошлого удалось поднять всех против демонов? Детей и жен против отцов и мужей?.. Как такое случилось? Неужели землянки оказались большими чудовищами, чем страшные в боевой форме дамонийцы? Или же пересказ истории Чернавы что-то упустил?

«Демоны жестоки к избраннице, лишают воли и права» — может, эта строка все объясняет? Когда ведьминские дома были сильнее и носили укороченные фамилии, в общинах царил матриархат. Это сейчас мужчины и женщины уравнялись в правах, а тогда все решала старшая мать рода.

Что ж, демон не соврал: ведьмы нарушили договор, не выполнив свою часть. И теперь мне понятно, что ему нужно от меня — привязка в этом мире.

Я расстроилась. Вот оно что… чтобы остаться на ПМЖ, он должен сойтись с местной. Теперь я точно не пойду в «Дежавю».

— Ладно, хватит, начиталась про демонов. — Я сделала несколько глотков минералки. — Давай теперь заклинания.

Гримуар вспыхнул ярко-голубым. Желтые страницы быстро переворачивались, будто их листала невидимая рука. Перед глазами замелькали рисунки, схемы, буквы… Книга щедро делилась знаниями, устроив для меня ускоренный курс обучения. Если не сойду с ума, я стану в несколько раз сильнее…


* * * | Трофейная ведьма | * * *